Как шут, сеньор Жоан, рассудил грузчика и хозяина харчевни

Как шут, сеньор Жоан, рассудил грузчика и хозяина харчевни

Из третьей книги героических деяний и речений доброго Пантагрюэля, сочинения мэтра Франсуа Рабле, доктора медицины.

Кстати, позвольте вам напомнить, что … рассказывали о сеньоре Жоане, знаменитом парижском шуте, прадеде Кайета.
Дело было так. Однажды в Париже, близ Пти Шатле, некий грузчик ел в харчевне хлеб перед самым вертелом, – он находил, что хлеб, пропитанный запахом жареного, не в пример вкуснее обычного. Хозяин его не трогал. Когда же грузчик умял весь свой хлеб, хозяин схватил его за шиворот и потребовал с него платы за запах жаркого.
Грузчик доказывал, что он никакого ущерба его мясу не причинил, ничего у него не брал и ничего ему не должен. Запах, из-за которого загорелся спор, все равно, мол, выходит наружу и мало-помалу разносится в воздухе, а это, мол, неслыханное дело, чтобы в Париже брали деньги за то, что на улице пахнет жареным. Хозяин харчевни твердил, что он не обязан кормить грузчиков запахом своего жаркого, и побожился, что отнимет у него крюки, коли тот не заплатит. Грузчик схватил палку и изготовился к обороне. Завязалась жестокая потасовка. Отовсюду набежали парижские зеваки. В их толпу замешался и шут сеньор Жоан, житель города Парижа. Заметив его, хозяин сказал грузчику: «Давай спросим славного сеньора Жоана, кто из нас прав». – «Давай спросим, расперетак твою так», – сказал грузчик.
Узнав, из-за чего они повздорили, сеньор Жоан велел грузчику достать из-за пояса серебряную монету. Грузчик дал ему турский филипп. Сеньор Жоан взял монету и положил ее себе на левое плечо, как бы для того, чтобы взвесить; затем подбросил ее на левой ладони, как бы желая увериться, не фальшивая ли она; затем поднес ее к самому зрачку правого глаза, как бы для того, чтобы получше рассмотреть ее чеканку. Все зеваки хранили в это время совершенное молчание, хозяин терпеливо ждал, а грузчик был в отчаянии. Наконец сеньор Жоан несколько раз подряд стукнул монетой о вертел. Засим он, держа в руке погремушку так, словно это был скипетр, с величественностью заправского председателя суда надвинул на лоб свой колпак, отороченный мехом под куницу, с ушками из бумажного кружева, разика два-три откашлялся и во всеуслышание объявил: «Суд признал, что грузчик, вместе с хлебом проглотивший запах жареного, уплатил сполна хозяину звоном монеты. На основании этого суд постановляет отпустить истца и ответчика восвояси, освободив их от уплаты судебных издержек, и дело на том прекратить».

Узбекские рассказы о детстве и юности Ходжи Насреддина

Узбекские рассказы о детстве и юности Ходжи Насреддина

Узбекские анекдоты

В жарких странах

Когда Ходжа был еще очень молод, прослышал он, что в некоем караван-сарае остановились африканские купцы и рассказывают чудеса про тамошнюю жизнь. Тотчас же Ходжа побежал в тот караван-сарай, вмешался в толпу любопытных и стал слушать, что рассказывают приезжие.
— Есть такая страна Хабашистан,— говорил один из купцов,— она очень далеко, даже дальше Багдада. Там так жарко, что жители ходят голые…
Ходжа спросил:
— Как же там различают мужчин и женщин?

Детский ум

В мактабе (школе) маленький Ходжа задавал своему домулле (учителю) каверзные вопросы. На многие из них домулла просто не мог ответить.
— Не хвастайся своими знаниями,— рассердился домулла.— Чаще всего острые умом дети вырастают круглыми идиотами.
— Так вы, уважаемый учитель, в детстве наверняка были очень умны…

Нестойкое серебро

Когда Ходжа был маленьким, отец каждую пятницу давал ему пять мелких серебряных монет на сладости. Однажды отец дал ему целых двадцать монеток и сказал:
— Этих денег должно тебе хватить на четыре пятницы. Учись беречь деньги и расходовать их экономно.
Мгновенно Ходжа забыл наставление отца и, выбежав на улицу, истратил все двадцать монет на всякие вкусности. В следующую пятницу день был знойный, и отец Ходжа вернулся с базара, обливаясь потом.
— Не понимаю,— говорил он,— как у меня от такой жары мозги не расплавились!
Поняв, что пришел его час, Ходжа сказал отцу:
— Человеческий мозг, видимо, более стойкий, чем серебро.
— Что ты хочешь сказать этим? — спросил отец.
— Да ведь ваше серебро, что вы мне дали на четыре пятницы, расплавилось в два счета, как те тянучки, что продаются на базаре!

Как Джордж Бьюкенен растил вареный горох

Как Джордж Бьюкенен растил вареный горох

Шотландская народная сказка

Однажды бедный шотландец поужинал в лондонской харчевне, но не имел денег, чтобы заплатить за съеденные яйца, и договорился о кредите. Прошло несколько лет. Этот человек был удачлив в торговле и сумел сколотить изрядное состояние. Однажды он проезжал через Лондон и зашел в ту же харчевню, где когда-то задолжал за яйца. Он позвал хозяина и спросил, сколько он должен заплатить за яйца, съеденные им тогда-то. Хозяин харчевни увидел, что посетитель богат, и подал ему счет на несколько фунтов. В качестве обоснования столь экстравагантной цены он сказал, что, если бы из этих яиц вывелись цыплята, они бы стали курами, которые отложили бы еще больше яиц, из которых вывелось бы еще больше цыплят, и так далее. Если много раз перемножить яйца и цыплят, получится как раз такая сумма. Человек отказался платить и предстал перед судом. Об этом деле узнал его соотечественник – Джордж, который обещал явиться в суд, что и сделал. Причем он явился уставший и весь в поту, потому что приволок огромную корзину, полную вареного гороха. Судья удивился и спросил, зачем Джорджу столько вареного гороха.
– Я его посею, – сообщил Джордж.
– И когда же он вырастет?
– Он вырастет, когда из вареных яиц выведутся цыплята.
Этот ответ вполне убедил судью в чрезмерности требований хозяина харчевни, и обвиняемому шотландцу был присужден штраф в два с половиной пенса.

Как Ходжа Насреддин учился в школе

Как Ходжа Насреддин учился в школе

Аварский анекдот

Когда Ходжа Насреддин учился в школе при мечети, за шалости его часто наказывал злой учитель — кадий. Но побои не устрашали его, и он снова продолжал сыпать шутками и остротами. Однажды во время урока кадию принесли огромное блюдо халвы. И тут его позвала жена.
— Дети, я покину вас на некоторое время,— сказал кадий.— Ведите себя хорошо, а самое главное — не трогайте халву, она отравленная.
Едва кадий вышел, Насреддин разделил халву на равные части и раздал всем ученикам. Когда дети доели последние крошки, вошел кадий и грозно спросил:
— Кто съел халву?
— Господин учитель! — ответил Насреддин.— Я сломал ваш перочинный нож. Горе мое было так велико, что я немедленно решил отравиться и съел халву. Но, увы, яд оказался слишком слабым…

Джордж Бьюкенен и спор о пловцах

Джордж Бьюкенен и спор о пловцах

Шотландская народная сказка

Как-то раз шотландский погонщик скота засиделся за стаканом вина с английским морским капитаном. Оба уже были изрядно навеселе и даже предложили своим слугам присоединиться к застолью. Слуга погонщика выглядел сущим дикарем. Он был без бриджей, носков и башмаков, зато в шляпе и с длинным прутом в руке. Капитан спросил погонщика, давно ли он поймал это существо. Тот ответил:
– Примерно два года назад я вытащил его сетью из воды, потом он убежал в горы, где я поймал его с помощью своры собак.
Глядя на слугу погонщика, капитан легко поверил, что так оно и было.
– Зато мой слуга, – похвастался он, – лучший пловец в мире.
– Что вы, – усмехнулся погонщик, – с моим ему все равно не сравниться.
– Этого просто не может быть, друг мой, – упорствовал капитан. – Ставлю двести крон на своего.
– Принято, – согласился погонщик и поставил такую же сумму. После этого был назначен день соревнований.
Придя домой, погонщик крепко задумался. Честно говоря, он вообще не знал, что делать. Он слишком хорошо знал, что его слуга совсем не умеет плавать. Услышав, что в город приехал Джордж, никогда не отказывавшийся оказать услугу или дать совет шотландцам, он отправился к нему и рассказал всю историю, добавив, что будет полностью разорен и не сможет вернуться домой, поскольку наверняка проиграет. Подумав, Джордж подробно проинструктировал погонщика и его слугу, как себя вести, чтобы выиграть.
Встреча произошла в назначенное время и в назначенном месте. Слуга капитана разделся, вошел в воду и остановился, подождать соперника. А погонщику потребовалось время, чтобы экипировать своего человека должным образом. После того как тот разделся, хозяин взял плед, завернул в него головку сыра, буханку хлеба и большую бутыль джина, после чего закрепил узел на плечах слуги. Потом он громко попросил слугу передать привет его жене и детям и приказал вернуться с весточкой от них еще до вечера. Слуга вошел в воду, но остановился и оглянулся на хозяина.
– А что он теперь хочет? – спросил слуга капитана.
– Он хочет свой меч.
– Меч? – удивился пловец. – Но зачем?
– Как «зачем»? А если он встретит кита или какое-нибудь другое морское чудовище? Должен же он иметь возможность защитить свою жизнь? А ему, чтобы попасть в Лохабер, придется проплыть через северные моря, а там всяческих чудищ очень много – кишмя кишат.
– Тогда, – воскликнул слуга капитана, – я с ним не поплыву. Ни за что не стану соревноваться с человеком, у которого в руках меч.
– Придется, – сказал его хозяин, – или мы потеряем деньги. В конце концов, ты можешь тоже взять с собой меч.
– Нет, – наотрез отказался пловец. – Я не поплыву с мечом и никогда не слышал, чтобы нормальные люди брали с собой в море меч. Наверное, он просто хочет убить меня, когда мы отплывем подальше от берега. Я не стану с ним соревноваться.
Капитан, видя, что его человек исполнен решимости, и понимая, что если он его заставит подчиниться, то, вероятнее всего, никогда больше не увидит живым, предложил погонщику пойти на соглашение. В результате погонщик получил половину суммы. Так ему помог совет Джорджа.

Джордж Бьюкенен и епископы

Джордж Бьюкенен и епископы.

Шотландская народная сказка

Мистер Джордж Бьюкенен был шотландцем по происхождению и, хотя не мог похвастать богатой родословной, весьма преуспел в учении. Что касается его живого, быстрого ума, он превосходил всех своих современников. Бьюкенен был слугой или учителем короля Джеймса VI, а также его личным советником. Но для всех он выступал в роли шута.
Однажды Джордж попал в одну компанию с епископом, и, когда зашла речь об образовании, аргументы Джорджа лишили епископа дара речи, и он сам признал себя побежденным. Тогда кто-то из собравшихся сказал:
– Ты – шотландец и не должен был покидать свою страну.
– Но почему? – удивился Джордж.
– Потому что ты увез с собой всю ее мудрость, не оставив там ничего.
– Вовсе нет, – возразил Джордж. – Любой шотландский пастух может вступить в спор с английским епископом и доказать свое превосходство в образовании.
Епископы сочли это публичным оскорблением, а отдельные представители высшей знати стали на сторону шотландца. Стали заключаться пари, делались ставки и на одну, и на другую сторону. В конце концов было избрано три епископа, которые отправились в Шотландию, чтобы вступить в спор с местными пастухами. Их сопровождали представители разных кругов английского общества, которые должны были стать свидетелями. Джордж, знавший, куда они направились, поехал другой дорогой и оказался в Шотландии раньше. Он познакомился в приграничье с пастухом, пасшим отару у дороги, по которой должны были проехать епископы, надел пастушеское платье и, увидев процессию, погнал своих овец к дороге, во весь голос распевая латинскую балладу. Когда епископы подъехали к Джорджу, один из них спросил по-французски, который час. Тот ответил на иврите:
– Сейчас точно то же время дня, которое было вчера в это же время.
Второй спросил по-гречески, откуда он родом. На это Джордж ответил по-фламандски:
– Если бы вы это знали, вы бы были так же умны, как я.
Третий епископ спросил по-голландски:
– Где ты получил образование? На это Джордж ответил по-гэльски:
– Перегоняя овец отсюда до Лохабера. Последнее его попросили перевести на английский,
что он немедленно сделал.
– А вы кто? – полюбопытствовал Джордж. – Мясники? Я мог бы вам продать несколько овец.
На это епископы не ответили и пристыженно удалились, впоследствии объявив, что убедились в высокой образованности шотландцев, которых учил не иначе как сам дьявол. А Джордж, закончив диспут с епископами, снял пастушеское облачение и поспешил обратно в Англию. Он ехал со всей возможной скоростью и вернулся раньше епископов, после чего долго ходил и спрашивал у всех, не вернулись ли они. Понятно, что его никто не заподозрил. Как только епископы и лица, их сопровождавшие, вернулись, все участники спора снова собрались вместе, чтобы услышать, чем дело кончилось. Как только три свидетеля рассказали о беседе, которая произошла в приграничье между епископами и первым встреченным ими пастухом, выступил вперед старый епископ и сказал:
– Неужели вы верите, что обычный пастух мог ответить на все эти вопросы? Это, наверное, был не кто иной, как дьявол. Даже шотландские священнослужители не знают таких вещей. Эта кучка безбородых юнцов совершенно невежественна.
В это время Джордж решил, что пришла пора брать дело в свои руки.
– У вас, господин епископ, длинная окладистая борода, и, если бы благодать Божья отмеривалась по длине бород, вы, епископы, и козлы получили бы ее всю без остатка, а это, согласитесь, было бы против Священного Писания.
– Вы, – спросил епископ, – шотландец?
– Да, – гордо ответил Джордж, – шотландец.
– А вы знаете, что разделяет шотландца и горького пьяницу?
– В данный момент ничего, – ответил Джордж, – кроме стола. – Между ним и епископом находился стол.
Епископ, кипя праведным негодованием, ушел, а остальные присутствующие предпочли посмеяться.

Три анекдота про Джорджа Бьюкенена

Три анекдота про Джорджа Бьюкенена

Шотландские анекдоты

Как Джордж Бьюкенен ответил трем епископам

Как-то раз Джордж встретил трех епископов, которые поздоровались с ним следующим образом. Первый сказал:
– Доброе утро, отец Авраам. Второй сказал:
– Доброе утро, отец Исаак.
Третий сказал:
– Доброе утро, отец Иаков. На что Джордж ответил:
– Я не отец Авраам, не отец Исаак и не отец Иаков. Я – Саул, сын Киша. Меня отец послал искать своих ослов, и я как раз только что нашел трех.
И епископы убедились, что недооценили этого человека.

Как Джордж Бьюкенен отправился в путешествие

Джордж был профессором колледжа Сент-Эндрюса. Как-то раз он вышел из дома в халате и шлепанцах и отправился путешествовать по Италии и другим странам. Через семь лет он вернулся в той же одежде и, войдя в колледж, занял свое место. Но в его комнате уже жил другой профессор, которому это совсем не понравилось.
– Что за дела? – удивился Джордж. – Почему-то стоит человеку всего лишь выйти на прогулку в тапочках, как кто-то другой сразу норовит занять его место?

Как Джордж Бьюкенен спас портного

Однажды два пьяницы подрались на лондонской улице. За их поединком наблюдала большая толпа. Портной, работавший в своей мансарде на третьем этаже, услышал шум на улице, выглянул в окно, но не смог разглядеть, что там происходит. Он старательно вытягивал шею, потом стал высовываться из окна все дальше и дальше и в конце концов вывалился на улицу, приземлившись на пожилого человека, по воле случая проходившего мимо. Портной скорее испугался, чем пострадал, но человек, на которого он упал, умер на месте. Сын старика посчитал портного ответственным за смерть отца и обвинил его в убийстве. Присяжные не смогли посчитать это умышленным убийством, но и освободить портного от ответственности тоже не могли. Они оставили дело на рассмотрение судей, а те вынесли его на суд короля. Король попросил совета у Джорджа.
– Что же, – ответил Джордж, – я скажу тебе, что думаю по этому поводу. Пусть портной остановится на том месте, где был убит старый джентльмен, а его сын поднимется в квартиру портного, подойдет к окну, из которого тот выпал, прыгнет вниз и убьет портного, как тот убил его отца.
Истец, услышав приговор, побоялся прыгать из окна, и портной получил свободу.

Ходжа Насреддин проповедует в мечети.

Ходжа Насреддин проповедует в мечети

Анекдоты о Ходже Насреддине
Однажды Ходжа Hасpеддин, взойдя на кафедpy мечети в городе Акшехиpе для пpоповеди, сказал:
   — Веpyющие, знаете ли вы, что я хочy вам сказать?
Емy ответили:
   — Hет, не знаем.
Тогда Ходжа сказал:
   — Раз вы не знаете, так что мне вам и говоpить…
С этими словами он сошел с кафедpы и пошел своей доpогой. Когда в следyющий pаз он снова взошел на кафедpy и пpедложил верным тот же вопpос, община емy ответила:
   — Знаем.
   — Hy, коли вы знаете, значит, мне нет надобности и говоpить…
Так сказал Ходжа и опять yдалился. Община, поpаженная, pешила, что если Ходжа взойдет еще pаз на кафедpy, надо ответить: «Одни из нас знают, а дpyгие нет». Поднявшись опять на кафедpy, Ходжа Насреддин по обыкновению обpатился к наpодy со своим вопpосом. Емy ответили:
   — Одни из нас знают, дpyгие нет.
Ходжа, сохpаняя на лице сеpьезность, воскликнyл:
 — Великолепно! Пyсть тогда те из вас, кто знает, pасскажyт тем, котоpые не знают!