Чужеземец Чжу Фо-дяо

Из «Вестей из потустороннего мира» Ван Яня

Из какой страны происходит шрамана Чжу Фо-дяо, неизвестно. Прибыв в Чаншань, он долгие годы трудился на монашеском поприще, почитая простоту и отвергая излишества. Был он за это всеми почитаем.
В тех местах жили два брата, чтившие Закон. Их дом был в ста ли от монастыря. Жена старшего брата тяжело заболела, и ее поместили неподалеку от монастыря, поближе к лекарям. Старший брат почитал Фо-дяо своим наставником; по утрам и вечерам он бывал в монастыре, принимал наставления учителя и совершал хождение вокруг статуи Будды.
Как-то раз Фо-дяо объявился в доме, где жили братья.
Младший брат справился у него о болезни жены брата и самом брате.
— Больная уже ходит, а Ваш брат в полном здравии, — отвечал Фо-дяо.
После ухода Фо-дяо младший брат, погоняя коня, помчался рассказать старшему брату о том, что утром приходил Фо-дяо. Старший брат изумился:
— Преподобный с самого утра не выходил из монастыря. Как же могло случиться, что вы виделись?!
Братья заспорили и решили расспросить самого Фо-дяо. Тот ничего не ответил и только посмеивался, так и оставив обоих в недоумении.
Однажды Фо-дяо поднялся высоко в горы. Там он предался отшельничеству, пробыв полтора года и имея при себе несколько шэнов засушенного риса. По возвращении рис у него еще оставался.
Какие-то люди ходили за ним следом в горы. Они прошли несколько десятков ли, пока небо не заволокло тучами и не пошел снег. Фо-дяо вошел в пещеру, где обитал тигр.
Тигр вернулся и растянулся у входа в пещеру.
— Я захватил твое жилище. Ты на меня не в обиде? — спросил Фо-дяо тигра.
Поджав уши, тигр стал спускаться с горы, а люди, что шли за Фо-дяо следом, шарахнулись от него в разные стороны.
Фо-дяо предрек день своей кончины. Людям, пришедшим к нему из ближних и дальних мест, он поведал свой наказ:
— Издревле существует земля под небом, но и ей положен свой предел. У человека тем более есть предел, но ведь он стремится к вечной жизни! О, если бы он мог очиститься от трех пороков и сосредоточиться на истинном и чистом! Пусть непослушна плоть, но сила духа всегда с вами!
Толпа плакала навзрыд. Фо-дяо вернулся в келью, сел чинно, накинул на голову полы одежды и тотчас скончался.
Несколько лет спустя восемь учеников Фо-дяо из мирян пошли в горы Сишань нарубить дров. На высокой скале они вдруг увидели Фо-дяо. Одеяния его были чисты, а лик светел. Ученики обрадовались и поклонились Фо-дяо.
— Ведь Вас, преподобный, здесь не было, — обратились они к нему.
— Я бываю там, где пожелаю, — ответил Фо-дяо, затем подробно расспросил, какие новости у его знакомых, и удалился. Восемь его учеников, отложив дела, вернулись домой и обо всем рассказали единоверцам. Поскольку иного способа удостоверить рассказ у них не было, они разрыли могильный курган и вскрыли гроб. Останков Фо-дяо там не оказалось.

Святой Георгий и Феопист

Византийская легенда

Послушайте, братья мои, о другом удивительном чуде, которое явил великомученик Георгий в Каппадокиих во времена наших отцов при благочестивейшем нашем императоре Феодосии, в предшествующее поколение.
Был в Каппадокии человек по имени Феопист. Жену его звали Евсевия, и она подлинно была благочестива. Она жила в браке с ним семь лет, но детей у них не было.
Однажды Феопист пошел в поле пахать. Когда он работал вместе с рабами, случилось ему отпустить волов своих попастись, а люди легли на землю и заснули. Животные пощипали травы, отошли куда-то и пропали с глаз. Феопист проснулся и говорит рабу своему: «Куда девались наши волы?». Раб говорит: «Жив наш бог, не знаю, ведь я тоже спал».
А Феопист поднялся и напрасно проискал их до самого вечера. Вернувшись в дом свой, он говорит жене: «Мы потеряли волов своих». Она говорит: «Как?». Он говорит: «Мы отпустили их пастись, а сами легли и заснули; когда проснулись, волов не было». Жена говорит: «Ты
плохо искал». Он сказал: «Право, жена, мы обыскали все кругом, но не могли их найти». Она подняла глаза к небу и говорит: «Возблагодарим святого и милосердного бога». Назавтра Феопист говорит своему рабу: «Возьми других наших волов и иди пахать. Но хорошенько смотри за ними, а я стану искать пропавших волов». Он пошел и, напрасно проискав волов своих целую седмицу, вернулся в дом свой. Пришедшие соседи стали смеяться, говоря ему: «Какой из тебя хозяин, когда ты потерял своих волов». Он же улыбался. Соседи говорят ему: Призывал ты каких-нибудь святых, чтобы они смилостивились и помогли тебе найти волов?». Он сказал: «Всех призывал, но ничего не нашел». Один юноша сосед говорит ему: «Помолись святому Георгию Каппадокийцу — он скор на помощь и за малый сосуд елея вызволил одного человека из Сирии. Так и ты, может быть, найдешь волов своих». Феопист говорит: «Жив мой бог, если найду своих волов, зарежу одного и позову Георгия. Но он, разумеется, не придет, потому что уже умер и не может угощаться».
Но человеколюбивый и милосердный бог хотел, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины, желал открыть чудеса святого своего и обратить зломысленных еретиков, не верящих в воскресение, а также показать явление Георгия. И вот в ту ночь во сне Феописту предстает святой и говорит ему: «Феопист». Тот сказал: «Вот я, господин». Святой говорит: «Ступай на дорогу и найдешь волов своих, но скорее исполни свое обещание, и позови меня, и я приду». Пробудившись, Феопист говорит жене своей: «Мне приснилось то-то и то-то». Она сказала: «Ступай и погляди, сбудется ли откровение святого». Он пошел и увидел волов своих пасущимися при дороге. В великой радости, возблагодарив святого, Феопист пригнал волов в дом свой. И жена говорит ему, чтобы его испытать: «Может, ты не искал на той дороге?». Он же сказал: «Право, я обошел все, но ничего не находил. Ведь дорога эта длинная — не один стадий хода». Жена говорит ему: «Возблагодарим бога и святого великомученика Георгия и скорее исполни свое обещание».
Феопист сказал: «Давай заколем козленка, чтобы почтить память святого», и они сделали так, думая, что святой этим удовольствуется. Когда настала ночь, святой является Феописту во сне и говорит ему: «Феопист». Тот сказал: «Что, господин мой?». Святой говорит: «Ты собирался пригласить меня на этого козленка? Уверен ли ты, что мне довольно козленка? Быстро исполни, что пообещал, и зарежь быка, и я приду. А не сделаешь, пожалеешь». Феопист проснулся и, опечалившись, говорит жене своей: «Я видел во сне то-то и то-то. Давай заколем овцу с ягненком, и святой примет этот дар». Они сделали так и свершили память святого. И снова той ночью святой является Феописту во сне и говорит: «Феопист». Тот сказал: «Вот я, господин». Святой говорит: «Ты имел намерение пригласить меня на овцу и ягненка? Не знаешь разве, что я комит и у меня большая свита? Не сам ли ты сказал: „Зарежу вола и позову святого». Недавно из сострадания к тебе я требовал одного вола, но ты вывел меня из терпения. Если теперь не зарежешь четырех волов, всех своих овец и свиней, я не приду к тебе пировать, но попрошу господа дать мне сжечь тебя и дом твой».
Феопист проснулся и в великом страхе закричал громким голосом: «Увы, что мне делать? Кто предстает мне во сне? Не пустой ли призрак это меня морочит, чтобы я разом лишился своего добра и вместе с женой впал в нищету? Святой не говорит так: „Зарежь весь свой скот, а я приду к тебе пировать». И разве умерший может пировать? Нет, не сделаю так, чтобы лишиться всего своего достояния. Право, лучше б мне было вовсе не найти волов». А жена его Евсевия увещевает мужа разумными словами, говоря: «Да простит тебе бог, что святого ты принял за призрак. Ты боишься, что святой придет, а, быть может, он собирается сделать нас богатыми, как сделал многих других». Феопист повеселел сердцем. И снова его жена Евсевия говорит: «Господин мой, может статься, мы лишимся своего скота, настанет лихая година, и наши двадцать овец и десять свиней пропадут, может, они уже пропали, так как святой попустит это». Феопист лишился покоя и с горя перестал пить и есть. А святой в ту ночь предстал ему на белом коне и с честным крестом, говоря: «Человече, ты одержим демонами, если считаешь меня призраком». Указуя Феописту на честной крест, он говорил ему: «Клянусь силой Христовой, если ты не выполнишь мое желание, я нашлю огнь небесный и сожгу тебя и дом твой». Святой увещевал Феописта, и грозил ему страшными карами, и говорил: «Пригласи многих богатых и бедных, чтобы прислуживали за столом». Феопист проснулся и в сильном страхе закричал: «Я сделаю, что ты велишь, господин мой, и не только зарежу свою скотину, но отдам тебе и себя, и все мое достояние».
Он приказал надежнейшим рабам своим, говоря им: «Зарежьте всю мою скотину. Я видел во сне то-то и то-то». Они же говорили про себя: «Не лишился ли он рассудка, что хочет расточить все свое достояние». Когда были зарезаны все овцы, свиньи и упряжные волы, слуги приготовили достаточно кушаний и вина для пира. А Феопист созвал нищих, множество односельчан и иереев, с вечера и до утра распевавших каноны святого. Служители большинства храмов святого Георгия тоже пришли на пир. Сотворив молитву, они сели, ожидая явления святого.
И в час этот раздался громкий топот и сильный шум. И тут же явилось более тридцати отроков на конях и говорят: «Наш комит едет».
Чуть они это сказали, как еще большее число всадников прискакало с криком: «Феопист, иди встречать комита, он едет». Феопист вышел и в великом страхе говорит: «Кто он, господа мои?». Они говорят ему: «Новый комит, родом он каппадокиец и едет к тебе в гости». И говорят ему еще: «Царь, ибо раб этот полезен ему, не только сделал его комитом, но вверил ему управление всем». А юноша в испуге говорит: «Может быть, у меня не хватит хлеба и вина, чтобы угостить их».
В это время перед ним появляется верхом на белом коне святой; двое прекрасных юношей ехали по одну и по другую сторону его, и множество людей следовало за «ним, кто верхами, кто пешком; некоторые деревенские жители всполошились, что приехал комит. Святой сказал: «Здравствуй ты, Феопист, и все друзья твои». Они, поклонившись ему, говорят: «Ты пришел в добрый час, святой комит божий».
А он спешился, чтобы угоститься у Феописта, и говорит ему: «Вот я, господин. Как я слышал, ты собирался пригласить святого Георгия, а вместо него пришел я, потому что зовусь Георгием каппадокийцем. Но не горюй — труды твои не пропадут даром».
Феопист немного ободрился и говорит ему: «Пусть войдут и угощаются все пришедшие с тобой». Святой говорит: «Нет, они пойдут пировать к другому воину», и велел всем, кроме двух отроков, кому надлежало прислуживать за столом, сесть на коней, запретив им даже задать коням сена и ячменя, а потом сказал: «Феопист». Тот говорит: «Вот я, господин». Снова святой говорит: «Пусть сядут за стол все твои друзья, ты и жена твоя, а эти двое отроков будут прислуживать».
Феопист говорит отрокам: «Вот в сосудах вино; когда они опустеют, откройте пифос». А отроки взяли небольшие кувшины и сколько ни наливали, вино в них только приумножалось, а сосуды те не оскудевали, и не пришлось им открыть пифос, и поданный на стол хлеб не убывал, и все там ублаготворились.
А святой говорит собравшимся: «Ешьте мясо, а кости оставьте для свидетельства святого; если кто из вас бросит хоть одну, я его жестоко покараю». Феопист шепотом говорит жене своей: «Не сказал ли я тебе, что они не только расточат добро мое, но еще жестоко покарают меня и моих друзей». Она говорит ему: «Молчи. Этот человек не сделал нам ничего дурного». И Феопист замолчал. Когда все ублаготворились, святой говорит им: «Воспойте песнь святому». Они пропели: «Взрощенный богом» и дальше, и стали славить святого, и, прочитав: «Пресвятая богородица, спаси нас», встали с колен.
Святой вскочил на коня и говорит: «Несите мне сюда кости со стола». Все говорили себе: «Может, он захмелел и не знает что творит». Феопист говорит: «Может, он хочет оказать мне милость». Все принесли кости и бросили их перед святым. Взглянув на небо, он говорит: «Господи Иисусе Христе, за кого я, раб твой, состязался, да снизойдет благословение твое на раба твоего Феописта, и на дом его, и, как ты размножил звезды небесные и прах земли, умножь милости свои рабу своему Феописту». И тотчас сделалось трясение земли, так что все упали с ног, и в час этот приумноженной втрое восстала вся скотина Феописта.
А святой сказал: «Храни вас бог», и исчез с глаз вместе со своим конем.
Толпа, увидев удивительное чудо, долго повторяла: «Господи, помилуй». А Феопист и его жена начали плакать и говорить: «Почему мы не припали к честным стопам его?». И стали взывать громким голосом: «Прости нам, владыка, безрассудное неведение наше». Некоторые же, найдя на земле, где святой ступал, отпечаток ног его, собрали эту землю. Ибо истинно говорю вам, что он исцеляет слепых, хромых, бесноватых, одержимых трясовицей и всяких недужных.
Чудо это стало повсюду известно, так что услышал о нем и благочестивейший император наш Феодосий. И восславили бога. Прославился во всей земле той и Феопист, так что даровано ему было семьдесят тысяч голов скота, а хлеба и вина столько, что не счесть. Он родил семерых сыновей и трех дочерей. После прихода к нему святого Феопист прожил двадцать два года и постригся, прославляя бога и святого. Георгия, великомученика Христова, слава и сила которому вместе с его безначальным отцом во веки веков. Аминь.

Чудеса апостола Андрея

«Золотая легенда»

Некий знатный юноша последовал за апостолом против воли родителей. Тогда его родители подожгли дом, в котором пребывали юноша и святой Андрей. Когда пламя уже вздымалось вверх, юноша, взяв бутылку, окропил из нее огонь и тотчас потушил. Родители же его говорили: «Сын наш сделался волхвом». Когда они поднимались по лестнице, Бог ослепил их так, что они не могли видеть ступеней. Тогда некто сказал им, восклицая: «Для чего вы тратите усилия понапрасну? Сам Бог поборает за них, а вы не видите. Так отступитесь же, чтобы не настиг вас гнев Божий». Многие, видя этих родителей, уверовали в Господа, сами же родители спустя пятьдесят дней умерли и были положены во гроб.
Некая женщина, мужем которой был убийца, не могла родить. Тогда она сказала сестре: «Иди и помолись за меня госпоже нашей Диане». На молитвы сестры диавол сказал: «Для чего ты призываешь меня, когда я не могу тебе помочь? Но иди к апостолу Андрею, который сможет помочь твоей сестре». Когда она пришла к апостолу и привела его к страдающей сестре, Андрей сказал той: «Ты терпишь это по справедливости, ибо во зле ты вышла замуж, во зле зачала и искала совета у демонов. Но покайся, уверуй во Христа — и родишь сына». Как только эта женщина уверовала, она прежде времени родила дитя, а скорбь ее ушла.
К апостолу пришел некий старик именем Николай, говоря: «Господин, мне исполнилось уже семьдесят лет, и все эти годы я непрестанно служил похоти. Однажды я принял Евангелие и молил Бога, чтобы любовью Своею он даровал мне воздержание. Но, закоснев в этом грехе и соблазняемый дурным вожделением, я снова возвратился к обычным своим делам. Однажды, распаляемый желанием и забыв о Евангелии, бремя которого принял, я направился в лупанарий. Но там блудница тотчас сказала мне: «Уходи, старик, уходи, ибо ты ангел Божий. Не прикасайся ко мне и не думай приходить сюда. Ибо я вижу чудо, свершившееся на тебе». Изумленный словами блудницы, я вспомнил о Евангелии, которое взял с собой. Теперь же, о святой Божий, испроси мне спасение своей святой молитвой». Услышав эту историю, блаженный Андрей возрыдал и молился с третьего часа по девятый. Восстав от молитвы, он не желал пищи, но сказал: «Не стану вкушать, пока не узнаю, что Господь смилостивился над этим старцем». Когда Андрей постился уже пять дней, к нему был глас, говорящий: «Ты получил для старика то, что просил. Но как ты изнурял себя постом, так и он должен поститься для своего спасения». Старик так и поступил. Шесть месяцев он постился на хлебе и воде, а затем почил в мире, исполненный добрых дел. Андрею же был глас, говорящий: «По твоим молитвам Я обрел Николая, которого прежде потерял».
Некий юноша, тайный христианин, поведал апостолу следующее: «Моя мать, видя мою красоту, склоняет меня к недозволенному. Поскольку же я отвергаю ее, она пришла к судье, желая обратить на меня вину за столь великое нечестие. Молись за меня, да не погибну я столь несправедливо. Ведь и обвиняемый я не произнесу ни слова, ибо желаю скорее потерять жизнь, чем опорочить мать». Этот юноша был призван на суд, и Андрей последовал за ним. Мать упорно обвиняла сына в том, что он пытался силой овладеть ею. Юноша же отвечал полным молчанием на многие вопросы о том, как обстояло дело. Тогда Андрей сказал матери: «Жесточайшая из женщин! Ты, которая своим вожделением желаешь погубить единственного сына»! Тогда мать сказала судье: «Господин, мой сын стал приверженцем этого человека после того, как хотел совершить это злодеяние, но не смог». Разгневанный судья приказал зашить юношу в просмоленный мешок и утопить в реке. Андрея же он повелел заключить в темницу, пока не измыслит для него подходящей смерти. Но по молитве Андрея всех устрашил сильный гром, и ужасное землетрясение повергло собравшихся на землю. Женщина же рухнула, пораженная молнией и иссохшая. Прочие стали умолять апостола, чтобы им не погибнуть. Он помолился за них, и бедствие тотчас прекратилось. Тогда уверовал судья и весь дом его.
Когда апостол был в Никее, жители рассказали ему, что за стенами города у дороги обитают семеро демонов, которые убивают проходящих мимо людей. Когда эти демоны по приказу апостола предстали перед народом в образе собак, он приказал им идти туда, где они не смогут вредить никому из людей. И демоны тотчас исчезли. Люди же, увидев это, приняли веру Христову. Когда же Андрей пришел к воротам другого города, оттуда выносили мертвым некоего юношу. Апостол спросил, что с ним случилась. Ему сказали, что появились семь собак и умертвили юношу в спальне. Апостол со слезами сказал: «Я знаю, Господи, что это были демоны, которых я изгнал из Никеи». Он сказал отцу: «Что ты дашь мне, если я воскрешу твоего сына?». Тот ответил: «Я не имею ничего дороже сына: его и отдам тебе». Когда Андрей сотворил молитву, юноша воскрес и последовал за апостолом.
Некие сорок мужей плыли к апостолу на корабле, чтобы принять от него научение в вере. Диавол же стал возмущать море, и все они утонули.
Тела их, выброшенные на берег, были принесены к апостолу, и он немедля воскресил их.

Как Иисус Христос по молитве Святого Франциска обратил богатого владетельного сеньора, предложившего Святому Франциску великое пожертвование, и вдохновил его стремлением принять постриг

«Цветочки святого Франциска»

Святой Франциск, слуга Христов, однажды поздним вечером пришел с одним из своих братьев в дом богатого и владетельного сеньора. Тот принял их, как если бы они были ангелами Божьими — со столь великой учтивостью и уважением, что Святой возлюбил его всем сердцем, ибо тот сердечно обнял его при входе, омыл его ноги и с кротостью вытирал и лобызал их, зажег большой очаг и приготовил ужин из самых различных блюд, с радостью прислуживая Святому.
Когда ужин закончился, сеньор так обратился к Святому Франциску: «Смотри, отче, я предлагаю тебе себя и все, чем владею. Если ты желаешь приобрести рясу, мантию или любую другую вещь — купи ее, и я заплачу. Смотри, я готов дать все, что ты хочешь, ибо, по милости Божьей, сие в моей власти. Я в изобилии владею богатством преходящим, и из любви к Богу, который дал мне все это, весьма охотно одаряю я нищих Его из достатка своего».
Святой Франциск, видя столь великую учтивость и великодушие, почувствовал великое расположение к сему владетельному господину. И попрощавшись с ним сказал своему спутнику: «Воистину, сей благородный сеньор был бы добрым приобретением для нашего Ордена, ибо он исполнен благодарности к Богу и столь добр и милостив с ближними и с бедными. Ибо знай, дорогой Брат, что милостивость есть одно из свойств Бога, посылающего дождь на справедливых и неправедных. Ибо милостивость есть сестра милостыни, она гасит ненависть и разжигает любовь. Я различил в сем добром человеке такие божественные добродетели, что весьма охотно обрел бы в нем спутника. Через несколько дней мы вновь навестим его, ибо возможно, что Господь тронет его сердце и склонит следовать за нами в служении Ему. Пока же помолимся Богу, дабы вложил он сие желание в сердце этого человека и дал ему силы исполнить его».
И вот через несколько дней после того, как Святой Франциск совершил сию молитву, Господь тронул сердце владетельного сеньора. И Святой сказал своему спутнику: «Пойдем, Брат мой, в дом того милостивого господина, ибо я надеюсь, что по милости Божьей помимо своих даров из числа вещей преходящих, он предложит также себя и войдет в наш Орден». И, в согласии, отправились они в путь.
Когда они подошли к дому, Святой Франциск сказал своему спутнику: «Подожди меня немного, ибо прежде я должен просить Бога споспешествовать нашему походу и помолиться, дабы, если будет сие угодно нашему Спасителю Иисусу Христу, ради Его святых Страстей, забрать из мира сего добродетельного сеньора и вверить его нам, Его бедным служителям».
Сказав сие, он пал на колени в месте таком, где сеньор мог бы, проходя по комнатам, увидеть его. И было угодно Богу, чтобы тот заметил Святого Франциска молящимся пред Христом, явившимся в великой славе и стоявшим пред Святым. Увидел он также, что Святой долгое время был вознесен над землей. Увидев сие, сеньор почувствовал в сердце своем столь страстное желание оставить мир, что поспешил из своего дворца и с великим пылом подбежал к Святому Франциску, пал на колени у ног его, настойчиво и искренне умоляя принять его в Орден и дозволить ему принять епитимью.
Тогда Святой, видя, что молитва его вознаграждена, и что сеньор просит об исполнении его желания, поднялся и радостно обнял его, искренне благодаря Бога, сделавшего такой подарок его Ордену.
И сеньор сказал Святому Франциску: «Что ты желаешь, чтобы я сделал, отче? Я готов повиноваться тебе и раздать все свое достояние нищим, следуя с тобой за Христом, без всяких помех от преходящего».
И следуя совету Святого он раздал все свое имущество бедным и вступил в Орден, живя жизнью праведной и покаянной и всегда говоря о божественном.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

О святом апостоле Андрее (1)

О святом апостоле Андрее

«Золотая легенда»

Андрей переводится как прекрасный, или дающий ответ, или мужественный: от ander, что значит муж. Или Андрей происходит от anthropos — человек, аnа — вверх и thropos — обращение, как бы обращенный к небесным высям и поднявшийся к своему Создателю. Таким образом, Андрей был прекрасным в жизни, дающим ответ в мудром учении, мужественным в страдании и обращенным к небесному во славе. Страсти апостола Андрея записали священники и диаконы Ахайи или Азии, видевшие воочию его мученичество.
Господь трижды призвал Андрея и некоторых других учеников.
В первый раз — к тому, чтобы познать Его. Ведь когда Андрей однажды стоял со своим учителем Иоанном и другим учеником, он услышал от Иоанна: Вот Агнец Божий… и проч. Тотчас Андрей с другим учеником пошли и увидели, где жил Иисус, и пробыли у Него день тот (Ин 1, 29-39)· Найдя же брата своего Симона, Андрей привел его к Иисусу.
На следующий день они вышли на ловлю рыбы, после чего Иисус призвал их во второй раз — к тому, чтобы стать Его друзьями. Ведь когда народ теснился к Иисусу у озера Геннисаретского, называемого также Галилейским морем, Он вошел в лодку Симона и Андрея. Они поймали великое множество рыбы и призвали на помощь Иакова и Иоанна, бывших в соседней лодке (Ак 5, 1 — 1 1 ). После этого они последовали за Иисусом, а затем вновь возвратились в дома свои.
В третий и последний раз Иисус призвал их к тому чтобы стать Его учениками. Ведь, проходя по тому самому берегу, Он призвал их от рыбной ловли, сказав: Идите за Мною и Я сделаю вас… и проч. (Мк 1, 17 -18 ). Они же, оставив все, последовали за Ним, и всегда были с Ним, и более не возвращались в дома свои.
Также Иисус призвал Андрея и некоторых других учеников к апостольству. Об этом призвании Марк говорит: Позвал к Себе, кого Сам хотел; и пришли к Нему. И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были (Мк 3, 13-14).
По Вознесении Господнем, когда апостолы разделились, Андрей проповедовал в Скифии, Матфей же в Маргундии. Жители той страны, всецело отвергнув проповедь Матфея, лишили его очей, связали и бросили в темницу. Они думали умертвить его спустя несколько дней. Тем временем святому Андрею явился ангел Господень и повелел идти к святому Матфею в Маргундию. Андрей ответил, что не знает дороги. Тогда ангел приказал ему идти к берегу моря и взойти на первый корабль, который встретит. Поспешно выполняя повеление, святой Андрей прибыл в этот город, предводимый ангелом и сопровождаемый благоприятным ветром. Там он обнаружил темницу святого Матфея открытой и увидел его самого. Андрей возрыдал и начал возносить молитвы. Тогда Господь возвратил Матфею оба ока, которых тот лишился из-за нечестия грешников. Матфей ушел из тех мест в Антиохию, Андрей же остался в Маргундии. Жители города, разгневанные бегством Матфея, схватили Андрея и, связав руки, протащили его по улицам. Когда же полилась его кровь, апостол стал молиться за них и своею молитвой обратил их ко Христу. Оттуда Андрей отправился в Ахайю.
Этот рассказ об освобождении Матфея и возвращении ему очей кажется мне недостойным доверия. Ведь такой великий евангелист оказывается настолько незначительным, будто не может получить того, что с легкостью испросил для него Андрей.

Как Святая Клара по велению Папы благословила хлебы

Как Святая Клара по велению Папы благословила хлебы, что были на столе, и как на каждом хлебе появился знак Святого Креста

«Цветочки Святого Франциска»

Святая Клара, весьма преданная служительница Креста Христова и один из сладчайших цветов Святого Франциска, была столь праведна, что не только Епископы и Кардиналы, но и сам Папа желал видеть и слышать ее, и часто посещал ее. Однажды, помимо прочего, Святой Отец прибыл в монастырь, дабы услышать ее речи о божественном.
Беседа их была долгой, и Святая Клара повелела накрыть стол и положить на него хлебы, дабы Святой Отец благословил их. Когда их духовный совет был закончен, Святая Клара встала перед ним на колени с великим почтением и просила его благословить хлебы, лежащие на столе.
Святой Отец отвечал ей: «Верная Сестра моя, я хочу, дабы ты благословила этот хлеб знамением Креста, которому ты предана». Святая Клара сказала: «Святейший Отец, прости меня. Я буду достойна порицания, если я, ничтожная женщина, отважусь дать такое благословение в присутствии Викария Христа».
На это Папа отвечал: «Дабы деяние сие не выглядело дерзким, но несло бы на себе знак послушания, я повелеваю тебе, во имя святого послушания, сотворить над хлебами сими крестное знамение и благословить их во имя Божье».
И Святая Клара, как верная дочерь послушания, с благочестием благословила хлебы, сотворив над ними знамение Святого Креста. И — дивно рассказывать об этом! — на всех хлебах явственно возник Крест. И некоторые их них были съедены, а оставшиеся отложены, дабы засвидетельствовать чудо.
И Святой Отец, узрев чудо сие, возблагодарил Бога. И взяв несколько хлебов удалился, благословив Святую Клару. В это время Сестра Ортолана, мать Святой Клары, и Сестра Агнесса, её сестра по плоти, жили вместе со Святой Кларой в монастыре. Обе они были весьма добродетельные женщины, исполненные Святого Духа, как и многие другие сестры. К ним Святой Франциск отправлял великое множество больных, которые все исцелялись их молитвами и знамением Святейшего Креста.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Как Святая Клара оказалась перенесена Рождественской ночью в церковь к Святому Франциску

Как Святая Клара, будучи больной, чудесным образом оказалась перенесена Рождественской ночью в церковь к Святому Франциску, где сослужила ему в Службе

«Цветочки Святого Франциска»

Однажды Святая Клара столь опасно захворала, что не могла даже пойти в церковь с другими сестрами служить Службу в ночь на Рождество Христово. Все прочие сестры отправились к Заутрене, а она оставалась в постели, весьма огорченная тем, что не может пойти вместе с другими сестрами, дабы получить духовное утешение.
Однако Иисус Христос, ее Супруг, не желая оставить Святую Клару без утешения, чудесным образом перенес ее в церковь Святого Франциска, так что она была на Заутрене, сослужа в Полуночной Мессе, и приняла Святое Причастие, после чего оказалась вновь перенесена в свою постель.
Когда Служба в церкви Сан-Дамиано закончилась, сестры-монахини вернулись в свою обитель и пришли к Святой Кларе и сказали ей: «O Сестра Клара, Матерь наша, сколь великое утешение обрели мы на сем празднестве Святого Рождества! Ах, если бы Богу было угодно, чтобы ты была с нами!»
На что Святая Клара отвечала: «Хвалите и славьте нашего Господа Иисуса Христа благословенного, возлюбленные сестры и дочери мои. Ибо я не только сослужила всем службам этой святейшей ночи, но и обрела в своей душе даже более великое утешение, чем то, что обрели вы. Ибо по заступничеству моего отца, Святого Франциска и по милости нашего Спасителя Иисуса Христа, лично присутствовала в церкви моего почтенного отца, Святого Франциска, и своими ушами и душой своей слышала всю Службу, и звуки органа, и пение, и также приняла Святейшее Причастие. Возрадуйтесь же сей милости, кою я получила, и возблагодарите нашего Господа Иисуса Христа».
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Как дьявол часто являлся брату Руффино в виде Распятия

Как дьявол часто являлся брату Руффино в виде Распятия, говоря ему, что все хорошее, что тот сделал — бесплодно, что он не в числе избранников Божьих, как это было открыто Святому Франциску, и как он объяснил брату Руффино заблужение, в кое тот впал

«Цветочки Святого Франциска»

Брат Руффино, один из самых благородных граждан Ассизи, спутник Святого Франциска и человек великой святости, был однажды тяжко искушаем мыслями о предопределении, так что погрузился он в печаль и уныние. Ибо дьявол внушил ему, что он проклят и что ему не суждена жизнь вечная, и заставил его увериться в том, что все его деяния в Ордене бесполезны. И в сем искушение, возраставшем все более и более, он не находил духа открыться Святому Франциску, хотя и не прекращал молиться и поститься: ибо враг его души усиливал его скорбь, нападая не только изнутри, но и извне, принимая разные формы, дабы обмануть его.
Однажды он явился брату Руффино в виде Распятого и сказал: «O брат Руффино, для чего свершаешь ты епитимьи и возносишь молитвы, ежели ты все равно не предназначен для жизни вечной? Верь мне — ибо я знаю, кого я избрал и предназначил, и не верь сыну Петра Бернардоне, если он скажет тебе обратное. Не слушай его наставлений, ибо никто не знает истины, но лишь я, Сын Божий. Узнай же, что ты в числе проклятых. И сын Петра Бернардоне, отец твой, также, как и его отец, проклят, и кто последует за ним — будет проклят».
Услышав сии слова, брат Руффино был так ослеплен духом тьмы, что утратил всю веру и любовь, которые питал к Святому Франциску прежде, и даже перестал общаться с ним. Но то, что брат Руффино не открывал своему святому отцу, было открыто тому Святым Духом. Когда Святой узнал, какая опасность угрожает его сыну, он послал к нему Брата Массео. Но Брат Руффино отказался слушать его, говоря: «Что мне за дело до Брата Францсика?»
И брат Массео, просвященный Духом Божьим, распознал дьявольский обман и отвечал: «O брат Руффино, ты знаешь, что Святой Франциск, подобный ангелу Божьему, открыл истину многим душам в мире, и через него мы обрели благодать Божью. Посему ты пойдешь с нами к нему, ибо я ясно вижу, что ты обманут дьяволом».
Услыхав сие, брат Руффино поднялся и пошел к Святому Франциску. И Святой, увидев его издалека, возрыдал: «O брат Руффино, глупец, кому ты поверил?» И подойдя к брату Руффино, говорил с ним обо всех искушениях, внешних и внутренних, которым тот подвергался, ясно показывая ему, что тот, кто явился ему, был дьяволом, а не Христом, и что брат Руффино не должен был внимать его увещеваниям. А если же он явится вновь и скажет «Проклят ты», пусть брат Руффино отвечает так: «Открой рот свой!», и по этому он ясно поймет, что сей есть дьявол, а не Христос. Ибо едва брат Руффино произнесет сие, тот немедленно исчезнет. «Ты узнаешь, — добавил Святой, — с кем ты сообщался, когда он восстанавливал сердце твое против всего доброго, ибо таков его обычай. Но Христос благословенный никогда не ожесточает сердца верных. Ибо напротив, его обычай — смягчать сердце человека, как сказал пророк: отниму у тебя сердце каменное, и дам тебе сердце из плоти».
Тогда брат Руффино, видя, что Святому Франциску ведомы все его искушения в том порядке, в каком они являлись ему, был глубоко тронут его увещеваниями и, горько зарыдав, кротко признал, что был виноват, скрывая свои печали. Он был весьма утешен наставлением свого святого отца, которое Святой Франциск закончил так: «Сын мой, ступай исповедайся и не прекращай своих обычных молитв. Ибо в этом искушении, как ты вскоре поймешь, источник великого утешения и смирения».
Брат Руффино вернулся в свою хижину в лесу. И когда он молился и горько плакал, враг приступил к нему, приняв обличье Христа, и обратился к нему так: «O брат Руффино, разве не я говорил тебе не слушать сына Петра Бернардоне, не молиться и не соблюдать пост, ибо ты все равно проклят? Что за польза от твоих лишений в этом мире, если у тебя нет надежды на спасение после смерти?»
И брат Руффино немедленно сказал: «Открой рот свой!». И в тот же миг дьявол отступился от него в столь великой ярости, что вся гора Субазио, что возвышалась неподалеку, содрогнулась до основания, и огромные камни катились вниз, ударяясь друг о друга и производя великий огонь во всей долине. И был столь ужасный шум, что Святой Франциск и все его спутники вышли наружу, чтобы посмотреть, что случилось. И по сей день огромные камни те можно увидеть, лежашими в великом беспорядке.
Тогда брат Руффино ясно увидел, что дьявол обманул его, и вернулся к Святому Франциску. Он бросился на колени, признавая свое заблуждение. Святой Франциск успокоил его нежными словами и отослал обратно в хижину весьма утешенным.
Когда он истово молился, Христос благословенный явился ему и, наполнив его душу огнем божественной любви, так обратился к нему: «Ты хорошо поступил, сын мой, поверив Святому Франциску. Ибо тот, кто делал тебя несчастным, был дьявол. Но я Христос, твой Владыка. И дабы доказать тебе это, я обещаю, что ты никогда более не претерпишь подобного несчастья».
Произнеся слова сии, он исчез, оставив брата Руффино безмерно счастливым, наслаждающимся таким умиротворением и сладостью духовной, мыслями столь высоко воспарившим над миром сим, что весь день и всю ночь он был исторгнут к Богу, и с того момента не сомневался он в своем спасении и стал совершенно новым человеком. С великой охотой пребывал бы он в молитвах день и ночь и в созерцании божественного, если бы ему было дозволено сие. Посему Святой Франциск говорил о нем, что брат Руффино был канонизирован при жизни самим Христом, и что отныне, кроме как в его собственном присутствии, он не мешкая станет называть его Святым Руффино, несмотря не то, что тот еще пребывал на земле.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!

Об экстазе, который снизошел на Брата Бернарда

Об экстазе, который снизошел на Брата Бернарда, и как тот оставался восхищенным от Заутрени до девятого часа службы

«Цветочки Святого Франциска»

Брат Бернард из Квинтавалле был примером воплощенной благодати Божьей среди бедных последователей Евангелия, оставивших мир ради Христа. Часто дух его возносился к Богу, размышляя по божественном, с тех пор, как воспринял правило Святого Франциска.
Однажды, когда он пребывал в церкви и слушал Мессу, его разум был столь поглощен мыслями о Боге, что брат Бернард замер в восторге и будто бы не заметил момента вознесения Тела Христова. Ибо он не пал на колени и не скинул капюшон, как сделали другие, но оставался неподвижным, с глазами, пытливо устремленными к небу, и оставался в таком положении от Заутрени до девятого часа службы. Придя в себя он обошел весь монастырь, рыдая и говоря громким голосом: «O братья! O братья! O братья! Нет человека во всей этой земле, как бы велик и благороден он не был, который, если ему предложили бы дворец, полный золота, не пожелал бы взвалить на спину мешок монет, дабы овладеть столь великим сокровищем».
И вот небесное сокровище, обещанное любящим Христа, открылось Брату Бернарду. И его разум был столь поглощен этим откровением, что пятнадцать лет его сердце и чувства исторгались к небесам. Во все время сие он не удовлетворял свой голод, хотя и ел то немногое, что ему предлагали. Он говорил, что, если человек не чувствует, что он ест, то его воздержание не в заслугу ему, ибо истинное воздержание есть обуздание себя в том, что приятно твоему вкусу.
Его разум также столь просветился, что многое из божественного было открыто ему, дабы разрешить множество сложных вопросов и объяснить темные места в Писании, что он и совершал с великой легкостью. Его разум был столь отдален и исторгнут от всех земных забот, что он парил, подобно ласточке, над землей, и иногда оставался двадцать, а порой и тридцать дней на вершине высокой горы, размышляя о божественном.
Посему брат Жиль говорил, что брат Бернард получил дар от Бога, какого не получал ни один человек, а именно — дар того, что он был питаем в своем божественном полете, подобно ласточке. И по причине чудесного дара созерцания, который брат Бернард получил от Господа, Святой Франциск охотно и часто проводил в беседах с ним день и ночь. И нередко их находили пребывающими в состоянии экстаза на протяжении целой ночи в лесу, где они обычно встречались, чтобы поговорить о божественном.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!

Как в Болонье Святой Франциск обратил двух школяров

Как в Болонье Святой Франциск обратил двух школяров, ставших нищенствующими монахами, и как он избавил одного из них от великого искушения

«Цветочки Святого Франциска»

Когда однажды Святой Франциск пришел в Болонью, все жители вышли встречать его, и толпа была так велика, что ему было трудно пройти на рыночную площадь, которая была полна мужчин, женщин и школяров. И Святой Франциск, добравшись туда, встал на возвышенном месте и начал проповедовать то, что вкладывал ему в уста Святой Дух.
И он проповедовал столь прекрасно, что был подобен ангелу. И его слова были, как острые стрелы, пронзавшие сердца тех, кто слушал его. И множество людей пришли к раскаянию через его проповедь. В их числе были два почтенных студентов из Анконской Марки — одного звали Пеллегрино, а другого Риньери. Сердца этих двух были тронуты божественным вдохновением после той проповеди. Они пришли к Святому Франциску и сказали, что желают покинуть мир и стать братьями его Ордена. И было открыто Святому Франциску, что они посланы Богом, дабы стать примерами добродетели в Ордене. Он принял школяров, радуясь их великому пылу, и сказал им: «Ты, Пеллегрино, в Ордене будешь следовать путем смирения. А ты, Риньери, станешь служить братьям».
Так и было. Ибо брат Пеллегрино не стал клириком, но оставлася мирянином, хотя и был ученым человеком, сведущим в Священном Писании. И через свое смирение он достиг высот совершенства в добродетели, так что Брат Бернард, первый сын Святого Франциска, сказал ему, что он был одним из самых совершенных братьев во всем мире. В конце концов Брат Пеллегрино покинул этот мир исполненным добродетели, украшенный многими чудесами как при жизни, так и после нее.
А брат Риньери служил братьям весьма предано и честно, живя в великой святости и благочестии, и стал близким другом и наперсником Святого Франциска. Получив пост Управителя в провинции Анконской Марки, он мирно управлял ей долгое время с великой прозорливостью. И Святой Франциск открыл ему многие тайны. И вот спустя некоторое время, по попущению Господа, великое искушение овладело его душой, что весьма печалило брата Риньери.
Он исполнял строгую епитимью, содержал себя в неумолимой строгости, день и ночь, молясь и рыдая, стремился он избавиться от искушения, но не преуспев в сем, полагал он, что Бог оставил его. Пребывая в великом отчаянии, решил, как последнее средство, обратиться к Святому Франциску, говоря сам себе: «Если Святой, по своему обыкновению, примет меня приветливо и дружески, я могу надеяться, что Бог возымеет жалость надо мной. А если нет, это будет знаком того, что я покинут Господом».
И выйдя он отправился к Святому Франциску, который в это время слег от мучительной болезни и находился во дворце Епископа Ассизи. И Бог открыл ему искушение, которое мучило Брата Риньери, и намерение последнего прийти к Святому. Тогда Святой Франциск, немедленно позвав Брата Льва и Брата Массео, сказал им: «Ступайте, встретьте моего возлюбленного Брата Риньери и, обняв его, приветствуйте от моего имени и скажите ему, что из всех братьев, рассеянных по миру, я люблю его более всех».
И они вышли, встретили Брата Риньери на дороге, заключили его в объятья и сказали то, что велел им сказать Святой Франциск. Послание это было столь сладостно для него и так его утешило, что он был вне себя от радости, и, благодаря Бога всем сердцем своим, пришел он туда, где лежал больной Святой Франциск. И хотя Святой Франциск был тяжко болен, но, едва услыхав, что приближается Брат Риньери, он встал и вышел тому навстречу. Обняв его нежно, он сказал: «Дражайший брат мой Риньери, из всех братьев в мире тебя я люблю особенно». И перекрестив его Святой поцеловал брата, добавив: «Возлюбленный сын мой, Господь попустил тебе это искушение, дабы ты мог обрести великое умножение добродетели твоей. Но если ты не желаешь сего приобретения, Он избавит тебя от искушения».
И, о чудо! Едва Святой Франциск проговорил сии слова, искушение оставило Брата Риниери, и ему показалось, что никогда в жизни он не был искушаем, и был он весьма утешен.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!