Исцеление через беса

Еврейская сказка

Вышел указ, воспрещающий евреям праздновать субботу и совершать обрезание.
Желая добиться отмены указа р. Рувим бен Истробул постригся и оделся по-римски и, выдавая себя за римлянина, стал заводить знакомство с властями.
Однажды, заведя с ними разговор об указе, он говорит:
— Как, по-вашему, чего мы должны желать врагу: обеднеть или разбогатеть?
— Обеднеть, разумеется.
— В таком случае, вы запретите евреям работать по субботам, и это будет для них прямым убытком.
— Ты совершенно прав.
Спрашивает р. Рувим далее:
— А пожелаете ли вы врагу быть слабосильным или же, наоборот, здоровым и крепким?
— Слабосильным, конечно.
— Пускай же евреи таки обрезывают своих сыновей на восьмой день от рождения и вместе с кровью теряют и силы.
— И в этом ты прав.
Перестали исполнять приказ. Но вскоре узнали, что советчик этот сам еврей, — и запрещение возобновили.
Стали евреи совещаться, кого послать в Рим добиться отмены указа. И решено было послать р. Симеона бен Иохая, человека, испытанного в чудесах, а вместе с ним р. Элазара бен Иосе.
По дороге в Рим является им бес Бен-Темалион и говорит:
— Хотите, пойду и я с вами?
Заплакал р. Симеон:
— Рабыне праотца нашего (Агари) трижды ангел являлся; я же ни разу не удостоился этого, а является мне на помощь бес. Пусть же придет избавление через кого бы то ни было.
Поспешил бес вперед и вселился в дочь кесаря. Пришел р. Симеон и крикнул:
— Бен-Темалион, выходи! Бен-Темалион, выходи!
Услыша голос р. Симеона, бес оставил царевну и исчез.
Говорит им кесарь:
— Просите в награду чего хотите; все сокровищницы мои открыты перед вами.
Получив свободный вход повсюду, они разыскали тот указ и разорвали его.

Лисица, невеста и волк

Албанская сказка

Справляли в деревне свадьбу. В воскресенье настал срок брать невесту из дома родителей и везти к жениху. Невеста, богато одетая и украшенная, как ей и положено, уселась на лошадь. Сваты поехали вперед, невеста за ними, и свадебный поезд отправился в другую деревню.
Путь их лежал по склону горы, поросшему густым лесом. В это время вблизи дороги пробегала лиса и сквозь деревья увидела невесту со сватами. Подкралась она поближе да так и обомлела: очень уж богато была украшена невеста. На шее у нее сверкало ожерелье из золотых монет, косы были перевиты шнурами, унизанными золотыми монетами, на обеих руках золотые браслеты и кольца, шелковый пояс расшит золотом. У лисицы дух захватило от зависти, и стала она думать, как бы ей украсть у невесты эти украшения, если не все, то хотя бы золотое монисто или шнуры с золотыми монетами, которыми перевиты косы. Прячась за кустами, лиса долго следила за невестой и сватами и заметила, что сваты едут впереди, заняты разговором, а на невесту и не смотрят, будто ее и нет вовсе. «Такой случай упускать нельзя», — подумала лиса.
Петляя и изворачиваясь между копытами лошадей, она подбежала к невесте, зацепилась за грудь лошади и юркнула под свадебную фату невесты, чтобы ее не заметили сваты. А те и так ничего не видели, они ехали впереди и не оглядывались.
Тогда лиса, не теряя времени, сказала:
— А ну, быстро, снимай с шеи золотое монисто!
— Ой, что ты, — прошептала невеста, — как же так? Я невеста, я не могу без золотого мониста явиться в дом мужа.
— Снимай скорее, иначе опозорю тебя перед сватами. Сейчас же спрыгну на землю, подбегу к ним и скажу про тебя что-нибудь плохое.
— О боже, несчастная я, горемычная я! — залепетала невеста. — Не позорь меня, сестрица! Если ты скажешь про меня что-нибудь плохое сватам, они вернут меня домой!
— Знать ничего не желаю, — сказала лисица. — Или ты снимаешь с шеи золотое монисто, или я тебя опозорю.
Невесте ничего не оставалось, как снять монисто и отдать лисе. Та быстро схватила его, обмотала вокруг шеи, спрыгнула с лошади и скрылась в кустах.
Свадебный поезд ехал дальше, а лисица со всех ног помчалась в свою нору. Бежала, бежала, и вдруг навстречу ей волк. Увидев на шее у лисы золотое монисто, волк очень удивился и спросил:
— Где ты его раздобыла, чертовка?
— В небольшом водоеме. Ты тоже можешь раздобыть себе такое же, если сходишь туда, — ответила лисица. — Видел здесь неподалеку пруд? Ступай к нему и лови золотые монеты, сколько душе угодно, ты ведь сильнее меня и можешь вытащить и поднять их больше, чем я.
— Я видел этот водоем, кума, — сказал волк. — Но я не знаю, как ты их ловишь. Пойдем-ка вместе и покажи мне, как их надо ловить.
— Хорошо, пойдем, покажу, — согласилась лиса.
Пришли они к небольшому пруду, до краев наполненному водой. В пруду было много коряг, водорослей и тины.
— Теперь вот что сделай, — сказала лиса. — Сядь на берегу, сунь хвост в воду и подержи подольше.
Волк сунул хвост в пруд.
— А теперь вытаскивай, — сказала лиса.
Волк стал вытаскивать, но хвост зацепился за корягу и не вытаскивался.
— Поболтай хвостом в воде и снова вытаскивай да посильней, — сказала лиса.
Волк снова стал вытаскивать хвост, но он зацепился и запутался в корнях, корягах и водорослях еще больше.
— Вытаскивай изо всех сил, видишь, как много золотых монет повисло на твоем хвосте, — сказала лиса.
Волк дергал, дергал, но хвост не вытаскивался.
Хитрая лиса увидела, что волчий хвост хорошо запутался в корнях и водорослях, и со всех ног бросилась бежать к своей норе. А волк, поняв, что лиса обманула его и убегает, рванул хвост изо всей силы и, порядком его ободрав, вытащил из воды. Взвыв от боли, волк помчался за лисой.
Бежит лиса, петляет между деревьями, а волк за ней. Бежит лиса вверх по склону, волк за ней, бежит вниз по склону, волк за ней. Когда лиса совсем уж подбегала к своей норе и собиралась нырнуть в нее, волк настиг ее и схватил за заднюю ногу.
— Ой! — воскликнула лиса и добавила удивленным голосом. — Что ты делаешь, волк? Ты ведь схватил не мою ногу, ты впился зубами в корень! Отпусти корень, глупый, и хватай ногу!
Волк поверил лисе, отпустил ее ногу и изо всех сил вонзил зубы в корень дерева.
Лиса скрылась в норе.
Через некоторое время, придя в себя и отдышавшись, она прошипела из норы:
— Вот и получай свое монисто!
— Ой-ой-ой! Как ты обманула меня, злодейка! — завыл волк и с ободранным хвостом и сломанными зубами потащился домой.

Скаредный барин

Латышская сказка

Жил некогда неслыханно богатый барин. И такой он скаредный был, что жениться опасался: жена, мол, есть много будет; такую же, чтоб совсем не ела, нигде ведь и не сыщешь.
А в той же волости у одного бедняка была раскрасавица дочка. И каждое утро, окна протирая, она рот разевала; видать, уж такая привычка у нее была. Случилось однажды барину мимо ехать, когда она окна протирала. Он и спрашивает:
— Ты чего рот разинула?
— А! Отец-то у меня нищий. Вот я воздух и хватаю, тем и кормлюсь, — отрезала девица.
— Вот это да! — воскликнул барин. — Раз ты воздухом кормишься, будешь мне хорошей женой! Ладно, согласилась девица. И в следующее воскресенье поехали они венчаться.
Вернулись из церкви, а на обед им подали двух жареных уток. И что же? Накинулась молодая жена на уток да и уплела их — мужу ничего не оставила. Вот жалость-то какая! Увидал барин, какого едока в свой дом привел, и тотчас же с горя заболел, да так тяжко, что пришлось за лекарем послать. Пришел лекарь и спрашивает:
— Что болит? А больной с горя-то уж и говорить не может, лепечет с трудом:
— Съе-съе-съе-ла два, два!
Ничего лекарь понять не может, спрашивает жену:
— Да что это с ним, о чем он?
— Он хочет сказать, — отвечает жена, — что умирает и отказывает мне два своих села в наследство. Услыхал это барин, еще больше разъярился и вправду от злости помер. А молодой жене два села достались, и зажила она счастливо.

Сколько стоит селедка

Еврейский анекдот

— Почему это у вас селедка стоит сорок крейцеров штука? Вон Лефкович, через дорогу, продает по двадцать!
— Так и покупайте у Лефковича!
— Да, но у него селедка кончилась.
— Вот когда и у меня кончится, я тоже буду продавать по двадцать.

Слепой и копилка

Португальская сказка

Жил на свете слепец. Долгие годы бродил он с сумою по свету и сумел набить себе тугую мошну. Думал он думал, как накопленное от воров уберечь, потом сложил деньги в горшок, а горшок во дворе под деревом закопал. Знал он заветное место как свои пять пальцев, и чуть, бывало, наберется у него добрая пригоршня монет, уж он спешит к своему кладу — горшок откопает, денежки пересчитает и снова прячет. Да, на беду, подстерег его сосед и копилку-то украл.
Хватился слепец — нет горшка. Он никому ни гугу, а сам начал прикидывать так и этак, как ему денежки назад вернуть.
Первым делом решил он дознаться, кто богатства его лишил. По всему выходило, что покража — дело рук соседа. Тогда завел он с соседом вот какой разговор:
— Эй, друг, у меня к тебе дельце. Ну-ка, глянь, нет ли кого поблизости?
— А что такое, соседушка?
— Болен я, того и гляди, помру. Ни родных у меня, ни близких. Ты — сосед, каких мало, потому решил я отплатить тебе добром за добро: тут под деревом, в горшке, схоронил я немного деньжат — отказываю их твоей милости. Одно плохо: не все монеты я вместе собрал — кое-что на стороне припрятал. Ну да ты не сомневайся, я их в горшок доложу.
Услыхал сосед такие речи — прослезился, не знает, как и благодарить. Той же ночью вернул он копилку на прежнее место: очень ему не терпелось остальные денежки к рукам прибрать. А слепец про то дознался, горшок откопал и домой отнес. Потом как начнет голосить-причитать:
— Ох, несчастный я! Обобрали меня до нитки! До последней, соседушка, ниточки обобрали!
С того самого дня хранил слепец копилку в таком месте, где чужому по самой великой оказии на нее не наткнуться было.

Кот и мыши

Кот и мыши

Албанская сказка

Собрался однажды кот совершить паломничество в Мекку.
Накануне путешествия он навел в доме порядок, убрал и украсил цветами комнату и пригласил в гости мышей, чтобы попрощаться с ними и пожелать им доброго здоровья и благополучия на время своего отсутствия.
Мыши очень обрадовались, когда узнали, что кот отправляется в Мекку и теперь надолго оставит их в покое. Они тоже стали наряжаться и прихорашиваться, чтобы не ударить лицом в грязь и предстать перед ним в наилучшем виде.
Когда мыши собрались уходить, одна старая хромая мышь сказала своим соплеменникам:
— Лучше не ходите в гости к коту, он вас обманет!
Но остальные мыши ей возразили:
— Что ты говоришь, старая! Не может кот нас обмануть. Он собрался на богомолье в Мекку и поклялся, что больше никогда не будет нас обижать.
Старая мышь пыталась было с ними спорить, но бесполезно.
— Ладно, идите, если хотите, хотя я вам и не советую, — сказала она, наконец. — Что до меня, то я и не подумаю идти.
Мыши не захотели ее слушать и, веселые, расфранченные, с песнями и радостным писком, отправились в гости к коту.
Когда они подошли к его дому, кот вышел им навстречу, кланяясь и громко приветствуя дорогих гостей. Затем он провел их в богато убранную комнату, запер дверь на ключ, уселся в кресло, а мышам предложил удобно расположиться вокруг него на ковре. В это время старая хромая мышь незаметно пролезла к коту в подпол и оттуда через маленькую щелку стала наблюдать, что делается в его доме.
Когда мыши расселись на ковре и их радостное возбуждение слегка утихло, кот начал читать им проповедь о добродетелях и примерном поведении. Закончив проповедь, он обратился к молоденькой мышке и сказал:
— А вот ты, мне кажется, и не помышляешь о благости. Ведь это ты на днях съела моего сына, моего любимого котенка!
Бедная мышка страшно испугалась, замахала лапками, залепетала:
— Что ты, кот! Что ты! Этого быть не может! Как я могла съесть твоего котенка! Разве я могу съесть котенка?!
Но кот был непреклонен. Он убежденно сказал:
— Нет, это ты съела моего котенка. Я это прекрасно знаю.
— Что ты, что ты, не ела я твоего котенка, — пищала в страхе маленькая мышка.
Остальные мыши тоже заволновались и стали просить кота:
— Уважаемый кот! Смилуйся над этой глупой мышкой! Прости ее! Она не виновата! Если она и съела твоего котенка, то по ошибке! Ты должен простить ее, потому что отправляешься в святые места!
Но кот не собирался изменять своим повадкам и твердо ответил:
— Недаром говорят: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Раз вы защищаете такую жестокую разбойницу, как эта мышка, которая съела моего любимого котенка, стало быть, вы сами такие же коварные, жестокие разбойники. Поэтому вы все достойны наказания.
С этими словами кот вскочил на ноги и бросился на своих гостей. А старая хромая мышь, увидев через щелку, как он расправляется с ее друзьями и подругами, грустно пропищала:
— Вот вам и кот-проповедник! Не послушались меня, а ведь я вас предупреждала! Еще не родился такой кот, который хоть раз в жизни сходил бы на богомолье в Мекку или стал добродетельным и милосердным!

О Мера-мбуто и Тагаро

О Мера-мбуто и Тагаро

Новогебридская сказка

Мера-мбуто приготовил себе еду, а потом пригласил Тагаро, чтобы поесть вместе с ним. Тагаро пришел к нему, но еда Мера-мбуто ему совсем не понравилась; он не мог ее есть и тайком спрятал, а потом вышел из дома и выбросил. Затем он вернулся к Мера-мбуто.
Вскоре после этого Тагаро пригласил Мера-мбуто к себе.
Мера-мбуто пришел, и они вдвоем стали есть. Еда была вкусной и очень понравилась Мера-мбуто — сам он не умел так готовить.
«Что это за пища?» — подумал Мера-мбуто и спросил об этом Тагаро.
— Я зарезал свою свинью,— ответил Тагаро.
Тогда Мера-мбуто тоже зарезал свинью, и они вместе съели ее.
После этого Тагаро снова пригласил Мера-мбуто к себе.
И Мера-мбуто опять стал спрашивать:
— Что это мы едим?
Тагаро надоели расспросы Мера-мбуто, и он обманул его, сказав:
— Это моя мать. Я изжарил ее в очаге.
Мера-мбуто отправился домой и изжарил свою мать.
Вскоре после этого Тагаро попросил Мера-мбуто:
— Разожги у меня огонь.
Мера-мбуто очень крепко привязал снаружи дверь дома Тагаро, так что тот не мог выйти, и поджег дом.
Тагаро стал кричать.
— Не кричи,— сказал ему Мера-мбуто.— Ты первый обманул меня, и теперь ты умрешь.
Мера-мбуто думал, что Тагаро сгорит, а тот вырыл яму в полу и укрылся там от огня.
Утром, думая, что Тагаро мертв, Мера-мбуто пришел взглянуть на него и увидел, что Тагаро жив! Он уже давно поджидал Мера-мбуто.
— Это ты? — воскликнул Мера-мбуто.
— Я,— ответил Тагаро.
— Ну что ж, теперь моя очередь,— сказал Мера-мбуто.— Ночью ты подожжешь мой дом.
Тагаро поджег дом Мера-мбуто, и тот сгорел.

Как с бароном рассчитались

Как с бароном рассчитались

Латышская сказка

Жил некогда злой барон. Поехал он раз в Елгаву и повстречал крестьянина, который вез на продажу семь гусей. Приказал барон кучеру лошадей остановить и спрашивает:
— Ты что везешь?
— Семь гусей везу, господин барон.
— Сколько хочешь за гусей? — снова спрашивает барон.
— По талеру за штуку, — ответил крестьянин. Выхватил барон кнут у кучера из рук и отстегал крестьянина, приговаривая:
— Вот тебе семь талеров! Потом приказал он отобрать у крестьянина гусей и уехал, не заплатив ни полушки. Через некоторое время решил барон построить ригу и стал искать плотника. Узнал об этом крестьянин, пришел в имение, назвался плотником и говорит барону:
— Я знаю, где ригу надо ставить. Место хорошее, ветерком прохватывает. Пошли они место под ригу отмечать и слугу с собой взяли, чтоб колышки нес. Прошли немного, крестьянин говорит:
— Вот хорошее место для риги. И вдруг вспомнил:
— Аршин-то я на скамье забыл!
— Пусть слуга за ним сбегает, — велел барон. А у крестьянина под полой плетка была спрятана. Только слуга ушел, повалил он барона наземь и стал его нахлестывать, приговаривая:
— Отдавай мои семь талеров! Выпорол барона и удрал. Вернулся слуга с аршином, видит — барон на земле лежит. А барон ему:
— Иди за лошадью, заболел я. Через некоторое время вырядился крестьянин странствующим лекарем, пришел к барону и говорит:
— Узнал я невзначай, будто господин барон занемог. Пощупал лекарь пульс и добавил:
— А ведь господин барон с перепугу занедужил.
— Верно, — подтвердил барон.
— Надо бы в горячей баньке жилу вскрыть да всю дурную кровь спустить. Велел барон баню затопить. Пошли они оба с лекарем в баню. Да, как на грех, позабыл лекарь рожок в замке. Послали за ним слугу. Пока слуга за рожком ходил, выпорол крестьянин барона на полке за семь талеров да и был таков. В один прекрасный день, когда барон уже выздоровел, стоял он в халате у открытого окна. И увидал, что скачет верхом мимо усадьбы тот самый крестьянин, который его выпорол. Закричал барон, чтобы изловили злодея. Все, кто дома был – служанки и сама барыня, — похватали кто кочергу, кто вилы и побежали крестьянина ловить. А крестьянин спрятался во ржи, потом через кухню прошел к барону в комнату, задрал на нем халат и ну хлестать барона, приговаривая:
— Отдавай мои семь талеров! Так из-за семи талеров барона три раза выпороли

Лентяйка

Лентяйка

Португальская сказка

Жила на свете одна старая женщина, и была у нее дочь — большая лентяйка. Очень хотела мать, чтобы дочь хоть прясть научилась, но та об этом и слышать не хотела, только посытнее да послаще поесть желала. А тут влюбился в нее один молодой человек. Влюбился и надумал жениться. Забеспокоилась мать: а вдруг передумает? И что ни день стала ему рассказывать, сколько пряжи напряла его суженая. Настал срок — вышла девица замуж и отправилась в дом мужа. Едут они с матерью на одной лошади. Едут мимо гумна, тут молодица и говорит:
— Ох, хороша посудина! Сколько каши можно в ней хранить.
Молодой чуть поотстав ехал, но не преминул поинтересоваться, что это сказала молодая. А мать в ответ:
— Да похвалила она гумно. Хорошо гумно, говорит. Пряжу в нем сушить хорошо.
«Да, — подумал про себя молодой, — хорошую, дельную жену взял. Повезло, да и только!»
Приехали они домой. Назавтра отправился молодой по делам в Алентежо. И прислал оттуда жене много-много льна, пусть прядет себе в удовольствие. Молодая, увидев лен, тупо уставилась на него. Она и понятия не имела, как это его прясть. Но все же на следующий день взяла в руки пряслице, которое подарила ей мать, и решила попробовать. А вдруг что получится?! Проходя мимо сот с медом, сунула она в них конец пряслица, как раз где крепится нить, вышла во двор и давай лизать сладкий кончик.
Надо сказать, что двор соседствовал с королевским садом, по которому гуляла грустная-прегрустная принцесса. Увидев женщину, лижущую пряслице, принцесса залилась звонким смехом. На смех принцессы прибежал несказанно обрадованный король и поинтересовался, что же так ее рассмешило. Тут принцесса указала на соседку, которая все еще трудилась языком, облизывая кончик пряслица. Король ничего другого, кроме того, что соседка решила рассмешить принцессу, и подумать не мог, а потому велел позвать ее во дворец.
— Проси чего хочешь, — сказал он, как только увидел ее во дворце.
— О, ваше величество, пришлите ко мне как можно больше женщин, которые бы смогли спрясть весь лен, что мне прислал муж.
Весело посмеялся король над подобной просьбой, но женщин прислал, и они за один день весь лен и спряли.
К ночи приехал муж. Увидел сделанную работу и обомлел. А молодая, перед тем как лечь в кровать и так, чтобы муж не заметил, подложила под пуховую перину ракушки и скорлупу от миндаля — с той стороны, где спала сама. И как легли они, стала ворочаться с боку на бок, с боку на бок, и такой треск пошел.
— Что это такое? — спросил озадаченный муж.
— Косточки мои хрустят. Шутка ли, столько пряжи спрясть?
Промолчал муж, а на следующий день взял пряслице и сломал, сказав, что не хочет, чтобы жена надорвалась от непосильного труда.

Старуха и куры

Старуха и куры

Португальская сказка

Жила одна старая женщина, что целые вечера проводила у окошка. Дочери как-то возьми да спроси ее:
— Матушка, что это вы все там высматриваете? — Время придет, узнаете. Может, оконце-то поможет мне вас замуж выдать.
И вот однажды отправилась старуха во дворец к самой королеве.
— Не хотите ли, ваше величество, чтобы я научила ваших кур говорить?
— Как это мило, — молвила королева. — Очень даже хочу!
И приказала дать старухе дюжину кур. Вернулась та домой и закатила пир. Пировала она с дочерьми несколько дней, ели кур то жареных, то вареных, то в тесте запеченных, то на вертеле копченных. А как всех съели, опять пошла старая во дворец. Пришла и говорит:
— Дорогая моя королева, я готова сквозь землю провалиться. Научить-то говорить кур я научила. И очень хорошо! Даже сегодня думала их вам принести. Стала их ловить, а они раскудахтались:

Ко-ко-ро-ро, ка-ка-ра-ра,
У королевы граф Кабра.

Я им — молчите, негодные! А они знай твердят, что видели из своего курятника, как граф Кабра входил во дворец. Не знаю, что и делать. Заперла их и вот пришла узнать у вашего величества, как быть.
В страшном смятении королева велела старухе немедленно зарезать кур, всех до единой — ей не нужны говорящие куры. Да еще дала старухе денег, чтобы та язык за зубами держала.
— А коли что будет нужно, — сказала она, — приходи, тебе отказа ни в чем не будет.
Вот так куры помогли старой выдать замуж дочерей. А королева еще и приданое хорошее дала каждой