Избави нас, Боже, от черта-мужчины

Абхазская сказка

Жил один мулла. Он всегда повторял: «Избави нас, боже, от черта-мужчины».
Жена муллы обиделась, что он женщин за людей не считает, и пригрозила мужу: «Вот подожди, покажу тебе, какая бывает женщина-черт!»
Каждый день мулла ходил пахать поле. Как-то раз жена муллы пошла на поле раньше его и отнесла туда три рыбы. Одну рыбу она зарыла на краю поля, где муж должен был запрячь быков и начать пахать, другую рыбу зарыла посреди поля, а третью — в конце. Положила рыб так, чтобы плуг их вырыл, и пошла домой.
Вот муж дал жене разные наставления и ушел пахать. В поле он запряг быков в плуг, начал пахать, смотрит — плуг его откопал рыбу. Удивился мулла, остановил быков и молится
«Избави нас, боже, от черта-мужчины!» Потом сказал: «Дай бог счастья» — очистил рыбу от земли и положил под дерево. Пошел дальше. В середине поля мулла нашел такую же рыбу. И в конце —— тоже. Всех рыб он сложил в одном месте, повторяя: «Избави нас, боже, от черта-мужчины!»
Потом принялся искать: «Может быть, еще найду?» Но откуда ей там было взяться?
Вот пришла жена, принесла обед. Мулла с радостью рассказал ей о находке и попросил, чтобы она приготовила эту рыбу на ужин как можно лучше.
— Ни один человек не находил в земле такого! — сказал мулла и отдал жене рыбу.
Муж пообедал, жена взяла рыбу и ушла домой.
Дома она сварила рыбу и съела до прихода мужа.
Настал вечер. Мулла вернулся домой, сотворил намаз, повторяя: «Избави нас, боже, от черта-мужчины!» — и сел ужинать. Смотрит — нет на столе рыбы, которую он нашел в земле. Ждет, ждет: вот-вот жена подаст рыбу на стол, а жена все не приносит.
Тогда он спрашивает жену:
— Куда дела рыбу?
— Какую рыбу? Откуда ты ее взял, с ума сошел, что ли?!
— Как же, разве ты забыла? Я тебе дал рыбу, ту, что нашел в земле, когда ты сегодня принесла обед.
Когда муж так сказал, жена стала над ним насмехаться:
— Кто же это видел, чтобы рыбу зарывали в землю?
Мулла разозлился и поколотил жену. На крик сбежался нaрод, приехало начальство.
— Что случилось, из-за чего ссора? — спросили муллу. Когда его спросили так, мулла рассказал как поступила с ним жена.
А жена муллы жалуется начальству:
— Этот человек с ума спятил! Кто же видел, чтобы рыбу из земли выкапывали?! Не видите, что ли, — он помешался! Уберите его, если можно!
Люди решили: «Он сошел с ума» — связали муллу и посадили в сумасшедший дом.
С тех пор прошло много времени. Как-то раз жена муллы написала письмо и послала человека отнести его мужу, чтобы узнать, как мулла поживает. В письме она написала: «Кто в тебя вселился — черт-мужчина или черт-женщина?»
Когда мулла прочитал это письмо, он все вспомнил, обо всём догадался — за что жена его так наказала, и написал в ответ: «Прости меня! Я виноват во всем. До сих пор я вас, женщин, не считал за людей, но теперь я понял, что женщины — тоже люди. Если возможно, не дай мне умереть среди помешанных, возьми меня домой!»
Тогда жена стала хлопотать, чтобы взять муллу домой разве ей так дали бы его обратно? Пришлось написать в бумагах, за что она наказала мужа, и только тогда она выручила муллу.
С тех пор мулла зажил со своей женой в ладу, перестал твердить о черте-мужчине и начал уважать жену.

О том, что Христос не сразу требует грешника к ответу, а по милосердию своему ждет его раскаяния

Из «Римских деяний»

Правил Диоклетиан, который положил такой закон: если при живом муже женщина изменит ему, подлежит смерти. Случилось, что рыцарь взял в жены одну девушку и она родила ему сына; мальчик вырос и всем был любезен. Тогда отец его отправился на войну, доблестно сражался и в битве потерял правую руку. В отсутствие рыцаря жена изменила ему. Муж вернулся и узнал о ее измене. За это, согласно закону, супругу надлежало ее убить. Рыцарь позвал сына и говорит: «Любезнейший, мать твоя повинна в прелюбодеянии, поэтому, согласно закону, я должен лишить ее жизни, но я потерял в сражении руку и не могу этого сделать, а потому поручаю это тебе». Сын говорит: «Закон повелевает почитать родителей. Если я убью родную мать, преступлю закон и навлеку на себя материнское проклятие. Я отказываюсь поэтому тебе повиноваться». Так благодаря сыну эта женщина избегла смерти.

О наследстве и ликовании верной души

«Римские деяния»

Некий богатый человек послал двух своих сыновей учиться, дабы они приобрели знания, обогатили ум и могли встать на свои ноги. По прошествии некоторого времени отец повелел им возвратиться. Узнав его волю, братья поспешили домой. Один из них, весьма довольный необходимостью вернуться, приехал домой и был радостно встречен и сделан наследником. Второй брат, напротив, был огорчен. Когда он вернулся, мать, выбежав навстречу и целуя сына, откусила ему губы, сестра вслед за матерью, желая его поцеловать, откусила ему нос, а брат при таких же обстоятельствах вырвал ему глаза; вышел отец и схватил сына за волосы так, что сорвал с головы его кожу.

Рассказ о распутнице

Из «Фацетий» Генриха Бебеля

У одного крестьянина была бесстыжая жена, известная своими изменами мужу; супруг очень тяжело сносил это и рассказал все своему тестю, пригрозив, что прогонит ее. Тесть утешил зятя, сказав: «Успокойся, дай ей некоторое время пожить, как она хочет; когда-нибудь она сама устыдится и угомонится, как и ее мать, моя жена: она в молодые годы тоже была в этом грешна, однако теперь, в преклонном возрасте, стала благочестивее всех. Я очень надеюсь и на дочь».

Привычка

Привычка

Курдская сказка

Жил один богатый юноша, отца и матери у него не было.
Решил он жениться на такой девушке, которая бы одна все хозяйство вела. Искал, искал он — ни одна девушка не соглашалась. Но вот как-то раз одна красивая девушка сказала ему:
— Я согласна все делать одна, но только есть у меня привычка: как только заслышу, что где-нибудь свадьба, все дела бросаю, бегу на свадьбу. Если ты согласен, то я готова.
— Я согласен, но только и у меня своя привычка есть,— ответил юноша.
Сыграли свадьбу. Юноша привел жену домой. Долгое время все шло хорошо, жена со всей работой справлялась одна, и муж был очень доволен. Пришло время траву косить. Юноша нашел работников, пошел с ними в поле.
Настало время обеда — не несут обед. Совсем забыл юноша, что сегодня в деревне свадьба. Сказал юноша работникам:
— Я поеду домой, а вы через час приходите.
Сел он на коня, поехал домой. Приехал в деревню, слышит— музыка свадебная. Только сейчас вспомнил он, что жена его, вероятно, ушла на свадьбу. Пришел домой, видит: овцы и ягнята в кучу сбились, все вверх дном стоит. Юноша позвал нескольких соседок: одна — загнала овец, другая — разожгла тандур, третья — замесила тесто, четвертая стала готовить обед. Через час обед был готов, работники пришли, поели и разошлись по домам.
Юноша постелил постель, положил под подушку здоровенную палку, а сам принарядился и пошел на свадьбу. Видит: жена во главе хоровода пляшет и такая она красивая, что даже старики и старухи — и те на нее заглядываются.
Юноша подошел к музыкантам, кинул им деньги, взял жену за руку, вошел в хоровод и стал плясать.
Столько плясали, что даже жена устала, домой запросилась. Пришли домой, поужинали и легли спать. В полночь юноша стал ворочаться с боку на бок, вытащил палку из-под подушки и хорошенько отколотил жену, а сам растянулся на полу посреди комнаты и заснул. Утром проснулись, юноша видит: лицо жены — черное от синяков.
— Ой, ослепнуть бы мне! — воскликнул он.— Что с тобой случилось?
— Этой ночью, видимо, твоя привычка тебя одолела, ты не помнил, что делал, избил меня — и вот как меня изукрасил. Давай-ка, муженек, я не буду больше ходить на свадьбы, только ты эту свою привычку брось.

Смерть, муж и жена

Смерть, муж и жена

Португальская сказка

Одна женщина постоянно твердила мужу, что просит бога лишь об одном — умереть первой. Однако муж не очень-то верил этому. Как-то решил он проверить, не кривит ли женушка душой. Вечером, перед сном, он сказал ей, что смерть ходит по земле в образе ощипанного петуха. На следующее утро жена поднялась раньше мужа, а тот лежит, притворяется спящим. Вдруг видит жена — в комнату входит ощипанный петух, и показалось ей, что чей-то мрачный замогильный голос произнес:
— Смерть идет.
Испугалась жена, что петух сначала к ней подойдет, отскочила в сторону, шепчет:
— Ступай к мужу. Он спит и не узнает, от чего умер.

Вдовья утеха

Вдовья утеха

Португальская сказка

Жил на свете человек. Жена его то и дело твердила, что души в нем не чает, что не посылал еще господь бог ни одной женщине такого мужа. Муж ее словам верил и однажды на поле похвастался своему работнику:
— Что ни говори, а такую жену, как моя, поискать!
На это отвечал ему работник, что тут недолго и ошибиться и хорошо бы хозяйкины слова проверить. А хозяин на своем стоит:
— Да я со всем белым светом готов об заклад биться — нету жены лучше моей!
— А желаете, я ее испытаю? Ну так слушайте: к ночи, как нам возвращаться, растянитесь-ка на соломе — вроде как вы померли, а уж остальное я беру на себя.
Они так и сделали. Работник вернулся за полночь, сам слезами обливается, рассказывает, как хозяин его враз богу душу отдал. Собралась уж было жена ревмя зареветь, а работник и говорит:
— Хозяйка, а хозяйка, что, если до времени ничего соседям не говорить? Набегут ведь, заголосят, тебе хлопоты — этого угости, того ублажи. Одна морока! Скоротаем лучше ночку на пару возле хозяина.
— Твоя правда, Валентин. Подождем до завтра.
Перенесли они тело в дом, на кровать положили. Проходит час-другой, работник и говорит:
— А что, хозяйка, не пора ли нам подкрепиться? Мертвым мертвое, а живым — живое, верно говорю?
— Что ж, я не прочь. Ты неси снизу кувшин вина, а я за пирогом сбегаю.
Вот опять время проходит, работник снова к хозяйке:
— Хозяйка, а хозяйка, позволь мне вздремнуть у тебя на коленях — наработался я очень.
— Ладно, Валентин, поспи. А слуга знай за свое:

Мой хозяин — и тот — без конца повторял,
Чтоб тебя только в жены я взял.

А женушка ему в ответ:

Мне он тоже частенько твердил,
Что твоею мне быть, Валентин.

Мужу и этого сполна хватило. С той поры и до самой могилы слушал он жену не иначе как вполуха.

Заступница

Заступница

Португальская сказка

Жил на свете один человек. Жена его была большая охотница до выпивки, из тех, что нипочем не дадут прокиснуть вину в погребе. Однажды поехал муж покупать себе волов, а жене наказал в погреб не ходить и вина не пить. Едва он за порог, а жена — к куме: зазвала ее в погреб — лучшего бочонка как не бывало.
Воротился муж домой, хватился бочонка. Хотел он было поколотить жену, а та за собой вины не признает — кошка вино выпила, и все тут. Муж не верит, а жена на своем стоит. Тут она и говорит: «Знаешь что, муженек, давай-ка сходим к нашей богородице — пусть она ответит, кто вино выпил, я или кошка. Скажет, что я, — делать нечего, отнесу тебя на себе домой, моя возьмет — я на тебе верхом поеду».
Вот отправились они вдвоем к богоматери милосердной. А когда дошли до места, где крикни — эхо отзовется, жена сказала: «Чего ради нам идти дальше — наша заступница нас и здесь услышит». Тут муж как заорет что есть мочи: «Скажи мне, царица небесная, кто выпил вино, жена или кошка?» Эхо, понятное дело, и ответило: «Кошка!» Трижды прокричал мужичонка свой вопрос, и трижды эхо ему ответило «кошка». Мужу деваться некуда — взвалил жену на спину и потащил домой. А кошку он убил — не таскай вино, пей водицу из лужицы.

Жена Ходжи Насреддина теряет рассудок

Жена Ходжи Насреддина теряет рассудок

Турецкая сказка

Ходже Насреддину сказали: «Твоя жена потеряла рассудок».
 Ходжа задумался. «О чем ты думаешь?» — спросили у 
него. «У моей жены отродясь ума не было; что же могла 
она потерять? Вот о чем я думаю»,— ответил Ходжа.

Бази и Доваовари

Бази и Доваовари

Новогебридская сказка

Девочка Бази была из Дама, а ее мать — змея — жила там же в пещере. Юноша Доваовари жил в Танорики.
Однажды Бази и еще одна девочка, вероятно ее сестра, пришли на отмель набрать морской воды. А в это время Доваовари решил искупаться и тоже спустился на отмель, только в другом месте.
Девочки стояли, оглядывая берег, и заметили юношу. Он купался и мыл свои волосы, пока они не стали совсем белыми. Девочки решили посмотреть, кто это купается. Они подошли и увидели Доваовари.
— Что вы ищете? — спросил он.
— Мы стояли и смотрели вокруг. Увидели тебя и пришли,— отвечали они.
Тут Бази сказала сестре:
— Иди домой и скажи матери, что я выхожу замуж за Доваовари.
Напрасно Доваовари убеждал ее не делать этого, говоря, что он беден и у него нет ни денег, ни имущества, ни поля.
Она не слушала юношу и во что бы то ни стало хотела идти с ним.
Тогда он сказал:
— Хорошо, мы пойдем вместе.
Бази уговорила Доваовари взять ее в жены, и они поженились.
Бази часто ходила к своей матери далеко в Дама, и Доваовари, обеспокоенный этим, предложил ей:
— Пойди и скажи матери, чтобы она переезжала в Танорики. Будем жить вместе.
Но Бази ответила:
— Мать не может жить с нами.
И все-таки Бази пошла к матери и упросила ее переехать. Больше всего мать-змею пугало, что она не поместится в доме, если он не будет достаточно большим. Пораздумав, она сказала Бази:
— Скажи моему зятю, чтобы он построил мне дом из десяти комнат.
Доваовари не знал правды и, услышав о доме из десяти комнат, удивился и подумал: «Зачем же это?»
Когда дом был готов, Бази сказала об этом матери.
— Я приду ночью,—ответила змея.— Если мой зять услышит шум, пусть не пугается.
Среди ночи Бази с Доваовари услышали гром и очень сильный грохот, как будто наступил конец света. Змея подползла к своему новому жилищу и просунула хвост в самую дальнюю комнату. Свернувшись кольцами, она заполнила все десять комнат, а голову положила снаружи у самой двери.
Утром люди пришли посмотреть на мать Бази и увидели, что это змея с головой женщины.
Бази и Доваовари часто уходили из дому и всякий раз, возвращаясь, Бази убегала от мужа к матери и подолгу засиживалась у нее.
Но мужу не нравилось это. Кроме того, змея пожирала свиней и домашнюю птицу, разгуливавшую возле двери.
Поэтому однажды он сказал своим приятелям:
— Сегодня мы с женой уйдем на праздник в дальнюю деревню. А вы в это время подожгите дом, чтобы змея сгорела.
Но змея знала, что этой ночью люди придут поджигать дом. Она позвала Бази и сказала ей:
— Если во время праздника увидишь искры, беги скорее сюда.
Когда Бази танцевала на празднике, она действительно увидела летящие искры и быстро побежала домой. Она бросилась в горящий дом и сгорела вместе с матерью. Но еще долго дух Бази и ее матери витал в тех местах.