Курд, армянин и еврей

Курдская сказка

Жили три приятеля — курд, армянин и еврей. Однажды отправились они втроем в соседний город. По дороге попалось им меванхане. Спросили они себе там комнату и остановились в ней на ночлег. Вечером решили пойти поужинать.
Подсчитали они свои деньги, смотрят, а всех денег только на одну порцию кебаба хватит. Взяли они одну порцию кебаба и принесли к себе в комнату.
Армянин говорит:
— Этот кебаб должен съесть я!
— Почему ты? — спрашивают его товарищи.
— Ведь вы знаете, что в каждом городе непременно должен быть хоть один армянин. В этом городе только я и есть — единственный армянин. Если я умру с голоду — из армян никого в городе не останется.
— Нет, нет, по справедливости кебаб должен съесть я,— сказал еврей.
— Это почему? — спрашивают армянин и курд.
— Да потому что, как вам известно, евреи — маленький народ, если я умру, он еще уменьшится, а это не годится! — отвечал еврей.
— Ну, раз уж так у нас все пошло, давайте ляжем спать, и кто из нас увидит самый лучший сон, тот и съест кебаб, — предложил курд.
На том и порешили. Кебаб поставили на стол, а сами легли спать.
Утром проснулись. Армянин говорит:
— Замечательный сон приснился мне. Видел я, что пришел ко мне наш пророк — пророк Иса и сказал мне: «Вставай, пойдем!» Посадил он меня на коня, и мы поехали. Конь по поднебесью летел. Прилетели мы во дворец, а там всяких кушаний, вин и яств — полно. Вволю я там наелся и напился.
— Ну, что это за сон,— сказал еврей.— Вот я видел во сне, что явился ко мне наш пророк — пророк Муса и привез он мне множество всяких напитков, изысканных кушаний, а еще привел с собой много красивых девушек, прекрасных, как гурии. Одни из них подносили мне напитки, другие подавали кушанья. Потом все они начали плясать передо мной. И поел и повеселился я всласть! Такого сна никто не видел, так что кебаб буду есть я!
— Послушайте, что я вам расскажу, — сказал курд. — Уснул я без всяких снов и вдруг чувствую: кто-то меня толкает. Открыл я глаза, смотрю: стоит передо мной Мухаммед, пророк наш, и говорит: «А ну-ка вставай, не видишь разве, как тут твои друзья, армянин и еврей, кейфуют? А я с собой в этот раз ничего не принес для тебя. Ну, раз твои друзья хорошенько насытились, ты хоть этот кебаб съешь!» Вот я и встал и съел кебаб!
Поглядели армянин и еврей, видят: посуда пуста.

Пять каше

Пять каше

Еврейский анекдот

Беседуют два студента иешивы:
— Когда гой лопает селедку, имеют место пять каше (буквально: «проблемы»; здесь в значении: «этапы»).
Сначала он вымачивает селедку — и эту воду выпивает.
Потом снимает с селедки кожу — и эту кожу съедает.
После этого разрезает селедку на маленькие кусочки — и запихивает себе в пасть сразу по три куска.
Потом угощает другого гоя водкой из своей фляжки, и сам пьет из фляжки другого гоя.
Ну а после этого вцепляется другому гою в волосы — а другой гой вцепляется в волосы ему самому…
— Вот и неправильно. Тут не пять, а целых пятнадцать каше
— Как так пятнадцать?
— Ты видел, чтобы гой за один раз слопал меньше трех селедок?

Лучшие и худшие

Лучшие и худшие

Арабская легенда

Ибн-Аббас приписывает девять десятых интриганства и хитрости, существующих на Земле, коптам, девять десятых вероломства – евреям, девять десятых тупости – магрибцам, девять десятых жестокости – туркам и девять десятых храбрости – арабам. Согласно Кааб уль-Ахбар, благоразумие и мятежность наиболее свойственны Сирии, богатство и деградация – Египту, бедность и здоровье – пустыне. Из другого описания явствует, что вера и скромность более всего характерны для Йемена, стойкость и мятежность – для Сирии, великолепие, гордость и лицемерие – для Ирака, богатство и деградация – для Египта, бедность и нищета – для пустыни. В Кааб уль-Ахбар говорится, что лучшие в мире женщины (за исключением представительниц племени курейш, упоминаемого Пророком) проживают в Басре, худшие в мире – в Египте.