Мужчина у женщин, которые не знали мужчин

Мужчина у женщин,  которые не знали мужчин

Сказка папуасов папаратава

Один мужчина и его брат шли по дороге. И тут их  проглотила огромная черепаха. Проглотила вместе с шестом из  бамбука, на котором они что-то несли. Потом эта черепаха с мужчинами в животе ушла в другие места.
Братья расщепили бамбуковый шест и щепками стали резать живот черепахи. Но он оказался очень крепким, а их щепки — тупыми. Тогда один из мужчин вспомнил, что у него есть маленькая флейта из бамбука тилатило всего с одной дыркой. Он разгрыз флейту и разрезал черепахе живот.
Выйдя наружу, братья увидели, что находятся в совсем незнакомом месте, далеко от дома. Они пошли наугад и попали в какую-то населенную область. Правда, никого из людей не было видно. Но братья нашли перья попугая малипо, убитого местными жителями. Они завернули их в листья и взяли с собой.
Мужчины все время смотрели по сторонам, стараясь отыскать какую-нибудь дорогу. Но дороги нигде не было.
Неожиданно младший из братьев заболел и умер. Тогда старший сделал для него головное украшение из перьев и похоронил умершего.
После этого мужчина пошел дальше и набрел на чьи-то сады. Он поел бананов и начал искать дорогу, которая вела бы от садов к дому. Но дороги не было и здесь.
Вдруг к нему подошла какая-то женщина. Она спросила:
— Кто ты такой?
— Я мужчина.
— Какой такой мужчина?
— Обыкновенный мужчина, из людей.
— А ты откуда пришел? Где твой дом?
— Не знаю.
— Ты явился один или еще с кем-нибудь?
— Со мной был мой брат.
— Где же он?
— Он умер.
— О горе!
Затем женщина спросила:
— А это что такое?
— Что?
— Вот это.
— Это мужской уд.
— А для чего он?
— Для телесного общения.
После этого мужчина спросил:
— С кем же общаешься ты? Читать далее

В поисках счастья

В поисках счастья

Шведская сказка

Девятнадцатилетний Антон служил батраком у доброго, но очень бедного крестьянина. Раз, когда вся семья собралась в кухне к ужину, Антон похлебал немного супу, отодвинул тарелку и ложку и сказал:
— Знаешь, батюшка, ищи себе нового батрака, я же хочу уйти путешествовать.
— Я хочу идти искать счастья, — твердил он, — и вернусь, когда его найду.
И вот в одно светлое летнее утро Антон взял узелок и простился с семьей крестьянина. Все трое долго смотрели ему вслед и махали на прощанье руками.
— Желаю тебе всех радостей в мире, — кричал старик.
— Найди поскорее счастье, — со слезами говорила старуха.
Грета же ничего не говорила. Она только протягивала руки к другу детства, а вернувшись в комнату, стала молить Бога, чтобы Антон поскорее нашел счастье, за которым пошел.
Целый день брел Антон, а к вечеру стал подумывать о ночлеге, но кругом не было видно жилья. Когда стемнело, он увидел на берегу канавы старуху.
— Здравствуй, матушка, — сказал он ей.
Старуха кивнула головой и спросила: «Куда ты идешь?»
— Я иду искать счастья, — ответил он.
— Вот отлично! Помоги мне встать, и я покажу тебе к нему дорогу. Читать далее

Рассказ третьего календера

Рассказ третьего календера

Тысяча и одна ночь

И тогда выступил вперёд третий календер и сказал: «О благородная госпожа, моя история не такова, как истории этих двоих. Нет, моя история удивительнее и диковиннее, и я из-за неё обрил себе бороду и потерял глаз. Этих двоих поразила судьба и рок, а я своей рукой навлёк на себя удар судьбы и заботу. А именно, я был царём, сыном паря, и мой отец скончался, и я взял власть после него и управлял и был справедлив и милостив к подданным.
И была у меня любовь к путешествиям по морю на корабле, а наш город лежал на море, которое было обширно, и вокруг нас были острова, большие и многочисленные, посреди моря. И у меня было в море пятьдесят кораблей торговых и пятьдесят кораблей поменьше, для прогулок, и сто пятьдесят судов, снаряжённых для боя и священной войны. И я захотел посмотреть на острова и вышел с десятью кораблями, взял запасов на целый месяц, и ехал двадцать дней, и когда наступила какая-то ночь, на нас подул противный ветер, и на море поднялись большие волны, которые бились одна о другую. И мы отчаялись в жизни, и нас покрыл густой мрак, и я воскликнул: «Не достоин похвалы подвергающийся опасности, даже если он и спасётся!» И мы стали взывать к Аллаху великому и умолять его, а ветер все дул против нас, и волны бились, пока не показалась заря, и тогда ветер стих, и море успокоилось, а потом засияло солнце. И мы приблизились к острову и вышли на сушу и сварили себе кое-чего поесть и поели, а затем мы отдохнули два дня и ещё двадцать дней проехали. И воды смешались перед нами и перед капитаном, и капитан перестал узнавать море, и мы сказали дозорному: «Поднимись на мачту и осмотра море». И он влез на мачту и посмотрел и сказал капитану: «О капитан, я видел справа от меня рыбу на поверхности воды, а посмотрев на середину моря, я заметил вдали что-то такое, что кажется по временам чёрным, по временам белым». И, услышав слова дозорного, капитан ударил своей чалмой о землю, стал рвать себе бороду и воскликнул: «Знайте, что мы все погибли и никто из нас не спасётся!» Читать далее

Продолжение рассказа второго календера

Продолжение рассказа второго календера

Тысяча и одна ночь

И я заплакал, о госпожа, перед ифритом горьким плачем, которого нет сильнее, и произнёс:

«Отпускай преступным: всегда мужи разумные
Одаряли злого прощением за зло его.
Я объял проступки все полностью и сверил их все,
Обоими же ты все виды прощенья — будь милостив.

И пусть тот, кто ждёт себе милости от высшего,
Отпускает низшим проступки их и прощает их».

«Чтобы тебя убить или простить, — сказал ифрит, — Я непременно заколдую тебя!» И он оторвал меня от земли и взлетел со мною на воздух, так что я увидел под собой землю, как чашку посреди воды. Потом он поставил меня на гору и, взяв немного земли, побормотал над нею и поколдовал и, осыпав меня ею, воскликнул: «Перемени этот образ на образ обезьяны!»
С того времени я сделался обезьяной столетнего возраста. И, увидев себя в этом гадком образа я заплакал ко самом себе, но был стоек против несправедливости судьбы, ибо знал, что время не благоволит никому. И я спустился с горы вниз и увидел широкую равнину и шёл до конца месяца, и путь мой привёл меня к берегу солёного моря. И я простоял некоторое время и вдруг вижу — корабль посреди моря, и ветер благоприятствует ему, и он идёт к берегу. И я скрылся за камнем на краю берега и подождал, пока пришёл корабль, и взошёл на него, и один из едущих воскликнул: «Уведите от нас этого злосчастного!» — «Мы его убьём», — сказал капитан. А тот, другой, вскричал: «Я убью его вот этим мечом!» Но я схватил капитана за полу и заплакал, и мои слезы потекли, и капитан сжалился надо мною и сказал: «О купцы, эта обезьяна прибегла к моей защите, и я защищу её. Она под моим покровительством, и пусть никто её не беспокоит и не досаждает ей». И капитан стал обращаться со мной милостиво, и, что бы он ни говорил мне, я понимал и исполнял все его дела и служил ему на корабле, и он полюбил меня. Ветер благоприятствовал кораблю в течение пятидесяти дней, и мы пристали к большому городу, где было множество людей, сосчитать число которых может только Аллах. Читать далее

Неведомый рай

Неведомый рай

Шведская народная сказка

Раз маленький Гаральд сидел на берегу океана и смотрел вдаль. Перед тем он прочитал описание чудных южных стран, в которых виноград широко раскидывает свои листья, апельсиновые и лимонные деревья блестят под лучами солнца, горы покрыты цветами, а небо темно-голубого цвета.
— Ах, если бы я мог полюбоваться этими чудными странами, — прошептал Гаральд.
Вдруг он увидел, что по волнам океана движется что-то белое, приближаясь к берегу, и вскоре различил большого лебедя. Он подплыл и вышел на берег близ мальчика.
— По глазам твоим вижу, чего ты хочешь, — сказал лебедь. — Ты хочешь знать, откуда я приплыл.
— Да, да. Я тоскую по великолепным странам, лежащим там, на юге, — воскликнул Гаральд и попросил лебедя унести его в эти дивные места.
— Я не туда держу путь, — ответил лебедь, — но если хочешь, садись мне на спину, я покажу тебе рай, о котором я часто тосковал в миртовых рощах и пальмовых лесах.
— Да, я хотел бы посмотреть на него.
— Ну, летим.
Едва успел Гаральд усесться на спину лебедя, как большая птица высоко поднялась.
— Обними мою шею обеими руками и хорошенько смотри вокруг, я лечу низко, и ты можешь рассмотреть все во время нашего путешествия.
Гаральд увидел большие равнины, покрытые полями с волнующимися хлебами, леса с густыми буками, великолепные замки, окруженные парками, полными цветов. Повсюду поднимались остроконечные крыши церквей. Там и сям на равнине виднелись сады и огороды. Картина скоро переменилась.
Начались горы. Лебедю пришлось подняться выше. У подножия утесов шумели темные сосновые леса. В глубине долин извивались серебристые ручьи, которые местами расширялись в маленькие озера, окруженные березами с бледной листвой.
— Что это за равнина? Она блестит, точно серебряная.
— Это озеро озер, — ответил лебедь.
В то время, как они неслись над водой, Гаральд слышал величавый шум волн, омывающих остров, покрытый дубами. Он видел опять громадные леса, чудные поля. Наконец, лебедь остановился на берегу озера, покрытого множеством мелких островков.
— Мы здесь проведем ночь, — сказала птица.— Но почему у тебя на глазах слезы?
— Я плачу от радости, — сказал Гаральд. — Меня восхищает красота всего, что я видел сегодня. Я никогда даже не мечтал о таких дивных местах. Завтра утром ты увидишь мой рай.
Они отдохнули на ложе из мха, и ночью Гаральду снилось, что он бродит в стране роз и апельсинов, но, так же как лебедь, вздыхает о рае с озерами, окруженными березами. Проснулся он, когда солнце стояло высоко. Путешествие снова началось.
— Что это за странное место? — спросил Гаральд, указывая на высокие черные горы, между которыми виднелись зияющие пропасти.
— Это дело рук человеческих. Вот уже много веков человек берет отсюда, из глубины земли твердое железо и выковывает из него плуги, чтобы возделывать землю, оружие, чтобы защищать свою родину.
С этого, места горы сделались еще выше, леса еще гуще. Большие реки шумели в глубине долины, дикие водопады прыгали со скалы на скалу, и вдруг на темно-синем горизонте засветилось что-то белое, похожее на небо.
— Что это? Не стая ли лебедей? — спросил Гаральд.
— Нет, нет, это вершины высоких снежных гор.
Гаральд все смотрел и смотрел, и его сердце билось от нежности к этому раю. Он поцеловал и приласкал лебедя, который принес его в чудную страну. Время быстро шло, и Гаральд заметил, что они путешествуют уже давно.
— Скоро ли настанет ночь?
— Да ночь уже настала.
— Как так? Ведь солнце светит.
— В моем раю летние ночи светлы.
Наконец, лебедь опустился на берег горного озера. Гаральд сёл подле своего друга и сказал:
— Я хотел бы знать, как называется чудная страна, которую ты мне показал.
— Это твоя родина, мое дитя, это твоя Швеция. Я тоже родился здесь, и поэтому ее долины и горы мне нравятся больше, чем богатые страны юга. Теперь ты видел все ее красоты и должен полюбить ее.
— О, да, да, — вскрикнул Гаральд.
Он хотел прижать к сердцу все, что окружало его, он рвал цветы, целовал их и принялся быстро бегать, счастливый тем, что научился любить родину.

Манора, принцесса-птица

Манора, принцесса-птица

Тайская народная сказка

В незапамятные времена была в предгорьях Гималаев чудесная страна. В этой стране жили диковинные существа — кейннары, полуптицы-полулюди. Король правил в прекрасном городе Суваннакон — Золотом граде, и было у него семь дочерей-принцесс, одна другой красивее, но всех затмила красотою меньшая дочь по имени Манора. Каждый месяц в полнолуние семь сестёр летели со своими подругами к далёкому лесному озеру. Там они сбрасывали перья и превращались в прекрасных девушек. Всю ночь резвились они на берегу, купались в прозрачной воде, танцевали. И никому из людей не доводилось увидеть волшебного хоровода кейннар. Читать далее

Сказка о белом ягненке

Сказка о белом ягненке

Шотландская народная сказка

Давным-давно жил-был фермер, у которого был белый ягненок. Фермер с первых дней жизни малыша ухаживал за ним и кормил молоком, когда же наступила зима и подошло время готовиться к Рождеству, фермер решил, что зарежет ягненка. Малыш услышал об этом и решил убежать. Не откладывая дело в долгий ящик, он действительно убежал. Ягненок еще не успел отойти далеко от дома, когда встретил быка.
– Привет! – поздоровался бык. – Белый ягненок, куда ты идешь?
– Я, – ответил малыш, – иду искать счастья. Меня решили зарезать на Рождество, но я подумал, что лучше пойду куда глаза глядят.
– Пожалуй, – сказал бык, – я пойду с тобой. Со мной собираются сделать то же самое. Читать далее