Памятные слова о мести

Памятные слова о мести

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Однажды на пиру Конрад из Вейля сказал мне, что хочет оружием отомстить за смерть одного своего друга убийце, который недавно женился на молодой и очень ее ревнует. Я сказал: «Дай ему пожить, ведь он живет себе в наказанье. Тебе лучше, если он проживет лет десять или даже больше в ужасных передрягах и постоянных заботах, чем если все его беды закончатся в один час».
Тягчайший крест несет тот, кто в супружестве ревнив и подозрителен.

Ходжа Насреддин, топор и осел

Ходжа Насреддин, топор и осел

Турецкая сказка

Нарубив на горе дров, Ходжа Насреддин навьючил их на осла.
Топор, абу положил он сверху и пошел напрямик, а ослу сказал: «Ну, а ты иди кругом, дорогой». Ходжа пришел
 домой, смотрит, а осла еще нет. Он спросил у жены:
 «Осел пришел?» — «Нет, не приходил»,— отвечала
 жена. «Вот не думал, что я приду раньше осла»,— за
метил Ходжа. Прошло некоторое время, а осла все не
было; Ходжа подумал: «Пойду-ка посмотрю, где это застрял осел?» Он поднялся на гору, смотрит, а осел
 пасется на том же месте, где он его оставил. Но ни топора, ни абы уже нет. Тогда, скинув с осла дрова, он
 взвалил себе на спину седло и, выговаривая ослу, сказал: «Так! ты все пасешься, где я тебя оставил. Ладно,
ладно! Прежде принеси мне топор и абу, а тогда получишь обратно седло».

Почему локшен называют локшен

Почему локшен называют локшен

Еврейский анекдот

— Янкель, почему локшен (лапшу) называют «локшен»?
— Это же очень просто. Они такие же длинные, как локшен, мягкие, как локшен, и выглядят, как локшен. Так почему бы локшен не называть «локшен»?

Как еврея застали в постели с чужой женой

Письмо жене

Еврейский анекдот

Еврея застали в постели с чужой женой — и привели его к раввину. Факта прелюбодеяния еврей не отрицает; но признать свою вину отказывается наотрез.
— Негодяй, развратник! — кричит на него раввин.
— Рабби, — обращается к нему прелюбодей, — в Писании же сказано: никто не может быть осужден, прежде чем будет выслушан.
Раввин вынужден с ним согласиться.
— Рабби, — продолжает грешник, — я имею право спать с моей собственной женой?
— Что за чушь! Разумеется!
— Рабби, а муж той женщины, с которой меня застали, имеет право спать со своей женой?
— Ясное дело, имеет.
— А имеет он право спать с моей женой?
— Тьфу на тебя! Что ты такое несешь?
— Тогда смотрите сами: если я имею право спать с женщиной, с которой никто другой права спать не имеет, то насколько же больше у меня права спать с женщиной, с которой имеет право спать даже он!

О пользе изучения Талмуда

О пользе изучения Талмуда

Еврейский анекдот

Иешиве-бохер (студент-талмудист) говорит своему однокашнику:
— Уверяю тебя: если еврей изучал Талмуд, ты никогда не поставишь его в тупик. Приведу пример.
Вот стих из Библии: «И упрекали Мариам и Аарон Моисея за жену Кушитинку (Ефиоплянку), которую он взял, — ибо он взял за себя Кyшитинку» ( Числ. 12, 1). Вопрос: почему «Кушитинка» упоминается в этом стихе дважды?
Вот тебе ответ. Моисей знал, что придет когда-нибудь время евреев-талмудистов. Они посчитают, что он, Моисей, поступил не совсем правильно, взяв в жены нееврейку, да еще чернокожую, и попытаются вывести его на чистую воду.
Вот почему Моисей настойчиво, дважды упоминает ее в одной и той же фразе. И что мы имеем? Действительно, как раз повторение этого слова и.. настораживает евреев-талмудистов.
«Два минуса, — говорят они, — в математике дают плюс . Следовательно, — делают они вывод, — два утверждения означают на самом деле отрицание. Стало быть, — заключают они с торжеством, — никакой «Кушитинки» не было. Была еврейка. только с черным лицом!»

Выражение Бернгарда Реца

Выражение Бернгарда Реца

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Как-то мы рассуждали о положении людей и о сословиях, о том, сколь далеки все от своих устоев, от старинного благочестия. И, когда некоторые стали говорить, что крестьяне живут гораздо честнее, чем люди какого-либо другого сословия, то Бернгард Рец, мой гость, заметил, что ему кажутся справедливее и лучше других банщики, потому что тепло в бане они дают в равной мере и богатым, и бедным.

Ходжа Насреддин отгадывает загадку о яйце

Ходжа Насреддин отгадывает загадку о яйце

Узбекская сказка

Некий человек, встретив Ходжу Насреддина, сказал ему:
— Если отгадаете, что у меня в руке, угощу вас яичницей.
— Ладно, только скажите хоть некоторые приметы,— попросил Ходжа.
— Идет. Снаружи белое, внутри желтое.
— А, знаю, знаю! — ответил Ходжа.— У вас в руке луковица, начиненная желтой морковью!

Рыбы не быки

Рыбы не быки

Узбекская сказка

Плывя как-то с одним своим приятелем в лодке по реке, Ходжа Насреддин спросил: что появилось раньше — река или лодка? Приятель объяснил:
— Сделав лодку, древние люди не сумели заставить её двигаться по суше, тогда им поневоле пришлось придумать реку.
Ходжа был восхищен умом и находчивостью прцятеля.
— Ну хорошо,— сказал Ходжа.— Вот рыбы, днем они плавают в воде, а ночью куда деваются? Ответить на такой глубокомысленный вопрос приятель не смог.
— Очень просто,— торжествуя, заявил Ходжа Насреддин.— Как только наступает ночь, они забираются на деревья и там ночуют!
— Но какие есть на то доказательства? — усомнился приятель.
— Эх ты, пустая голова,— расхохотался Ходжа. — Что рыбы — быки, что ли, чтобы не суметь забраться на дерево?

Список глупцов и сумасшедших

Список глупцов и сумасшедших

Армянская сказка

Когда Мелик-Шахназар убедился, что не может победить Пулу-Пуги в словесных состязаниях, он решил поручить ему составить список всех глупцов и сумасшедших, надеясь, что тот внесет туда и свое имя. «Как ты думаешь, ханум? — обратился Мелик-Шахназар к своей жене. — Ведь это я ловко придумал. Пусть Пулу-Пуги собственноручно запишет себя в дураки. Тогда он окажется в моих руках и больше не посмеет бахвалиться. Я скажу ему: „Пуги, список», и он немедленно замолчит».
Как раз в это время пришел Пуги. «Да продлится жизнь Мелика! Вы звали меня?» — «Да, звал. Мне нужен список всех глупцов и сумасшедших нашего края. Сумеешь ты его составить?» — «Почему бы нет? Да продлится жизнь Мелика! Завтра утром список будет готов».
На следующий день Пулу-Пуги и в самом деле принес список глупцов. Мелик-Шахназар посмотрел его и увидел, что Пулу-Пуги на первом месте поставил его имя. «Что ты наделал, Пуги?» — «Как «что наделал»? Да продлится жизнь Мелика!» — «Почему ты поставил мое имя вместо своего? Разве я глупец или сумасшедший? Если ты не сумеешь мне это доказать, я прикажу отрубить тебе голову». — «Да продлится жизнь Мелика! Перестань сердиться, выслушай меня спокойно, и я все объясню». — «Говори скорей, как ты осмелился это сделать?» — «Да продлится жизнь Мелика! Я сейчас все скажу, а ты слушай. Хорошо, что и ханум здесь. Помнишь,
когда из Персии приехал купец? Разве ты видел его где-нибудь до этого, разве ты знал его раньше?» — «Что из того, что я не знал его?» — «А то, что умный человек не даст незнакомцу тысячу туманов с просьбой привезти ему из Персии драгоценные камни. Скажи, ханум, не глупо ли давать первому попавшемуся чужестранцу меру золота и просить его привезти драгоценные камни?» — «А вдруг он привезет? — возразил рассерженный Мелик-Шахназар. — Что ты тогда скажешь?» — «Тогда — да продлится жизнь Мелика!—тогда вместо твоего имени я включу в список имя персидского купца»

Похороны отца Мелик-Шахназара

Похороны отца Мелик-Шахназара

Армянская сказка

Мелик-Шахназар был в трауре. Умер его отец. На торжественные похороны собралось большое общество. Приехали другие мелики, представители духовенства, князья. Мелик-Шахназар позвал Пулу-Пуги и велел ему в эти траурные дни не выходить на улицу и не смешить людей, за что обещал дать ему семь мешков пшеницы. «Хорошо», — сказал Пулу-Пуги и удалился.
Однако, когда похоронная процессия с крестом и хоругвями направилась в сторону кладбища, на улице появился Пулу-Пуги с семью охотничьими собаками, у которых на шее были колокольчики, а на спинах — мешки. Он двинулся впереди похоронной процессии. «Ах ты мошенник! Разве я не
приказал тебе сидеть эти дни дома и не торчать у меня перед глазами?» — «Да продлится жизнь Мелика! Я пришел за обещанными семью мешками пшеницы, так как знаю, не успеешь ты похоронить отца, как забудешь свое обещание».— «Уведите, уведите его скорей и дайте ему семь мешков пшеницы. Пусть он возьмет их и уйдет домой, а не то он опозорит нас на весь белый свет»