Рябая свинья

Латышская сказка

Давным-давно жил богатый барин. Была у барина большая рябая свинья, которая паслась на поле. Однажды увидал барин, что какой-то бедняк упал на колени и кланяется свинье.
— Ты зачем кланяешься моей свинье? — спрашивает барин.
— Кланяюсь, чтоб пришла она ко мне, — отвечает бедняк, — у меня сегодня большой праздник.
— Ну тогда веди ее к себе, — говорит барин.
Бедняк взял и увел свинью к себе. Ждал барин, ждал, когда бедняк свинью приведет, да так и не дождался, сам поехал за ней. Приехал он к бедняку и требует:
— Отдавай свинью!
— Вот досада! Свинья-то у соседа, — отвечает бедняк, — у него как раз праздник. Собрался бедняк за свиньей, да вернулся и просит:
— Дай, барин, мне своего коня: сосед-то мой — мужик богатый, совестно мне пешком к нему идти.
Барин и дал ему коня. Отъехал бедняк от дома да подумал, что надо бы попросить у барина и платье его богатое. Задумано — сделано. Вернулся назад. Барин и платье ему отдал.
И вот бедняк, словно сам барин, укатил к соседу за свиньей, а барин в бедняковых лохмотьях остался ждать, когда бедняк вернется. А бедняк и не думает возвращаться. Прождал барин до вечера, иззяб до костей, а потом к себе в замок пошел. Увидела барыня оборванца, подумала, что это нищий, и велела надавать ему по шее, чтобы в замок не лез. Слуги-то, что барина били, сразу его узнали, да виду не подали — уж очень им хотелось с барином посчитаться. И только когда сама барыня мужа узнала и караул закричала, отпустили его слуги. Да делать-то нечего, сама ведь слугам приказала барину по шее надавать. Только тут барин понял, что надул его бедняк, да было поздно. А бедняк жил, не тужил: держал баринову свинью, коня и ходил в лучшем бариновом платье.

Сборщик податей и глупец

Абхазская сказка

В одном селе жили два брата. Один был глупый, а другой — умный, полезный народу человек. Он многое знал, был большим костоправом, лечил вывихи и переломы костей.
Однажды в поселке Гырла молодые парни играли в мяч.
Во время игры двое столкнулись, и один парень сломал руку, а другой вывихнул ногу. В таких случаях всегда приглашали умного брата. Пригласили его и сейчас. Пока он ходил туда, где случилось несчастье, к братьям в дом пришел сборщик податей.
Пришел и говорит глупцу:
— Вы еще не уплатили царского налога. Плати сейчас же!
Глупец удивился:
— Мы только вчера заплатили налог, а ты опять пришел!
И они стали ссориться.
Началась драка, глупец схватил палку и изо всех сил ударил сборщика податей по голове, так что голова раскололась как деревянная чашка для фасоли.
Тогда глупец взял тело сборщика, отнес к большой рек бросил в воду.
Умный брат вернулся домой, и глупец рассказал ему, что он наделал. Умный пошел к реке, достал труп сборщика И зарыл в землю, а в реку бросил козла. Потом пришел домой и начал давать наставления брату, чтобы он никому ничего не рассказывал. Но разве глупец мог стерпеть?
Царю очень нe понравилось, что сборщик пропал. Созвал он сход всех больших и малых людей и начал спрашивать, кто видел сборщика.
Глупец и говорит со своего места:
— Если ты спрашиваешь о сборщике налогов, то я убил его и бросил в реку. Хотите, покажу то место? Идемте!
Когда он так сказал, царь разгневался. Все пошли к реке. Пришли туда, но никто не хотел лезть в воду.
— Я полезу! — сказал глупец.
Принесли веревку, глупец взял ее в руки, а люди держали другой конец. Так он спустился на дно реки и начал искать сборщика, но вместо него ему в руки попались козлиные рога.
Глупец закричал:
— Когда сборщик уходил из правления, у него были рога? У этого человека рога есть!
Потом опять пошарил и опять закричал:
— У сборщика много было волос? У этого человека очень много!
Пока они так переговаривались, пришел умный брат.
— Что случилось? Почему вы здесь собрались? — спросил он людей. L
— Твой глупый брат сказал, что он убил сборщика податей и бросил в реку. Он полез за сборщиком, и, когда мы спустили его на веревке, твой брат стал говорить так-то и так-то. — Рассказали ему.
Умный брат выслушал и сказал в ответ:
— Моего брата назвали глупцом не потому, что нет другого прозвища, а потому, что он и вправду глуп, а вы ему верите и собрались тут на берегу, как будто сборщик действительно лежит в воде.
— Да, глупец солгал! — решил народ.
Глупца вытащили на берег, а сборщик податей так и пропал без вести.
Вот что случилось между глупцом и сборщиком податей, когда они поссорились из-за царского налога.

Бильчо

Сказка амхара (Эфиопия)

У одной женщины было двое детей. Сын, которого звали Бильчо, был приемным, а дочь — ее собственной. Мачеха не любила Бильчо и однажды сказала дочери:
— Я иду на базар, а ты вымой этот кувшин и попроси Бильчо посмотреть, чисто ли ты вымыла. А когда он наклонится, ты надень кувшин на него. Как только он умрет, поставь кувшин на огонь, свари Бильчо и жди меня.
А Бильчо, притаившись, подслушал их разговор, и, когда сестра позвала его, чтобы он посмотрел в кувшин, сказал ей:
— Как мыть кувшины, лучше знают женщины, а не мужчины, поэтому ты сама посмотри.
И они начали спорить. Она говорит ему, чтобы он посмотрел, а он говорит ей, чтобы она посмотрела. А в это время рядом проходила какая-то старушка. Она услышала их спор и говорит:
— Конечно, девочка, кувшины — не мужское занятие.
Тогда дочь мачехи наклонилась, чтобы посмотреть в кувшин, а Бильчо надел на нее кувшин и сварил ее на огне. А сам надел платье девочки и куту и стал ждать мачеху.
Мачеха пришла и говорит:
— А где моя дочь?
Бильчо отвечает:
— А разве я не твоя дочь? Что с тобой, мама? Я сделала все, как ты сказала мне.
Бильчо накормил мачеху мясом ее дочки, а потом вышел из дома, надел свою одежду, поднялся на гору и стал петь:

Я — Бильчо,
Мачеху люблю горячо,
Дочку ее убил
И ее мясом мачеху накормил.


Мачеха бросилась за ним вдогонку. А по дороге им повстречались люди, лущившие бобы.
— Эй, люди, держите его! — крикнула она им.
— Чего она кричит? — спросили люди у Бильчо.
— Она просит, чтобы вы дали мне бобов,— ответил им Бильчо.
Люди дали ему очищенных бобов, и он побежал дальше.
Когда он пробегал мимо людей, которые собирали нут, мачеха снова стала кричать:
— Эй, люди, держите его! — Что она говорит? — спросили они у Бильчо.
— Она просит, чтобы вы дали мне плодов нута, — ответил им Бильчо.
Люди дали ему нут, и он побежал дальше. Так он по дороге набрал гороха у людей, рвавших горох, ячмени и пшеницы у людей, жавших ячмень и пшеницу. Когда же он достиг места, где было много обезьян, мачеха, продолжавшая гнаться за ним, крикнула:
— Эй, обезьяны, держите его!
— Что она говорит? — спросили его обезьяны.
— Она просит вас дать мне каких-нибудь съедобных корней.
Обезьяны дали ему немного корней из тех, которые они нашли, и вдруг одна хилая обезьянка, находившаяся ближе к мачехе, сказала:
— Она просит вас задержать этого мальчика.
Услышав это, все обезьяны окружили Бильчо, а он побросал все плоды, собранные им по дороге, и, пока обезьяны расхватывали их, убежал от них.
Через некоторое время на его пути оказался большой полноводный поток.
— О бог моего отца и моей матери, осуши эту реку, пожалуйста! — сказал Бильчо, и вода сразу исчезла.
Он перешел через реку, обернулся и говорит:
— О бог моего отца и моей матери, наполни реку водой, пожалуйста! — И река опять стала полноводной.
В это время гнавшаяся за ним мачеха подбежала к реке и, не в силах перебраться на тот берег, позвала Бильчо и спрашивает его:
— Как ты перешел через реку?
А он ей отвечает:
— Я зажмурил один глаз, заложил за спину одну руку, привязал к шее ярмо и на одной ноге перешел через реку.
Мачеха сделала так, как он сказал ей, и, когда вошла в воду, сильный поток, стекающий с гор, унес ее.
Наступил сухой сезон, поток высох, и в том месте, где утонула мачеха, выросло дерево.
Однажды коза наелась листьев с этого дерева и заговорила, как человек.
Когда пастух ударил ее прутом, она говорит ему:
— Перестань бить меня, дурак!
Пастух рассказал своему отцу о том, что эта коза говорит, как человек. Тогда отец пастуха зарезал эту козу и стал варить ее мясо. И тут оно сказало:
— Я пригорело!
Когда же он снял мясо с очага, оно сказало:
— Я еще не готово. Я еще не сварилось.
Старик застыл от удивления.
А сын набросил на себя накидку из козлиной шкуры и пошел пасти коз. Вдруг накидка сказала:
— Он прутом не загонит их обратно.
Пастух снял с себя говорящую накидку и бросил ее па землю.
А в это время мимо проходила женщина, собиравшая хворост. Она взяла накидку, принесла домой и заткнула ею решето.
Муж этой женщины пришел домой поздно ночью, когда все уже спали, и жена не слышала, как он попросил, чтобы ему открыли.
Тут решето заговорило:
— Я не буду вставать. Открой сам. Инджэра можешь взять на столе, а уот — в котелке.
Муж осторожно открыл дверь и, войдя в дом, стал бить жену, а решето при этом приговаривало:
— Говорило решето, а пьяный, не разобравшись, убил свою жену.
Тогда муж понял, что во всем виновато решето. Он бросил его в огонь, а золу высыпал там, где росла мята.
А ночью в этом месте проходили воры, которые собирались обокрасть один дом. Увидела их зола и заговорила:
— Эй, люди! Подведите мной себе глаза! Это хорошая примета.
Тогда каждый из них взял щепотку золы и, произнеся заклинание, подвел себе глаза. Потом они влезли в дом и обокрали его. Когда же воры собирались уходить, зола заговорила:
— Эй, хозяева! Воры обокрали ваш дом!
Хозяева дома спрашивают:
— А где же они, негодяи?
— Здесь,— отвечает зола.
Воры стали стирать с глаз золу, а она не стирается. Тут их всех задержали.
Так рассказывают.
Твой проступок сам выдаст тебя. Не строй козни другому, потом сам же пострадаешь.

Загадка короля

Португальская сказка

У одного короля был министр, и его величество во всем на него полагался. Но однажды сплоховал министр, и король так разгневался, что решил с ним расправиться. Призвал его и говорит:
— Ничего не остается, как казнить тебя. И все же, помня прошлые твои заслуги, я оставлю тебе небольшую надежду на спасение. Пришли-ка ко мне во дворец свою дочь. Хочу я, чтобы явилась она, но ни днем, ни ночью, ни нагая, ни одетая, ни пешая и ни конная. Посмотрим, справится ли она с моей загадкой.
Закручинился министр, пошел домой и рассказал обо всем дочери. Но она быстро утешила отца:
— Не печалься, батюшка, я знаю, чего хочет король, и, клянусь, спасу тебя.
И вот на другой день дочь министра появилась во дворце. Появилась она в сумерки. На ней была тонкая батистовая рубашка, и девушку нес на плечах старый слуга. Тут король признал себя побежденным. Пришлось согласиться, что сумерки — это не день, не ночь, что в батистовой рубашке девушка и не одета и не раздета и что явилась она и не пешая, и не конная, ведь слуга — не лошадь. Король похвалил ее за смекалку и просил передать отцу, что прощает его и оставляет у себя на службе. Человек, у которого такая умная дочь, сам, без сомнения, семи пядей во лбу.

Король и его знатные министры

Бирманская сказка

В давние времена в одной деревне жил корзинщик. Каждый день он ходил по всем окрестным селам и продавал корзины.
Однажды отправился он продавать свои корзины да и заблудился. Шел, шел и пришел к большому городу. А в городе он и вовсе растерялся. То туда свернет, то сюда, куда идти — не знает, и вдруг очутился у ворот королевского дворца. Сбежалась к нему стража и стала допрашивать, зачем он здесь оказался.
Корзинщик подумал: если сказать правду, что дела у него никакого нет и что забрел он к королевским воротам ненароком, того и гляди, велят его казнить. Тогда он решил схитрить, чтобы спасти свою жизнь.
— Сжальтесь над несчастным бедняком, — обратился он к стражникам. — Я корзинщик, кормлюсь тем, что плету и продаю корзины из бамбука. Но та корзина, что я с собой принес, — не для бедняков. Такую корзину подобает иметь только знатным и благородным господам. За тем я и осмелился прийти с ней к королю.
Стражники поверили корзинщику и отвели его к самому королю.
Король созвал всех своих министров и велел допросить корзинщика, чтобы тот рассказал о секрете своей корзины.
— Корзина, что я принес, не простая, — начал корзинщик. — Судите сами! Если в перевернутую корзину влезет человек знатный и посмотрит вниз — то увидит все восемь ступеней ада, а посмотрит вверх — увидит все шесть ступеней страны натов.
Король тут же захотел проверить, правду ли говорит корзинщик, и велел одному из министров залезть в корзину и смотреть.
Министр взял корзину, перевернул ее, а сам залез внутрь.
Да только взглянул вниз и, кроме деревянного пола дворца, ничего не увидел. Взглянул вверх — увидел только дно плетеной корзины.
Но тут он подумал; «Корзинщик говорил, что только знатный человек может увидеть шесть ступеней страны натов и восемь ступеней ада. Раз я ничего не вижу, — значит, я не знатен, иначе и быть не может. Да ведь не могу же я в этом сознаться!» — и сказал из корзины:
— Все верно! Видны все восемь ступеней ада. Страшно смотреть, как грешники там мучаются!
Потом посмотрел вверх и снова сказал:
— Все шесть ступеней страны натов вижу ясно! Везде красота дивная — не оторваться. Наты столь прекрасны: смотришь — не насмотришься!
Тогда король велел всем своим министрам по очереди залезать в корзину; хотелось ему проверить, знатные ли у него слуги. Все другие министры, конечно, тоже ничего не видели. Но, чтобы остальные верили, что они знатные и благородные, повторяли, будто видят и ад и страну натов.
И вот когда все министры успели побывать в корзине, король сам решил посмотреть ад и страну натов. Он залез в нее головой, глянул вниз, но, кроме деревянного пола дворца, ничего не увидел; глянул вверх — только дно плетеной корзины над головой. И тогда он подумал: «Выходит, даже министры, что мне служат, более благородны и знатны, чем я: ведь они все видели ад и страну натов. А я, властелин всего королевства, не вижу ничего! Какой позор!»
И король, подобно своим министрам, солгал: сказал, что видит и шесть ступеней страны натов и восемь ступепей ада.
Когда же король вылез из корзины, то стал хвалить корзинщика:
— Корзина, что ты нам принес, впрямь чудесна.
И он не только одарил корзинщика богатыми дарами, но и повелел министрам сопровождать того до самой его деревни.

Упражнения Тан Шицы

Китайская легенда из «Тридцати шести стратагем»

Однажды — это случилось в конце II в. — город, находившийся под управлением Кун Жуна, осадило многочисленное вражеское войско. На следующий же день осаждавшие город воины с изумлением увидели, что один из подчиненных Кун Жуна, некто Тан Шицы, в сопровождении нескольких всадников выехал из ворот города, поставил у городской стены мишень и принялся стрелять в нее из лука. Расстреляв все стрелы, Тан Шицы и его спутники сели на лошадей и уехали обратно в город. На следующий день Тан Шицы и его спутники повторили свой выезд. На сей раз вражеские воины проявили гораздо меньший интерес к их появлению. А на третий день во вражеском лагере никто даже не смотрел в сторону Тан Шицы и его людей.
Наконец, на четвертый день Тан Шицы внезапно прервал свои упражнения в стрельбе из лука, вскочил в седло, со всей силы хлестнул коня плеткой и стремглав промчался сквозь ряды врагов, не ожидавших такого поворота событий. Когда же осаждающие опомнились, Тан Шицы был уже далеко. Так Тан Шицы удалось вывезти из осажденного города донесение с просьбой о помощи.

Крестьянин и змея

Албанская сказка

Жил в деревне крестьянин, и была у него упряжка волов. Он обрабатывал на волах землю, ездил на базар. Как-то раз оставил он их отдохнуть и попастись на лесной лужайке.
Когда пришло время снова браться за работу, отправился крестьянин в лес разыскивать своих волов. Идет он по склону холма и видит огромный дуб, объятый снизу пламенем, — наверно, кто-то разжигал под ним костер и плохо затушил. Подошел крестьянин поближе и вдруг заметил на дереве змею, которая переползала с одной ветки на другую и никак не могла спуститься на землю. Змея тоже увидела человека и позвала на помощь:
— Спаси меня! — воскликнула она. — Я дам тебе за это все, что ты захочешь!
Крестьянин сказал:
— Я не могу забраться на эту ветку и спасти тебя, ведь снизу ствол горит.
Но мудрая змея ответила:
— Возьми длинную жердь или поваленный тонкий ствол дерева и прислони его к суку дуба, а я по нему спущусь.
Крестьянин нашел тонкий ствол поваленного дерева, прислонил его к ветви дуба, и змея соскользнула по стволу прямо ему на руки. Она ловко обвилась вокруг туловища человека, потом вокруг шеи и тут же принялась его душить.
— Что ты делаешь? — с перепугу закричал крестьянин. — Я же спас тебя от огня, зачем ты меня душишь?
— Да, я душу тебя, — ответила змея.
— Но какое ты имеешь право меня душить, если я тебя спас!
— Ты меня спас, но я имею право ужалить и задушить тебя, — ответила змея.
— Ну, это уж слишком, — возразил крестьянин, — такого права у тебя нет. Это несправедливо. Идем к судье, и пусть он нас рассудит.
— Кто же нас будет судить?
— Кого первого на дороге встретим, тот пусть и судит, — ответил крестьянин.
Отправились они искать судью и вскоре увидели старую лошадь, понуро стоявшую среди камней у подножия горы. Подойдя поближе, крестьянин сказал лошади:
— Мы бы хотели, лошадь, чтобы ты рассудила нас и сказала, кто из нас прав, кто виноват.
— Ну что ж, рассказывайте, — вздохнула лошадь.
Крестьянин стал рассказывать:
— Ты видишь змею, которая обвилась вокруг моей шеи и хочет ужалить меня и задушить? Так вот с чего все началось. Пошел я по своим делам в лес, иду и вижу на склоне холма дуб, объятый снизу пламенем. А на дубу змея переползает с ветки на ветку и никак не может спуститься на землю. Змея позвала меня: «Иди сюда скорее, человек, и спаси меня, иначе я сгорю. Я дам тебе за это все, что ты захочешь». Ну, я подошел и спас ее, а теперь вместо того, чтобы поблагодарить и наградить меня, она хочет меня погубить. Скажи нам, разве это справедливо?
Лошадь ответила:
— Конечно, справедливо. Змея имеет право ужалить и задушить тебя, потому что вы, люди, несправедливы и неблагодарны, и правды от вас не дождешься вовек. Я вот, старая лошадь, тридцать лет отработала на своего хозяина, а когда одряхлела и стала такой немощной, какой вы меня видите, хозяин перестал меня кормить и привел сюда, где травинки не найдешь, чтобы утолить голод. А сегодня утром он позвал живодера, тот осмотрел меня и сторговался с хозяином. Завтра живодер придет и сдерет с меня шкуру, а потому лучше всего будет, если змея задушит тебя.
Крестьянин ответил:
— Нет, ты не права, в тебе говорит злоба на людей. Мы поищем другого судью.
Отправились они дальше, и вскоре встретился им старый вол. Когда крестьянин заметил, что вол здоров и мирно пасется на зеленом лугу, то подумал: «Наверно, этому откормленному волу неплохо живется у своего хозяина, если тот привел его попастись на лужайку с такой сочной травой». И сказал змее:
— Пойдем к волу, пусть он нас рассудит.
— Хорошо, — согласилась змея.
Подойдя к волу, крестьянин спросил:
— Вол, можешь ты нас рассудить по справедливости?
Вол ответил:
— Рассказывайте, я рассужу вас по справедливости.
— Эта змея, которая обвилась вокруг моей шеи и хочет меня задушить, сидела на высоком дубу, — начал свой рассказ крестьянин. — Дуб загорелся, и она не могла спуститься на землю. Тут бы ей и конец, да увидела она меня и стала просить: «Подойди сюда, человек, сними меня с дуба и спаси, я дам тебе за это все, чего ты пожелаешь». Я подошел и спас ее, а теперь вместо благодарности и награды она норовит ужалить меня и задушить. Скажи нам, разве это справедливо?
Вол ответил:
— Если судить по справедливости, то тебя нужно ужалить и задушить, потому что вы, люди, нетерпимы и жестоки, вы самые злые из всех зверей. Вот я, вол, двадцать лет проработал на своего хозяина, таскал плуг и арбу, да и верхом он на мне наездился.
А сейчас, когда я ослабел и не могу ходить в упряжке, он выпустил меня попастись и откормиться на этом сочном лугу. Сегодня утром он привел сюда мясника, и они договорились о цене за мое мясо. Завтра мясник придет и зарежет меня. Хозяин продаст ему часть мяса, остальное оставит себе и сам будет им угощаться. А ведь я двадцать лет таскал плуг, кормил хлебом его семью, помог ему вырастить сыновей. Поэтому будет очень хорошо, если змея задушит тебя.
Услышав это, змея сказала крестьянину:
— Видишь, я была права и поэтому сейчас ужалю тебя и задушу.
— Нет, подожди, — взмолился крестьянин. — Вол не мог рассудить нас справедливо. Он слишком сердит на людей. За то зло, которое ему причинил хозяин, он хочет отомстить мне. Поищем другого судью!
Змея подумала и сказала:
— Хорошо, я согласна выслушать третьего и последнего судью, но с одним условием: пусть это снова будет кто-нибудь из зверей или животных, только не человек!
На том они порешили и пошли искать еще одного судью. Идут и видят — бежит им навстречу лиса. Крестьянин говорит ей:
— Вот хорошо, что ты сюда прибежала, а то мы как раз шли тебя искать. Скажи нам, старая, можешь ли ты рассудить нас по справедливости?
Лиса ответила:
— Еще бы, конечно, могу.
Крестьянин стал рассказывать ей все по порядку:
— Сидела эта змея на дубу, а дуб загорелся, и грозила змее неминуемая гибель. Увидела она меня и стала кричать: «Караул! Спаси меня, человек, а я дам тебе все, чего ты пожелаешь!» Ну, я подошел к дубу и спас ее, подставив к суку длинную жердь. Просить у нее в награду ничего не стал, а она спустилась по жерди вниз и вместо того, чтобы отблагодарить меня, как обещала, собирается задушить. Вот и рассуди нас, лиса, ты ведь в наших краях слывешь самым мудрым и справедливым зверем. А за свои труды получишь плату — пять кур.
Лисице пришлась по душе похвала крестьянина, а еще больше обещанная плата — пять кур. Она поразмыслила и сказала:
— Уж сколько лет я, старуха, живу на свете и скольких зверей и людей рассудила, и так все меня за мой праведный суд хвалят, это ты верно говоришь, а вот ваш случай рассудить не могу.
— Как же так? — удивились крестьянин и змея.
Лиса ответила:
— Не верю я, чтобы змея могла забраться на дуб, а ты снял ее с помощью какой-то жерди. Сделаем сейчас так: пусть змея снова заползет на дуб, а ты сними ее оттуда так, как снял в прошлый раз. Только все проверив, я смогу вас рассудить.
Крестьянин и змея с ней согласились, и отправились все вместе к большому дубу. Змея, обвивавшая шею крестьянина, спустилась на землю, медленно вползла на дуб и расположилась на одной из веток. А крестьянин стал искать жердь, чтобы спустить змею на землю и показать лисе, как все происходило. Лиса с насмешкой спросила его:
— Чего же ты, интересно, ждешь? Чтобы змея снова сползла на землю и обвилась вокруг твоей шеи?
Крестьянин удивился:
— А что мне делать?
Лиса ответила:
— Брось эту палку и беги скорей домой, тогда змея тебя не задушит.
Тут крестьянин понял, как плутовка-лиса перехитрила змею. Он бросил жердь и поспешил домой, а лиса побежала за ним получать вознаграждение — пять кур. Когда они приблизились к деревне, лиса сказала:
— Ты иди домой и принеси мне обещанную плату, а я подожду тебя здесь.
Пришел крестьянин домой и говорит жене:
— Отбери мне пять кур и положи в мешок.
— Зачем тебе куры? — удивилась жена. — И почему ты не привел волов?
Крестьянин ей все рассказал: как он пошел на лужайку за волами, как увидел горящий дуб и змею на нем, как помог змее спуститься на землю, а она его чуть не задушила.
— Я должен расплатиться этими курами с лисой, — сказал он жене. — Она спасла меня. Иначе бы мне уж не быть в живых.
Жена ответила:
— Чем кур изводить, возьми-ка лучше охотничью собаку да спусти ее на лису. Разве можно упускать такой случай? Надо поймать лису и продать лисью шкуру, она ведь стоит сорок грошей.
Долго спорили они, но в конце концов муж согласился с женой, запихнул в мешок вместо кур охотничью собаку, взвалил поклажу на спину и пошел за околицу, где его ждала лиса.
— Вот тебе заслуженная награда, — сказал он лисе, сбрасывая мешок на землю. — Подойди-ка сюда поближе, я развяжу горловину, а ты залезай в мешок и расправляйся с курами, потому что если я их выпущу, они разбегутся, и ты их больше не поймаешь.
Но лиса не была бы лисой, если бы брала на веру все, что ей говорят.
— Ничего, выпусти кур, — сказала она, не подходя к крестьянину слишком близко, — и не беспокойся: уж от меня-то они не убегут.
Крестьянин развязал мешок, и оттуда выпрыгнула охотничья собака. А лиса, которая уже приготовилась броситься и перерезать горло курице, едва успела отскочить в сторону. Началась погоня. К счастью для лисы, недалеко был лес, а в нем заросли колючего кустарника. Лиса, ободравшись до крови, залезла в кусты, а охотничья собака забраться туда не смогла.
Когда собака убежала, лиса, зализывая раны, потащилась в свою нору.
— Что случилось со мной, горемычной? — думала она. — Чего ради на старости лет я связалась с людьми?

Лев, лиса и медведь

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Лев захворал, и все звери пришли ведать его, только лиса припоздала. Стал медведь злословить о ней, и лиса, услышав это у порога, ввалившись внутрь, бросилась в ноги льву. Лев сказал лисе: «Не в добрый час ты, мерзкая, явилась, скажи мне почему опоздала?» Лиса сказала: «Не гневайся, добрый царь, клянусь твоей головой, что ради здоровья твоего обежала я многих врачей и большие трудности перенесла, но узнала лекарство от твоей болезни.» И лев сказал: «Добро пожаловала, мудрая тварь, что ж это за лекарство?» Лиса сказала: «Очень полезное и легкое лекарство — врачи сказали мне, что нужно содрать шкуру с живого медведя и укрыть ею льва, и тотчас горячая хворь вытянет всю хворь из больного.» И лев приказал. Медведя поймали и стали сдирать с него шкуру. А он истошно вопил. И лиса сказала: «Да будет так с тобой и теми, кто, войдя во дворец, станет и злословить и чернить другого».

Мачатынь

Латышская сказка

Жил да был в своей избушке ловкий мужичок, по имени Мачатынь. Наживался ловкач на своем барине, как хотел. Вот однажды возвращался барин с охоты и завернул в избушку к Мачатыню отдохнуть. А Мачатынь, зная, что барин его простак из простаков, сварил в котле кашу, снял котел с крюка, поставил на пол посреди избы и показывает барину:
— Глянь-ка, глянь, видывал ли ты такой котел, чтоб каша в нем посреди избы без огня кипела? А я только так и делаю: налью воды, насыплю крупы, поставлю котелок посреди избы на пол, и он вовсю кипит. Глянул барин в котел: и правда — кипит. И невдомек ему, что каша, только что с огня снятая, еще булькает.
— Вот что, Мачатынь, я тебе тридцать три пурвиеты земли дам, а ты мне котелок отдай. Принес барин-простофиля котел домой и положил в него зайца — пусть варится. Да куда там без огня-то вариться! Понял барин, что его надули, приказал привести Мачатыня в имение и давай его дубинкой по спине молотить. А Мачатынь еще дома смекнул, что без выволочки не обойдется. И чтоб опять подшутить над барином, налил в телячьи кишки крови и привязал их к спине. Как ударил барин Мачатыня дубинкой, так кровь и брызнула во все стороны. Упал Мачатынь на землю, заскулил:
— Убил, убил, сам своего Мачатыня убил! Увидал барин, что его Мачатынь весь в крови лежит, прибежал к батракам и тихонько наказал, чтоб сунули они его в мешок, снесли на озеро и бросили в прорубь. Снесли батраки Мачатыня на озеро, а прорубь-то замерзла, пришлось за топором идти. Пока батраки топор искали, Мачатынь вылез из мешка и насыпал в него камней.
Через день-другой барин опять пошел на охоту. Не успел он зайца подстрелить, как вышел из своей избушки Мачатынь и давай в собак сосновыми шишками швырять. Увидел барин Мачатыня, удивился:
— Ты откуда взялся? И зачем моих собак гоняешь?
— Нынче-то я в собак деньгами кидаю: теперь, коли денег мне не хватит, я в прорубь прыг и целый ворох нагребу. Только не говори, барин, про это батракам, а то они в прорубь за моими деньгами полезут. Услыхал это барин, заторопился к озеру и — прыг в прорубь, да тотчас камнем ко дну пошел, и по сей день ищет он деньги Мачатыня.

Кочак-самозванец

Курдская сказка

Жили старик со старухой. Бедные они были, ничего у них не было. Как-то раз старик и говорит:
— Что нам делать? Как жить?
— Достань себе одежду кочака, возьми в руки какую-нибудь книгу, ступай бродить по городу, людей обманывать — как-нибудь и прокормимся!
Старик сделал так, как сказала ему жена.
Пошел бродить по городу. Видит: сын падишаха с детьми в бабки играет. Бабка сына падишаха откатилась, упала в щель. Дети стали искать, а в щель забилась земля: сколько ни искали дети — не могли найти.
Заплакал сын падишаха, побежал к матери. А кочак-самозванец видел, куда закатилась бабка. Пришла жена падишаха к тому месту, где играли дети, видит: кочак сидит.
— Если ты и вправду кочак,— сказала она,— скажи, где бабка моего сына? Найди и принеси!
— Иди домой,— отвечал кочак.— Через час я приду и принесу бабку.
Жена падишаха ушла. А кочак вытащил косточку из щели и принес жене падишаха. Та дала ему золотой.
Кочак-самозванец вернулся домой и говорит жене (а жену звали Голе):
— Сегодня я принес на еду, посмотрим, что завтра будет!
На другой день кочак-самозванец отправился в сад падишаха. Видит: дочь падишаха и дочь везира играют с жемчужиной. Дочь падишаха выронила жемчужину, а дочь везира незаметно подняла ее, спрятала за пазуху. А кочак-самозванец все это видел.
Доложили жене падишаха:
— Твоя дочь жемчужину потеряла.
Жена падишаха разыскала кочака и говорит ему:
— Кочак, жемчужина моей дочери пропала — умоляю тебя, разыщи ее!
— Иди к себе домой, я сам принесу ее тебе! — сказал кочак.
Пошел он к дому везира, сел у порога. Видит: дочь везира домой идет.
— Дочь моя! — сказал ей кочак-самозванец.—Зачем ты жемчужину дочери падишаха себе за пазуху спрятала? Если не сознаешься мне, я тебя опозорю!
Испугалась дочь везира, вынула жемчужину из-за пазухи, дала кочаку-самозванцу. Кочак взял жемчужину, отнес жене падишаха. Та дала ему несколько золотых. Вернулся домой кочак-самозванец и говорит жене:
— Голе, сегодня я принес несколько золотых, теперь мы проживем, но боюсь, что в конце концов правда откроется и со мной сыграют какую-нибудь шутку!
Постепенно о кочаке-самозванце распространилась повсюду слава как о знаменитом кочаке-гадателе.
Однажды ночью семеро воров забрались в сокровищницу падишаха, ограбили ее и унесли все золото. Позвал падишах кочака-самозванца и говорит ему:
— Даю тебе сроку двадцать четыре часа — или найди и принеси мое золото, или голову тебе долой!
Грустный, расстроенный пришел домой кочак и говорит жене:
— Голе, пропала моя голова!
А воры уже слыхали о кочаке. В полночь подкрались они к дому кочака подслушать, что будет говорить кочак.
— Давайте послушаем, будет кочак говорить про нас или нет?
Двое из них забрались на крышу, стали слушать через колэк.
А у кочака под порогом была дыра. Было у кочака во дворе семь цыплят. Два цыпленка пролезли через эту дыру в комнату.
— Два уже пришли, осталось пять! — сказал кочак жене.
Воры соскочили с крыши, побежали к товарищам:
— Будь он неладен! Мы едва только подобрались к колэку, а он уже говорит: «Два уже пришли, осталось пять!»
Испугались воры, все вместе подобрались к колэку. В это время оставшиеся пять цыплят в комнату забрались.
— Вот уже все семеро пришли!— сказал кочак жене.
Испугались воры, спрыгнули с крыши, пришли к кочаку:
— Это мы украли золото у падишаха. Пожалуйста, помоги нам сделать так, чтобы падишах не убил нас.
— Знайте,— сказал им кочак,— я еще вчера мог выдать вас, но пожалел ваших жен и детей. Ступайте, скорей принесите потихоньку все сокровища падишаха ко мне домой и уходите. Я не выдам вас падишаху.
Воры принесли кочаку все сокровища. Каждый из них дал ему несколько золотых:
— Смотри не выдай нас падишаху1
Только рассвело, падишах прислал своих слуг к кочаку: «Падишах тебя требует к себе».
— Идите скажите падишаху,— отвечал кочак,—пусть пришлет караван, увезет свои сокровища!
Падишах прислал караван и сам пришел к кочаку.
— Кочак,— сказал он,— назови мне имена этих воров.
— Не могу, падишах, мой святой не велит мне! — отвечал кочак.
Падишах увез все свои сокровища, а кочаку в награду отсыпал целую меру золота.
Как-то раз кочак возвращался домой с мельницы. Путь его лежал мимо дворца падишаха. Падишах и его жена стояли на айване дворца, смотрели на дорогу. Увидели кочака.
— Смотри, наш кочак с мельницы идет! — сказал падишах.
Борода кочака была в муке. Поднял он руку, стряхнул бороду. А падишах и его жена решили, что он их зовет.
Спустились они с айвана и вышли навстречу кочаку. Только они спустились, как айван рухнул.
— Молодец кочак! — воскликнули падишах и его жена.— Как это ты узнал, что айван рухнет? Ведь ты нам жизнь спас!
Две меры золота отсыпал кочаку падишах.
Слава о кочаке разнеслась по всем странам. Однажды падишах соседней страны насыпал в ларец земли, сверху положил розы, запечатал ларец и отослал его падишаху той страны, где жил кочак.
Принесли его посланные ларец падишаху и говорят:
— Пусть твой кочак узнает, что в этом ларце!
Падишах позвал кочака.
— Сейчас же скажи, что в этом ларце,— приказал он.— Не угадаешь — голову тебе долой!
Кочак стал ахать и вздыхать: «Ах, Голе, ах, Голе!» Открыли ларец, а там — земля и розы (по-курдски «ах» означает «земля», женское имя «Голе» означает «роза»).
— Молодец, кочак, угадал! — сказал падишах и отсыпал ему столько золота, сколько весил сам кочак.
На другой день кочак пришел к падишаху и говорит:
— Падишах, больше не хочу я быть кочаком: мой святой мне пригрозил, что ослепит меня. Разве тебе меня не жалко?
Падишах отпустил его. Кочак и его жена зажили благополучно.