Предсказание русалки

Датская баллада

Король велел русалку поймать
— Русалка танцует по половице —
И в тяжкие цепи ее заковать.
Придется ей королю покориться,

Зовет королева двух пажей:
— Русалка танцует по половице —
«Ведите русалку поскорей!»
Пусть королеве она покорится.

Русалка в покой устало вошла.
— Русалка танцует по половице —
«Зачем, королева, меня звала?
Я не хочу тебе покориться»,

Королева подушку берет:
«Хочешь здесь отдохнуть без забот?»

«Зачем ты губишь меня, скажи?
Там, внизу, уже точат ножи».

«Если и это известно тебе,
То погадай о моей судьбе».

«Родишь ты на свет троих сыновей
И распрощаешься с жизнью своей.

Один будет править в этой стране,
Другой — в заморской стороне.

Третий будет великий мудрец.
Родишь его — и примешь конец».

Одели русалку в алый наряд,
— Русалка танцует по половице —
Идет королева и слуги в ряд,
Самой королеве пришлось покориться.

Русалка по волнам плывет,
— Русалка танцует по половице —
А королева слезы льет,
Пришлось ей русалке покориться.

«Не плачь, королева, замкни уста,
— Русалка танцует по половице —
Тебе в небесах открыты врата,
И я должна тебе покориться».

Сила арфы

Шведская баллада

Педер однажды на юге был,
Юную девушку он полюбил.
Любимая, отчего ты грустна?

«Кого вспоминаешь поздней порой,
Мать с отцом или брата с сестрой?»

«Я вспоминаю поздней порой
Не мать с отцом и не брата с сестрой».

«О том ли грустишь, что дорога длинна
Или коротки стремена?»

«Грущу не о том, что дорога длинна
И не коротки стремена».

«О том ли грустишь, что лошадь худа?
Что я тебя полюбил навсегда?»

«Грущу не о том, что лошадь худа,
Что ты меня полюбил навсегда».

«О том ли грустишь, что мало жила
И будет корона тебе тяжела?»

«Не так уж я мало на свете жила,
Корона не будет мне тяжела.

Мне грустно, грустно, я слезы лью,
Я знаю горькую участь мою.

Поедем мы через мост без перил,
Он двух сестер моих погубил.

Теперь и я несчастья жду,
Я в бурный поток с моста упаду».

«Я мост для тебя расширить готов,
Срублю хоть десять тысяч стволов.

Чтоб крепость придать его быкам,
Хоть десять тысяч марок отдам.

Поедут слуги, смелы и сильны,
По десять с каждой стороны».

Мелькнул олень, чуть въехали в лес,
И все помчались наперерез.

Осталась девушка одна,
На мост поехала она.

Упал из подковы гвоздь золотой,
И девушку подхватил водяной.

Педер позвал своих верных слуг:
«Где моя арфа, испытанный друг?»

Так он играл в этот страшный час,
Что птицы на ветках пустились в пляс,

С древнего дуба сошла кора,
Дети выбежали со двора,

Вода забурлила, хлынул потоп,
Глаза водяного полезли на лоб.

«Педер, Педер, уймись, не играй,
Добром невесту свою забирай».

«Ступай за невестой моей на дно
Да двух сестер прихвати заодно».

Педер невесту привез домой,
Пошел на радостях пир горой.

Счастливы сестры и зятья,
Счастливы жены и мужья.
Любимая, отчего ты грустна?

Агнете и водяной

Датская баллада

Агнете шла через мост, над волной,
Со дна поднялся водяной.
Эй, эй, эй!
Со дна поднялся водяной.

«Агнете, ты приглянулась мне,
Хочешь жить у меня на дне?»

«Если возьмешь меня на дно,
Значит, с тобой мне жить суждено».

Он закрывает ей уши и рот,
К себе на дно ее берет.

Восемь лет она с ним жила
И семерых сыновей родила.

Она у колыбели сидит
И слышит — колокол гудит.

«Послушай, муж, ты меня отпусти,
Я нынче в церковь хочу пойти».

«До церкви недалекий путь,
Да только назад прийти не забудь.

Церковный двор пройди поскорей,
Не распускай золотых кудрей.

Будешь с народом в церкви стоять,
Туда не ходи, где сидит твоя мать.

Поп Всесильного назовет,
Не кланяйся низко, как весь народ».

Уши и рот он ей закрыл,
Вынес на землю, а сам уплыл.

Прошла церковный двор она,
Упала кудрей золотых волна.

В церковь она зашла постоять
И туда подошла, где сидела мать.

Поп о Всесильном речь повел,
Она, как все, поклонилась в пол.

«Скажи, Агнете, скажи, мой свет,
Где ты была все восемь лет?»

«Я восемь лет жила с водяным,
Семь сыновей прижила я с ним».

«Скажи, Агнете, голубь мой,
Чем же тебя наградил водяной?»

«Он дал мне ленту щедрой рукой,
У королевы нет такой.

Он туфли мне дал с золотым ремешком,
Годятся они королеве в дом.

Он дал мне арфу, к струне струна,
Чтоб я играла, когда я грустна».

Со дна водяной поднялся на свет,
До церкви оставил мокрый след.

Прошел водяной церковным крыльцом,
Образа повернулись к стене лицом.

Печален водяного взгляд,
А волосы золотом горят.

«Агнете, ты задержалась тут,
Дома дети плачут и ждут».

«Пусть плачут, пусть попадут в беду,
Я к ним назад никогда не приду».

«Дома дети весь день не ели,
И вспомни о том, кто лежит в колыбели».

«Пусть твои дети весь день не ели,
Не вспомню о том, кто лежит в колыбели»
Эй, эй, эй!
Не вспомню о том, кто лежит в колыбели.

Души в клетках

Души в клетках

Ирландская сказка

Джек Догерти жил в графстве Клэр, на самом берегу моря. Джек был рыбаком, как и его отец и дед. Как и они, он жил совсем один, не считая жены, и всегда на одном месте. Люди не переставали удивляться, отчего это семья Догерти так цепляется за этот дикий участок, расположенный вдали от населенных мест и затертый меж громадных источенных скал, откуда виднеется лишь бескрайний океан. Но у Догерти были на то свои веские причины.
На всем побережье это был единственно пригодный для жилья участок. Здесь находилась удобная бухточка: лодка могла укрыться в ней так же уютно, как птичка-топорок в своем гнезде. Гряда подводных скал выходила из этой бухты прямо в открытое море.
Когда в Атлантическом океане разыгрывался шторм — а это бывало частенько — и в сторону берега дул сильный западный ветер, немало богатых судов разбивалось на этих скалах. И тогда на берег выбрасывало целые кипы прекрасного хлопка, или табака, или тому подобного, большие бочки с вином или ромом, бочонки с коньяком и с голландским джином. Словом, бухта Данбег для всех Догерти являлась как бы небольшим, но доходным имением. Это не означает, что они не проявляли человечности и доброты к потерпевшим морякам, если кому-нибудь из них выпадало счастье добраться до берега. И в самом деле, сколько раз Джек пускался в своей утлой лодчонке — правда, та не могла сравниться со спасательным парусником честного Эндрью Хеннеси, хотя морские волны она разрезала не хуже какого-нибудь глупыша, — чтобы протянуть руку помощи потерпевшей кораблекрушение команде. Если же судно разбивалось вдребезги и команда погибала, стоило ли бранить Джека, что он подбирал все, что ему попадалось?
— Разве кто-нибудь страдает от этого? — говаривал он. — Король? Да храни его Бог. Но ведь все знают, что он и так достаточно богат и как-нибудь обойдется без того, что выбрасывает море.
И все же хоть Джек и жил таким вот отшельником, он был славным и веселым парнем. Никто Другой, уж будьте уверены, не сумел бы уговорить Бидди Махони покинуть уютный и теплый отцовский дом в самом центре Энниса и отправиться за столько миль, чтобы жить среди скал, где самые близкие соседи — тюлени да чайки. Но Бидди знала, что для женщины, желавшей покоя и счастья, лучшего мужа, чем Джек, и не надо. Не говоря уж о рыбе, Джек снабжал половину всех благородных семейств в его округе еще и находками, которые заплывали в его бухту. Так что Бидди не ошиблась в своем выборе. Ни одна женщина не ела, не пила и не спала так сладко, как миссис Догерти, и не выглядела такой гордой на воскресном богослужении.
Немало видов перевидал Джек и чего только не наслушался, а, представьте себе, остался неустрашим. Водяных и русалок он не боялся нисколечко, напротив — первым и самым горячим желанием его было встретиться с ними с глазу на глаз. Джек слыхал, будто они очень похожи на людей, но что знакомство с ними к добру не приводит. Читать далее

Старуха и кайя То Нгарангаралоко

Старуха и кайя То Нгарангаралоко

Сказка папуасов папаратава

Одна старая женщина сторожила дом. Вдруг туда пришел дух-кайя То Нгарангаралоко и незаметно съел таро и кокосовые орехи. После этого кайя вернулся в свой омут на реке Карават. На другой день он снова явился к людям и съел их еду.
Кайя приходил часто и каждый раз воровал кокосовые орехи и клубни таро. А люди думали, что их обкрадывает старуха, которая оставалась дома. И они все время говорили об этом.
В конце концов одному мужчине, сыну старухи, надоели эти разговоры, и он сказал:
— Мать, пойди сегодня со всеми на огороды, а я останусь здесь.
И он сам стал сторожить дом.
Спустя какое-то время мужчина увидел огромную змею вальвалир. Она вползла в дом и проглотила кокосовые орехи и таро. Затем змея забралась в другой дом и съела там все бананы, клубни таро и кокосовые орехи. Напоследок она вползла еще в один дом и там тоже проглотила все запасы еды. Наевшись до отвала, змея ушла в реку Карават.
Мужчина взял немного древесной золы и посыпал ею весь путь змеи от своего дома до омута, где она скрылась. Затем он пошел к людям на огороды и сказал:
— Вы думаете, что ворует еду моя мать. Пойдемте со мной, и я покажу вам настоящего вора. Только приготовьте головные уборы из перьев и сварите масло, чтобы раскрасить лица.
Люди раскрасили свои лица, надели на головы украшения из перьев, взяли копья и палицы и пошли по пути, отмеченному золой. Они подошли к яме с водой и полезли в нее. Вскоре они вытащили оттуда небольшую змею.
— Эта? — спросили они.
Но мужчина ответил:
— Нет, не эта.
Потом они вытащили из ямы змею побольше и спросили:
— Эта?
— Нет, и не эта,— ответил мужчина.
Потом люди достали из ямы кокосовые орехи и таро и сложили их на берегу. После этого они вытащили из ямы большую змею вальвалир.
— Может быть, эта?
— Нет.
Люди бросили змею в костер из сухих кокосовых листьев, и она сгорела.
Наконец они вытащили из ямы ту самую змею, что приходила к ним воровать. Они спросили мужчину:
— Это она?
— Да, она.
Люди разрезали змею на куски и тоже бросили в костер.
Мужчина сказал:
— Теперь вы видите, что моя мать не виновата и вы зря обвиняли ее!
Чтобы загладить свою вину, люди отнесли старой женщине самый лучший кусок — голову змеи. И сказали, чтобы впредь она всегда оставалась дома.
На другой день перед уходом люди сказали старухе:
— Поджарь змею на камнях.
Старуха так и сделала. Когда жаркое было готово, женщина села отдохнуть. Но тут начали гореть листья, которыми оно было прикрыто. Старуха вылила на них воду. Вода попала на голову змеи, и То Нгарангаралоко ожил.
— О! — воскликнул он.— Теперь я спасен!
Старая женщина задрожала от страха. Но кайя То Нгарангаралоко сказал ей:
— Не бойся. Ты спасла меня от смерти, и я помню это.
Передай всем своим сыновьям и дочерям, которых ты родила, что они должны сегодня же покинуть эти места. И твои братья и сестры, твои племянники и племянницы, и все родичи со стороны матери пусть сегодня тоже уйдут отсюда. Не оставляйте здесь ничего, даже самой малой вещи!
Эти люди ушли, А ночью туда явился То Нгарангаралоко и привел с собой высокую воду.
Те, что ушли, поднялись наверх, в Бутам. А всех остальных То Нгарангаралоко убил.

Обреченный всадник

Обреченный всадник

Шотландская легенда

Конан – красивейшая река у нас на севере. На ее берегах много солнечных полянок, и, еще будучи маленьким мальчиком, я часто бродил по мелководью – ставил снасти для форели и угрей, собирал большие перламутровые раковины мидий, которыми было усыпано дно. На ее заросших роскошными лесами берегах хорошо провести день, но ни в коем случае не ночь. Я это хорошо знаю. Это не дикая река, текущая по пустынной местности, как Эйвон. Она не падает с ревом со скал, скрываясь в облаках пены и брызг, как Фойерс, и не прячется в темных глубинах земли, как страшный Альдгрант, и все же ни с одной из этих рек не связано так много ужасных историй, как с рекой Конан. Читать далее

Богл (шотландский водяной дух)

Богл (шотландский водяной дух)

Щотландское предание

Богл — это капризный дух, которому больше нравится пугать или ставить в тупик людей, чем служить им или серьезно вредить. Ракушник – дух, живущий в воде, давший свое название многим скалам и утесам на шотландском побережье, принадлежит к боглам. Появляясь, он предстает покрытым ракушками, стук которых возвещает о его приближении. Отсюда его название. Об одной из его проказ рассказывается далее: однажды два человека, пришедшие темной ночью на берег Эттрика, услышали из воды страдальческий голос: «Пропал! Пропал!» Они пошли на голос, решив, что кто-то тонет, и были немало изумлены, обнаружив, что он поднимается вверх по реке. На протяжении всей темной и ненастной ночи они шли на голос проказливого духа и перед рассветом вышли к истоку реки. Теперь было слышно, как голос спускается по противоположному склону горы, на которую они поднялись. Уставшие обманутые путники решили отказаться от дальнейшего преследования и тут же услышали хохот ракушника. Он бил в ладоши и радовался удачной проделке. Утверждают, что дух часто посещает старый дом Гооринберри, расположенный на реке Хермитедж в Лиддесдейле.

Тутара-кауикае

Тутара-кауикае

Сказка народа маори

Тохунга Те Тахи-о-те-Ранги жил недалеко от теперешнего города Танеатуа. Он обладал огромной маной. Его фаре стоял отдельно от остальных домов па, потому что все боялись Те Тахи-о-те-Ранги: про тохунгу говорили, что он занимается колдовством и способен совершать самые страшные дела, даже наслать на человека смерть. Год за годом росла дурная слава тохунги, и люди боялись его все больше и больше, пока, наконец, их терпение не истощилось. А тут еще произошло большое наводнение, и все были уверены, что в этом несчастье повинен Те Тахи. Мужчины говорили, что тохунгу нужно убить, но никто не решался поднять на него руку. Много вечеров думали мужчины, как им быть, и в конце концов придумали. Они решили не поскупиться на похвалы и уговорить Те Тахи отправиться с ними на остров Факаари (Факаари — остров Уайт в заливе Пленти.), где из-под камней со свистом вырывается пар и при каждом шаге чувствуется, как Руаумоко (Руаимоко — бог землетрясений, повелитель вулканов и подземного огня.) ворочается под матерью-землей, на тот самый остров, где нет ни капли воды и человеку нечем утолить жажду. Они бросят его на этом страшном безводном острове и будут жить спокойно, не опасаясь его злодеяний.
Тохунге было лестно, что мужчины попросили его поплыть с ними на Факаари ловить птиц тити — буревестников. Охотники высадились на острове в конце дня. Два-три человека остались на берегу охранять лодки, а остальные разбились на несколько отрядов. Те Тахи вместе с самыми знатными ранга-тирами пошел на северо-восточный берег. Их сопровождали рабы, которые несли корзины с провизией и кувшины с водой.
Когда они нашли пещеру, где можно было укрытся на ночь, стало совсем темно. Мужчины зажгли факелы и несколько часов вместе с тохунгой ощупью пробирались по узким ходам пещеры, отыскивая птичьи гнезда, а потом при свете факелов убивали птиц. К тому времени, когда корзины наполнились доверху, все устали. Охотники и тохунга, едва передвигая ноги, забрались в пещеру, и скоро все уже крепко спали.
Первые солнечные лучи разбудили Те Тахи. Он сел и прежде всего посмотрел, цела ли его добыча. К его удивлению, корзин в пещере не было. Он знал, что охотники не могли унести их, потому что пища тохунги — табу. Но как ни странно, ни птиц, ни кувшинов, ни вождей, ни рабов в пещере тоже не было. И вдруг тохунга понял, что означало его одиночество. Он попался на удочку льстивых похвал, и его бросили на этом зловонном коварном острове, где из-под земли выбивается пламя. Тохунга вылез из пещеры и побежал по скалам к тому месту, где лодки пристали к берегу. На берегу не было ни людей, ни лодок, но далеко в море виднелись черные точки — лодки его соплеменников.
Невеселая улыбка появилась на лице Те Тахи. Он снял пояс, скрученный из листьев льна, и отделил от него три листика. Он сорвал эти листья с неприкосновенного куста льна, который рос в священнейшем из священных мест рядом с его домом. Эти листья обладали большой маной. Размахивая листьями, Те Тахи произнес заклинание, обращенное к Тангароа и Тутаре-кауикае, слуге бога моря, повелителю китов и океанских чудовищ. Ему не пришлось долго ждать ответа. Огромное чудовище появилось в заливе и подплыло к самому берегу. Струя пара поднялась над водой, утренний ветер подхватил ее и унес прочь. Те Тахи вошел в воду и подплыл к танифе, терпеливо ожидавшему, пока тохунга взберется к нему на спину и устроится в небольшом углублении, которое есть на спинах у всех китов и морских таниф, наверное, потому, что так им удобнее переносить людей.
Танифа с тохунгой на спине быстро пересек залив. Когда они проплывали мимо стремительно скользивших лодок, Тутара-кауикае хотел потопить их, но Те Тахи воспротивился.
— Пусть они будут наказаны стыдом, — сказал он. — Пусть милосердие умножит нашу славу.
Никем не замеченные, они проплыли мимо лодок, и танифа благополучно высадил тохунгу в устье реки Факатане, откуда он без труда вернулся домой. Те Тахи сидел перед своим фаре все с той же невеселой улыбкой на лице и держал в руках листья льна, а охотники один за другим проходили мимо него. Они шли с опущенными головами и не смели взглянуть на тохунгу: им было стыдно, что Те Тахи узнал, сколько злобы накопилось в их сердцах, и оказался сильнее их.
Через некоторое время тохунга покинул своих неблагодарных соплеменников и вскоре умер. Танифа пришел к своему другу и унес его тело в море, где тохунга превратился в мараки-хау — в морское чудовище с человечьим телом и головой, но хвостом вместо ног. С тех пор мараки-хау всегда помогает людям, когда им грозит гибель в воде.