Об одном ландскнехте

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

В этом же войске несколько лет прослужил мой давний знакомый; он не видал своей жены около двух лет, тем не менее она родила ему ребенка.
Он обычно везде говорил, что у него плодовитая, плодоносная жена — она рожает ему детей даже в его отсутствие.

Оратор Демад

Басня Эзопа

Оратор Демад говорил однажды перед народом в Афинах, но слушали его невнимательно. Тогда он попросил позволения рассказать народу Эзопову басню. Все согласились, и он начал: «Деметра, ласточка и угорь шли по дороге. Очутились они на берегу реки; ласточка через нее перелетела, а угорь в нее нырнул…» И на этом он замолк. «А что же Деметра?»—стали все его спрашивать. «А Деметра стоит и гневается на вас, — отвечал Демад, — за то, что Эзоповы басни вы слушаете, а государственными делами заниматься не хотите».
Так среди людей неразумны те, кто пренебрегает делами необходимыми, а предпочитает дела приятные.

Ходжа Насреддин и Тимурленг в бане

Пошел Ходжа Насреддин с Тимурленгом в баню. «Если бы я был обыкновенным человеком, сколько акча стоил бы?» — спросил Тимурленг у Ходжи. «Пятьдесят акча», — отвечал Ходжа. «Эй ты, глупец! — гневно закричал Тимурленг. — Да один запон, что на мне, стоит пятьдесят акча!» А Ходжа как ни в чем не бывало заметил: «Да я, собственно, и расценивал только запон».

Остроумное изречение

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Когда мы как-то говорили о действенности молитвы господней, один человек вдруг сказал, что у него эта молитва не имеет никакой силы. А когда у него спросили почему, он объяснил: «Потому что каждый день я прощаю должникам своим, но мне никто долгов моих не прощает. Значит, я напрасно молю: «Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим».

Законы Содома

Еврейская сказка

Четверо судей было в Содоме: Шакрой, Шакрурай, Зайфой и Мацли-дин*. Этими судьями были установлены такие правила:
Кто имеет вола, обязан пасти общественное стадо один день, а кто никакого скота не имеет — два дня.
Был там некий бедняк, сын вдовы; заставили его пасти стадо. Встал этот пастух и убил весь скот, а жителям заявил так: “Тот, у кого была скотина, получает кожу одного животного, а тот, кто скотины не имел, получает две кожи. Это будет вполне последовательно по вашим законам”.
Далее: Если кто отрежет ухо у чужого осла, животное поступает в полное его распоряжение до тех пор, пока не отрастет отрезанное ухо.
Если кто нанесет другому увечье, пострадавший вносит ему плату как за кровопускание.
Кто пройдет через мост, уплачивает четыре зуза**, а кто переберется вброд — восемь зуз.
Попал туда однажды человек, по ремеслу шерстобит. Потребовали с него четыре зуза мостовой платы. — Но ведь я мост не переходил, — возражал он, — а перешел вброд.— Тогда уплати восемь зуз. Тот не согласился. Избили его. Пошел он с жалобой в суд; а там его присудили к уплате восьми зуз за переправу через брод, и отдельно за то, что ему кровь отворили.
Был случай с Елезаром, слугою Авраама. Его избили, а когда он пришел жаловаться, судья постановил взыскать с него за кровопускание.
Поднял Елезар камень и, изувечив судью, заявил:
— Следуемое мне от тебя заплати моему истцу, а мои деньги при
мне останутся.

* — Шакрой и Шакрурай — от слова “шекер”, т.е. ложь; Зайфой — от “зайфон”, подделыватель; Mацли-дин — извращающий правосудие.
** — зуза — серебряная монета.

Роди вовремя

Сказка амхара (Эфиопия)

Один человек женился на женщине, которая уже была беременной. Когда ее беременность стала заметной, она, чтобы обмануть мужа, сказала ему:
— Если муж любит свою жену, то она может родить раньше времени. Скажи мне сейчас, любишь ли ты меня, и я быстро рожу тебе.
А муж, поняв, что он женился на ней, когда она уже была беременной, сказал ей:
— Я не буду говорить тебе, люблю ли я тебя или нет, но будет лучше, если ты родишь вовремя.
Так рассказывают.

Три ягоды инжира в повозке

Албанская сказка

Взял однажды Насреддин три спелых ягоды инжира, положил их на дно высокой корзины, которую используют для сбора винограда, поставил корзину на повозку, запряг в повозку волов и поехал к визирю.
Когда визирю доложили, что приехал Насреддин с большой корзиной на повозке, тому стало очень интересно, что же такое Насреддин ему привез. Поэтому визирь быстро спустился во двор и подошел к его повозке. Насреддин с почтением приветствовал визиря и сказал:
— Благословенный господин, поскольку я человек очень бедный, мне до сих пор никогда не доводилось что-нибудь подарить тебе. Сегодня удача посетила меня, и я увидел на своем инжире три крупных и спелых плода. Я сорвал их и привез тебе в подарок.
Визирь, увидев, что на дне корзины действительно лежат всего-навсего три ягоды инжира и ради них-то Насреддин и запряг волов и приехал к визирю, спросил его как бы в шутку:
— Спасибо, Насреддин, но тогда уж ты расскажи мне, как их едят, эти ягоды?
— Какие ягоды, вот эти? Ах вот оно что, благословенный господин, ты, оказывается, не знаешь, как их едят? Да проще простого, я тебя мигом научу. Смотри!
Насреддин взял в горсть все три ягоды, одну за другой отправил их в рот и — хруп, хруп! — раскусил и проглотил.
А визирь так и остался стоять на месте с открытым от изумления ртом.

Рассказ о студенте

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

У нас в Тюбингенском университете несколько лет назад учился один мой земляк из Шеклингена. Он несколько раз пытался получить степень баккалавра (так это называется), но ему это все не удавалось. Наконец, потеряв всякую надежду, он сказал: «Совершенно незачем мне быть баккалавром. Христос имел двенадцать учеников, однако ни один из них не был баккалавром».

Ходжа Насреддин высмеивает дервиша-мелами

Турецкий анекдот

Однажды дервиш-мелами по имени Шейяд-Хамза, человек просвещенный, совершенный, идущий по верному пути, живущий праведно, сказал Ходже Насреддину: «Ходжа, неужто-таки твое занятие на этом свете одно шутовство? Если ты на что-нибудь способен, так покажи свое искусство, и если есть в тебе какая ученость, прояви ее нам на пользу». Ходжа спросил у него: «А у тебя какое есть совершенство и какая в тебе добродетель, и людям какая от нее польза?» — «У меня много талантов, — отвечал Шейяд, — и нет счету моим совершенствам. Каждую ночь покидаю я этот бренный мир («мир элементов») и взлетаю до пределов первого неба; витаю я в небесных обителях и созерцаю чудеса царства небесного». — «Хамза,— заметил Ходжа, — а что, в это время не обвевает ли твое лицо нечто вроде опахала?» Хамза, радостный, подумал: «Ну, напустил я на него туману», — и сказал: «Да, Ходжа». — «А ведь это — хвост моего длинноухого осла», — сказал Ходжа.

Ешь мясо, чурк!

Албанская сказка

Позвали однажды Насреддина в гости. Он как был после работы, так и отправился туда, не заходя домой и не переодеваясь. Хозяева увидели, что он в старой и поношенной одежде, и посадили его в самый дальний угол комнаты.
Позвали Насреддина в этот же дом еще раз. Насреддин надел новый чурк — выходное пальто, подбитое мехом, — и отправился в гости. Хозяева увидели, что на нем новый богатый тулуп, и усадили его во главе стола.
Когда хозяева и гости приступили к еде, Насреддин поднял полу чурка, сунул ее в котелок с чорбой и проговорил:
— Раз уж тебе такой почет, мой чурк, то ты и ешь это мясо и хлебай эту чорбу!