Немедленно выгоните этого мерзавца

Однажды Франц-Иосиф I инспектировал некую тюрьму. Как только он входил в камеру, ему в ноги бросалось несколько заключенных с просьбами о милости и заверениями о том, что в тюрьме они очутились по ошибке, никаких преступлений не совершали и, вообще, чисты и невинны перед законом. Так повторялось раз за разом; и вот, в очередной камере один из узников при виде императора даже не пошевелился.
— За что тебя посадили? — спросил, заинтересовавшись, Франц-Иосиф.
— Разбой, кража, изнасилование, мошенничество, убийство. — ответил заключенный.
— И ты действительно всё это совершил?
— Да.
Император подозвал начальника тюрьмы и приказал:
— Немедленно выгоните этого мерзавца. Он может дурно повлиять на всех этих честнейших людей, которые населяют ваше заведение.

Чудные сны

Чудные сны

Латышская сказка

Жил в одном имении кузнец. Был он очень хороший работник, но не ходил он ни в церковь, ни к причастию. Как-то раз кузнец сильно заболел, но за пастором не стал посылать. А когда почувствовал, что дела его плохи, все же послал за пастором, но тот не поехал. Однако выздоровел кузнец и опять стал работать в кузне. А стояла кузня возле самого большака, по которому случалось и пастору ездить. Увидал он однажды кузнеца в кузне, спрашивает:
— Ну как, здоров?
— Жив-здоров, да только больно уж чудные сны вижу..
— Что же это за сны тебе снятся? — любопытствует пастор.
— Вот вижу я как-то сон, — принялся рассказывать кузнец, — будто помер я и иду на небо, а святой Петр не пускает меня в рай, у причастия, мол, не был, и отсылает меня в ад. Что ж, делать нечего, пошел я в ад. А тут черт навстречу и гонит меня прочь: нет, мол, места, ад битком набит пасторами. Услыхал это пастор, велел кучеру гнать лошадь и в страшном гневе примчался к барину.
— Кузнец с ума сошел! — сказал он барину и потребовал, чтобы тот прогнал кузнеца. Позвал барин кузнеца и спрашивает:
— Чем же это ты пастору насолил? Удивился кузнец.
— А ничем, — пожимает он плечами, — просто свой сон ему рассказал.
— Что ж это за сон такой? — спрашивает барин. — Расскажи-ка и мне. Кузнец рассказал. И уж так барин смеялся, так смеялся. А кузнец и скажи:
— Тут как-то опять я видел сон.
— Расскажи и его, — велит барин.
— Ну так вот, — начал кузнец, — не попал я в ад, призадумался, как же быть-то теперь. Вдруг вижу: у ворот ада стул стоит; только я сесть собрался, подскочил ко мне черт да как закричит: “Проваливай, проваливай отсюда, это для твоего барина!” Тут барину стало не до смеха, разгневался он да как рявкнет:
— Ты и вправду рехнулся! И прогнал кузнеца.

У Ходжи Насреддина украли осла

У Ходжи Насреддина украли осла

Уйгурская сказка

У Ходжи Насреддина украли осла. Кто-то спросил его:
— Расскажите, Ходжа, как увели вашего осла?
— Да я не приходил за ним вместе с вором, поэтому не знаю, как его, беднягу, уводили, —последовал ответ.

Бюджет не пострадает

Бюджет не пострадает

Во время интервью некий журналист спросил у Лешека Бальцеровича:
— Говорят, что люди для вас — ничто; что вас заботит только бюджет…
— Пусть говорят, — ответил Бальцерович. — Бюджет-то от этого не пострадает…

Кто на кого похож

Кто на кого похож

Японская сказка

Бонза очень заботился о своей внешности. Позвал он однажды маленького послушника и с обидой в голосе спросил его:
— Люди кругом говорят, что я лицом похож на обезьяну. Они смеются надо мной. А как по-твоему: правда ли, что я похож на обезьяну?
От обиды бонза весь сморщился, покраснел и стал ещё больше походить на обезьяну. «Ну вот, нашёл о чём беспокоиться!»— подумал послушник, но вслух ответил с очень серьёзным видом:
— Не беспокойтесь, всё это вздор. Это совсем не вы похожи на обезьяну. Это обезьяна похожа на вас.

Ходжа Насреддин и бестолковый вор

Ходжа Насреддин и бестолковый вор

Уйгурская сказка

Ночью в темноте Ходжа Насреддин заметил у себя дома вора. Вор старательно искал, что бы украсть. Следил, следил за ним Ходжа и сжалился:
— Напрасно стараешься! Даже днем, когда светло, я не нахожу в своем доме ничего стоящего. А ты хочешь найти его в чужом доме, да еще в темноте!

Волк и гончар

Волк и гончар

Албанская сказка

Однажды забежал голодный волк в деревню. «Если увижу, — думает, — на улице козленка или ягненка, схвачу и убегу».
Почуяли волка собаки, подняли лай. Выскочили крестьяне из домов — кто с палкой, кто с вилами, кто с косой. Окружили волка, кричат на него, ругают.
— Ты у меня козла задрал! — кричит один.
— Ты у меня овцу унес! — кричит другой.
— Ты у меня ягненка съел! — кричит третий.
Волк ничего им не отвечает, стоит, по сторонам озирается и думает, как бы ему подобру-поздорову ноги унести.
Вдруг к месту происшествия прибежал гончар и стал кричать громче всех. Палкой размахивает, несколько камней в волка кинул.
А волк подумал: «Вот такие-то крикуны, у которых и кричать нет причин, мне только на руку. Теперь я убегу».
И, повернувшись к гончару, он громко сказал:
— Послушай, гончар! Разве это справедливо? Ну пусть крестьяне меня ругают: ведь я у каждого из них задрал овцу или козу, так и поделом мне. А что я тебе плохого сделал? Неужели я съел у тебя горшок или миску?
Крестьяне засмеялись, а волк, пока гончар думал, что ответить, метнулся мимо него и убежал в лес.

Ходжа Насреддин и тыквенная голова

Ходжа Насреддин и тыквенная голова

Узбекская сказка

По улице шел имам с огромной, как котел, чалмой. Ходжу Насреддина обуяло озорство, и он кинул увесистый камень в чалму. Но камень попал имаму в лоб.
Разгневанный имам поймал озорника и потащил к казию.
— Эй, негодный мальчишка, как смел ты бросить камень в уважаемого имама?!
Насреддин смиренно ответил:
— Простите меня, ваша милость! Увидев чалму, я подумал: не из железа ли его голова? Захотел проверить, и кинул камнем. Разве я виноват, что у имама голова не железная, а тыквенная!

Ходжа Насреддин укрывает жену

Ходжа Насреддин укрывает жену

Узбекская сказка

Однажды зимним вечером жена Ходжи Насреддина долго сетовала на тяжелую жизнь.
— Так я и умру в нищете! — плакала она.— Не одеяла у нас, а решета. Натянешь на голову — ноги раскрываются, укроешь ноги — голову продувает… И все потому, что у меня, несчастной, не муж, а тряпка…
— Замолчишь ты или нет?! — воскликнул Ходжа Насреддин и, выбежав во двор, принес полный таз земли.
— Что это? — спросила жена.
— Земля!
— Я вижу, что земля, а что с ней делать?
— Укройся ею, тебе и будет тепло!
—- Да слыхано ли, чтобы люди укрывались землей?
— Отцы наши и деды наши вон уже многие годы лежат под землей, и ничего, молчат! — отвечает Ходжа Насреддин в сердцах.

Ходжа Насреддин и серебро

Ходжа Насреддин и серебро

Узбекская сказка

Когда Ходжа Насреддин был маленьким, отец каждую пятницу давал ему пять копеек на конфеты. Однажды отец дал ему целых двадцать копеек и сказал:
— Этих денег должно тебе хватить на четыре пятницы. Учись беречь деньги и расходовать их экономно.
Мгновенно Ходжа Насреддин забыл наставление отца и, выбежав на улицу, истратил все двадцать копеек на всякие сладости. В следующую пятницу день был знойный, и отец Афанди вернулся с базара, обливаясь потом.
— Не понимаю,— говорил он,— как у меня от такой жары мозги не расплавились!
Поняв, что пришел его час, Ходжа Насреддин сказал отцу:
— Человеческий мозг, видимо, более стойкий, чем серебро.
— Что ты хочешь сказать этим? — спросил отец.
— Да ведь ваше серебро, что вы мне дали на четыре пятницы, расплавилось в два счета, как те тянучки, что продаются на базаре!