Рассказ о ткаче и фокуснике (ночь 152)

«Тысяча и одна ночь»

Дошло до меня, о царь, что у одного человека была обезьяна, а этот человек был вор. И когда он приходил на какой-нибудь рынок в том городе, где он жил, то не уходил оттуда без большой наживы. И случилось так, что однажды он увидел человека, который нёс скроенные платья, чтобы продать их. И этот человек стал выкликать платья на рынке, но никто не приценялся к ним, и всякий раз, как он предлагал их кому-нибудь, их неизменно отказывались купить.
И случилось так, что вор, у которого была обезьяна, увидел человека со скроенными платьями, а тот завернул их в кусок полотна и присел отдохнуть от усталости. И обезьяна стала играть перед ним, пока он не отвлёкся, смотря на неё, и вор утащил у него узел с материей, а потом он взял обезьяну и пошёл в пустынное место и, развязав узел, увидал там эти скроенные платья.
Он завязал эти платья в дорогое полотно и пошёл на другой рынок и предложил на продажу полотно и то, что в нем было, поставив условием, чтобы его не развязывали. Он соблазнял людей малой ценой за этот узел, и один человек увидел его, и узел ему понравился из-за его ценности.
Он купил узел с таким условием и ушёл с ним домой, полагая, что купил удачно, и когда его жена увидела узел, она спросила его: «Что это?» — и он ответил: «Это дорогая вещь, которую я купил ниже её цены, чтобы продать её и взять за неё прибыль». — «О ты, обманутый, — сказала ему жена, разве такую вещь продают за меньшую цену, если она не краденая? Не знаешь ты разве, что тот, кто покупает вещь, не видя её, делает ошибку и становится подобен ткачу».
«А какова история ткача?» — спросил её муж, и она сказала: «Дошло до меня, что в одном селении был ткач, и он работал, но добывал пищу лишь с трудом.
И случилось, что один богатый человек, живший поблизости от его селения, устроил пир и позвал людей, и ткач тоже пришёл. И он увидел, что людям, одетым в мягкие одежды, предлагают роскошные кушанья, и хозяин дома даже величает их, видя, как они хорошо одеты. И тогда ткач сказал себе: «Если бы я променял своё ремесло на другое, более лёгкое по работе, более высокое по степени и с большей оплатой, я бы наверное собрал большие деньги и купил бы роскошные одежды, чтобы возвысить мой сан я стать великим в глазах людей, и сделаться таким, как эти люди».
И потом ткач увидел, как какой-то фокусник из забавников, присутствовавших на пиру, поднялся и влез на высокую стену, уходящую ввысь, а затем кинулся оттуда на землю и стал на ноги. Я тут ткач сказал себе: «Обязательно сделаю то, что сделал этот, и не буду слаб для этого!»
И он поднялся и влез на стену и бросился оттуда и, достигнув земли, сломал себе шею и тотчас же умер.
Я рассказала тебе об этом лишь для того, чтобы ты клал свою еду той стороной, которую ты знаешь и узнал вполне, и чтобы тебя не взяла жадность, и ты бы не захотел того, что не по тебе».
И муж отвечал ей: «Не всякий, кто знает, спасётся своими знаниями, и не всякий невежда гибнет от невежества. Я видывал, как змеелова, сведущего в змеях и знающего о них, иногда жалит змея и убивает, но справляется с нею тот, кто не знает о них и не сведущ в их повадках».
И он не согласился с женою и купил эти вещи и стал придерживаться этого обычая, и докупал у воров за бесценок, пока не попал в подозрение и не погиб от этого.

О неусыпной охране отданного под надзор стада

«Римские деяния»

Некий знатный человек владел белоснежной коровой, которую весьма любил за два присущих ей качества: во-первых, за то, что она была бела, а во-вторых, за то, что давала много молока. Из-за великой любви к этой корове он решил оправить в золото оба ее рога и раздумывал так: «Кому можно было бы поручить охранять ее?». В те времена жил некий человек по имени Аргус, на которого можно было во всем положиться; кроме того, у него было сто глаз. Этот знатный господин послал за Аргусом, прося его прийти без промедления. Когда Аргус явился, пославший за ним говорит: «Поручаю тебе мою корову с золотыми рогами, и если хорошо будешь за ней смотреть, я богато одарю тебя, если же рога ее похитят, накажу смертью». И вот Аргус увел с собой корову с золотыми рогами и всякий день выгонял ее на пастбище и внимательно стерег, на ночь же уводил в хлев.
Некий алчный человек по имени Меркурий, который страстно хотел иметь эту корову, был искусным музыкантом. Он часто приходил к Аргусу, чтобы с помощью уговоров или денег получить золотые рога. Однажды Аргус воткнул в землю перед собой свой пастушеский посох и заговорил с ним, будто это его господин: «Ты – мой господин, этой ночью я пойду в твой замок. Ты скажешь мне: «Где корова с золотыми рогами?». Я отвечу: «Вот она, но без золотых рогов, ибо, когда я спал, какой-то вор похитил рога». Ты скажешь: «Злосчастный, разве нету у тебя ста глаз? Как могло случиться, что все они спали и вор унес рога?». Это обман, и потому я буду предан смерти. Если же скажу: «Я их продал», поступлю недобросовестно по отношению к своему господину». Затем Аргус сказал Меркурию: «Ступай своей дорогой, ибо ничего от меня не получишь».
Меркурий ушел, а на следующий день воротился со своей лирой. Придя, он на манер историка стал рассказывать Аргусу забавные случаи, а потом петь, пока у Аргуса не закрылись два глаза. Под песню Меркурия Аргус смежил еще два глаза, и так Меркурий продолжал, пока не заснули все сто глаз Аргуса. Когда Меркурий увидел, что все глаза Аргуса уснули, он отсек ему голову и увел корову с золотыми рогами.

Двое разбойников и король

Албанская сказка

В столице одного государства стали совершаться бесчисленные грабежи и кражи. Грабителей выслеживали и ловили, но поймать никак не могли. Король очень негодовал и удивлялся, посылал все новых людей ловить воров, но с каждым днем краж становилось больше и жалоб больше, а воры оставались непойманными.
Однажды к королю пришла женщина, у которой ночью воры украли пять старинных золотых монет, и сказала:
— Ваше величество, я женщина бедная и потому прошу тебя поймать воров и вернуть мне деньги, а если ты не можешь этого сделать, в таком случае ты не имеешь права занимать королевский трон. Тогда лучше слезай с него и на трон сяду я, после чего, клянусь тебе, воры будут пойманы в тот же день!
Король был не только поражен ее словами, но и пристыжен, и потому сказал женщине:
— Мне все ясно. Иди домой. Воров буду ловить я.
Поздно вечером того же дня король переоделся в крестьянскую одежду, взял ружье и, дождавшись двух часов ночи, вышел из дворца в город. Долго бродил он по улицам и переулкам и наконец повстречал двух разбойников. Догадавшись, что они задумали совершить грабеж, он подошел к ним и предложил:
— Если вы согласны, возьмите меня в товарищи.
Разбойники окинули его одобрительным взглядом, но сказали:
— Мы бы взяли тебя в товарищи, но заслужить такую честь непросто. Для этого ты должен проявить какую-нибудь необычайную способность. К примеру, один из нас понимает, о чем лают собаки, а второй всегда знает, что делают люди в доме — спят или не спят? А ты что умеешь?
Переговариваясь с разбойниками, король узнал их: один из них был начальником жандармерии, а другой членом королевского совета. Однако тем и в голову не пришло заподозрить в бедно одетом крестьянине своего повелителя. Король сказал:
— Я тоже кое-что умею: если, не приведи господи, нас схватят с поличным, или предадут, или посадят в тюрьму, я смогу спасти нас всех и избавить от тюрьмы и казни!
Разбойники не поверили ему, разумеется, и один из них со смехом ответил:
— Если так, то ты самый замечательный товарищ, какого мы могли бы себе пожелать! С таким товарищем не пропадешь. Ладно, иди с нами, ведь с тобой, если ты говоришь правду, мы можем творить все, что угодно. Теперь мы сможем, пожалуй, ограбить даже королевскую казну.
— А почему бы и нет? — заметил второй разбойник.
— Мы можем ограбить ее даже сегодня, — предложил король, переодетый крестьянином.
Дали они друг другу клятву верности и пошли грабить королевскую казну. По дороге услышали собачий лай и спросили того товарища, который понимал собачий язык:
— О чем это так усердно сообщают друг другу собаки?
Товарищ ответил:
— Собаки говорят: «Вот идут трое, и один из них король».
— Ничего ты не понимаешь на собачьем языке, дорогой, — рассмеялись двое других приятелей, один из которых был королем.
И не придав никакого значения этому разговору, двое грабителей, а за ними король, подошли к тому зданию, где находилась королевская казна.
— Ну-ка узнай, сколько там человек охраняют казну и что они сейчас делают? — спросили они у разбойника, который всегда мог определить, спят в доме или не спят.
— Там военная охрана в сорок человек, — ответил он. — Из них тридцать девять спят, а один бодрствует.
— Подождем, пока и этот заснет, — предложил второй разбойник.
Подождали они немного и приступили к делу. Двое разбойников залезли в казну и основательно ее очистили, а их сообщник — переодетый в крестьянскую одежду король — стоял и стерег их. Затем они тихо выбрались на улицу и отошли немного в сторону. Король сказал грабителям:
— Погодите, не спешите так. Теперь нам надо поделить добычу. Вы должны отдать мне мою часть.
Те в ответ только посмеялись:
— Когда мы в следующий раз кого-нибудь ограбим, то и с тобой поделимся, а сейчас ступай-ка ты домой да поскорее.
Попрощался с ними король, вернулся во дворец и лег спать. На следующий день после обеда он срочно собрал королевский совет якобы для обсуждения чрезвычайно важных событий. После решения некоторых срочных дел, король обратился к начальнику жандармерии, который понимал собачий язык, и спросил его:
— А теперь скажи мне, господин офицер, что сегодня ночью пролаяли тебе собаки, когда ты шел с двумя товарищами по городу?
Только тут начальник жандармерии и тот член королевского совета, с которым они вместе совершали грабежи, догадались обо всем и узнали в своем ночном спутнике короля. Они обмерли от ужаса, а потом упали к его ногам и стали просить о пощаде. Король сказал:
— Я ведь обещал, что смогу спасти вас от тюрьмы и казни, если вы попадете в руки правосудия, и не хочу нарушать своего королевского слова. Но вы обязаны немедленно сделать следующее: во-первых, отдать мне мою долю, которую вы вчера себе присвоили, во-вторых, отдать пять старинных золотых монет бедной женщине, у которой вы их позапрошлой ночью украли, а в-третьих, вообще вернуть всем все, что вы награбили.
На этом заседание королевского совета закончилось. Грабители вернули награбленное добро, и в столице королевства совершенно прекратились грабежи и кражи. Народ облегченно вздохнул и зажил спокойно, а король понял, что грабителями были только они — его высшие чиновники и приближенные.

Слепой и копилка

Португальская сказка

Жил на свете слепец. Долгие годы бродил он с сумою по свету и сумел набить себе тугую мошну. Думал он думал, как накопленное от воров уберечь, потом сложил деньги в горшок, а горшок во дворе под деревом закопал. Знал он заветное место как свои пять пальцев, и чуть, бывало, наберется у него добрая пригоршня монет, уж он спешит к своему кладу — горшок откопает, денежки пересчитает и снова прячет. Да, на беду, подстерег его сосед и копилку-то украл.
Хватился слепец — нет горшка. Он никому ни гугу, а сам начал прикидывать так и этак, как ему денежки назад вернуть.
Первым делом решил он дознаться, кто богатства его лишил. По всему выходило, что покража — дело рук соседа. Тогда завел он с соседом вот какой разговор:
— Эй, друг, у меня к тебе дельце. Ну-ка, глянь, нет ли кого поблизости?
— А что такое, соседушка?
— Болен я, того и гляди, помру. Ни родных у меня, ни близких. Ты — сосед, каких мало, потому решил я отплатить тебе добром за добро: тут под деревом, в горшке, схоронил я немного деньжат — отказываю их твоей милости. Одно плохо: не все монеты я вместе собрал — кое-что на стороне припрятал. Ну да ты не сомневайся, я их в горшок доложу.
Услыхал сосед такие речи — прослезился, не знает, как и благодарить. Той же ночью вернул он копилку на прежнее место: очень ему не терпелось остальные денежки к рукам прибрать. А слепец про то дознался, горшок откопал и домой отнес. Потом как начнет голосить-причитать:
— Ох, несчастный я! Обобрали меня до нитки! До последней, соседушка, ниточки обобрали!
С того самого дня хранил слепец копилку в таком месте, где чужому по самой великой оказии на нее не наткнуться было.

Ходжа Насреддин покупает осла

Ходжа Насреддин покупает осла

Турецкая сказка

У Ходжи Насреддина издох осел. «Без осла нам не обойтись,—
 сказала жена,— купи на базаре осла, вот тебе шесть
 пиастров». Ходжа купил на базаре осла и, не оборачиваясь назад, повел его за недоуздок. Когда он так
 шел, два хулигана стакнулись и тихонько сняли с осла
 недоуздок. Один из них свел осла на базар и продал,
чтобы потом разделить деньги, а другой надел недоуздок себе на голову и в таком виде пошел с Ходжой 
к дому. Как только Ходжа, обернувшись, вместо осла
 увидел человека, он остолбенел. «Вот так так! Да ты 
кто?» — спросил Ходжа. Хитрец, засопев и сморщившись, печально проговорил: «Все это по невежеству; 
я как-то напроказничал и очень досадил матери. Мать
и прокляла меня: «Чтобы ты стал ослом!» — сказала 
она.— И вот я немедленно превратился в осла. Меня отвели на базар и продали; вы купили, а теперь с вашей
 легкой руки я опять сделался человеком». Так говоря,
человек благодарил Ходжу. Ходжа отпустил его, посоветовав впредь вести себя хорошо. На следующий день Ходжа снова пошел на базар,
 чтобы купить осла, смотрит — барышник опять водит 
того самого осла, которого он у него купил. Тогда Ходжа
 наклонился к уху осла и, смеясь, сказал: «Ах ты такой-
сякой! Должно быть, ты меня не послушал и опять прогневал свою матушку».

Доктор Всезнайка

Доктор Всезнайка

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Жил-был однажды мужик-бедняк по прозванию Рак; повез он на двух волах воз дров в город и продал тот воз доктору за два талера. Доктор, расплачиваясь с ним за дрова, сидел за обедом; увидал мужик, как тот отлично ел и пил, и позавидовал ему, подумав: «Хорошо, кабы я мог доктором быть».
В этих мыслях он постоял-постоял, да наконец и спросил, не может ли и он тоже доктором быть. «Отчего же, — сказал доктор, — это дело не мудреное». — «А что же я для этого должен сделать?» — спросил мужик. «Прежде всего купи себе азбуку (есть такие, у которых на первой странице петушок изображен), затем обрати своих волов и повозку в деньги и на те деньги купи себе приличное платье и прочее, что к докторскому делу относится; а в-третьих, вели себе изготовить вывеску с надписью и напиши на ней: «Я доктор Всезнайка», да и вели ее прибить у себя над входными дверьми».
Мужик исполнил все по указанию доктора.
Немного спустя после того, как он принялся за докторство, у одного знатного и богатого господина были украдены деньги.
Вот ему его друзья и рассказали, что в такой-то деревне живет доктор Всезнайка: тому и должно быть известно, где его деньги, потому что он знает все на свете.
Богач приказал заложить свою карету, приехал в указанную деревню и спросил: «Ты доктор Всезнайка?» — «Я», — отвечал мужик. «Ну, так ступай со мной и разыщи мне украденные у меня деньги». — «Изволь, только чтобы и Гретель, жена моя, тоже со мною поехала». Богач с радостью согласился, посадил их с собой в карету и повез во весь дух к себе.
Когда они приехали к богачу в дом, стол был уже накрыт, и доктор Всезнайка был за стол приглашен. «С удовольствием, — сказал мужик, — только чтобы и Гретель со мною же села», — и уселся с нею за стол.
Когда вошел слуга и принес блюдо с каким-то очень вкусным кушаньем, мужик толкнул жену под бок и шепнул ей: «Это первое», — намекая этим на блюдо.
А слуга-то подумал, что он сказал: «Это первый», — и этим хотел сказать: «Это первый вор», — намекая на воровство, в котором он и действительно принимал участие; вот слуга и перепугался, и сказал своим товарищам: «Доктор-то все знает! Беда нам! Ведь он сказал, что я первый!»
Другой совсем было и к столу не хотел идти, однако же должен был явиться против воли. И чуть только он вступил в столовую со вторым блюдом, доктор Всезнайка опять толкнул свою жену под бок и шепнул: «Грета, ведь это второе».
И этот слуга перепугался и тоже поспешил уйти. Третьему не лучше пришлось; и тому послышалось, что о нем мужик сказал: «Это третий!»
Четвертый должен был подать на стол закрытое блюдо, и хозяин дома сказал доктору: «Ну-ка, покажи свое искусство и отгадай, что на блюде положено?»
А на блюде были раки.
Мужик глянул на блюдо, не знал, как вывернуться, и сказал про себя: «Попался, несчастный Рак!»
Как услышал это богач, так и воскликнул: «Да, угадал! Он, верно, знает и то, кто мои деньги взял!»
Четвертый слуга этих слов насмерть испугался и подмигнул доктору, чтобы тот к нему вышел из-за стола.
Когда он вышел, все четверо слуг ему сознались, что украли деньги у господина своего; они охотно готовы были все вернуть, да еще и ему приплатить, как следует, если только он их не выдаст, потому что им будет плохо.
Указали они ему, где у них деньги припрятаны. Доктор Всезнайка остался всем этим очень доволен, вернулся к столу и сказал богачу: «Ну, сударь, надо теперь мне в свою ученую книгу заглянуть, чтобы точно сказать, где ваши украденные деньги припрятаны».
Тем временем пятый слуга залез в печку и хотел подслушать, что еще доктор знает.
А тот открыл азбуку и перелистывал ее, отыскивая изображение петушка; сразу он отыскать его не мог, да и сказал наконец: «Да знаю же я, что ты здесь, и до тебя доберусь!»
Слуга-то в печке подумал, что доктор это о нем говорит, да как выскочит из печки, как крикнет: «Он все знает!»
И повел мужик богача к тому месту, где деньги лежали, а кто их украл, о том не сказал ему; получил от обеих сторон много денег в награду и прославился на весь околоток.

Воровское испытание

Воровское испытание

Еврейский анекдот

Старый вор-еврей познакомился с молодым вором, который хотел бы работать с ним вместе.
— Сначала я должен устроить тебе испытание, — говорит старый вор.
Они приходят на постоялый двор и устраиваются на ночлег. Старик говорит: «У меня тут есть гусиная ножка, но съедим мы ее на завтрак.
С тем они ложатся спать.
Убедившись, что молодой вор уснул, старик встает и прячет гусиную ножку ему в карман пиджака, потом опять ложится …
Утром гусиной ножки нигде нет, а одежда старика нетронута.
— Расскажи-ка мне, как это ты так быстро нашел гусиную ножку! — велит старик молодому.
— Я подумал, что вы на целую ступень умнее, чем какой-нибудь «там» (дилетант, простак), и потому посчитаете мой карман самым надежным местом для гусиной ножки. Разве я не умен, мастер?
— Нет, — говорит старик, — ты не выдержал испытание. Дело в том, что я не на одну, а на целых три ступени умнее, чем обычный «там» . Я думал, что ты достаточно умен, чтобы не заподозрить меня в таком примитивном трюке, а потому именно его и использовал. Между нами все кончено.

Рассказ об одном портном

Рассказ об одном портном

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Хромой портной пришел к вратам небесным и попросил святого Петра впустить его. Но святой Петр отказал ему из-за того, что он воровал, как это часто случается с портными. Портной стал смиренно просить о милосердии, говоря, что он устал и не может больше идти, что он готов спрятаться за печку и выполнять всякую черную работу. Этого он, наконец, и добился великими мольбами. Когда однажды владыка небесный со всем небесным воинством отлучился для отдыха в некий сад, находящийся вне неба, портной остался совсем один. В отсутствие господина и всех слуг он осмотрел все вокруг и подошел, наконец, к престолу царя всевышнего; когда он смог оттуда обозреть все дела смертных, то увидел, как одна старуха тайком стащила одежду у другой, стиравшей белье в ручье. И тут в негодовании (он сам убедился, сколько тяжел грех воровства) он швырнул в вороватую старуху скамеечкой, которая стояла у подножия господнего трона. Когда же вернулся всевышний царь и увидел, что нет скамеечки, он спросил, кто ее взял. В конце концов он это узнал, и, когда услыхал, для чего она портному понадобилась, то сказал: «О сын, если бы в моем сердце было столько же мстительности и требовательности, то у меня давно уже не осталось бы ни скамеечки под ногами, ни кресел, ни лавочек».
К этому подходят слова Овидия: «Если б на каждый людской проступок Юпитер направил Молнию, скоро бы он стал безоружным совсем».

Священник-вор и вдова

Священник-вор и вдова

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Украл один священник у вдовы корову и привязал ее в хлеву. И вдова узнала и говорит священнику: «Батюшка, настал мой смертный час, пойдем в хлев, исповедуюсь я в своих грехах». И тогда отвел священник корову в дом, а оттуда — в церковь. И сказала: «Батюшка, исповедоваться перед смертью следует в церкви». И священник впустил корову на алтарь и спустил занавес. Когда вошли они в церковь и сели, отодвинула вдова занавес и говорит корове: «О, мерзкая, я думала, ты корова, но кто, скажи мне, сделал тебя ныне служительницей церкви?»

Воры и колодец

Воры и колодец

Персидская сказка

В те далекие времена, когда Нишапур был большим и процветающим городом, на главной площади его стоял огромный, прочно и красиво выстроенный караван-сарай. Самые богатые купцы останавливались в этом караван-сарае и снимали в нем комнаты. Сколько ни пытались несколько искусных и ловких воров украсть что-нибудь оттуда — им это не удавалось. Никаким инструментом нельзя было пробить дыру в стенах караван-сарая. В конце концов воры пошли к одному человеку, который жил одиноко в пещере, подобно отшельнику, и обратились к нему с такой просьбой:
— Нашего брата заперли в одной из комнат такого-то караван-сарая и не выпускают. Мы хотим его
оттуда освободить, но стены караван-сарая очень прочные, и мы никак не можем их пробить. Если ты нам укажешь какое-нибудь средство освободить брата, мы будем тебе очень благодарны.
Отшельник сказал:
— В молодости я был вором, а потом раскаялся в своих грехах и с тех пор больше не ворую. Но раз ваш брат находится там в заточении и вы просите меня помочь его освободить — а это дело доброе — я вам вот что скажу. В таком-то месте за городом есть колодец. Сейчас он разрушен и засыпан землей. Никто и не догадывается, что там когда-то был колодец. Если вы этот колодец найдете и вынете из него землю, то увидите, что от его дна начинается подземный канал, соединенный с колодцем, находящимся в середине двора того самого караван-сарая.
Воры поблагодарили отшельника, попрощались с ним и ушли. Пошли они за город, разыскали колодец, о котором говорил отшельник, и вынули из него землю.
В том караван-сарае, который они хотели ограбить, была большая собака. Когда наступала ночь и запирали ворота, собаку спускали с цепи, днем же она была привязана в углу караван-сарая. Воры несколько дней подряд ходили ту да и кормили собаку хлебом и мясом, чтобы она к ним привыкла и на них не лаяла.
Однажды ночью воры спустились в тот колодец за городом, прошли по каналу и вышли из колодца посреди двора караван-сарая. Они взломали двери комнат, где, они знали, купцы хранили много денег и драгоценностей, проникли туда и набрали этого добра, сколько мог ли унести. Потом они опять спустились в колодец и вылезли из другого колодца за городом.
На следующий день утром, когда открыли ворота караван-сарая и пришли купцы, они увидели, что все их комнаты обокрадены. Купцы тут же пошли к судье и заявили ему об этом. Судья сам пришел в караван-сарай и велел принести палки. Каждого несчастного, которого подозревали в воровстве, хватали и били палками по пяткам, а потом бросали в тюрьму. В караван-сарае собралось очень много народу, пришли и настоящие воры. Видят они, что судья попусту мучает людей.
Один из воров сказал другому, с которым был в дружбе:
— Хорошо бы сейчас пойти и освободить всех этих несчастных.
Тот говорит:
— Иди!
Вор вышел из толпы, подошел к судье и сказал:
— Зачем вы мучаете этих людей?
Судья ответил:
— Потому что из караван-сарая украдено на пятьсот тысяч туманов денег и драгоценностей.
Вор сказал:
— Отпустите этих несчастных, деньги купцов находятся у меня.
Судья спросил:
— Где они?
Вор ответил:
— Тут же, в караван-сарае. Идите за мной, я вам покажу.
Вор подвел судью и всех купцов к колодцу в середине двора и говорит:
— Деньги спрятаны здесь. Спустите кого-нибудь одного на веревке, чтобы он их достал.
Колодец был очень глубокий, и никто не решался в него спуститься. Все стали говорить вору:
— Спускайся лучше ты сам.
Вор сказал:
— А что вы сделаете, если я спущусь в колодец и смогу там, на его дне, забрать все деньги и убежать с ними?
Тут все расхохотались и сказали вору:
— Если ты сможешь убежать со дна колодца, все деньги, которые там есть, бери себе и иди на все четыре стороны.
Вор обвязался веревкой, другой конец ее дал нескольким людям в руки и стал спускаться в колодец. Когда он достиг дна, он снял с себя веревку, привязал ее к камню и знакомым путем вышел через другой колодец за городом наружу. А те долго его ждали во дворе караван-сарая и, когда увидели, что он не выходит, спустили в колодец другого человека. Примерно через час этот другой человек вошел с улицы в ворота караван-сарая. Тогда купцы поняли, что их деньги украли и вынесли через колодец и не видать им больше ни того вора, ни своих денег.