О камнесечце Евлогии и авве Данииле

О камнесечце Евлогии и авве Данииле

Византийская легенда

Авва Даниил пресвитер Скита случился в Фиваиде вместе с одним учеником своим. И на возвратном пути они плыли по реке и приблизились к какому-то селению: старец велел морякам остановиться здесь. И старец говорит: «Сегодня мы останемся тут». Ученик его стал роптать, говоря: «До каких пор мы будем скитаться с места на место? Вернемся в Скит». Старец отвечает: «Нет. Сегодня останемся тут». И посреди селения того собрались странники. Брат говорит старцу: «Разве богу угодно, чтобы мы сидели здесь как собратья их? Пойдем хотя в часовню». Старец говорит: «Нет. Я буду сидеть здесь». И они просидели там до позднего вечера. И брат начал воинствовать против аввы, сказав: «Из-за тебя я помру». Когда они так препирались между собой, пришел какой-то старец мирянин высокого роста, совсем седой, весьма древний годами с вершей в руках. Увидев авву Даниила, он обнял его и стал со слезами лобзать стопы его; приветствовал он и ученика аввы и говорит им: «Приказывайте».
Старец этот держал также факел и обходил улицы того селения в поисках странников. И вот, взяв авву Даниила, и ученика его, и остальных странных, которых встретил, он привел их в дом свой, и налил воду в чан, и омыл ноги ученика и старца. Ни в доме у себя, ни где в ином каком месте не имел он никого близкого, кроме единого бога. И поставил перед ними стол, а когда они поели, бросил оставшиеся куски псам, бывшим в этом селении. Ибо таков был его обычай, и от вечера до раннего утра он не отпускал от себя ни одной души. Старец уединился с аввой, и до самого рассвета они сидели и со слезами вели душеспасительную беседу. Поутру, обнявшись, старцы расстались.
На дороге ученик поклонился авве Даниилу, говоря: «Сделай милость, отец, скажи, кто этот старец и откуда он тебе знаком?». А авва не пожелал ответить. Брат снова поклонился, говоря: «Ты ведь многое что поверял мне, почему же не поверяешь на сей раз?». Авва не пожелал рассказать ему о старце, так что брат опечалился и не говорил с аввой до самого Скита.
Вернувшись в свою келию, брат, как обычно в одиннадцатом часу, не подал старцу поесть, а старец соблюдал это время трапезы во все дни жизни своей.
Когда наступил вечер, старец взошел в келию этого брата и говорит ему: «Почему, дитя, ты заставил отца своего умирать с голоду?». Тот отвечает: «У меня нет отца. А если б был, он любил бы свое дитя». Авва говорит: «Дай мне поесть», и берется за дверь, чтобы открыть ее и выйти, но брат успевает удержать авву, и лобызает его, и говорит: «Жив господь, не пущу тебя, если не скажешь мне, кто тот старец». Брат не мог видеть, чтобы авва был чем-нибудь опечален, ибо весьма любил его.
Тогда старец говорит: «Приготовь мне немного поесть, и скажу». И, когда старец кончил есть, он говорит брату: «Учись склонять голову, ибо из-за речей твоих в той деревне я не хотел тебе ничего поведать. Смотри, не повторяй того, о чем сейчас услышишь. Старец тот зовется Евлогием, по ремеслу он камнесечец. Каждодневно от трудов рук своих он получает один кератий и до вечера ничего не ест. А вечером возвращается в деревню, и приводит в дом свой всех странников, которых встречает, и кормит их, а что остается, бросает, как ты видел, псам. С самой юности своей и по сей день он камнесечец. В его сто, если не более, лет бог дарует ему силу молодого, и каждодневно вплоть до сего дня он зарабатывает свой кератий.
Когда мне не было и сорока лет, я пришел в эту деревню, чтобы продать рукоделие свое, а вечером явился он и, пригласив по своему обычаю меня и бывших со мною братьев, принял нас в доме своем. Побывав там и увидев добродетель старца, я стал по неделям поститься, прося бога даровать ему более денег, дабы возможно было Евлогию благодетельствовать многих. После трех седмиц поста я лежал едва живой от воздержания и вот вижу, как некто, похожий на святителя, подходит ко мне и говорит: «Что с тобой такое, Даниил?». И я говорю ему: «Я обещал Христу, владыка, не есть хлеба, пока не услышит молитвы моей об Евлогии-камнесечце и не пошлет ему богатство, дабы возможно ему было благодетельствовать многих». А он говорит мне: «Нет. С него достаточно». Я отвечаю: «Недостаточно. Дай ему больше, чтобы через него все славили святое твое имя». А он отвечает мне: «Говорю тебе, что с него достаточно. Если хочешь, чтобы я добавил, стань поручителем за душу его, что она не соблазнится, если Евлогий разбогатеет, и тогда добавлю». Я говорю к нему: «Из рук моих взыщи душу его». И чудится мне, будто мы в церкви во имя святого Воскресения, и младенец сидит на пречестном камне, и справа от него стоит Евлогий. И младенец посылает ко мне одного из стоящих вокруг него, и говорит мне: «Ты поручитель за Евлогия?». Я отвечаю: «Да, владыка». И снова он говорит: «Скажите ему, что я спрошу за поручительство». И я говорю: «Знаю, владыка. Только умножь дары свои Евлогию».
И тут я вижу, как двое каких-то мужей полными пригоршнями мечут в пазуху Евлогия монеты, и все, что они бросали, оставалось в ее складках. Пробудившись, я понял, что молитва моя услышана, и восславил бога. Евлогий же, придя к месту, где он трудился, ударяет по какой-то скале и слышит, что внутри она полая, и находит небольшое углубление, и снова ударяет, и видит набитую монетами пещеру. Удивившись, он говорит в душе своей: «Деньги эти положены израильтянами. Что делать? Если я принесу их в деревню, об этом узнает архонт, он заберет деньги, и мне будет не сдобровать. Разумнее уйти в места, где меня никто не знает». И, наняв мулов будто бы для перевозки камней, он ночью свез деньги к реке и оставил свое доброе ремесло странноприимства, которым каждодневно занимался, и, сев на корабль, прибыл в Византий.
Тогда царствовал Юстин, дядя Юстиниана. Евлогий дает много денег императору и вельможам его, чтобы стать эпархом священного претория. И он купил большой дом, который вплоть до сегодняшнего дня зовется египетским. Спустя два года я снова вижу во сне того младенца в церкви во имя Воскресения и говорю в душе своей: «А где Евлогий?».
И немного спустя при моих глазах какой-то эфиоп влечет Евлогия прочь от младенца. Пробудившись, я говорю в своей душе: «Горе мне, грешному. Что я наделал? Сгубил свою душу». И, взяв суму свою, я пошел в селение, чтобы продать свое рукоделие и дождаться обычного прихода Евлогия. Но и поздним вечером никто не подошел ко мне. И тогда я встаю и прошу одну старицу, говоря ей: «Амма, достань для меня три хлебца, потому что я сегодня не ел». Она говорит: «Ладно», и пошла, и принесла мне немного поесть, и протянула, и преподала мне духовное назидание, говоря: «Тебе не ведомо, что монашеский чин требует воздержания во всем» и многие другие назидания. И я говорю ей: «Что ты мне присоветуешь сделать, ибо я пришел продать свое рукоделие?». Она мне сказала: «Хочешь продать свой товар, не приходи в селение так поздно, хочешь быть монахом, иди в Скит». Я говорю ей: «Право, прости меня, но нет ли в этой деревне богобоязненного человека, который покоил бы странных?». Она в ответ: «Что ты сказал, почтенный авва? У нас тут был один камнесечец, который много благодетельствовал странных. И бог, увидев дела его, воздал ему, и теперь он стал патрикий».
Услышав слова ее, я говорю в душе своей: «Я повинен во всем». И, сев на корабль, отправляюсь в Византий. И спрашиваю, где тут дом египтянина. Мне его показывают, и я сажусь у ворот в ожидании, когда Евлогий выйдет. И вижу его в великой роскоши и кричу ему: «Будь добр, я что-то хочу тебе сказать». А Евлогий не обратил на меня внимания, а люди из его свиты стали бить меня. И опять, растолкав их, я подошел, и снова они били меня. Так я делал четыре седмицы и не смог поговорить с ним. Тогда, отчаявшись, я ушел, и пал перед дверьми храма богородицы, и в слезах говорю: «Господи, разреши меня от поручительства моего за этого человека, иначе я вернусь в мир». Говоря так в мыслях своих, я впал в дрему, и привиделось мне, будто поднялось великое смятение и люди закричали: «Идет владычица». И перед ней шли мириады мириад и тысячи тысяч. И я вскричал, сказав: «Смилуйся надо мной».
Она остановилась и говорит мне: «Что у тебя?». Я говорю ей: «Я поручился за Евлогия эпарха. Разреши меня от этого поручительства». Она сказала: «Не мое это дело. Как хочешь, выполни свое поручительство». Пробудившись, я говорю в своем сердце: «Пусть я умру, но не отойду от ворот». И когда эпарх вышел, я закричал. Тут ко мне подбегает привратник и бьет меня до тех пор, пока все мое тело не покрывается ранами. Тогда, отчаявшись, я говорю в душе своей: «Пойду в Скит, если будет ему угодно, бог спасет Евлогия». Я отправился в гавань, нашел александрийский корабль и взошел на него, чтобы добраться до монастыря. Едва взошедши, с отчаяния лег и вижу во сне, будто я снова в церкви во имя святого Воскресения, и младенец тот сидит на священном камне и гневно смотрит на меня, так что я от страха перед ним дрожу, как лист, и не могу произнести слова, ибо сердце мое оцепенело. Младенец говорит мне: «Ты отступился от своего поручительства». И приказывает двоим из окружающих его повесить меня со связанными за спиной руками, а мне говорит: «Не ручайся превыше возможного для тебя и не перечь богу». Но я висел и не мог произнести слова. И вот раздался глас: «Идет владычица». И, увидев ее, я исполнился смелости и тихо говорю ей: «Смилуйся надо мною, владычица мира». Она говорит: «Что тебе вновь надо?». Я говорю ей: «Я терплю кару, ибо поручился за Евлогия». Она говорит мне: «Я заступлюсь за тебя». Я вижу, что она отошла и припала к ногам того младенца. И младенец говорит мне: «Больше не делай так». Я говорю: «Не буду, владыка, Я просил того ради, чтобы от Евлогия была польза людям. Прости прегрешение мое».
И по велению младенца меня освобождают. «Ступай в свой монастырь, а я, не бойся, возвращу Евлогия к прежней жизни его». И, пробудившись, я тотчас возликовал великим ликованием, ибо освободился от своего поручительства и отплыл, благодаря господа.
Три месяца спустя услышал я, что император Юстин умер и воцарился Юстиниан. И восстают на него Ипат, Дексикрит, Помпий и эпарх Евлогий. Трое из них были казнены, и все их имущество расхищено; достояние Евлогия тоже было расхищено, а ночью он тайно оставляет Константинополь. Император приказывает убить Евлогия, где бы его ни нашли. И тогда он бежит в свою деревню и переодевается в одежду, какую носят поселяне.
И вся деревня сходится посмотреть на него, и люди говорят ему: «Мы слышали, что ты теперь патрикий». И он отвечает: «Будь это я, я бы знал вас. Есть другой Евлогий родом отсюда, а я ходил в святые места».
И он опамятовался и говорит к себе: «Смиренный Евлогий, очнись, возьми свой молот и веди меня. Нет ведь здесь царских палат, и ничто тебе не вскружит голову». И, взяв свой молот, он пошел к скале, где был клад, и, трудившись до шестого часа, ничего не нашел и стал вспоминать о яствах, о своей свите, о прельщениях тех и снова стал говорить в душе своей: «Пробуди меня, ибо вновь я в Египте». И мало-помалу святой младенец и владычица богородица вернули его к прежней жизни, ибо бог справедлив и не забыл ему прежде совершенных трудов.
Несколько времени спустя случился я в той деревне, и, гляди, вечером он пришел и повел меня с собой по обычаю своему. И, едва увидев его, я стал вздыхать и со слезами сказал: «Как велики дела твои, господи, все ты устроил премудро. Кто бог так великий, как бог наш, из праха подъемлет он бедного, из брения возвышает нищего? Унижает и возвышает. Кто может исследить чудеса твои, господи боже?!». Я, грешный, попытался и едва не обрек аду душу свою. Принеся воды, Евлогий по обыкновению омыл ноги мои и поставил предо мной стол. И, когда мы поели, я говорю ему: „Как живешь, авва Евлогий?». Он отвечает: «Помолись обо мне, авва, ибо я нищ, и пусты руки мои». А я сказал ему: «О, лучше б тебе было не владеть тем, чем ты владел!». Он говорит мне: «Почему, почтенный авва? Когда я чем тебя обидел?». Я говорю: «Чем только не обидел!». Тогда я все рассказал ему. Мы оба заплакали, и он говорит мне: «Помолись, чтобы бог послал мне богатство, ибо отныне не согрешу». А я говорю ему: «Право, дитя, не жди, чтобы господь, пока ты в мире этом, доверил тебе больше кератия». И, смотри, в течение столького времени бог каждодневно давал ему выручить кератий. Вот я и рассказал тебе, откуда знаю Евлогия. А ты не повторяй никому».
Это поверил авва Даниил ученику своему, после того как они ушли из Фиваиды. Должно дивиться человеколюбию божиему, тому, как в краткое время для блага того мужа он высоко вознес его и столь же потом унизил. Помолимся же, чтобы познали смирение, убоявшись господа и спасителя нашего Иисуса Христа и сподобились милости пред страшным судилищем его по молитвам и заступничеству владычицы нашей богородицы приснодевы Марии и всех святых. Аминь!

Как Святой Франциск разъяснил брату Льву чудесное видение, которое было тому явлено

Как Святой Франциск разъяснил брату Льву чудесное видение, которое было тому явлено

«Цветочки святого Франциска»

Однажды, когда Святой Франциск был тяжко болен, брат Лев, молясь у его ложа, впал в экстаз, и душой перенесся к великой, широкой и быстрой реке. И увидев людей, кои переправлялись через нее, заметил он, как несколько братьев вошли в реку с тяжким грузом. И были они унесены потоком и потонули. Некоторые ухитрились пройти треть пути. Другие достигли середины течения. Но никто не мог выдержать напора воды, все падали и тонули.
И увидел он, что пришли другие братья. Эти ничего не несли на своих спинах, но все несли на себе знаки святой бедности. Они вошли в реку и перешли на другой берег без малейшей опасности для себя. Увидев сие, брат Лев пришел в себя. И Святой Франциск, зная в душе, что брату Льву было видение, подозвал его и спросил, что он видел.
Когда брат Лев рассказал о своем видении, Святой Франциск сказал: «То, что ты видел, есть сущая истина. Великая река — есть мир. Братья, кои были нагружены — суть те, кто не следовал своему евангельскому предназначению и не исповедовали великую добродетель бедности. Те же, кто пересек реку — суть те, кто не искал земных богатств в мире сем, кто довольствовался едой и одеждой и следовал за Христом, обнаженным на кресте, неся охотно и с радостью Его сладостное и легкое ярмо и возлюбя святое послушание. Сии с легкостью проходят через жизнь земную к жизни вечной».
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Как Святой Людовик, Король Франции, приезжал посетить праведного Брата Жиля

Как Святой Людовик, Король Франции, приезжал в одеянии пилигрима, чтобы посетить праведного Брата Жиля

«Цветочки Святого Франциска»

Святой Людовик, Король Франции, отправился в паломничество, дабы посетить святыни мира. И прослышав о славе святого брата Жиля, одного из первых спутников Святого Франциска, решил он в сердце своем идти и посетить его лично. Для этого он отправился в Перуджу, где жил сей брат. Придя к воротам обители как простой бедный пилигрим, Король весьма настойчиво просил позвать брата Жиля, не говоря привратнику, кто он, желающий видеть сего брата.
И привратник пошел к брату Жилю и сказал ему, что у ворот стоит пилигрим, спрашивающий его. Но Господь открыл брату Жилю, что пилигрим был на самом деле Королем Франции. Он поспешно вышел из своей хижины и побежал к воротам, не задавая вопросов. Оба они встали на колени, обнялись с великой почтительностью и оказывали друг другу разные знаки любви и милости, как будто бы между ними существовала давняя дружба, хотя они никогда не встречались ранее.
Они не говорили ни слова и некоторое время стояли, обнявшись, а затем разошлись в молчании. Святой Людовик продолжил странствие, а брат Жиль вернулся в свою хижину. Когда Король ушел, некий брат осведомился у одного из товарищей своих, кто был тот человек, что обнимал брата Жиля, и тот отвечал, что это был Людовик, Король Франции.
И когда другие братья услышали об этом, они весьма огорчились, что брат Жиль ничего не сказал. И с горестью говорили они: «O брат Жиль, как мог ты быть столь неучтивым, что не сказал даже слова столь праведному Королю, который приехал из Франции, чтобы увидеть тебя и услышать от тебя несколько добрых слов?»
Брат Жиль отвечал: «Возлюбленные братья, не удивляйтесь тому, что ни я, ни он не сказали друг другу ни слова. Ибо, едва мы обнялись, свет божественной мудрости открыл мне его сердце, а мое — ему. И по божественному соизволению мы читали в сердцах друг друга и лучше узнали, что хотели сказать, чем если бы изъясняли словами то, что чувствовали в сердцах. Ибо столь несовершенно язык человеческий открывает сокрытые тайны Божьи, что слова скорее воздвигли бы между нами преграду, нежели дали утешение. Узнайте же, что Король ушел от меня довольным и весьма утешенным в душе».
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Как Святая Клара по велению Папы благословила хлебы

Как Святая Клара по велению Папы благословила хлебы, что были на столе, и как на каждом хлебе появился знак Святого Креста

«Цветочки Святого Франциска»

Святая Клара, весьма преданная служительница Креста Христова и один из сладчайших цветов Святого Франциска, была столь праведна, что не только Епископы и Кардиналы, но и сам Папа желал видеть и слышать ее, и часто посещал ее. Однажды, помимо прочего, Святой Отец прибыл в монастырь, дабы услышать ее речи о божественном.
Беседа их была долгой, и Святая Клара повелела накрыть стол и положить на него хлебы, дабы Святой Отец благословил их. Когда их духовный совет был закончен, Святая Клара встала перед ним на колени с великим почтением и просила его благословить хлебы, лежащие на столе.
Святой Отец отвечал ей: «Верная Сестра моя, я хочу, дабы ты благословила этот хлеб знамением Креста, которому ты предана». Святая Клара сказала: «Святейший Отец, прости меня. Я буду достойна порицания, если я, ничтожная женщина, отважусь дать такое благословение в присутствии Викария Христа».
На это Папа отвечал: «Дабы деяние сие не выглядело дерзким, но несло бы на себе знак послушания, я повелеваю тебе, во имя святого послушания, сотворить над хлебами сими крестное знамение и благословить их во имя Божье».
И Святая Клара, как верная дочерь послушания, с благочестием благословила хлебы, сотворив над ними знамение Святого Креста. И — дивно рассказывать об этом! — на всех хлебах явственно возник Крест. И некоторые их них были съедены, а оставшиеся отложены, дабы засвидетельствовать чудо.
И Святой Отец, узрев чудо сие, возблагодарил Бога. И взяв несколько хлебов удалился, благословив Святую Клару. В это время Сестра Ортолана, мать Святой Клары, и Сестра Агнесса, её сестра по плоти, жили вместе со Святой Кларой в монастыре. Обе они были весьма добродетельные женщины, исполненные Святого Духа, как и многие другие сестры. К ним Святой Франциск отправлял великое множество больных, которые все исцелялись их молитвами и знамением Святейшего Креста.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Как Святая Клара оказалась перенесена Рождественской ночью в церковь к Святому Франциску

Как Святая Клара, будучи больной, чудесным образом оказалась перенесена Рождественской ночью в церковь к Святому Франциску, где сослужила ему в Службе

«Цветочки Святого Франциска»

Однажды Святая Клара столь опасно захворала, что не могла даже пойти в церковь с другими сестрами служить Службу в ночь на Рождество Христово. Все прочие сестры отправились к Заутрене, а она оставалась в постели, весьма огорченная тем, что не может пойти вместе с другими сестрами, дабы получить духовное утешение.
Однако Иисус Христос, ее Супруг, не желая оставить Святую Клару без утешения, чудесным образом перенес ее в церковь Святого Франциска, так что она была на Заутрене, сослужа в Полуночной Мессе, и приняла Святое Причастие, после чего оказалась вновь перенесена в свою постель.
Когда Служба в церкви Сан-Дамиано закончилась, сестры-монахини вернулись в свою обитель и пришли к Святой Кларе и сказали ей: «O Сестра Клара, Матерь наша, сколь великое утешение обрели мы на сем празднестве Святого Рождества! Ах, если бы Богу было угодно, чтобы ты была с нами!»
На что Святая Клара отвечала: «Хвалите и славьте нашего Господа Иисуса Христа благословенного, возлюбленные сестры и дочери мои. Ибо я не только сослужила всем службам этой святейшей ночи, но и обрела в своей душе даже более великое утешение, чем то, что обрели вы. Ибо по заступничеству моего отца, Святого Франциска и по милости нашего Спасителя Иисуса Христа, лично присутствовала в церкви моего почтенного отца, Святого Франциска, и своими ушами и душой своей слышала всю Службу, и звуки органа, и пение, и также приняла Святейшее Причастие. Возрадуйтесь же сей милости, кою я получила, и возблагодарите нашего Господа Иисуса Христа».
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Как Христос даровал брату Массео добродетель смирения

Как Христос даровал брату Массео добродетель смирения

«Цветочки Святого Франциска»

Первые спутники Святого Франциска всеми силами стремились следовать святой бедности, избегая земного, и овладеть всеми другими добродетелями, как верными средствами достижения небесного и вечного достояния.
Случилось однажды, что, когда братья собрались вместе, чтобы побеседовать о божественном, один из них привел такой пример: «Жил человек, великий друг Бога, которому был послан дар праведно жить в молитве и в трудах. В тоже время он был столь кроток, что считал себя величайшим грешником. И через это смирение он обретал святость, и утвердился в милости Божьей. Ибо так он возрастал в добродетели и спасся от грехопадения».
И Брат Массео, слушая эти удивительные вещи о смирении и зная, что сия добродетель есть одно из величайших сокровищ жизни вечной, столь воспылал любовью и стремлением к добродетели смирения, что возвел глаза к небу и дал обет, твердо решив никогда более не веселиться до тех пор, пока не почувствует, что добродетель сия прочно утвердилась в его душе. С этого мига он постоянно пребывал в молчании в своей лачуге, изнуряя тело свое постом, бдением и молитвами, рыдая пред Господом, и умолял Его даровать ему добродетель сию, без которой он чувствовал себя достойным ада, и коей друг Бога из рассказа, услышанного Братом Массео, был столь щедро одарен.
Через несколько дней, пребывая в такой состоянии духа, Брат Массео как-то вошел в лес и, восклицая и рыдая, просил Господа, Кто охотно склоняет слух Свой к голосам кротких молитвенников, даровать ему сию божественную добродетель. И услышал он глас с небес, который дважды позвал его: «Брат Массео! Брат Массео!».
И узнав душой, что се был глас Христа, он отвечал: «Господь мой». Тогда Христос сказал: «Что дашь ты взамен того, о чем просишь?» И Брат Массео отвечал: «Господи, я охотно дам изъять глаза из моей головы».
Христос отвечал: «Дарую тебе добродетель сию и при этом велю тебе беречь свои глаза». И сказав эти слова голос умолк. А Брат Массео так исполнился даром смирения, что с того времени постоянно пребывал в радости. И часто, когда он молился, то было слышно, как он издавал радостные звуки, подобные пению птиц, вроде «Фью-фью-фью», и его лицо имело выражение великой праведности и счастья. И он стал столь кроток, что почитал себя самым малым человеком в мире. А брату Иакову из Фаллероне, когда тот спросил его, отчего в радости своей он всегда издает одни и те же звуки, брат Массео с веселостью отвечал, что обретя всё благо одним способом, он не видел причин этот способ переменять.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

 

Как Святой Франциск познакомился с тайнами совести всех его братьев

Как Святой Франциск познакомился с тайнами совести всех его братьев

«Цветочки Святого Франциска»

Как Господь Иисус Христос говорил в своем Евангелии, «Я знаю овец моих, и мои знают Меня», так и праведный Святой Франциск, как добрый пастырь, узнал чрез божественное откровение все добродетели и заслуги своих спутников, а также их недостатки и ошибки, и желал поговорить с ними об их нуждах, смиряя гордыню и вознося кротость, укоряя грех и славя добродетель — как мы читаем в чудесных откровениях, которые были явлены ему Богом о его первых чадах.
Помимо прочего, рассказывают, что однажды Святой Франциск находился в монастыре со своими спутниками и говорил с ними о Боге. А Брат Руффино отсутствовал, ибо предавался созерцанию в лесу. И когда Святой разговаривал с братьями, Брат Руффино прошел мимо на некотором расстояния. Святой Франциск спросил собеседников, кого они почитают святейшей душой в мире.
Они отвечали немедля, что они считают таковым Святого Франциска. Святой упрекал их, сказав: «Возлюбленные братья, я недостойнейший и подлейший человек в мире. Но посмотрите на Брата Руффино, который теперь отправился в лес. Господь открыл мне, что его душа — одна из трех самых святых в мире. И прямо говорю вам — я без колебаний называю его Святым Руффино, хотя он еще и жив, ибо его душа полна благодати и освящена и утверждена на небесах нашим Господом Иисусом Христом». Эти мысли Святой Франциск никогда не открывал в присутствии Брата Руффино.
О том, что Святой Франциск был равно осведомлен о недостатках своих братьев, мы узнаем из истории о Брате Илье, которого Святой часто укорял за его гордыню. И также о Брате Иоанне делла Капелла, которому Святой предсказал, что он повесится. И о Брате, который был одержим дьяволом в наказание за его несмирение. И о множестве других, чьи недостатки и добродетели были ясно открытии Святому Франциску самим Христом.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

О чудесной проповеди, которую Святой Франциск и Брат Руффино произнесли в Ассизи

О чудесной проповеди, которую Святой Франциск и Брат Руффино произнесли в Ассизи

«Цветочки Святого Франциска»

Брат Руффино, о котором мы уже говорили, постоянно пребывая в созерцании, был так поглощен мыслями о Боге, что стал почти бесчувственен ко внешним вещам, и говорил крайне редко. К тому же он никогда не обладал даром слова, не был красноречив и не отличался самообладанием. Несмотря на это Святой Франциск приказал ему однажды идти в Ассизи и проповедовать людям то, что Господь ему укажет.
Брат Руффино противился этому, говоря: «Честной отче, молю, прости меня и пошли какого-нибудь другого брата вместо меня. Ибо ведомо тебе, что я не оделен даром проповеди, ибо прост я и несведущ». На сие Святой Франциск отвечал: «Поскольку ты не повиновался немедленно, я велю тебе — скидывай свою рясу и свой капюшон, ступай в Ассизи, войди там в церковь и проповедуй людям. И совершишь сие ради святого послушания».
Получив сие повеление, брат Руффино скинул рясу и капюшон, пошел в Ассизи и, войдя в церковь, поклонился алтарю, взошел на кафедру и стал проповедовать людями, которые, видя его столь странно одетым, смеялись над ним, говоря: «Эти люди столь усердствуют в своих епитимьях, что совсем выжили из ума».
Тем временем Святой Франциск, размышляя о том, с какой поспешностью брат Руффино, один из благороднейших людей Ассизи, подчинился его суровому приказу, упрекал себя, говоря: «Как мог ты, скромный сын Петра Бернардоне, послать одного из самых видных людей Ассизи проповедовать людям в таком виде, словно он сумасшедший? Да простит тебя Бог! Тебе следует совершить тоже самое, что ты приказал сделать ему».
И незамедлительно скинув рясу и капюшон с великим пылом он пошел в Ассизи, взяв с собой брата Льва, который нес одежду его и брата Руффино. Жители Ассизи, созерцая его в таком виде, осыпали Святого бранью, решив, что он и брат Руффино сошли с ума от своей великой епитимьи.
Святой Франциск вошел в церковь, когда Брат Руффино говорил следующие слова: «O возлюбленные, бегите мира, оставьте грех. Воздавайте каждому человеку, что ему следует, если желаете избежать ада. Держитесь заповедей Божьих и возлюбите Господа и ближних своих, если желаете войти в Царствие Небесное».
Тогда Святой Франциск взошел на кафедру и начал проповедовать столь прекрасно о святой епитимье, о мире, о добровольной бедности, о надежде на жизнь вечную, о наготе Христа и Страстях нашего Благословенного Спасителя, что все, кто слушал его, мужчины и женщины, стали горько плакать, жестоко терзаясь угрызениями совести. И во всем Ассизи Страсти Христовы были почтены, как никогда прежде. И люди были весьма наставлены сим деянием Святого Франциска и брата Руффино.
Тогда Святой Франциск укрыл брат Руффино рясой и оделся сам и вернулся в обитель Порциункулы, славя и хваля Бога, который, в назидание стаду Христову, подал им благодать дар победы над собой и отречения от себя, и дал людям, чрез их пример, увидеть, как следует отвергать мир. И с того дня люди столь почитали их, что те, кого касался хотя бы край их облачения, уже считали, что получили благословение.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Как дьявол часто являлся брату Руффино в виде Распятия

Как дьявол часто являлся брату Руффино в виде Распятия, говоря ему, что все хорошее, что тот сделал — бесплодно, что он не в числе избранников Божьих, как это было открыто Святому Франциску, и как он объяснил брату Руффино заблужение, в кое тот впал

«Цветочки Святого Франциска»

Брат Руффино, один из самых благородных граждан Ассизи, спутник Святого Франциска и человек великой святости, был однажды тяжко искушаем мыслями о предопределении, так что погрузился он в печаль и уныние. Ибо дьявол внушил ему, что он проклят и что ему не суждена жизнь вечная, и заставил его увериться в том, что все его деяния в Ордене бесполезны. И в сем искушение, возраставшем все более и более, он не находил духа открыться Святому Франциску, хотя и не прекращал молиться и поститься: ибо враг его души усиливал его скорбь, нападая не только изнутри, но и извне, принимая разные формы, дабы обмануть его.
Однажды он явился брату Руффино в виде Распятого и сказал: «O брат Руффино, для чего свершаешь ты епитимьи и возносишь молитвы, ежели ты все равно не предназначен для жизни вечной? Верь мне — ибо я знаю, кого я избрал и предназначил, и не верь сыну Петра Бернардоне, если он скажет тебе обратное. Не слушай его наставлений, ибо никто не знает истины, но лишь я, Сын Божий. Узнай же, что ты в числе проклятых. И сын Петра Бернардоне, отец твой, также, как и его отец, проклят, и кто последует за ним — будет проклят».
Услышав сии слова, брат Руффино был так ослеплен духом тьмы, что утратил всю веру и любовь, которые питал к Святому Франциску прежде, и даже перестал общаться с ним. Но то, что брат Руффино не открывал своему святому отцу, было открыто тому Святым Духом. Когда Святой узнал, какая опасность угрожает его сыну, он послал к нему Брата Массео. Но Брат Руффино отказался слушать его, говоря: «Что мне за дело до Брата Францсика?»
И брат Массео, просвященный Духом Божьим, распознал дьявольский обман и отвечал: «O брат Руффино, ты знаешь, что Святой Франциск, подобный ангелу Божьему, открыл истину многим душам в мире, и через него мы обрели благодать Божью. Посему ты пойдешь с нами к нему, ибо я ясно вижу, что ты обманут дьяволом».
Услыхав сие, брат Руффино поднялся и пошел к Святому Франциску. И Святой, увидев его издалека, возрыдал: «O брат Руффино, глупец, кому ты поверил?» И подойдя к брату Руффино, говорил с ним обо всех искушениях, внешних и внутренних, которым тот подвергался, ясно показывая ему, что тот, кто явился ему, был дьяволом, а не Христом, и что брат Руффино не должен был внимать его увещеваниям. А если же он явится вновь и скажет «Проклят ты», пусть брат Руффино отвечает так: «Открой рот свой!», и по этому он ясно поймет, что сей есть дьявол, а не Христос. Ибо едва брат Руффино произнесет сие, тот немедленно исчезнет. «Ты узнаешь, — добавил Святой, — с кем ты сообщался, когда он восстанавливал сердце твое против всего доброго, ибо таков его обычай. Но Христос благословенный никогда не ожесточает сердца верных. Ибо напротив, его обычай — смягчать сердце человека, как сказал пророк: отниму у тебя сердце каменное, и дам тебе сердце из плоти».
Тогда брат Руффино, видя, что Святому Франциску ведомы все его искушения в том порядке, в каком они являлись ему, был глубоко тронут его увещеваниями и, горько зарыдав, кротко признал, что был виноват, скрывая свои печали. Он был весьма утешен наставлением свого святого отца, которое Святой Франциск закончил так: «Сын мой, ступай исповедайся и не прекращай своих обычных молитв. Ибо в этом искушении, как ты вскоре поймешь, источник великого утешения и смирения».
Брат Руффино вернулся в свою хижину в лесу. И когда он молился и горько плакал, враг приступил к нему, приняв обличье Христа, и обратился к нему так: «O брат Руффино, разве не я говорил тебе не слушать сына Петра Бернардоне, не молиться и не соблюдать пост, ибо ты все равно проклят? Что за польза от твоих лишений в этом мире, если у тебя нет надежды на спасение после смерти?»
И брат Руффино немедленно сказал: «Открой рот свой!». И в тот же миг дьявол отступился от него в столь великой ярости, что вся гора Субазио, что возвышалась неподалеку, содрогнулась до основания, и огромные камни катились вниз, ударяясь друг о друга и производя великий огонь во всей долине. И был столь ужасный шум, что Святой Франциск и все его спутники вышли наружу, чтобы посмотреть, что случилось. И по сей день огромные камни те можно увидеть, лежашими в великом беспорядке.
Тогда брат Руффино ясно увидел, что дьявол обманул его, и вернулся к Святому Франциску. Он бросился на колени, признавая свое заблуждение. Святой Франциск успокоил его нежными словами и отослал обратно в хижину весьма утешенным.
Когда он истово молился, Христос благословенный явился ему и, наполнив его душу огнем божественной любви, так обратился к нему: «Ты хорошо поступил, сын мой, поверив Святому Франциску. Ибо тот, кто делал тебя несчастным, был дьявол. Но я Христос, твой Владыка. И дабы доказать тебе это, я обещаю, что ты никогда более не претерпишь подобного несчастья».
Произнеся слова сии, он исчез, оставив брата Руффино безмерно счастливым, наслаждающимся таким умиротворением и сладостью духовной, мыслями столь высоко воспарившим над миром сим, что весь день и всю ночь он был исторгнут к Богу, и с того момента не сомневался он в своем спасении и стал совершенно новым человеком. С великой охотой пребывал бы он в молитвах день и ночь и в созерцании божественного, если бы ему было дозволено сие. Посему Святой Франциск говорил о нем, что брат Руффино был канонизирован при жизни самим Христом, и что отныне, кроме как в его собственном присутствии, он не мешкая станет называть его Святым Руффино, несмотря не то, что тот еще пребывал на земле.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!

Об экстазе, который снизошел на Брата Бернарда

Об экстазе, который снизошел на Брата Бернарда, и как тот оставался восхищенным от Заутрени до девятого часа службы

«Цветочки Святого Франциска»

Брат Бернард из Квинтавалле был примером воплощенной благодати Божьей среди бедных последователей Евангелия, оставивших мир ради Христа. Часто дух его возносился к Богу, размышляя по божественном, с тех пор, как воспринял правило Святого Франциска.
Однажды, когда он пребывал в церкви и слушал Мессу, его разум был столь поглощен мыслями о Боге, что брат Бернард замер в восторге и будто бы не заметил момента вознесения Тела Христова. Ибо он не пал на колени и не скинул капюшон, как сделали другие, но оставался неподвижным, с глазами, пытливо устремленными к небу, и оставался в таком положении от Заутрени до девятого часа службы. Придя в себя он обошел весь монастырь, рыдая и говоря громким голосом: «O братья! O братья! O братья! Нет человека во всей этой земле, как бы велик и благороден он не был, который, если ему предложили бы дворец, полный золота, не пожелал бы взвалить на спину мешок монет, дабы овладеть столь великим сокровищем».
И вот небесное сокровище, обещанное любящим Христа, открылось Брату Бернарду. И его разум был столь поглощен этим откровением, что пятнадцать лет его сердце и чувства исторгались к небесам. Во все время сие он не удовлетворял свой голод, хотя и ел то немногое, что ему предлагали. Он говорил, что, если человек не чувствует, что он ест, то его воздержание не в заслугу ему, ибо истинное воздержание есть обуздание себя в том, что приятно твоему вкусу.
Его разум также столь просветился, что многое из божественного было открыто ему, дабы разрешить множество сложных вопросов и объяснить темные места в Писании, что он и совершал с великой легкостью. Его разум был столь отдален и исторгнут от всех земных забот, что он парил, подобно ласточке, над землей, и иногда оставался двадцать, а порой и тридцать дней на вершине высокой горы, размышляя о божественном.
Посему брат Жиль говорил, что брат Бернард получил дар от Бога, какого не получал ни один человек, а именно — дар того, что он был питаем в своем божественном полете, подобно ласточке. И по причине чудесного дара созерцания, который брат Бернард получил от Господа, Святой Франциск охотно и часто проводил в беседах с ним день и ночь. И нередко их находили пребывающими в состоянии экстаза на протяжении целой ночи в лесу, где они обычно встречались, чтобы поговорить о божественном.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!