Ходжа Насреддин и украденный осел

Ходжа Насреддин и украденный осел

Турецкая сказка

У Ходжи украли осла. На следующий день Ходжа Насреддин,
 плачась, рассказал об этом друзьям и просил их помочь.
 Выслушав его, они начали подавать ему советы. Один 
сказал: «Нужно на дверях конюшни повесить замок».—
«Ну что там вешать замок на обыкновенную дверь? Какой из этого толк?—заметил другой.— Толкнешь 
дверь — и она рассыплется».— «А что ты скажешь о
 стене вокруг дома? Отчего ее не сделать несколько 
выше?» — «Да ты живой был или мертвый? Ведь не за пазуху себе сунул вор здоровенного осла? Где ты был,
когда он выводил осла из конюшни через двор от две
рей, ведущих на улицу?» — «Послушай, я ночью двери
 запираю изнутри, а ключ кладу себе под голову. И вор 
не может никак сорвать замок и увести у меня коровенку ли, осла ли». Словом, они засыпали Ходжу бесполезными речами, упреками и попреками. Потеряв тер
пенье, Ходжа сказал: «Дорогие друзья, вы рассуждаете
 правильно. Но только все это относится к прошлому, 
а на сегодня от ваших слов пользы нет никакой. Ну, по
судите сами: вся вина, стало быть, на мне? А вор так
 ни в чем и не виноват?»

Как над Ходжой Насреддином шутили духи

Как над Ходжой Насреддином шутили духи

Турецкая сказка

В Анатолии обыкновенно работают сообща. Нужно,
например, смолоть на мельнице пшеницу. Соседи накладывают пшеницу, каждый на своего осла, но, вместо 
того чтобы всем днями дожидаться очереди на мель
нице, идет кто-нибудь один, а остальные с ним посылают ослов, навьюченных пшеницей. Тот человек обмо
лотит пшеницу и возвращается домой. В следующий раз 
идет кто-нибудь другой. Таким образом, не нужно всем 
торчать зря на мельнице, которая находится в нескольких часах пути от города. Вот так и Ходжа раз погнал перед собой восемь ос
лов, нагруженных пшеницей, сел сам на осла и поехал.
 Дорогой взяло его сомнение, и он решил сосчитать
 ослов. Начал считать — вышло восемь. Он заволновался, потому что восемь человек вручило ему своих 
ослов, а один еще осел — его собственный: значит, всего
 должно быть девять ослов. Он остановил ослов, сам
 слез с осла и, пройдя до поворота дороги, оглядел мест
ность, потом пошел назад, чтобы поискать пропавшего 
осла где-нибудь за деревьями. Когда, не найдя ничего,
он, грустный, вернулся на прежнее место, он снова начал пересчитывать ослов: оказалось — девять. «Чудны
 дела твои, господи!» — пробормотал Ходжа и, сев на
 осла, поехал дальше.Но сомнение уже закралось, и он опять стал считать,
и что же — ослов всего восемь! Он изумился и, как бы
припоминая что-то, сошел с осла, пошел назад и, вернувшись, в отчаянии опять считает, потеряв, соб
ственно, всякую надежду; вышло — девять.
Бедняжка Ходжа чуть не сошел с ума. Вера у него была непоколебимая, твердая, как железо, но ему все же приходят в 
голову разные рассказы о пери и джиннах. Он много 
слышал от заслуживающих доверия людей, какие шутки
 в безлюдной пустыне выкидывают пери над людьми,
и все эти небылицы пришли ему на память. В голове у
 него помутилось; бормоча слова молитвы, сел он на осла
и продолжал путь. Но разве чёрт перестанет шутить?
 Он так и зудит ходжу: «А ну-ка, сосчитай!» Ходжа, по
винуясь приказу, которого нельзя ослушаться, снова
 считает ослов: конечно, их восемь. Беснуясь, он начи
нает метаться во все стороны; слезает с осла и начинает 
кричать и вопить; он громко читает все молитвы, кото
рые человек читает, когда хочет, чтобы джинны оставили его в покое. Галлюцинация доходит до последнего
 предела: ему кажется, что он слышит странные голоса,
и от страха он дрожит. Потом он оглядывается и видит,
что ослы его мирно пасутся на лугу; но он не находит в
себе сил, чтобы развязать на них мешки, и бросается
под дерево. В это время вдали показался человек. Ходжа, который близок уже был к сумасшествию, крикнул тому че
ловеку и позвал его к себе, радостный, как будто он
столкнулся с ангелом-спасителем. Они знакомятся,— впрочем, кто не знает Ходжу Насреддина! Видя, что ходжа расстроен,
путник начинает его расспрашивать. Тот, плача, расска
зывает, что с ним случилось. «Как будто для крестья
нина мало еще мучений, которые ждут его в городе, вот 
еще гули в безлюдной пустыне сговорились над ним
 подшутить».— «Не печалься, Ходжа,— успокаивает его
 путник,— это все одно твое воображение». И хотя Ходжа 
и не видел, конечно, гулей, он принимается клясться,
что слышал их голоса. На его собеседника тоже находит сомнение, но он
 продолжает утешать ходжу. Наконец, Ходжа взмолился:
«Я готов целовать твои ноги, только побудь со мной.
 Посади меня на осла и отправь меня в путь-дорогу, 
а потом иди по своим делам». Человек сжалился над
Ходжой; они перекусили, испили холодной как лед воды
 у источника. Ходжа пришел немного в себя, повеселел 
и начал даже шутить.
Они собрали ослов; на одного садится Ходжа. «Ну-
ка, сосчитаем еще раз этих ослов, которые связались с
джиннами»,— говорит Ходжа. Начинает считать,— опять
 одного не хватает. Он обернулся плаксиво к путнику: 
«Видел? — заметил он ему.— Опять стало восемь. И за 
что это терплю я столько мучений от этих ослов!» Он
 начал жаловаться, как его обижают и притесняют,
а путник засмеялся и говорит: «Ходжа, а Ходжа, ты бы 
сосчитал и своего осла, на котором сидишь собствен
ной персоной: ведь все эти ошибки происходят от того,
что ты не считаешь своего осла». Ходжа подумал, а потом как ударит себя по лбу; потирая виски, слез он с осла и кинулся обнимать путника. А так как путник не видел тут ничего особенного 
или трудного, он, удивленный, говорит: «Что ты, что 
ты, зачем?» А Ходжа целует ему руки и приговаривает:
«Да вознаградит тебя Аллах! Ты поставил меня на вер
ный путь, вернул мне разум и жизнь. Ведь еще немного — и из-за этой, по-твоему ясной, загадки я чуть 
было не спятил. Меня схватило за сердце, и я мог 
умереть. Если вдуматься, то вся путаница, все затруд
нения на земле происходят от того, что глаза человека
 ослепляются неожиданным светом, исходящим от ясных вопросов, и человек обалдевает. А то отчего бы еще
 люди на свете истребляли друг друга, несмотря на очевидность истины! В этом и заключается несчастье человечества. А если бы открыть замок, ключ от которого 
человеком потерян, перед ним засверкала бы царствен
ная истина, и все враги, теперь вооруженные ножами
и обагренными кровью, бросились бы друг к другу в объ
ятия и были бы удостоены райского блаженства».

Королевские зайцы

Королевские зайцы

Шведская сказка

Жили-были король с королевой, и была у них одна-единственная дочка, и дочку так осаждали женихи, что отец и мать не знали, куда от них деваться. Странно это вам покажется, но им и вовсе не хотелось отдавать ее замуж, а хотелось держать при себе. И вот издал король указ, что тот, кто три дня будет пасти триста королевских зайцев и всех убережет, получит в награду принцессу. Зато кто их не убережет, у того ремни из спины и груди вырежут.
А жил в той стране один мужик, и было у него три сына. Старшие сыновья носы задирали, никого за людей не считали, а особенно меньшого брата. Услыхали они королевский указ, и старший сын сразу собрался пасти зайцев, чтобы получить принцессу. Отец отпустил его с охотой, он думал, что такому дельному молодцу ничего не стоит стать королевским зятем. Снарядили его, как могли, и он отправился во дворец.
Шел он по лесу и в том лесу повстречал нищую старушку. Старушка ласково поздоровалась и спросила, куда он путь держит.
– Это не твое дело, – ответил он.
– Почем знать, – сказала старушка. – Я дала бы тебе добрый совет и показала дорогу, будь ты чуть повежливей. Читать далее

Сватовство Насреддина

Сватовство Насреддина

Турецкие рассказы

Как известно, Ходжа Насреддин был женат. Мы многое знаем о его семейной жизни (а если кто не знает — то вскоре мы о ней расскажем), но меньше знаем о том, как же проходило сватовство Насреддина. Сохранившиеся свидетельства дают понять, что ухаживания Ходжи были приняты не сразу.

Например, достоверно известно, что Насреддину сватали дочь его дяди. Но — увы — нашелся богатый жених, и Насреддину отказали. Спустя три года муж двоюродной сестры скончался от удара. Насреддин утешил сестру:
— Слава Аллаху, что тебя не отдали за меня! А не то пришлось бы мне умереть вместо твоего мужа.

Кстати, нужно упомянуть, что — как и на протяжении всей своей жизни — наш мудрец отличался достойной восхищения предусмотрительностью. Когда Ходжа строил дом, он наказал плотнику,
чтобы доски для пола он прибивал к потолку, а потолочные доски — к полу. Плотник спросил, для чего это,
 а Ходжа объяснил ему: «Скоро я женюсь, а когда человек женится, то, как известно, все в доме идет вверх
 дном; так вот я заранее принимаю меры».

Мудрость Ходжи проявилась и при выборе невесты. Однажды он сознался сестре, что хочет жениться.
Сестра искала, искала и, наконец, нашла одну девушку.
Насреддин спросил у сестры:
— Ну ладно, а сколько, скажи, пожалуйста, лет той девушке, что ты мне присмотрела?
— Ей-богу,— ответила сестра,— я у нее спросила, а она сказала: «Не знаю». Но она молодая.
— Нет,— возразил Ходжа,— тогда она мне не нужна.
— Почему? — спросила сестра.
— Потому что она уже в летах.
— Откуда ты знаешь?
— Женщины, когда им перевалит за тридцать, всегда говорят, что не знают, сколько им лет. Раз она так говорит, то значит ей больше тридцати.

Но — как мы знаем — в итоге страдания и томления Ходжи подошли к концу. Хотя, для того, чтобы жениться, ему пришлось пойти на хитрость. Однажды его знакомый сказал ему, что заслал сватов к той самой девушке, которую любил Ходжа Насреддин — у Ходжи в тот момент не было денег на калым. Наш мудрец очень огорчился и взволновался. Подумав, он сказал знакомому:
— Ничего не скажу плохого. Девушка очень красивая и достойного поведения, если не считать того обстоятельства, что однажды, даю тебе клятву, совсем случайно я видел ее с открытым лицом в обществе мужчины.
Знакомый воскликнул:
— Клянусь Аллахом, такая девушка недостойна меня!
И он отозвал сватов и не пожелал жениться на той девушке. Прошло сколько-то времени, и тот самый знакомый узнал, что
Ходжа сам женится на этой девушке. В ярости набросился он на мудреца с упреками:
— Ты обманул меня! Чего стоит твоя клятва!
— Я клялся правильно. Да, я видел девушку с открытым лицом в обществе мужчины. Но я забыл тебе сказать, что это был её отец…

Про попа и батрака

Про попа и батрака

Грузинская народная сказка

Быль то или небылица, жил на свете бездетный поп со своей попадьей. За счет щедрых прихожан раздобрели поп с попадьей. Однажды попадья и говорит мужу: хочешь не хочешь, обучи меня латыни! Задумался поп: кого бы нанять попадье в учителя такого, чтобы в латыни был сведущ? Проведал про то один бедный парень на селе, стал поутру возле поповских ворот и спрашивает:
– Батюшка, а батюшка, не нужен ли тебе батрак?
– Как же, как же, – обрадовался поп, – работы у нас хватает!
Пошли они в виноградник. А виноградник от поповского дома был на изрядном расстоянии. В обеденную пору поп послал батрака домой за едой.
Явился батрак и застал попадью с молодым парнем за накрытым столом – яства, какие душе угодно.
– Зачем ты пришел? – спросила попадья батрака.
– Поп прислал меня за обедом.
Женщина встала, дала ему купати (колбасы), сыру и велела:
– Смотри не проговорись при батюшке, что у меня был гость! Читать далее

Ещё истории о детстве Насреддина

Ещё истории о детстве Насреддина

Турецкие анекдоты

Ходжа в учениках у шелковода

Отдала мать Ходжу в мальчики к шелководу. Вот Ходжа ходит к нему год, другой. Однажды мать и спрашивает:
— Ну посмотрим, чему ты научился.
А Ходжа ответил:
— Матушка, но вашей молитве, я изучил половину ремесла, а именно: я могу распускать то, что скручено. Теперь осталась вторая половина — скручивать нитки. По вашей молитве, через несколько лет я и с этим быстрехонько справлюсь… Читать далее

Мужик, лиса и медведь

Мужик, лиса и медведь

Русская народная сказка

У мужика с медведем была большая дружба. Вот и вздумали они репу сеять; посеяли и начали уговариваться, кому что брать. Мужик сказал: «Мне корешок, тебе, Миша, вершок». Выросла у них репа; мужик взял себе корешки, а Миша вершки. Видит Миша, что ошибся, и говорит мужику: «Ты, брат, меня надул! Когда будем еще что-нибудь сеять, уж меня так не проведешь». Прошел год. Мужик и говорит медведю: «Давай, Миша, сеять пшеницу». — «Давай», — говорит Миша. Вот и посеяли они пшеницу.
Созрела пшеница; мужик и говорит: «Теперь ты что возьмешь, Миша? Корешок али вершок?» — «Нет, брат, теперь меня не надуешь! Подавай мне корешок, а себе бери вершок». Вот собрали они пшеницу и разделили. Мужик намолотил пшеницы, напек себе ситников, пришел к Мише и говорит ему: «Вот, Миша, какая верхушка-то». — «Ну, мужик, — говорит медведь, — я теперь на тебя сердит, съем тебя!» Мужик отошел и заплакал.
Вот идет лиса и говорит мужику: «Что ты плачешь?» — «Как мне не плакать, как не тужить? Меня медведь хочет съесть». — «Не бойся, дядя, не съест!» — и пошла сама в кустья, а мужику велела стоять на том же месте; вышла оттуда и спрашивает: «Мужик, нет ли здесь волков-бирюков, медведёв?» А медведь подошел к мужику и говорит: «Ой, мужик, не сказывай, не буду тебя есть». Мужик говорит лисе: «Нету!» Лиса засмеялась и сказала: «А у телеги-то что лежит?» Медведь потихоньку говорит мужику: «Скажи, что колода». — «Кабы была колода, — отвечает лиса, — она бы на телеге была увязана!» — а сама убежала опять в кустья. Медведь сказал мужику: «Свяжи меня и положи в телегу». Мужик так и сделал.
Вот лиса опять воротилась и спрашивает мужика: «Мужик, нет ли у тебя тут волков-бирюков, медведёв?» — «Нету!» — сказал мужик. «А на телеге-то что лежит?» — «Колода». — «Кабы была колода, в нее бы топор был воткнут!» Медведь и говорит мужику потихоньку: «Воткни в меня топор». Мужик воткнул ему топор в спину, и медведь издох. Вот лиса и говорит мужику: «Что теперь, мужик, ты мне за работу дашь?» — «Дам тебе пару белых кур, а ты неси — не гляди».
Она взяла у мужика мешок и пошла; несла-несла и думает: «Дай погляжу!» Глянула, а там две белые собаки. Собаки как выскочут из мешка-то да за нею. Лиса от них бегла, бегла, да под пенек в нору и ушла и, сидя там, говорит с собою: «Что вы, ушки, делали?» — «Мы всё слушали». — «А вы, ножки, что делали?» — «Мы всё бежали». — «А вы, глазки?» — «Мы всё глядели». — «А ты, хвост?» — «Я все мешал тебе бежать». — «А, ты все мешал! Постой же, я тебе дам!» — и высунула хвост собакам. Собаки за него ухватились, вытащили лису и разорвали.

Рассказ о потерянном перстне и хитром солдате

Рассказ о потерянном перстне и хитром солдате

Русская народная сказка

В некоем царстве поехал король по столичному городу покататься и в то время обронил с своей руки именной перстень. Тотчас же приказал он публиковать в газетах: кто найдет и доставит к нему перстень, тому будет большая награда деньгами. И посчастливилось найти тот перстень одному простому солдату. «Как теперь быть? – думает солдат. – Коли в полку объявить, то дело пойдет по начальству – от фельдфебеля к ротному, от ротного к батальонному, от батальонного командира к полковнику, а тот к бригадному: этак не скоро конца дождешься! Дай-ка я лучше пойду прямо к королю». Приходит во дворец; увидал его дежурный. «Ты зачем?» – «Я, – говорит, – королевский перстень нашел». – «Хорошо, братец! Я об тебе доложу королю, только с тем уговором: какую тебе даст король награду, из той награды половину мне». Солдат задумался: «Вот в кои-то веки счастье попалось, да и тем поделись! – Хорошо, – говорит дежурному, – только дайте расписку, что вам половина и мне половина». Дежурный дал расписку и доложил про него королю.
Король похвалил солдата за находку: «Спасибо тебе, молодец! Я тебе пожалую за это две тысячи!» – «Нет, ваше королевское величество, это не солдатская награда; солдатская награда – двести палок». – «Дурак же ты!» – сказал король и велел принести палок. Стал солдат раздеваться, расстегнул пуговицы, и выпала у него расписка. «Это что за бумага?» – спросил король. «А это, государь, расписка, что из теперешней награды только половина моя, а другая следует дежурному». Король засмеялся, позвал дежурного и велел отсчитать ему сто палок. Вот по тому приказу и принялись угощать его палками; как скоро начали отсчитывать последний десяток, солдат подошел к королю и сказал: «Ваше величество, когда он такой жадный, что ему много надобно, то я, так и быть, жертвую ему и свою половину». – «Вишь, какой добрый!» – сказал король и велел дать дежурному и другую сотню. С той награды дежурный еле на карачках домой дополз; а солдата отпустил король в чистую отставку и при отпуске пожаловал ему на жить-бытье три тысячи рублей.

Поп-греховодник

Поп-греховодник

Грузинская народная сказка

В одной деревне жил поп-греховодник. Напротив его дома жил один крестьянин, у которого была прехорошенькая жена. Каждое утро, выходя со своего двора, поп кричал молодухе: кукареку, красавица!
Но женщина из этого ничего не понимала. Однажды она рассказала мужу, что поп ей каждое утро кричит «кукареку». Муж приготовил два коди кукурузы, ручную мельницу, большую палку и сказал жене:
– Завтра утром, когда поп крикнет тебе «кукареку», ты ему в ответ – «куд-кудах». Он придет к тебе, а я спрячусь дома, выйду и проучу его.
Наутро поп вышел из дому и крикнул соседке по обыкновению:
– Кукареку!
А та ему в ответ:
– Куд-кудах!
Поп перекрестился, обрадованный ее ответом, и, решив, что дело пошло на лад, с улыбкой направился к красотке. Когда он открывал дверь, в комнате его встретил крестьянин:
– Что тебе здесь надо, батюшка?
– Я пришел просто так, как сосед к соседу, – забормотал растерянный греховодник.
Мужик велел жене принести ручную мельницу, приготовить кукурузу для помола, а сам огрел попа хворостиной и велел:
– Если до вечера ты не перемелешь всю эту кукурузу, я тебе голову разобью!
Мучась голодом и жаждой, поп до самого вечера крутил ручную мельницу. Вечером явился крестьянин, избил его палкой до крови и сказал:
– Теперь ступай, и если где будешь собой похваляться, не забудь похвалить и меня.
Голодный и избитый поп поплелся к себе домой. Дома спросила его попадья:
– Отец, что с тобой приключилось, где это тебя так отделали?
– Что могло приключиться со мной? С утра я справил двенадцать крестин и всюду был тамадой, сильно опьянел, по дороге упал и разбился.
Так и заснул поп, избитый и искалеченный. Три дня не поднимался он с постели. На четвертый день, когда он проходил мимо того крестьянина, молодуха крикнула ему:
– Поп, кукареку!
– Ну, нет, дорогая, – ответил ей поп. – А у вас, видно, еще осталась кукуруза для помола!..
С того дня поп ни разу не глянул на ворота своего соседа.

Ходжа Насреддин в детстве и юности

Ходжа Насреддин в детстве и юности

Персидские анекдоты

Пророк Юнус

Отец Насреддина прпнес домой три жареные рыбы. Насреддина не было дома, и мать сказала:
— Хорошо бы поесть рыбки, пока не вернулся Насреддин, а то ведь он не даст нам спокойно куска съесть.
Как раз в этот момент Насреддии постучался в дверь, и мать спрятала под тахтой две большие рыбины, а самую маленькую оставила на виду. Но Насреддин подглядывал в щелочку и видел
все. Потом он вошел и сел.
— Ты слышал рассказ о пророке Юнусе*? — спросил Насреддина отец.
— Я спрошу у рыбы,— ответил Насреддии. Он приложил ухо к рыбьему рту и сказал:
— Эта рыба говорит, что во времена Юнуса она была маленькая и пусть его историю расскажут две большие рыбы, что под тахтой.

* - мы его знаем, как Иону, проглоченного китом

Ответ чревоугодника

Отец дал Насреддину денег и велел купить баранью голову на обед. Насреддин купил вареную баранью голову и по дороге попробовал немного. Ему так понравилось, что он съел голову целиком, а отцу принес голый череп.
— Это ведь одни кости! — воскликнул отец.— Где же уши?
— Он был глухой,— отвечал Насреддин.
— А язык? — не унимался отец.
— Он был немой.
— А глаза? — не отставал отец.
— Он был слепой.
— А мясо на самой голове?
— Бедняга к тому же был и плешив,— отвечал Насреддин.— Вот зубы только у него были добротные, ни один еще не выпал.

Как на убитом выросли рога

Когда Насреддин был еще мальчиком, он вышел рано утром из дому и видит: перед воротами их дома лежит убитый. Он поднял его и бросил в колодец, а сам пошел по делам. Отец же знал болтливость своего сына и, как только услышал о трупе, зарезал козла и бросил в колодец, а труп вытащил и схоронил. Насреддин по пути рассказывал всем, как он подобрал труп. Прослышали об этом родственники убитого, они давно искали его, и стали спрашивать Насреддина:
— Куда ты девал покойника?
— Я бросил его в наш колодец,— отвечал Насреддпн. Оп привел их туда, а сам спустился в колодец, чтобы вытащить покойника.
Присмотрелся и видит: на трупе рога. Он крикнул снизу:
— А у вашего покойника были рога?
Люди рассмеялись над его глупостью и разошлись.