Волк, лиса и мул

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Волк, лиса и мул побратались и пошли вместе, а когда проголодались и не нашли никакой добычи, сказали: «Давайте съедим того, кто младше всех.» Так сказали волк и лиса, ибо хотели съесть мула. И спросили волка, какого года он. Волк сказал: «Я тот волк, которого Ной взял в свой ковчег.» И вышла вперед лиса и сказала: «О, да ты на десять поколений младше меня, я та лиса, которую Бог создал.» И мул сказал: «Год моего рождения записан у меня на копыте, прочтите и узнаете, сколько мне лет.» И ногу задрал. Лиса сказала волку: «Знаю я, ты в школу ходил, грамоте обучен, пойди, прочти, что написано.» И волк поверил и пошел читать. И мул сказал: «Подойди поближе, потому что написано мелко.» И он подошел ближе, и мул со страшной силой ударил волка в лоб и размозжил ему голову, и взвыл волк, и поплелся прочь. И лиса сказала волку: «Пойди сюда, есть тут еще одна строка, прочти и ее.» Волк сказал: «Откуда же мне грамоту знать, мы из рода в род — мясники и дети мясников».

Ершишка

Русская сказка

Жил-был ершишка в барском домишке — брюханишка, ябедничишка! Проскудалось ершу, прибеднялось ему; поехал ершишка в Ростовское озеро на худеньких санишках об трех копылишках. Закричал ершишка своим громким голосишком: «Рыба севрюга, калуга, язи, головли, последняя рыбка плотичка-сиротичка! Пустите меня, ерша, в озеро погулять. Мне у вас не год годовать, а хотя один час попировать, хлеба-соли покушать да речей послушать». Согласилась вся рыба севрюга, калуга, все язи, головли, маленькая рыбка плотичка-сиротичка пустить ерша в озеро на один час погулять.
Ерш погулял один час и стал всю рыбу обижать, к тине-плотине прижимать. Живой рыбе в обиду то показалось, пошла на ерша просить к Петру-осетру праведному: «Петр-осетр праведный! За что нас ерш обижает? Выпросился он на один час в наше озеро побывать, да всех нас с озера и стал выгонять. Разбери и рассуди, Петр-осетр праведный, верою и правдою». Петр-осетр праведный послал малую рыбу пескаря искать ерша. Пескарь искал ерша в озере, да и не мог сыскать. Петр-осетр праведный послал среднюю рыбу щуку искать ерша.
Щука в озеро нырнула, хвостом плеснула, ерша в коргах нашла: «Здоров, ершишка!» — «Здравствуй, щучишка! Зачем ты пришла?» — «К Петру-осетру праведному звать на честь, не посадит ли тебя на цепь; на тебя есть просители». — «Кто же там просит?» — «Вся рыба севрюга, калуга, все язи, головли и последняя рыба плотичка-сиротичка — и та на тебя просит, да еще сом, мужик простой, губы толстые и говорить не умеет, — и тот на тебя челобитную подал: пойдем-ка, ерш, разделаемся, что на суде по правде скажут». — «Нет, щучишка! Не лучше ли дело так будет: пойдем со мною, погуляем». Щука не соглашается с ершом гулять, а хочет ерша на суд праведный тащить, как бы поскорей его осудить. «Ну, щука, хоть ты с рыла и востра, да не возьмешь ерша с хвоста! А вот нынче суббота, у моего отца девишник — пир да веселье; пойдем лучше, попьем, погуляем вечерок, а завтра, хоть и воскресенье, пойдем — так и быть — на суд праведный; по крайней мере не голодные будем». Щука согласилась и пошла с ершом гулять; ерш напоил ее пьяною, за пелёду засадил, дверью затворил и кольем заколотил.
Долго ждали на суд щуку и не дождались. Петр-осетр праведный послал за ершом большую рыбу-сом. Сом в озеро нырнул, хвостом плеснул, ерша в коргах нашел. «Здравствуй, зятюшка!» — «Здоров, тестюшка!» — «Пойдем, ерш, на суд праведный; на тебя есть просители». «Кто же просит?» — «Вся рыба севрюга, калуга, все язи, головли и маленькая рыбка плотичка-сиротичка!» Ерш-то сому зять: сумел его сом в руки взять и самолично привел на суд праведный. «Петр-осетр праведный, зачем меня требовал наскоро?» — спросил ерш. «Как тебя было не требовать? Ты в Ростовское озеро выпросился один час погулять, а потом всех с озера и стал выживать. Живой рыбе то за досаду показалося; вот собралась рыба севрюга, калуга, язи, головли и малая рыбка плотичка-сиротичка и самолично подала мне на тебя челобитную: разбери-де, Петр-осетр, это дело правдою!» — «Ну, послушай же, — отвечает ерш, — и мою челобитную: они сами обидчики, межи-борозды вытерлись, а берега водою подмыло, а я ехал тем берегом вечером поздно, торопился, резко гнал, да с берега в озеро попал, так и свалился с землею! Петр-осетр праведный, прикажи собрать государевых рыбаков да раскинуть неводы тонкие, погони рыбу в одно устье; тогда узнаешь, кто прав, а кто виноват: правый в неводе не останется, а все выскочит».
Петр-осетр праведный выслушал его челобитную, собрал государевых рыбаков и погнал всю рыбу в одно устье. На почине ершишка попал в неводишка, шевельнулся, ворохнулся, глазенки вытаращил и с неводу вперед всех выскочил. «Видишь, Петр-осетр праведный, кто прав, кто виноват?» — «Вижу, ерш, что ты прав; ступай в озеро да гуляй. Теперь никто тебя не обидит, разве озеро высохнет да ворона тебя из грязи вытащит». Пошел ершишка в озеро, при всех похваляется: «Добро же, рыба севрюга, калуга! Достанется вам и всем язям, головлям! Да не прощу и маленькую рыбку плотичку-сиротичку! Да достанется и сому толстобрюхому: ишь, говорить не умеет, губы толсты, а знал, как челобитную подавать! Всем отплачу!» Шел Любим, ершовой похвалы не возлюбил; шел Сергей, нес охапку жердей; пришел бес, заколотил ез; пришел Перша, поставил на ерша вершу; пришел Богдан, ерша в вершу бог дал; пришел Устин, стал вершу тащить, да ерша упустил.

Больной лев

Хорватская сказка

Жил-был лев. Однажды он заболел и лежал в своем логовище. Приходит к нему на поклон медведь. Лев его спрашивает:
— Послушай, медведушка, скажи-ка мне, не воняет ли тут, в моем логовище?
— Да, здорово воняет, — отвечает медведь.
Рассердился лев и растерзал медведя.
А заяц стоял у входа в логовище и все видел. Пошел он на поклон ко льву, а тот спрашивает:
— Послушай, зайчик, скажи-ка, воняет ли тут, в моем логовище?
— О нет! — говорит зайчик. — Чему бы тут вонять, тут очень хорошо пахнет!
— Врешь, — отвечает лев, — здесь не пахнет, а воняет, — и растерзал зайца.
Все это видел и слышал волк, который ждал перед логовищем. Приходит и он на поклон ко льву. Тот его спрашивает:
— Скажи, волк, в логовище моем воняет или пахнет?
Волк отвечает:
— И не воняет и не пахнет.
— Врешь ты, должно либо вонять, либо пахнуть, — сказал лев, схватил волка и растерзал.
Все это видела и слышала лисица. Когда она пришла ко льву на поклон, он ее спрашивает:
— Послушай, лиса, скажи-ка мне, воняет или пахнет в моем логовище? Лисица отвечает:
— Прости меня, пресветлый царь, ей-богу, не знаю, пахнет ли тут или воняет: я простудилась, насморк у меня, оттого и не могу тебе сказать, а врать не смею.
И лев не растерзал лисицу, потому что она была умна.

Как черепаха обманула паука

Сказка хауса

Эта сказка о черепахе и пауке. Черепаха и паук отправились странствовать. Всюду, где они останавливались, паук говорил черепахе:
— Сейчас принесут еду. Если скажут: «для чужестранцев», значит, это для меня, если же скажут: «для чужестранца», то это для тебя.
Вечером принесли им еду и сказали:
— Для чужестранцев.
Паук сказал:
— Вот, черепаха, ты видишь, это для меня.
И он съел все, оставив черепаху голодной.
На следующее утро они отправились в другой город. Там им тоже принесли еду и сказали:
— Для чужестранцев.
Паук сказал:
— Это для меня.— И опять съел все.
Так черепаха всегда оставалась голодной и стала совсем худой. И вот раз ночью она взяла калебасу, принадлежавшую хозяевам дома, где они остановились, и начала поедать объедки.
В это время хозяин дома вышел с палкой, чтобы побить того, кто разбудил его. Но черепаха сказала:
— Это я, черепаха.
Тогда хозяин дома спросил:
— Разве ты не ела пищу, которую вам приносили?
Черепаха ответила:
— Ох, нет. Паук сказал, что если принесут еду и скажут «для чужестранцев», то это для него, а если «для чужестранца», то для меня.
— Ну и ну! — удивился хозяин дома.— Так вот что проделал с тобой паук?! Сейчас иди спи, а утром посмотришь, что будет.
Утром хозяин дома распорядился приготовить еду. Были приготовлены две курицы. Позвали мальчика и сказали ему:
— Слушай внимательно. Ты должен отнести эту еду гостям и сказать: «Эта еда для чужестранца».
Мальчик принес еду и сказал:
— Эта еда для чужестранца.
Паук закричал:
— Ты лжешь! Нас здесь двое. Ты же говоришь, что «эта еда для чужестранца».
Но мальчик возразил:
— Нет, мне приказали отнести еду для чужестранца.
Тогда паук сказал:
— Хорошо, черепаха, ешь, это для тебя.
Паука очень рассердил поступок хозяина дома, и он решил:
— Завтра мы уйдем отсюда.
Когда они стали прощаться, хозяева решили подарить им быка и козла. Они ввели быка и козла в дом и привязали к быку веревку, а к козлу — кожаный ремень. Дверь закрыли, а веревку и ремень оставили снаружи. Хозяин дома сказал:
— Пусть каждый из вас подойдет и возьмет веревку или ремень.
Тогда паук подбежал, оттолкнул черепаху в сторону и схватил ремень, думая, что ремень привязан к быку.
Их спросили:
— Вы держите?
— Да, держим,— ответили они.
Тогда хозяева открыли дверь и сказали:
— Пусть каждый из вас возьмет то, что вытянет.
Паук потянул за кожаный ремень, и к нему вышел козел — баа. Когда черепаха потянула за свою веревку, она вытянула быка, большого быка. Паук рассердился и сказал:
— Я отомщу за эту несправедливость!
Затем паук с черепахой ушли. По дороге паук убил своего козла и дал черепахе его печень. Черепаха положила печень в свой мешок. Они прошли немного, и паук сказал:
— Теперь, черепаха, отдавай мне печень.
Черепаха вынула печень из мешка и протянула пауку. Но паук сказал:
— Да нет, черепаха, разве ты не поняла шутку? — И добавил: — Я пошутил. Съешь эту печень, я дарю ее тебе.
Черепаха взяла печень и съела.
Увидев, что черепаха съела печень, паук подождал, когда они прошли немного, и сказал:
— Черепаха, отдавай мне мою печень.
Черепаха сказала:
— Ох, но у меня нет печени.
Тогда паук закричал:
— Ты обманщица! Теперь ты должна убить своего быка и отдать мне его печень!
И черепаха убила быка и отдала пауку печень. Но паук сказал, что печень ого козла была больше, чем эта. Черепаха рассердилась. Она разделила быка и дала пауку половину. Но паук сказал:
— Ох, нет, моя печень была больше, чем эта, ты должна отдать мне всего быка.
И он забрал все мясо и сказал, что теперь оп вернул свое.
Черепаха сказала:
— Я тоже верну свое.
Она оставила паука и пошла своей дорогой. В пути черепаха нашла мел и голубую краску, раскрасила себя пятнами и легла на дороге.
Солнце село. Наступил вечер. И вот пришел паук, увидел черепаху и испугался. Он ударил себя в грудь и сказал:
— О пятнистый, дай мне дорогу.
Но черепаха молчала.
Паук сказал:
— Хочешь быка?
Черепаха молчала. Паук вытащил бычью ногу и бросил ей. Черепаха не двигалась. Паук бросил ей другую ногу. Черепаха молчала и не двигалась. Тогда паук спросил:
— Ты, может быть, хочешь все мясо? — И он бросил ей все мясо.
Черепаха не двигалась.
Тогда паук воскликнул:
— Может быть, хочешь мои одежды и шаровары? — И он снял все с себя, отдал ей и остался голым.
Тогда черепаха отодвинулась в сторону, дала пауку дорогу, и он прошел. А потом черепаха поднялась, взяла свое мясо и все остальное и сказала:
—- Я тоже вернула свое.

Два брата и барин

Латышская сказка

Жили-были на свете два брата: один бедный, другой богатый. Пришел однажды бедный брат к богатому помощи просить. Дал богач бедняку тощую да хворую корову и сказал:
— Коли сдохнет корова, мясо себе возьми, а шкуру мне отдай. Лечил бедный брат корову, лечил и вылечил. Выправилась корова, и такой она удойной стала, не нарадуется бедняк. А богатый брат не мог этого стерпеть и потребовал корову назад, бедняк же свое твердит:
— Как сдохнет корова, шкуру тебе отдам. Пошел богатый брат к барину просить, чтоб рассудил их. Позвали братьев на суд, говорили они, говорили, один так, другой эдак — никак барину не понять, кто прав, кто виноват. Сказал тогда барин:
— Задам я вам три вопроса, кто правильно на них ответит, тому корова и достанется. Вот вам первый мой вопрос: что слаще всего на свете? Богатый брат:
— Мед в моем улье! Бедный брат:
— Слаще всего на свете сон.
— Верно! — воскликнул барин. — А вот второй вопрос: кто самый работящий на свете? Богатый брат:
— Самый работящий на свете тот, кто быстрее всех деньги копит. Бедный брат:
— Самый работящий — ум скупца: ни днем он не спит, ни ночью.
— Верно! — опять воскликнул барин. — А вот вам и, третий вопрос: кто самый несчастный на свете? Богатый брат:
— Самый несчастный тот, кто ненароком одолжил другому свою ценную вещь.
Бедный брат:
— Самый несчастный на свете тот, кто на суде правду утаит. Тут барин и объявил свой приговор: Бедный брат на все вопросы правильно ответил, корова за ним останется.

Черт и художник

Португальская сказка

Как-то пригласили в одну из церквей художника. Пошел он, а по дороге нагнал его какой-то человек и говорит:
— Известно мне, что должен ты изобразить архангела Михаила, сражающегося с сатаной. Так вот, просьба у меня к тебе: ты уж не в очень-то черных красках черта малюй. Это ведь я! Исполнишь мою просьбу — я в долгу не останусь: пока ты тут в церкви будешь трудиться, я присмотрю за твоей женой.
Принял художник предложение черта, пообещав не чернить его в глазах людей, и сказал, что воротится домой на четвертый день.
Черт же отправился в город и заступил на дежурство у дома художника. Как раз в этот день один купец, зная, что художник в отлучке, послал к его красавице жене старуху сводницу, чтобы она устроила им встречу. Вернулась старуха после разговора с женой художника и говорит:
— Принять вас у себя дама вашего сердца не может, но согласилась увидеться с вами в доме номер одиннадцать по такой-то улице.
В условленный час пришел купец на условленную улицу и был поражен: все дома на этой улице значились под номером одиннадцать. Недоумевая, вернулся он домой. На следующий день с утра пораньше пожаловала к нему старуха сводница и сказала, что сеньора вне себя от злости, просто рвет и мечет: глаз не сомкнула всю ночь, все ждала.
— Я ведь пришел, но на этой улице все дома под номером одиннадцать.
— Обманулись вы, конечно. Эта улица мне хорошо знакома, каждый дом на ней имеет свой номер. Сегодня сеньора будет ждать вас в другом доме, и тут уж мудрено ошибиться — у дверей этого дома стоит наковальня.
Пришел купец в условленный час на условленную улицу и пуще прежнего был поражен: у дверей всех домов на этой улице стояли наковальни. Недоумевая, как и в прошлый раз, он вернулся домой.
Утром следующего дня встретил он старуху зло. Но надо сказать, что и старуха была зла не меньше его. Ведь жена-то художника, которая опять провела всю ночь в ожидании, выместила на ней свое неудовольствие. Слушая старуху, купец оправдывался, как мог, и говорил, что у всех домов на этой улице стоят наковальни. Тогда старуха сводница сказала, что нынешней ночью она возьмет на себя труд проводить его до самых дверей дома, в котором будет ждать его жена художника.
И она выполнила свое обещание, до самых дверей довела.
— Здесь, подымайтесь!
Старуха удалилась, а купец стал подниматься вверх. Вдруг на полпути, почти у самой цели, он услышал шум. Похоже, подгулявшие игроки, тузя друг друга, спускались вниз по лестнице. Купец быстро, чтобы, не дай бог, не быть узнанным и не услышать в свой адрес какой-нибудь грубой шутки, сбежал по ступенькам. Да так под лестницей всю ночь и прождал, пока они пройдут.
Делать было нечего, пришлось, как и накануне, вернуться домой, но на этот раз купец решил, что задаст трепку старухе.
А тут наступил четвертый день. С раннего утра у дверей дома черт поджидал художника и, как только тот появился, сказал ему:
— Не сомневался я, что ты сдержишь свое слово и изобразишь меня пристойно, не так, как малюют меня некоторые. Ну что ж, услуга за услугу. Я тоже не подкачал. Только скажу тебе от чистого сердца, задержись ты денька на два, на три, я исчерпал бы все свои возможности: твоя жена — поразительно хитрая женщина. Сто чертей ее не удержат, если она что себе в голову вобьет.
Художник ничего не понял из услышанного, да и стоит ли этому удивляться.

Посредник — тебе венец.
А сказке моей конец!

Два художника

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Построил некий царь красивые ворота и пожелал их украсить картинами, подобных которым нигде не было. И выбрал он двух художников, и дал одному одну стену, другому — другую, и повесил меж ними занавес. И когда художники кончили свое дело, пришел царь посмотреть на их работу, и увидел, что один нарисовал замечательную картину, и очень она ему понравилась. Другой же не нарисовал ничего. Однако он так почистил и обработал стену, что стала она лучше зеркала. Когда царь увидел, что он ничего не нарисовал, а только отделал до блеска стену, удивился и сказал: «Что ты сделал?» И художник сказал: «Я покажу свою работу.» Затем поднял занавес, что висел меж стенами, и когда взошло солнце и осветило обработанную им стену, и тогда потускнела разрисованная стена, ибо в зеркале отразилось все, что нарисовано было на противоположной стене. И царь сказал: «Эта красивее той».

Не сердись

Латышская сказка

Было у отца три сына: два умных, а третий — дурак. Вот выросли они, и нечего им стало делать в доме отца. Пришлось идти работу себе искать. Первым пошел старший сын. Шел он, шел, пришел в маленькую избушку, в которой жил старичок. Нанялся к нему парень на целый год за один сиекс денег с таким уговором: коли парень из-за работы рассердится, то хозяин вырежет у него из спины ремень и денег не даст; а коли хозяин разозлится, то парень у него ремень вырежет и деньги свои заберет. Ладно. А была у хозяина белая кобыла. В первый же день пришлось парню пахать на ней. Пашет он, пашет, уж и полдень скоро, а завтрака ему все не несут. Тут ровно в полдень подошел к нему хозяин, поздоровался и спрашивает:
— Как дела? А парень и слова вымолвить не может, бурчит себе что-то под нос: так он разозлился, что без завтрака его оставили. Хозяину этого только и надо — вырезал у парня из спины ремень и прогнал его. После старшего брата пошел к тому же хозяину средний, однако и у него вышло не лучше. Пока умные братья хворали да спины свои лечили, дурачок расхрабрился и тоже решил свое счастье попытать. Отец, правда, отговаривать его стал:
— Ну куда ты, дурак, пойдешь? Раз уж с умных братьев по ремню содрали, тебе-то всю спину обдерут. А дурак и слушать ничего не хочет. Наконец отец отпустил его. Шел дурачок, шел, пришел к тому же хозяину и нанялся к нему с тем же уговором, что и старшие братья. Лишь одно добавил дурак: деньги хозяин должен в кошелку насыпать и в углу за печкой положить. Утром отправил хозяин дурачка на белой кобыле поле пахать. Пахал он, пахал, пришла пора завтракать, а никто еды ему не несет. “Что ж, не несут — не надо, – подумал дурак, — похлопочу и сам”. И тут дурачок, не долго думая, распряг кобылу, вскочил на нее верхом, прискакал в корчму и спрашивает у корчмаря:
— Сколько дашь за кобылу?
— Шесть талеров и ни гроша больше! Ладно. Отсчитал корчмарь талеры, и дурак за эти деньги позавтракал на славу. Наевшись, воротился он в поле, впрягся в плуг и давай его по пашне таскать. В полдень пришел хозяин и спрашивает:
— Как дела?
— Лучше некуда, — отвечает дурак.
— А куда кобыла подевалась?
— Продал я кобылу, — говорит дурак, — а деньги проел. Уж не сердишься ли ты, хозяин?
— Да нет, не сержусь! Ступай-ка ты лучше домой.
Вернулись они домой. Послал хозяин дурака на гумно рожь расстилать и велел шесть волов взять посад уминать. Ладно, расстелил дурак посад, начал уминать, а волы еле ноги передвигают. Схватил дурак длинный кнут и давай волов стегать. А волы-то пугливы, кинулись за ворота, дурак за ними и ну гнать к большаку. Только выгнал волов на большак, тут и мясника встретил.
— Сколько дашь за волов? — спрашивает дурак.
— Пять талеров.
— Ладно, давай пять талеров, только хвосты верни. Отрезал мясник у волов хвосты, отдал дураку, а волов к себе погнал. А дурачок на болото поспешил, воткнул в трясину хвосты до половины и кинулся домой. Бежит и кричит:
— Хозяин, хозяин! Волы с гумна убежали, в трясине завязли, только хвосты торчат. Скорее на помощь, не то пропадут наши волы!
Прибежал хозяин, тащит за хвост одного вола, второго, третьего — только хвосты и вытянул.
— Да что же это такое? — спрашивает хозяин.
— Разве так тащат? — отвечает дурачок. — Ты же им хвосты поотрывал: не надо было так сильно тянуть. Понял хозяин, в чем дело, да сердиться-то ему нельзя!
— Ладно, — говорит. — Ступай-ка раздобудь дровец посуше, обед пора варить! Заглянул дурачок туда, сюда — во всем доме ни сухого, ни сырого полена нет. Нет так нет — пошел он под навес, порубил телегу на дрова и развел такой огонь, что только искры разлетаются. Смотрит хозяин — что за чертовщина?
— Что ты наделал? — закричал он. — Ты же мою телегу изрубил!
— Как? Уж не сердишься ли ты? — спрашивает дурак.
— Да как же не сердиться? Кобылу сгубил, волов сгубил, а теперь вот и телегу — и еще спрашиваешь, не сержусь ли я!
— Ну, делать нечего, подставляй спину! Вырезал дурачок ремень из спины хозяина, взял кошелку с деньгами, воротился к отцу и все рассказал. Отдал ему отец дом, и зажил дурачок счастливо.

Черт и теща

Португальская сказка

Жила на свете хозяйка постоялого двора. Была у нее дочь, очень кокетливая девица, но никак она не могла выйти замуж. И вот однажды мать в сердцах сказала дочери: — Никто-то тебя замуж не берет, черт бы тебя взял!
А черт, услышав подобное, тут же и появился на постоялом дворе. Отрекомендовавшись негоциантом, он начал ухаживать за хозяйской дочерью и, долго не мешкая, попросил ее руки. Ну, а так как мать тут же дала согласие, они вскоре и поженились. Ясно, конечно, что хорошего обращения от черта (хоть и в образе человеческом) ждать было нечего. Каждый день, возвращаясь с работы, запирал он за собой дверь и бил жену. Видя такое дело, мать заподозрила, что дочь действительно вышла за черта. И однажды сказала ей:
— Ох, доченька, похоже, ты и вправду за черта вышла. Но не я буду, если не узнаю всю подноготную твоего муженька.
— Да как же это вы сумеете, мама?
— А вот как: возьми-ка ты в руки четки, и как только он запрет дверь на ключ и начнет тебя бить, набрось эти четки ему на шею. Если он сатана, то сгинет. В остальном положись на меня.
И вот на следующий день, возвратившись домой, этот изверг, как обычно, запер дверь на ключ. Но теща была начеку, и как только зятек положил ключ в карман, она взяла бутыль, вынула пробку и приставила горлышко к замочной скважине — единственному выходу из комнаты.
Дочь же, как было условлено, получив первую пощечину, тут же набросила четки на шею своего мучителя. Ну, а поскольку черт мог выйти из комнаты только через замочную скважину, он и оказался в бутылке.
Старуха мать крепко-накрепко заткнула пробкой бутылку и спрятала ее в зарослях. И вот, оказавшись в западне, черт стал взывать о помощи, обещая вознаграждение.
— Того, кто выпустит меня из бутылки, я сделаю счастливым! Того, кто выпустит меня из бутылки, я сделаю счастливым! — вопил он.
Но по дороге, которая проходила сквозь заросли, никто не ходил, так что никто не мог услышать его обещанья. А тут вдруг объявился на постоялом дворе солдат и стал спрашивать про самую короткую дорогу, что привела бы его в нужные края. Ну, что есть такая дорога, никто не скрыл, как и не скрыл никто и что боязно по ней ходить и почему боязно.
— Вот именно по этой дороге я и пойду, — сказал солдат, узнав все подробности.
И пошел. А как только подошел к тому месту, где лежала бутылка, услышал крики, о которых ему рассказывали. Но не струсил, подошел ближе, пошарил в кустах и нашел бутылку.
— Что за черт, что там такое? — изумленно сказал он.
— О, друг, это и вправду я, черт, — откликнулся черт из бутылки. — Если ты меня выпустишь, осчастливлю тебя!
— Хм, кто же это тебя туда загнал? — не переставая изумляться, спросил солдат.
— А моя теща.
— Хм, а как же ты меня осчастливишь?
— А очень просто. Я влезу в душу какой-нибудь принцессы, а поскольку это будет принцесса, она, конечно, сможет исполнить все, что ты пожелаешь. Ты сможешь стать богатым. Я же оставлю в покое душу принцессы, только когда ты прикажешь.
Услышав такое обещание, солдат выпустил черта на волю.
Спустя какое-то время дошли до солдата слухи, что заболела принцесса и что никто не знает средства, которое бы помогло победить ее недуг. Вспомнил солдат обещание черта и подался во дворец.
— Я вылечу принцессу, — сказал он, — но я хотел бы получить хорошее вознаграждение.
— Я дам тебе вдвое больше того, что ты попросишь, — ответил король, — если ты и впрямь сумеешь поставить ее на ноги.
— Уговор дороже денег. Оставьте меня с ней наедине. Минут через пятнадцать, а может и меньше, она будет здорова.
Такое обнадеживающее обещание приободрило короля, и он оставил солдата наедине с принцессой.
— Эй, друг, — сказал солдат, оставшись в комнате принцессы, — хочу я посмотреть, как исполнишь ты свое обещание.
Тут черт оставил душу принцессы, и она выздоровела. Всех потрясло это мгновенное исцеление.
Но, оставив эту принцессу, черт принялся за другую. И ту сразил тяжелый недуг. А так как из королевства в королевство пошел слух, что есть такой человек, который лечит от подобной хвори, то все стали просить короля, чтобы он послал за ним.
Приказал король послать гонца за солдатом. Разыскал гонец солдата, рассказал ему о королевской беде. Очень не хотел солдат идти, но чего не сделаешь под страхом смерти? И как только прибыл во дворец, сразу же был допущен к принцессе. Стал солдат просить черта, чтобы не мучил принцессу. Но не тут-то было.
— Нет, это дело мое. Хочу и мучаю. Услышав такой ответ, солдат вспомнил о теще.
— Ваше величество, — сказал он, обращаясь к королю, — прикажите, чтобы завтра звонили во все колокола, палили из всех пушек и фейерверк пускали.
На другой день, едва рассвело, загрохотали пушки, зазвонили в колокола. Такой шум поднялся, что черт не выдержал и спросил:
— Солдат, а солдат, что там нового во дворце?
— Да что может быть нового, — ответил солдат, — твою тещу встречать готовятся.
Как только услышал черт о теще, сей же час оставил бедняжку принцессу, успев на бегу бросить солдату:
— Друг, слышь! Ты уж как-нибудь с ней сам… а я лучше подамся в такие края, где даже слыхом не слыхать будет об этой женщине.

Кват и Квасавара

Новогебридская сказка

На том же острове, что и Кват, жил Квасавара. Это был вуи, могучий воин и людоед.
Однажды Квасавара пригласил Квата и его братьев к себе в деревню. Он хотел убить их и съесть. Вечером Квасавара послал гостей спать в гамал. Братья знали, что Квасавара собирается их убить, и очень боялись. Наступила ночь, и они захотели спать. Кват костяшками пальцев разломал одно из стропил. Братья влезли внутрь балки, легли там и заснули.
В полночь люди Квасавары схватили луки и палицы и бросились в гамал. Но на спальных местах гостей не оказалось, и люди Квасавары ушли ни с чем.
Перед рассветом прокричал петух. Кват разбудил братьев и велел им вылезти из балки, чтобы никто не узнал, где они спали. Утром Квасавара и его люди снова пришли в гамал и видят: гости сидят и разговаривают. Люди Квасавары спросили:
— Где же вы спали?
— Где вы нам велели, там мы и спали,— отвечали гости.
Только Тангаро Глупый, один из братьев Квата, сказал:
— Мы спали вон в той балке.
Остальные братья были очень недовольны тем, что он проболтался.
Квасавара сговорился со своими людьми убить гостей в балке. Но в этот вечер Кват разломал один из боковых столбов и вместе с братьями лег спать в нем. Ночью люди Квасавары ворвались в дом и стали рубить ту балку, где гости спали в прошлый раз, только никого в ней не оказалось. Люди Квасавары опять ушли ни с чем. Утром они снова пришли в гамал и увидели, что Кват и его братья целы и невредимы.
— Где же вы спали? — спросили их люди Квасавары.
— Там, где вы нам велели,— отвечали гости. Но и на этот раз Тангаро Глупый сказал:
— Мы спали вон в том столбе.
Братья еще больше рассердились на него. А Квасавара договорился со своими людьми убить гостей в столбе. Но вечером Кват разломал не этот столб, а другой, и опять Квасавара и его люди не смогли убить братьев. Утром Кват и все остальные вылезли из столба и предупредили Тангаро Глупого, чтобы он не говорил, где они спали. Но когда люди Квасавары пришли, глупец снова проболтался.
А Квасавара решил расправиться с гостями иначе и убить их во время пира. Кват знал это и придумал, как спастись.
Он посадил казуарину, а братьям сказал:
— Когда еда будет готова, начинайте мыть руки соленой водой и мойте до тех пор, пока вода не кончится. Люди Квасавары увидят, что воды нет, и попросят кого-нибудь сходить за ней. Вызывайтесь вы, берите посуду и уходите по двое.
А когда отойдете, бросайте сосуды и лезьте на ту казуарину, что я посадил.
Братья сделали так, как велел им Кват. Люди Квасавары увидели, что бамбуки пусты, и сказали:
— Соленой воды нет! Кто сходит за ней?
— Давайте мы сходим! — вызвались двое братьев. Они отошли, разбили сосуды и влезли на казуарину. Люди Квасазары долго их ждали, а потом попросили принести воду еще кого-нибудь. Пошли другие два брата и тоже не вернулись.
Так все они ушли по двое, и у костра с Квасаварой и его людьми остался один Кват.
Раскрыли печь. Кват сидел рядом и держал в руках несколько мешочков, чтобы забрать доли своих братьев. Когда еду стали вынимать из печи, Квасавара попытался ударить Квата палицей, но промахнулся. Кват перескочил к другой стороне печи, схватил одну долю еды и воскликнул:
— Это моему брату! И он положил еду в один мешочек.
Квасавара бросился за Кватом, ударил палицей, но опять мимо. А Кват снова перепрыгнул через печь, схватил вторую долю еды и крикнул:
— Это другому брату!
Так и гонялся Квасавара за Кватом, пока тот не забрал всю еду и не сложил ее в мешочки. Затем Кват бросился бежать, а Квасавара — за ним. На бегу Квасавара пытался ударить Квата палицей и снова промахнулся. Кват добежал до своего дерева и стал взбираться на него. Квасавара полез вслед за Кватом. Братья уже сидели на самой макушке казуарины. Дальше лезть было некуда. Квасавара почти настиг беглецов и хотел уже достать их своей палицей, но тут Кват воскликнул:
— Расти, моя казуарина!
Ствол дерева удлинился, и Квасавара оказался намного ниже Квата и его братьев. Но он продолжал лезть вверх и снова чуть не достиг вершины. Кват опять крикнул:
— Расти, моя казуарина!
Ствол вытянулся еще, и Квасавара оказался далеко внизу. А дерево выросло до самого неба. Тогда Кват воскликнул:
— Согнись, моя казуарина!
Дерево согнулось, и его вершина опустилась в Татган — ту деревню, где жил Кват. И беглецы сошли на землю — сначала братья, а потом Кват.
Но макушку дерева Кват не отпустил, а крепко ее держал, так что казуарина оставалась согнутой. Когда же Квасавара добрался до макушки дерева, Кват сказал:
— Теперь я тебе отомщу!
— Ох, Кват! — воскликнул Квасавара.— Сжалься надо мной, возьми меня себе в услужение, я буду работать на тебя!
— Нет,— ответил Кват,— я отомщу за все зло, которое ты мне сделал.
И Кват отпустил макушку казуарины. Дерево распрямилось и отбросило Квасавару. Он ударился головой о небо, а потом упал на землю плашмя, лицом вниз и превратился в камень.
Теперь это жертвенный камень. Тот, кто хочет быть храбрым и могучим в бою, совершает на нем жертвоприношения.
Ведь этот камень — Квасавара,