Шаман Кыкват

Чукотская сказка

Жил-был в селении Нэтэн шаман Кыкват. С севера тогда страшная болезнь шла. Везде люди умирали. Но в Нэтэн болезнь еще не дошла.
Сказал Кыкват жителям Нэтэна:
— Сегодня ночью не надо спать, сегодня ночью дойдет до этого селения болезнь. Я буду следить. Как услышите мой голос, скорее ко мне бегите.
А сам оделся в шаманские одежды и поздно ночью вышел из яранги. Выкопал неподалеку от яранги яму в снегу и сел там на корточки. Как только настала полночь, показался огромный кэле. Вместо нарты байдара в одну собаку запряжена. Подъехал, увидел сидящего Кыквата и спрашивает:
— Ты что здесь делаешь?
Кыкват отвечает:
— Не пускают меня к себе эти люди, негде мне ночевать!
Кэле сказал:
— Если негде тебе приютиться, будь моим помощником! Я тебя кормить буду. Есть будешь, что хочешь. У меня разное мясо есть.
Кыкват говорит ему:
— Что ж, согласен, а то я голодный!
Выстроил кэле из шкур ярангу, и вошли они туда.
Кэле сказал Кыквату:
— Там в байдаре мясо есть, иди поешь какого хочешь мяса.
Пошел Кыкват к байдаре. Видит: на носу мертвецы, и еще живые люди есть, ремнями связанные, а на корме несколько диких оленей. Поел Кыкват оленины и вошел в ярангу. Тут кэле стал его спрашивать:
— Я давно слышал, что Кыкват — большой шаман. Ты, наверное, знаешь, где он. Может быть, он здесь и живет?
Кыкват ему отвечает:
— Не знаю! Наверно, умер, что-то не слыхать о нем.
Сидит в яранге Кыкват и думает: как бы лучше расправиться с кэле.
Думал, думал и говорит кэле:
— Очень мне приспичило по малой нужде выйти.
— Чего там выходить! — говорит Кыквату кэле. — Не стесняйся меня. Тут все и делай!
— Ох нет, не привык я!
Вышел Кыкват. Как только вышел, бросился на собаку и убил. Потом развязал пойманных кэле людей. Стал по одному на ноги ставить. Поставит, ударит по заднице и говорит:
— Беги скорее домой, туда, где поймали!
Те, у кого еще душа цела, сломя голову домой бросились. А у кого кэле уже душу съел, не могли стоять, падали.
Вот наконец все до одного разбежались. А в яранге кэле стал беспокоиться: «Где же мой помощник? Не пошел ли за Кыкватом? Ох, если Кыквата позовет, плохо мне будет!»
Послал тогда кэле свою жену посмотреть, где Кыкват. Вышла женщина-кэле. Поймал ее Кыкват и убил. Потом в ярангу вошел, бросился на кэле и во весь свой голос закричал:
— Скорее, скорее ко мне бегите!
Прибежали тотчас жители Нэтэна, все копьями вооружены. Связали кэле крепко-накрепко и в рот ему палку засунули, чтобы рот был открыт все время.
И целое лето с самой весны все нэтэнцы лили ему в рот помои. Только к осени стало изо рта течь, только тогда наполнилось его брюхо.
Спросил тогда Кыкват у кэле:
— Будешь еще издеваться над людьми?
— О нет, больше не буду. Даже близко к этому селению не подойду, — отвечает кэле.
Кыкват говорит ему:
— Ну смотри, пока я жив, не будет тебе пощады!
Сказал и отпустил кэле на волю.
С тех пор кэле перестал в Нэтэн ходить. Конец.

Шаман

Чукотская сказка

Говорят, жил давно шаман.
Вот однажды пришли за шаманом издалека, просят помочь.
А жена ему говорит:
— Очень я беспокоюсь: ты единственное дитя оставляешь.
Шаман говорит:
— Ничего! Если умрет, я его оживлю!
И отправился шаман в дальний путь.
Как только шаман ушел, сын его умер. Долго шаман не возвращался. А мать все сына не хоронила.
Вернулся шаман через три года. Поздно ночью пришел. Положила мать сына поперек у входа в полог. И говорит шаману:
— Ну, лезь в полог!
Полез шаман и уперся рукой в покойника. Только и сказал:
— Что же это с вами случилось?
В пологе у шамана было пять бубнов: два около входа, два у задней стенки, а один посредине, с украшениями.
И вот стал шаман в бубен бить. Сначала один бубен опустил. Стал шаманить. В землю отправился. Потом вернулся и прямо у стены яранги изломал бубен. Не смог сына найти. Другой бубен взял. Стал шаманить. Теперь уже в море погрузился. Снова ни с чем вернулся, у другой стены бубен изломал.
Так он изломал четыре бубна. Только один остался, тот, что посредине полога висел. Взял шаман этот бубен и полетел. Прилетел к полярной звезде. А у полярной звезды толстый пыжик. Оказалось, что у шамана полярная звезда — это кэле.
Отправился шаман дальше. Прибыл к Яляуту. Яляут говорит ему:
— Твоего сына отнес к себе тот, что на улице. Через две ночи начнут кэле блюда готовить. Тогда они его убьют.
— Ты возьми-ка моих оленей с нартой. Один из оленей — Бубенчик, другой— Ботало.
Вернулся шаман домой. Говорит жене:
— Завтра я уезжаю. А ты через две ночи убей мою самую лучшую собаку. Вокруг дома обнеси, с восточной стороны на живот положи.
Назавтра шаман отправился еще затемно. Прибыл к Яляуту.
Говорит он шаману:
— Учти, будут тебя звать, ты не откликайся!
И поехал шаман на оленях Яляута. Вот уже третью вселенную проехал, совсем темную.
Наконец к пятой вселенной подъехал. Посмотрел в дырочку: шестерых кэле увидел. Подумал шаман: «Что же мне с ними сделать?»
Наконец придумал. Сказал:
— Дай-ка я нагоню на них сон!
И нагнал на них сон. Сидят кэле, и вдруг все зевать стали, спать захотели.
Старик кэле говорит товарищам:
— Почему это нам всем спать захотелось? Наверное, сын большого шамана что-то придумал. Следите-ка за ним хорошенько!
И вдруг как сидели, так и уснули.
Посмотрел шаман и сына своего увидел, по ногам и рукам связанного. Втянул в себя воздух. Притянул к себе сына и проглотил. И скорехонько домой отправился.
Назавтра проснулись кэле Ничего не могут понять, испугались. Спрашивает у них старик кэле:
— А где же человек?
Бросились двое быстроногих вдогонку за шаманом. Проехал шаман пятую вселенную, погоню заметил.
Как только стали его кэле настигать, появилась вдруг перед ними собака шамана. Бросилась на кэле, но в конце концов устала. Кэле снова за шаманом погнались.
Проехал шаман четвертую вселенную, снова за ним погоня. Опять стали настигать. А у шамана сзади нарты бубенчик и ботало подвешены. А еще бубен с украшениями привязан. Отрубил он бубенчик, упал бубенчик на дорогу.
Первый кэле увидел, поднял. Только к уху поднес, второй кэле подбежал, стал вырывать. Вцепились кэле друг в друга, подрались из-за бубенчика. Наконец разбили его. Опять за шаманом помчались. Скоро догонять стали.
В конце концов обрезал шаман ботало. Упало на дорогу ботало. Схватил его первый кэле. К уху поднес, а тут второй подбежал. Снова стали драться-бороться. Сломали ботало.
Проехал шаман третью вселенную, опять кэле появились. Вот-вот шамана схватят. Подумал, подумал шаман и говорит:
— Где же мои спасители кэле?
Появились вдруг с обеих сторон важенки. Остановился первый кэле. Говорит товарищу:
— Ой, что это со мной? Почему меня укачивает?
Бросился бегом назад, только сказал:
— Ой, что это за диковина?
Побежали кэле, а важенки за ними. Прибежали кэле домой, кричат:
— Скорее дверь откройте!
Открыли им дверь. Передний так и влетел внутрь. И другой следом за ним. Передний одного из сидящих дома схватил.
А шаман с сыном домой вернулся. Стал камлать. И оживил сына. Вся сказка.

Равклявол и сирота

Чукотская сказка

Говорят, жил давным-давно Равклявол. Трое их было: жена, сын и он.
Сын вырос. Стал один охотиться на байдаре. Вот однажды ушел в одиночку на байдаре. И застало его ненастье. Потерялся неизвестно где.
Ждет его Равклявол. Не возвращается сын. Вот уж несколько месяцев прошло.
Подумал тогда Равклявол: «Наверное, погиб где-нибудь!»
И вот решил однажды устроить камлание. Всех шаманов пригласил, а также сиротку. Говорит им:
— Один месяц я буду камлать. — И еще сказал: — Если не сможете найти сына, то и меня убейте!
И вот собрались все шаманы, начали камлать. Только сиротки нет. Он решил на второй день прийти. И вот отправился открыто к камлающим по подскалью.
Когда до середины дошел, слышит, кто-то его зовет:
— Эй, иди сюда!
Отвечает сиротка:
— Да я вот иду к камлающим, поесть иду!
Голос говорит:
— Идем со мной! Тебе хорошо будет!
Пошел с ним сиротка. Вошли в полог. Говорит мужчина жене:
— Дай-ка мне бубен!
Дала жена.
Оказывается, этот мужчина — касатка. Стал он камлать, совсем разошелся.
Вдруг две птицы-кэле в полог влетели. А в пологе были две дырочки.
Пока он камлал, из дырочек морская вода лилась. Он еще камлает. Наконец нос байдары показался. А птицы-кэле вокруг него ныряют.
Затем мужчина говорит сиротке:
— А теперь ты камлай! Только пой мою песню!
И вот стал сиротка камлать. Делает то же самое, что и мужчина. Затем говорит мужчина сиротке:
— Ну, теперь можешь идти. Будешь делать все, как я тебя научил!
Говорит ему сирота:
— Ладно, буду!
И вот отправился сиротка к камлающим. Равклявол говорит своим товарищам:
— Хорошенько смотрите! Скоро сиротка может подойти!
Камлают шаманы, обманывают Равклявола. Одни говорят: «Нет его нигде», другие говорят: «Умер он», а третьи говорят: «Не знаем».
Вдруг видят — кто-то идет. Говорят:
— Вон там идет кто-то. Одежда у него из собачьей шкуры.
Равклявол говорит:
— Наверное, это он, позовите его сюда!
Позвали. Пришел он к камлающим. Рявклявол говорит ему:
— А ну, попробуй теперь ты покамлать!
Говорит сирота:
— Не смогу я, пожалуй. Не умею камлать!
Говорит ему Равклявол:
— Ну хоть немного!
Начал сиротка около костра камлать. Спел все песни касатки. Наконец совсем разошелся. И вот птицы-кэле влетели.
Сидят шаманы, друг на друга смотрят. Потом встали, все до одного вышли, даже свои одежды пооставляли.
Наконец из дырок шатра вода полилась, затем нос байдары появился.
Сирота говорит Равкляволу:
— Ну так вот, я еще покамлаю, а вы возьмитесь за лодку и тащите.
Опять начал камлать.
Узнал Равклявол байдару, им самим сделанную, схватились все за нее. Вытащили охотника.
За то Равклявол на нарте волоком отвез сиротку домой. Да еще мяса ему дал! Конец.

Икычуринский, Колючинский и Науканка

Чукотская сказка

Говорят, жили когда-то Икычуринский [шаман], Колючинский [шаман] и Науканка. Все они были шаманами. Науканка не хотела замуж выходить.
Однажды во время камлания встретились шаман Колючинский и шаман Икычуринский. И вот Колючинский позвал в гости Икычуринского.
Назавтра, проснувшись, Икычуринский сказал матери, что идет в гости к Колючинскому. Сказал и отправился в гости.
— Ой, кто там? — спросил сидевший в пологе Колючинский, услышав, что кто-то в сени вошел.
— Это я, Икычуринский, — отвечает гость.
— Ну входи в полог, раз пришел. Давай посытнее поедим, — говорит хозяин.
И вот приготовила мать Колючинскому вкусную еду. Молодую птицу сварила. Поели шаманы, решили отдохнуть: вечером все равно ничего не могли сделать.
— Давай пока поиграем, — сказал Колючинский и достал бубен.
Стал гость камлать. Колючинский спрашивает:
— Кого, интересно, ты взял в товарищи?
— Да вот баклана! А ты?
— Песца! Ты знаешь Науканку, которая не хочет замуж идти?
— Зачем ты меня о ней спрашиваешь? Наверное, хочешь пойти к ней? — говорит в ответ Икычуринский.
— Давай пойдем! Очень ее красоту хвалят.
— Ну что ж, пойдем! Вот только не верю я твоему песцу, — говорит Икычуринский.
— А ты не сомневайся! Лучше сейчас же пойти! Сегодня женщина третий день мячей не делает. Она ведь ежедневно мячи делает, чтобы они сторожили ее.
Отправились шаманы. Идут. Колючинский в песца превратился, а Икычуринский — в баклана. Принюхиваясь, песец бегает туда-сюда. Икычуринский и говорит:
— Ну его, песца, давай его оставим.
Дальше отправились. Идут, идут, вдруг Икычуринский под водой пошел, а на вопрос товарища ответил:
— Разве ты не видишь, ищет нас сторож женщины? Поэтому я пошел под водой.
Тут Икычуринский нырнул прямо в море и уже в селении женщины говорит своему товарищу:
— Вон женщина вышла, сторожа идет проверять! А мы давай под двумя камнями спрячемся!
А сторожем-то у женщины мяч был. Идет она с мячом в руках. Мяч прямо огнем горит, лучи во все стороны разбрасывает, все вокруг себя высвечивает. Чуть-чуть шаманов не высветил. Вошла женщина в дом. Мужчины вслед за ней тайком вошли. Вдруг отец говорит женщине:
— Завтра набей мяч птичьим пером, которое на берегу моря соберешь.
— Пойдем на берег и превратимся в птичье перо, — говорит товарищу Икычуринский.
Пошли они на берег моря и превратились в птичье перо.
Стала женщина наутро собирать птичьи перья. Проверила хорошенько, стала в мяч класть. Икычуринского сразу положила, а Колючинского долго щупала — наверное, о чем-то догадывалась. Но все равно и его положила.
Потыкала женщина мяч на всякий случай, да так и зашила, ни о чем не догадавшись. Стала мяч испытывать. Он, как и всегда, светится. Стала подкидывать его — на легкость проверять, мяч вдруг в воду покатился. Погналась женщина за ним. Вдруг увидела моржа. Выскочил из воды Икычуринский, проглотил мяч с женщиной и отправился домой.
— Раз уж мы ее вместе добывали, давай вместе ее мужьями будем, — говорит Колючинский Икычуринскому, — пусть она немного у тебя поживет, а потом я ее к себе возьму.
Немного спустя привел Колючинский Науканку к себе и оставил навсегда.
Вот однажды Икычуринский говорит матери:
— Что-то мы без внука живем. Ты убей эту женщину, а я ее потом оживлю!
Заболела женщина и, хоть лечил ее Колючинский, умерла. Долго Колючинский не хоронил ее. Похоронил, только когда мать позволила.
— Ну вот, похоронил Колючинский женщину. Пойду я за ней, — сказал Икычуринский своей матери.
Вдруг что-то треснуло на крыше. Сын снаружи говорит матери:
— Не пугайся, сейчас я ее внесу! А ты ее как можно быстрее оттаивай!
Оттаяла женщина, полнеть начала и прежней стала. Когда совсем оттаяла, посадил ее баклан — и ожила женщина. Хорошо стали жить, а Колючинский так один и живет.

Мутлювьи

Чукотская сказка

Говорят, давным-давно в самом конце села Пинакуль, немного на отшибе, жил сирота с сестрой. Очень бедно жили, кормились только тем, что люди дадут.
Однажды всю зиму пурга мела. Стали все люди голодать. Только жители первой, богатой яранги не голодали.
Вот раз, несмотря на пургу, засобирался куда-то Мутлювьи — так сироту звали.
— Куда ты собираешься в такую пургу, ведь замерзнешь, — говорит Мутлювьи сестра.
— Не запрещай мне, не говори напрасно! Иду я ребенка искать, — сердито ответил Мутлювьи.
Вышел Мутлювьи. Пошел против ветра. Идет. Стала на нем одежда, начиная с нательной, замерзать. Повернул Мутлювьи назад. До дома еще далеко, у него ноги стали подгибаться. Стал он звать сестру. Услышала сестра, прибежала и поволокла домой замерзающего брата.
Но сирота не успокаивается. Вскоре опять стал собираться. Опять не хотела сестра пускать его, но куда там! Разве он послушается!
Снова пошел против ветра. Наконец границу ветра перешел — тихо стало, ветерка нет. Видит — яранги с приподнятыми внизу покрышками. Встал Мутлювьи против дверей. Никто его не видит, невидимкой Мутлювьи сделался.
А это было, оказывается, селение [людоедов]-реккенов.
— Дай-ка мне ту вещь, которой предков спрашивают, — говорит старик реккен товарищу.
Подали старику большую круглую голову. Стал старик гадать, в какой стороне село Пинакуль находится.
Мутлювьи посохом накрыл голову, на которой гадал старик. Перестала голова качаться. Выбросил голову старик и говорит товарищам:
— Дайте другую, эта врать стала!
Дали ему шкурку горностая с головой. Снова начал старик гадать. Только шкурка начнет качаться, Мутлювьи дотронется до нее, она и перестанет качаться. Так и не смог старик погадать.
На привязи около дверей была большая собака. Рвется она в сторону Пинакуля. Оборвала наконец привязь и побежала к Пинакулю. А Мутлювьи домой заторопился.
Пришел в Пинакуль, и собака за ним прибежала. Попыталась яранги опрокидывать. Начала с дома Мутлювьи, но не смогла его опрокинуть. И другие яранги не смогла. Только первую ярангу опрокинула и одного человека съела.
А у Мутлювьи на ремне был костяной нерпеныш. Ласты у нерпеныша из моржового клыка, в разные стороны торчат, а глазища огромные. Привязал Мутлювьи собаку к нерпенышу.
Приехали реккены за собакой. Боятся ее взять, потому что привязал ее Мутлювьи, который на них страху нагнал. Стали звать Мутлювьи с улицы:
— Эй, Мутлювьи, отдай нам нашу собаку!
— Нет, не отдам! Зачем вы ее в Пинакуль послали? Теперь она будет на меня работать!
— Отдай собаку — мы тебя шаманить научим!
— А я и так шаман.
— Тогда станешь удачливым звероловом!
— А я и так достаточно зверей убиваю.
— Если тебе слуга нужен, то можем тебе сына дать!
— Сначала приведите сына, а то еще обманете!
Привели реккены мальчика. Отдал им Мутлювьи собаку, но сказал:
— Если мальчика назад заберете, я вас везде найду, даже под землей. Вот тогда вам плохо придется!
Ушли реккены. Но скоро и мальчик ушел.
— Эх, обманули они меня!
Пока он это говорил, забеспокоилась сестра Мутлювьи, заволновалась и вскоре родила мальчика реккенов, только в человеческом виде. Назвали его Тайкыгыргыном.
Стал Мутлювьи учить мальчика собирать морскую капусту. Однажды Тайкыгыргын говорит Мутлювьи:
— Давай пойдем, Мутлювьи, собирать морскую капусту!
Отправились. Пришли к берегу, сунул он в воду гарпун и стал им вертеть. Очень много морской капусты вытащил. Вместе с капустой и тюленя прихватил.
Как-то захотелось Тайкыгыргыну в свое село сходить. Отец отпустил его, но сказал:
— Возьми с собой ремень и посох! Если будут тебя кормить, ешь по три китовых позвонка, они же только по два едят. Если они захотят, чтобы ты камлал, не отказывайся!
Отправился Тайкыгыргын. Пришел в село. Хозяева перед чаем по два китовых позвонка подали. А Тайкыгыргын третий попросил.
Вечером стал хозяин камлать. Покамлал, предложил Тайкыгыргыну камлать. Отказывается Тайкыгыргын, говорю, что не шаман он, поэтому не умеет камлать. А хозяин отвечает:
— Как же ты не шаман, когда ты сын Мутлювьи. Уж не отказывайся.
Стал Тайкыгыргын камлать. Поднялась яранга во время камлания в воздух и полетела в сторону дома Тайкыгыргына.
Велели ему перестать камлать, только тогда он остановился.
Назавтра отправился он домой, очень много китового мяса с собой взял. Еле-еле в ярангу уместилось. Стал он с товарищами жить в достатке.
Скоро опять ему захотелось в какое-нибудь село пойти. Мутлювьи говорит ему:
— На этот раз у тебя, наверное, ничего не получится, потому что шаман того села перед чаем съедает три китовых плавника.
— Что ж, я только попробую. А то как же мы будем без мяса жить?
И вот отправился Тайкыгыргын в следующее село. Когда он в то село пришел, встретили его очень гостеприимно, потому что знали: это сын самого Мутлювьи. Стали есть, каждый по три плавника съел. Тайкыгыргын попросил четвертый китовый плавник.
Вечером хозяин решил хорошо повеселиться. В компаньоны пригласил Тайкыгыргына.
— Я не умею камлать, — говорит Тайкыгыргын хозяину.
— Не можешь не уметь, потому что ты сын Мутлювьи, — настаивает хозяин. — Давай будем вместе камлать!
Начали камлать. Вдруг хозяин накрыл Тайкыгыргына пологом, а сам в сени выскочил. Но Тайкыгыргын вместе с пологом выше яранги подпрыгнул и пологом накрыл ее всю.
— Ну, хватит играть!
Взял Тайкыгыргын с собой мясо разных тундровых зверей и отправился домой к отцу. Снова в селе много припасов стало.
Вот однажды Тайкыгыргын опять говорит сидящему в пологе Мутлювьи:
— Отпусти меня еще в какое-нибудь село!
— На берегу моря живет самый сильный шаман. Иди туда! У него есть красивая жена. За ней и иди. Будут тебя просить камлать — камлай всю ночь. Когда все уснут, бери женщину и, камлая, лети. На середине моря увидишь камень, скажи ему: «Помоги». А там посмотришь» что дальше делать.
Отправился Тайкыгыргын. Встретили его очень гостеприимно. Но откуда они узнали его имя и что он реккен, которого отнял Мутлювьи?
Вечером хозяева попросили Тайкыгыргына покамлатъ. И вот начал он камлать. Уснувших будил, чтобы они отвечали ему. Наконец все уснули, не могли больше отвечать. Схватил он женщину и отправился с ней домой. Когда стало рассветать, достигли они камня на середине моря. Говорит он камню:
— Камень, помоги мне!
Треснул камень, и вошли Тайкыгыргын с женщиной в расщелину. Замкнулась расщелина, и стал камень, как прежде.
Послал береговой шаман белоголовых гусей, чтобы разыскали и вернули Тайкыгыргына. Подлетели гуси к камню посередине моря. Стали камень ломать, не смогли. Тогда вырвали камень с большим трудом из воды и полетели с ним обратно.
Очень тяжелый камень — уронили они его и оставили. Полетели к шаману, спрашивают, что дальше делать.
Пока гуси к шаману летали, беглецы домой пришли. И стали дома жить.
— Если хочешь повидать своих сородичей, перекочуем к ним поближе, — сказал Мутлювьи Тайкыгыргыну.
Оставили свою ярангу и тут же в путь отправились. Пришли они, а реккены спят. Пролезли среди спящих и тоже уснули. Наутро Мутлювьи говорит Тайкыгыргыну:
— Сходи к соседям, кликни их, скажи им, что мы сюда перебрались.
Тайкыгыргын пошел к соседям. Вошел к ним. Зарычали на него реккены, но затем узнали своего сына.
— Ах, здравствуй! Где твои товарищи, что с ними? Почему ты один?
— Они в добром здравии. У ваших соседей остановились.
— Вот, спасибо! Скажи отцу, чтобы стал нашим предводителем, — говорит старик реккен Тайкыгыргыну.
— Тебя хотят сделать предводителем этого села, — сказал Тайкыгыргын Мутлювьи, когда вернулся.
Мутлювьи согласился. Собрал всех реккенов и сказал им:
— С этого дня вы будете питаться только мясом животных, хватит есть человечье мясо! Не будете слушаться, я вам большую взбучку устрою! Запомните мои слова!
Стал народ реккенов добывать морского зверя, а также диких оленей. Но иногда им очень хотелось человечьим мясом полакомиться. Вот однажды просят они Мутлювьи:
— Отпусти, пожалуйста! Хоть разок пойдем нашей еды поищем! Мы скоро вернемся!
— Ну, раз уж очень хотите, отпускаю вас! Но только врагов ищите, наших людей не трогайте!
Ушли реккены. Действительно, скоро вернулись. Привели много человечков. Пошел Мутлювьи посмотреть. Вдруг стал пинакульских узнавать. Тогда он и говорит людоедам:
— Вот этих отпустите! Экие непослушные! Говорил ведь, чтобы не трогали моих сородичей. Я вас больше не отпущу! С этих пор будете питаться тем, чем и мы, — только мясом животных.
С тех пор он совсем реккенов себе подчинил и стал их кормить только мясом животных. Перестали они охотиться на людей.

Заколдованный рыцарь

Шведская баллада

Родился я ночью, густела мгла,
— Вдаль уводят мои дороги —
Под утро мать моя умерла.
Беда стоит на нашем пороге.

Отец не слушал наших слез,
Он злую мачеху в дом привез.

Она умела колдовать
И стала меня со света сживать.

Сперва превратила в иголку,
Чтоб я скучал втихомолку.

Но, видно, мало ей было,
В нож меня превратила.

Снова обличье вернула
И ножницами обернула.

В волка она превратила меня,
Чтоб жил я в чащобе с этого дня.

И, чтобы стать человеком вновь,
Я должен был выпить братнюю кровь.

И я залег, где речная волна,
Где мачеха проехать должна.

И я залег у бурной реки,
Где путь один — через мостки.

Собрал я всю силу, какая была,
И выбил мачеху из седла.

Я чуял, как гнев во мне растет,
Из чрева ее я выгрыз плод.

От братней крови я захмелел,
— Вдаль уводят мои дороги —
И вновь я рыцарь, я молод и смел.
Беда стоит на нашем пороге.

Старушка в лесу

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Бедная служанка отправилась однажды со своими господами в путь-дорогу. Когда они проезжали через большой дремучий лес, выскочили им навстречу разбойники из чащи и насмерть перебили всех, кто им попался под руку.
Погибли все, кроме служанки, которая в страхе выпрыгнула из повозки и прихоронилась за деревом.
Когда разбойники удалились со своею добычею, девушка вышла из-за дерева и с ужасом увидела, что случилось. Она стала горько плакать и приговаривать: «Что мне, бедной, делать? Не знаю я, как из этого леса выбраться, а здесь, в лесу, живой души нет! Видно, придется мне здесь помереть с голоду!»
Стала она кругом бродить, стала дороги искать, но никакой дороги отыскать не могла. Когда завечерело, она села под дерево, поручила себя милосердию Божию и решилась там сидеть, не сходя с места, что бы там ни случилось.
Вот посидела она там сколько-то времени, и вдруг слетел к ней белый голубочек, и держал он золотой ключик в клюве. Ключик положил он ей в руку и сказал: «Видишь ли ты вон то большое дерево? Там есть замочек, который ты отомкнешь этим ключиком, и найдешь там чем утолить свой голод».
Пошла девушка к дереву, отперла его и нашла там молоко и белый хлеб, и могла поесть досыта.
Насытившись, она сказала: «Теперь время курам на насест — время и мне бы на покой! Так-то я устала и так охотно легла бы в свою постель».
Вот опять слетел к ней голубок и принес другой золотой ключик в клюве и сказал: «Открой вон то дерево, там найдешь себе постельку».
Девушка открыла указанное дерево и нашла прекрасную мягкую постельку: помолилась Богу, чтобы он ее защитил от всякого ночного страха, улеглась в постельку и заснула.
Поутру голубок прилетел в третий раз, принес третий ключик и сказал: «Открой вон то дерево, там найдешь себе платья». И когда она то дерево открыла, то нашла там платья, вышитый золотом, усыпанные драгоценными камнями, — такие чудные, какие разве только у королев бывают!
Так и жила она там некоторое время, и голубок прилетал к ней каждый день и заботился обо всех ее нуждах, и жизнь ее протекала тихо и мирно.
Однажды прилетел к ней голубок и сказал: «Исполнишь ли ты мне в угоду то, о чем я попрошу тебя?» — «С удовольствием», — отвечала девушка.
Тогда голубок продолжал: «Я сведу тебя к избушечке, и в той избушечке у окна увидишь ты старуху, которая скажет тебе: »День добрый!« Но ты  — Боже тебя сохрани! — ничего не отвечай ей, что бы она ни вздумала делать, а проходи поправее от нее, в глубь избушки; там увидишь дверь, открой ее и войди в комнату, где на столе набросано много всяких колец — и богатых, и с блистающими каменьями… И все те кольца оставь, а отыщи среди них одно, совсем гладкое, и принеси его мне как можно скорее».
Пошла девушка к избушке и вошла в дверь: там увидела она старуху, которая удивленно посмотрела на нее и проговорила: «Добрый день, дитя мое».
Но девушка ей ничего не ответила и пошла прямо к двери в соседнюю комнату. «Куда собралась? — крикнула старуха и ухватила ее за платье, думая остановить. — Здесь мой дом, и никто не смеет сюда входить без моей воли».
Но девушка молча высвободила из ее рук свое платье и вошла в следующую комнату.
Там на столе грудою лежали кольца, которые ослепительно сверкали и блистали своими каменьями: стала девушка на том столе рыться в груде колец, отыскивая между ними гладкое колечко, и никак не могла его найти.
Между тем, как она тут рылась, она увидела, что старуха, крадучись, выходит из комнаты и уносит в руках птичью клетку.
Девушка подошла к ней, взяла у нее клетку из рук, и когда ее подняла да в нее заглянула, то увидела в ней птицу, которая держала гладкое колечко в клюве.
Выхватила она кольцо у птички, весело и радостно выбежала с ним из избушки и думала, что вот-вот прилетит к ней белый голубок за колечком… Но он не прилетал…
Поджидая голубочка, прислонилась она к одному дереву и вдруг почувствовала, что дерево стало мягким и гибким и опустило свои ветви к земле.
А тут вдруг ветви дерева сплелись вокруг девушки и обратились в человеческие руки, и когда она оглянулась, дерево обернулось добрым молодцом, которые ее обнимал и целовал и говорил: «Ты моя избавительница! Ты освободила меня из-под власти этой старухи, злой ведьмы, которая обратила меня в дерево. И каждый день только на два часа превращался я в беленького голубочка… Но до тех пор, пока мое кольцо хранилось у нее, я не мог вернуть себе мой человеческий образ».
В то же время освободились от чар ведьмы и его слуги, и его кони, которых старая ведьма также обратила в деревья, около него стоявшие.
Тут сели они на коней и поехали в его королевство (тот добрый-то молодец был королевич) и поженились, и жили весь своей век счастливо.

Осёл-оборотень

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Жил-был молодой егерь; однажды пошел он в лес на охоту. Сердце у него было доброе, и малый он был веселый, и в то время, когда он из лесу возвращался и насвистывал на листке, повстречалась ему старая, безобразная старушоночка, заговорила с ним и сказала: «День добрый, охотничек! Вижу я, что ты весел и доволен; а я терплю и голод, и жажду: не подашь ли ты мне милостыньку?»
Егерь над нею сжалился, сунул руку в карман, подал ей, что мог, и хотел было идти далее, но старушоночка его остановила и сказала: «Послушай, милый мой, за твою доброту я тебе подарочек подарю. Вот ступай себе прямо своей дорогою; пройдешь немного, придешь к дереву, а на том дереве увидишь девять птиц, которые в когтях плащ держат и из-за него ссорятся. Прицелься ты в них и выстрели в самую середину их стаи; плащ у них из когтей выпадет, и одна из них, насмерть убитая, также падет с дерева. Плащ тот возьми себе: он волшебный! Стоит только его накинуть на плечи да пожелать перенестись в какое-нибудь место, и мигом там очутишься. Из убитой же птицы вынь-ка ты сердце да проглоти его целиком: тогда каждое утро при вставанье будешь находить у себя под подушкою по золотому».
Поблагодарил егерь вещунью и подумал про себя: «Хорошо бы ее устами да мед пить!»
Однако ж, пройдя с сотню шагов, он услышал над собою в древесных ветвях птичьи крики и писк и невольно поднял голову вверх. И увидел он стаю птиц, которые клювами и когтями вырывали друг у друга какой-то кусок материи и при этом клевались, бились и царапались, словно бы каждая из них хотела одна владеть этим куском.
«Странно, — подумал егерь, — дело-то выходит как раз так, как предсказала мне старушоночка».
Снял он ружье с плеча, прицелился и выстрелил как раз в середину стаи, так что перья кругом посыпались. Тотчас же вся стая взвилась вверх с громким криком, одна из птиц пала мертвая, а с ней вместе на землю упал и плащ.
Тогда егерь поступил, как предсказывала ему старушоночка: взрезал птицу, отыскал у нее сердце, проглотил его, а плащ захватил с собою домой.
На другое утро, проснувшись, вспомнил он слова старухи и задумал их проверить на деле.
И чуть только приподнял подушку, как сверкнул у него под изголовьем золотой.
И на другое утро тоже, и на третье, и так при каждом вставанье. Накопил он целую кучу золота, а затем и стал думать: «Куда мне это золото, коли я буду сиднем дома сидеть? Пойду-ка я постранствую по белу свету».
Тогда распростился он со своими родителями, взял охотничью суму и ружье и пошел по белу свету.
Вот и случилось однажды, что проходил он дремучим лесом, и как пришел к его опушке, то увидал перед собою красивый замок среди равнины.
В одном из окон замка стояла старуха и рядом с нею девушка дивной красоты, и обе смотрели из окна вниз.
Старуха же была ведьма и стала говорить девушке: «Вон из лесу выходит человек, в котором скрыто большое сокровище, его-то мы и должны отуманить, доченька! Нам это сокровище нужнее, чем ему… Он проглотил и носит в себе сердце птицы и из-за этого каждое утро находит под своим изголовьем по золотому».
Затем она рассказала ей, как все было и как ей следует обойти его, и, гневно взглянув на нее, стала грозить: «Если ты меня не послушаешь, так я тебя на век несчастной сделаю».
Подойдя поближе, егерь увидел девушку и подумал про себя: «Побродил я по свету довольно, не дурно бы мне и поотдохнуть в этом прекрасном замке».
Собственно же говоря, так побуждало его думать то, что он увидел в окне красавицу. В доме он был ласково принят и радушно угощен.
Немного спустя он так сильно влюбился в дочь ведьмы, что ни о чем, кроме нее, и думать не мог, на все смотрел ее глазами и охотно исполнял все ее желания.
«Теперь надо нам добыть птичье сердце, — сказала ведьма дочке, — он и не заметит, как оно у него пропадет».
Приготовили они вместе питье, сварили его, слили в кубок, и девушка должна была поднести тот кубок егерю.
Она и поднесла этот кубок ему, приговаривая: «Милый мой, выпей за мое здоровье!»
Он принял кубок, выпил его, и сердце птицы выскочило из его желудка.
Девушка должна была тайно унести его и затем сама его проглотить, потому что так хотелось старой ведьме.
С того дня он уже не находил более золотых у себя под изголовьем, они появлялись каждое утро под изголовьем девушки, и старая ведьма их там собирала.
Но он был так влюблен и так одурачен, что ни о чем ином и не думал, как о своей возлюбленной, и не мог с ней расстаться…
После того старая ведьма стала говорить: «Птичье сердце теперь у нас, но и волшебный плащ надо бы также у него отнять». — «Зачем?  — сказала дочь. — Оставим плащ у него: он и так уже потерял все свое богатство».
Старая ведьма озлилась: «Такой плащ — диковинка, которую редко и на свете сыщешь; я непременно хочу его иметь». Она дала дочке известные наставления и сказала, что если та им не последует, ей худо будет.
Девушка поступила по приказанию ведьмы и однажды, стоя у окна и устремив взор в синюю даль, прикинулась печальною.
Ее милый спросил у нее: «Почему ты так печальна?» — «Ах, дорогой мой, — отвечала она, — вон там, вдали, видишь ли ты эту гранатную гору? На ней родятся лучшие из драгоценных камней. Мне так бы хотелось эти камни иметь, что как только об этом подумаю, всегда печалюсь; но кто их оттуда может добыть! Птицы разве? Они одни туда залететь могут! А человеку это невозможно». — «Коли только в этом печаль твоя, так ее мудрено ли рассеять!» — сказал егерь.
Прихватил он ее с собою под свой плащ, пожелал быть тотчас на гранатной горе — и вмиг они оба очутились на ней.
Там повсюду сверкали драгоценные камни, и было их так много, что сердце на них радовалось; они стали вместе собирать лучшие и самые дорогие из этих камней.
А между тем старая ведьма ухитрилась при помощи своих чар так подействовать издали на егеря, что глаза у него вдруг стали слипаться…
Он сказал девушке: «Присядем здесь и отдохнем, я так устал, что с трудом держусь на ногах».
Они присели, он положил голову ей на колени и уснул. Во время его сна она отвязала у него плащ с плеч, накинула его себе на плечи, захватила с собою гранаты и другие драгоценные камни и пожелала очутиться дома.
Когда же егерь выспался и открыл глаза, то увидел, что милая обманула и покинула его на горе одинокого…
«О! — воскликнул он. — До чего велико коварство людское!»  — и сел, пригорюнившись, и раздумывал, что ему делать.
А та гора была во владении диких и громадных великанов, которые на ней постоянно обитали, и немного времени прошло, как егерь уже завидел троих из них, к нему приближавшихся.
Егерь вытянулся на земле, прикинувшись, будто спит.
Великаны подошли, и один из них, толкнув егеря ногой, проговорил: «Это что за червяк тут лежит и что про себя думает?»
Второй сказал: «Расплющи его ногой!»
А третий добавил с пренебрежением: «Стоит ли он того? Пусть живет… Здесь он все равно не останется, а если взберется выше, до самой вершины горы, его тотчас подхватит облако и унесет в даль».
Так разговаривая между собою, они прошли мимо, а егерь, все слышавший, тотчас после их ухода поднялся на ноги и вскарабкался на вершину горы.
Не просидел он там и минуты, как налетело на вершину облако, подхватило его, увлекло за собою вслед, какое-то время несло по небу, затем опустилось к земле над большим, обнесенным стенами огородом и обронило его легонько на гряды капусты и других овощей.
Оглянулся егерь кругом и сказал: «Кабы мне чего-нибудь поесть! Голод так и морит меня, но я не вижу здесь ни яблок, ни груш, ни других плодов, а везде только одни овощи».
Наконец ему пришло в голову: «Разве вот что? По нужде я могу и салату поесть… Он хоть и не особенно вкусен, однако все же подкрепит меня немного».
Вот и выискал он себе хорошенький кочешок, стал его есть, но едва успел проглотить два-три листочка, как почувствовал себя очень странно и заметил в себе необычайную перемену: у него выросли четыре ноги, голова стала большою и толстою, уши удлинились, и он с ужасом увидел, что превратился в осла.
Однако же, чувствуя по-прежнему сильный голод и находя по своей теперешней природе сочный салат очень вкусным, он продолжал есть его с жадностью.
Таким образом он добрался наконец до салата другого сорта, и едва только проглотил несколько листочков его, он вновь почувствовал перемену и вернулся в свой прежний человеческий образ.
Тут он растянулся на земле и выспался надлежащим образом. Проснувшись на другое утро, егерь сорвал один кочан дурного и один кочан хорошего салата и подумал: «Это мне поможет в моем деле и даст возможность наказать коварство».
Тут он спрятал кочны в дорожную сумку, перелез через стену и пошел разыскивать замок своей милой. Проходивши дня два, он благополучно разыскал его. Тогда он замазал себе лицо так, что и сама родная мать его не узнала бы, вошел в замок и попросил себе приюта. «Я так устал, — сказал он, — что не могу идти далее». — «Землячок, — сказала ему ведьма,  — кто вы такой и чем занимаетесь?»
Он отвечал: «Я королевский посол и был послан на розыски драгоценнейшего по своим свойствам салата, какой только может произрастать на белом свете. Мне посчастливилось его отыскать, и я его несу с собою; однако же солнце палит так сильно, что это нежное растение, пожалуй, еще завянет у меня, и я сомневаюсь, чтобы я мог донести его далее…»
Услышав о диковинном салате, старуха захотела непременно его отведать и сказала: «Милый землячок, дай же ты мне этого чудесного салата попробовать». — «Почему бы и не дать? — отвечал егерь. — Я принес с собою два кочна и дам вам один». Вскрыл он свою суму и подал ей кочан дурного салата.
Ведьме ничто плохое и в помыслы не пришло, и ей такая припала охота поскорее попробовать нового кушанья, что она сама побежала на кухню и изготовила его.
Изготовив салат, она дождаться не могла, пока его подадут на стол, и тотчас схватила с блюда два листочка и сунула их в рот; и едва только она их проглотила, как утратила человеческий образ и в виде ослицы сбежала во двор.
Вслед за тем пришла в кухню служанка, увидела готовый салат и собралась подать его на стол; но в то время, как она его несла, припала ей по старой привычке охота отведать салата, и она съела парочку листочков. Волшебная сила салата тотчас проявилась и на ней, и она обратилась в ослицу и сбежала во двор к старой ведьме, а блюдо с салатом упало на пол.
А егерь тем временем сидел у красавицы, и так как никто с салатом не появлялся, а красавице тоже хотелось его отведать, то она сказала: «Понять не могу, почему же этот салат не несут?» Тут егерь подумал: «Верно, салат-то уж произвел свое действие!» Сойдя вниз, он увидел, что во дворе бегают две ослицы, а салат лежит на полу. «Вот и отлично! — сказал он. — Эти две уже получили свою часть!» — и затем собрал остальные листочки его на блюдо и принес их красавице.
«Я сам приношу вам это чудесное кушанье, — сказал он, — чтобы не заставлять вас ждать его». Красавица покушала салату и тотчас же лишилась, как и все остальные, своего человеческого образа и побежала во двор ослицей.
Тогда егерь умылся, так что обращенные им в ослиц женщины могли его узнать, сошел во двор и сказал им: «Теперь вы должны получить достойную награду за ваше коварство!»
Привязал он их всех к веревке и погнал перед собою, и гнал, пока не пригнал на мельницу.
Постучал он в оконце мельницы; мельник высунулся из оконца и спросил, чего ему нужно. «Да вот есть у меня три дрянных животины,  — отвечал егерь, — которых я больше не хочу у себя держать. Если хочешь их принять на свой корм и стойло да содержать их по моему указанию, то я заплачу тебе за это, сколько ты с меня потребуешь!» — «А почему бы мне их и не взять? — сказал мельник. — Говори, как должен я их держать?»
Тогда егерь сказал ему, чтобы старой ослице (а это и была сама ведьма) он давал есть только раз в день, а бил бы ее три раза в день; той, что помоложе (служанке), давал бы корму три раза в день, а бил бы ее только раз в день; а самой младшей из ослиц, то есть его красавице, трижды в день отпускал бы корм, а не бил бы ее ни разу… Никак он не мог допустить, чтобы его красавица была бита. Затем он вернулся в замок и нашел там все, что ему было нужно.
Дня два спустя пришел в замок мельник и доложил егерю, что старая ослица, которую он кормил единожды, а бил трижды в день, не выдержала и издохла. «А две другие, — продолжал мельник, — хоть и живы и получают трижды в день свой корм, но так понуро смотрят, что едва ли и они долго протянут».
Тут егерь сжалился, сменил гнев на милость и приказал мельнику пригнать этих двух ослиц в замок.
И когда их пригнали, он дал им поесть хорошего салата, и они снова приняли человеческий образ.
Тогда красавица упала перед ним на колени и сказала: «О, милый мой, прости меня за то зло, которое я тебе сделала; моя мать меня к тому вынудила, и все это случилось против моей воли, потому что я любила тебя от всего сердца. Твой волшебный плащ висит в одном из шкафов, а если хочешь, чтобы я вернула тебе птичье сердце, то я сейчас готова принять рвотное».
Тут он отнесся к ней совсем иначе и сказал: «Оставь его при себе; ведь все равно я хочу тебя взять себе в супруги».
И они сыграли свадьбу, и с той поры жили в полном довольстве до самой своей смерти.

О некоем буддийском монахе и похотливом ученом

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Один буддийский монах гостил в доме уроженца Цзяохэ господина Су из палаты личного состава и аттестации; этот монах был искусен в магии, постоянно устраивал всякие чудеса и фокусы, говорил, что у него был общий учитель с самим даосским патриархом Люем.
Как-то раз он вылепил свинью из комка глины, произнес заклинание, и свинья ожила. Еще раз прочитал заклинание, она подала голос, прочитал в третий раз — свинья стала скакать по комнате. Тогда он передал ее повару, чтобы тот приготовил ее и подал гостям. Было не очень вкусно, а когда поели, всех гостей стало рвать кусочками глины.
Был там один ученый. Из-за дождя ему пришлось остаться ночевать вместе с этим монахом. Отвесив поклон, он обратился к монаху со следующими словами:
— В Тай-пин гуанцзи рассказывается об одном колдуне, который произнес заклинание над кусочком черепицы, дал этот кусочек одному человеку, и стена перед ним раздвинулась, так что он смог проникнуть в чужие женские покои. А вы можете так сделать?
— Это нетрудно,— ответил монах, подобрал кусочек черепицы, долго читал заклинание, а потом сказал:
— Держа эту черепицу в руках, вы сможете проникнуть но только не произносите ни слова, а то чары мгновенно рассеются!
Ученый попробовал, и стена действительно расступилась перед ним. Он пошел вперед и увидел ту, о которой мечтал. Она только что сняла с себя украшения и легла спать. Помня запрет монаха, человек этот не решился заговорить, а сразу закрыл навесную дверь, поднялся на лежанку и овладел женщиной, которая радостно отвечала на его ласки.
Утомившись, он крепко заснул. Когда он открыл глаза, он увидел, что на лежанке рядом с ним… его жена. Только было начали они расспрашивать друг друга, как в дверь постучал монах.
— Мое ничтожное искусство развлекло вас, почтенный, — сказал он.— К счастью, серьезного вреда добродетели оно не причинило и не явится причиной тяжелых последствий.
— Правда, бог домашнего очага уже внес в записи это событие, хотя серьезной кары и не воспоследует, но боюсь, что карьере вашей это помешает,— вздохнув, добавил он.
И действительно, ученый этот потерпел неудачу. Только в старости он проникся пониманием Истины и кончил жизнь в нищете.

Волхв Месит и христолюбивый нотарий

Византийская легенда

Прекрасно и поучительно поведать об этом дивном и великом чуде.
При блаженной памяти императоре Маврикии жил в Константинополе некий человек по имени Месит, превосходящий в искусстве волхования всех когда-либо бывших чародеев. И вот этот трижды злосчастный и проклятый Месит познакомился однажды с весьма христолюбивым и богобоязненным нотарием. Желая свести его с правильного пути и завладеть его умом при помощи своего преступного и нечестивого искусства, как-то раз вечером этот безумный и исполненный скверны человек уговорил нотария проехаться с ним верхом. Когда уже смеркалось, они сели на быстрых коней и вдвоем выехали из города. Оказавшись в полночь на пустынной равнине, где не было ни жилищ, ни каких-либо владений, они вдруг видят крепость. Оба спешиваются и привязывают своих коней к какому-то росшему там дереву, а Месит начинает стучать в ворота крепости. Им тот-час отворили ворота, и большая толпа находившихся в крепости эфиопов вышла навстречу Меситу и приветствовала его. Затем эфиопы, указывая дорогу, привели их в огромный, расположенный на уровне земли покой, где пришедшие увидели множество ярко горящих серебряных светильников и золотых подсвечников с зажженными свечами, скамьи справа и слева и высокий престол, на котором восседал какой-то рослый и безобразный эфиоп, а вокруг него справа и слева сидели другие. Месит приветствовал сидящего на престоле и пал к его ногам. Тот же встретил его, говоря: «Как дела, господин мой Месит? Все ли твои желания исполняются?». Несчастный говорит ему в ответ: «Да, владыка, и потому я пришел поклониться тебе и воздать тебе великую благодарность». Сидящий на престоле говорит ему: «Изволь, и для тебя будет сделано еще больше. Садись». Тогда Месит занял первое место на правой скамье. «Я же, — рассказывал потом нотарий, — видя вокруг себя только эфиопов и гнушаясь приблизиться к кому-нибудь из них, отошел и встал позади несчастного Месита. А сидящий на престоле, пристально взглянув на меня, спросил злополучного Месита, говоря: „Кто этот человек, стоящий позади тебя?». Несчастный Месит говорит ему: „Твой раб, владыка»». Тогда сидящий на престоле спрашивает нотария, говоря ему: «Скажи, достойный юноша, ты мой раб?». Христолюбивый нотарий, осенив все тело свое крестными знамениями, не медля, ответил, сказав: «Я раб отца и сына и святого духа». И чуть только он произнес эти страшные и святые слова, как сидевший на престоле рухнул на пол, престол рассыпался, светильники угасли, эфиопы с воплем бежали, покой исчез, земля поглотила крепость, Месит скрылся и все пропало. Нигде ни звука, нигде ни души, кроме нотария и двух привязанных к дереву коней. Когда случились эти страшные и предивные чудеса, боголюбезный тот нотарий не стал дожидаться или искать Месита, но, взяв обоих коней, тотчас вскочил на одного из них и быстро поскакал к богохранимому граду. Вскоре он достиг его и постучал в те ворота, откуда вечером вышел. Оказавшись внутри городских стен, он все рассказал стражу, бывшему при воротах, и вошел в дом его, и отдыхал там в полном одиночестве, не вспоминая о несчастном и ненавистном Месите, и только хвалил и славил господа.
По прошествии некоторого времени христолюбивый тот нотарий прилепился сердцем своим к одному патрикию, мужу премилостивому и христолюбивому. Однажды поздним вечером оба они, патрикий и нотарий, идут в храм во имя спасителя, называемый Плифрон или храм у святого кладезя. Когда они вошли и стали молиться, встав перед честной и святой иконой господа нашего Иисуса Христа, святой лик оборотился к нотарию и взирал на него. Заметив это, патрикий попросил нотария стать по другую сторону от себя, и снова святой и предивный лик спасителя, также оборотившись, взирал на боголюбезного нотария. Тогда страх и душевное смятение одержали патрикия, и он пал на лицо свое и с несказанными слезами и громкими стенаниями стал взывать к господу нашему Иисусу Христу, говоря: «Благой владыка и человеколюбец, ведающий людскую слабость и страдание, не отврати лика своего от меня, нижайшего и недостойного раба твоего, но призри на меня и помилуй. Сознаю, владыка, ведаю и знаю, что — грешен и ничтожен, но нет на мне такого греха, чтобы ты так отвращал лик свой от меня, жалкого и нижайшего раба твоего. Помилуй меня, человеколюбец, и прости, терпел, ибо я — творение пречистых рук твоих. Ведь ты единый непогрешим и всемилостив, и слава тебе вовеки. Аминь».
Долго патрикий говорил такое и тому подобное и каялся со слезами и воплями. А Христос, взирая на боголюбезного нотария со святой и пречистой иконы, рек христолюбивому патрикию: «Тебе, патрикий, я воздаю великую благодарность за то, что всякий день ты приносишь мне от того, что получил от меня, подавая нищим и жертвуя на церкви. Пред этим же человеком я в долгу, ибо в решительный и страшный час он не отрекся своей веры, но признал, что чтит и поклоняется отцу и сыну и святому духу. За это в день воздаяния я почту его достойной наградой».
Вы услышали, возлюбленные братья мои, страшное и предивное предание, узнали, благочестивые прихожане, достохвальный и исполненный назидания рассказ о том, как по благоутробию и человеколюбию своему бог сказал одному из рабов своих, что благодарен ему, а другому, что в долгу перед ним и щедро воздаст ему. Прочитав это предание или узнав его изустно, все мы да возблагодарим за них господа и да восславим отца и сына и святого духа, единое божество и силу в трех ипостасях, ибо слава, сила, честь, могущество и величие ему ныне и присно, и во веки веков. Аминь.