Сказка о нате Сан Моу

Сказка о нате Сан Моу

Бирманская сказка

Давным-давно в одной деревне жили два друга. Звали их Маун Сан Пхьоу и Маун Сан Моу. Друзья всегда были неразлучны — вместе работали, вместе ели-пили, вместе отдыхали.
Однажды Маун Сан Моу тяжело заболел. Маун Сан Пхьоу делал все, чтобы поставить друга на ноги. Лечил его разными травами, приглашал лекарей, но ничто не помогало. Приятелю становилось все хуже и хуже. Вскоре он умер. Маун Сан Пхьоу очень горевал. Он собрал все деньги, что у него были, и устроил умершему другу пышные похороны.
А Маун Сан Моу после смерти стал натом — хранителем дерева даха, что росло на окраине деревни. Однако он оказался не единственным владельцем этого дерева. Там жил еще один нат. Вышло так, что на одном дереве поселились два ната, и подношения, которые приносили жители, им приходилось делать пополам. Разумеется, натам это не очень нравилось, и они без конца ссорились — каждому казалось, что другой получил большую долю. Однажды нат, который прежде звался Маун Сан Моу, придумал такую хитрость. Он сказал нату-соседу:
— Не дело двум натам жить на одном дереве. Давай решим так: спросом первого жителя деревни, который явится к дереву с подношением, кого из нас он пришел почтить. Кого он назовет, тот и останется. Если он выберет тебя, я уйду с этого дерева, если же он предпочет меня, покинуть дерево придется тебе.
Другой нат ничего не знал о плане Маун Сан Моу, поэтому он согласился с соперником. На том они и порешили. А Маун Сан Моу потихоньку вышел на дорогу и стал поджидать своего бывшего друга. Вскоре на дороге появился Маун Сан Пхьоу. Он нес в руке топор, собираясь нарубить себе дров. Тут нат и вышел из своего укрытия. Маун Сан Пхьоу увидел его и задрожал от страха.
— Друг! Ты теперь стал духом, и нам с тобой не по пути. Не трогай меня, позволь мне уйти своей дорогой, — попросил ов.
— Да, тебе повезло больше, чем мне, — ответил ему нат. — Судьба пощадила тебя — вот ты пока и остался в мире людей. А я, как видишь, сделался натом — хранителем дерева даха. Я хочу, чтобы ты помог мне в одном деле. В память о былой дружбе! Читать далее

Кардинал аббатства Вэйверли

Кардинал аббатства Вэйверли

Английская легенда

Аббатство Вэйверли находится поблизости от реки Уэй, приблизительно в трех милях от Фарнхама. Основанная в 1128 году, это была первая обитель цистерцианского ордена в Англии, но из первоначальных построек мало что сохранилось. Кардинал из этой истории, должно быть, Питер Рапибий, знаменитый епископ Винчестерский, о котором известно, что его средние и внутренние органы похоронены в монастырской церкви, тогда как тело покоится в Винчестерском соборе. То, что предположительно было его сердцем, обнаружили в 1731 году между двух спаянных свинцовых тарелок; дальнейшая судьба находки неизвестна.
Следующую историю в 1925 году прислала лорду Галифаксу миссис Андерсон, хозяйка аббатства Вэйверли.
Миссис Дандас уехала этим утром. Она гостила у нас последнюю неделю и обещала мне написать вам о той истории, которая произошла здесь во время войны, когда наш дом был превращен в госпиталь для раненых солдат.
У нас было двести пятьдесят коек. Епископ Винчестерский, доктор Тальбот, был нашим капелланом, отец Робо исповедовал католиков, а священник-диссентер из Фарнхама оказывал духовную помощь нонконформистам. Я всегда старалась отправлять католиков на мессу в фарнхамскую церковь, но небольшая комната, которая служила мне гостиной, тоже была превращена в часовню для тех, кому не под силу было такое путешествие. Отец Робо мог приходить сюда, когда пожелает. Он часто завтракал с нами в комнате для персонала, и мы стали большими друзьями.
Как-то на Пасху он сообщил мне, что хочет отслужить торжественную мессу в моей маленькой гостиной. Раньше такого не дозволялось в домах, принадлежащих членам англиканской церкви, но он получил разрешение от Папы, с учетом того, что было сделано нами для раненых католиков.
Ходили слухи, что в аббатстве обитает призрак кардинала, некоторые даже утверждали, что видели его бродящим в этих местах. Он был похоронен в церкви цистерцианцев, в которой должны были вечно молиться за упокой его души. Часто он появлялся в большой гостиной, где размещалось восемнадцать коек. Раненые и сестры время от времени видели его, и это случалось тогда, когда они были все вместе, так что появление призрака не могло быть объяснено разыгравшимся воображением какого-то одного человека. По общему мнению, аббатство было проклято как место, некогда принадлежавшее Церкви, а затем отобранное у нее.
Священник пригласил меня присутствовать на мессе в то пасхальное утро. И, конечно же, я слышала обращение к солдатам после службы. Он сказал, что получил послание от Папы через архиепископа Вестминстерского (кардинала Борне). Его Святейшество сообщал, что за наши заслуги перед его паствой он снимает проклятие с аббатства Вэйверли; что мы должны молиться за кардинала, чтобы его душа обрела покой, что мы потом и сделали. Это случилось семь или восемь лет назад, и с того дня кардинал больше не появлялся.
В апреле прошлого года я была в Риме. Нынешний Папа знал эту историю и любезно пригласил меня на аудиенцию, которую я чрезвычайно ценю.

Месть художника

Месть художника

Советская детская страшилка

На одной заставе был деревянный дом. В этом доме часто умирали жены офицеров. Причины смерти не могли выяснить. Однажды в этом доме поселилась новая семья: молодой офицер и его супруга. Через неделю жену нашли мертвой в своей комнате. На ее лице застыла гримаса ужаса. Во всем доме не нашли никаких следов, в комнату никто не заходил. На следующий день солдаты устроили засаду. Ночь была лунная и тихая. Солдаты уже начали задремывать, как вдруг настенные часы пробили двенадцать, чердачная дверка на потолке медленно открылась и на веревке начал спускаться покойник, весь синий, со злорадной кривой усмешкой. Солдаты начали по нему стрелять, но покойник не исчезал. Тогда кто-то включил свет, и ко всеобщему удивлению, в комнате никого не оказалось, а чердак был закрыт на замок.
Началось следствие, и в конце концов все выяснилось. Давным-давно в этом доме жил с женой бедный художник. Жена выгнала его, но это был очень умный человек. В отместку он невидимыми красками нарисовал на стекле покойника, который становился виден при ярком лунном свете. И страшное изображение вставало перед глазами того, кто находился в комнате. Потом этот дом сожгли.

О мужчине, побывавшем в гостях у кайев

О мужчине, побывавшем  в гостях у кайев

Сказка папаратава

Шел один мужчина. Он шел сквозь кустарник и искал панданус. Ему надо было наломать воздушных корней. Наконец мужчина нашел нужное дерево. Он взобрался наверх, отломил воздушные корни и сбросил их на землю. Но когда корни упали, послышался всплеск. Мужчина посмотрел вниз и увидел воду.
Он испугался. Когда он взбирался на дерево, здесь не было никакой воды. Теперь же она окружала его со всех сторон. Он посмотрел наверх и тоже увидел воду. Вода подхватила его и принесла к кайе.
Мужчина испугался еще сильнее. Он подумал, что сейчас будет убит. Но кайя сказал:
— Не бойся. И скажи, зачем ты взобрался на мой панданус. Разве ты не видел, что это дерево поставлено для украшения моего дома?
— Я думал, это обыкновенный панданус,— ответил мужчина.
— Ладно. Посиди здесь, пока я схожу на обрядовую площадку.
Перед уходом кайя сказал жене:
— Свари какую-нибудь еду и накорми этого человека.
Жена кайи поймала курицу, нарвала зелени и кокосовых орехов и испекла таро. Она приготовила еду и покормила мужчину. А тем временем кайи приступили к обрядовым пляскам, от которых закачалась земля. Мужчина испугался. И жена кайи спросила его:
— Разве ты непосвященный?
— Непосвященный? Во что?
— В Иниет.
— Нет, я посвящен.
— Так почему же ты испугался? Это они там пляшут.
— У нас так не бывает. Когда мы исполняем обрядовые танцы, земля не трясется.
В это время водяной кайя сказал другим кайям:
— Завтра оденьтесь. Я приведу сюда моего гостя. Пусть посмотрит на наши пляски. Ведь он — тоже человек.
Вернувшись к себе домой, кайя спросил мужчину:
— Ты посвящен в Иниет?
— Да.
— Тогда пойдешь завтра со мной?
— Куда?
— На маравот — обрядовую площадку союза. Посмотришь, как мы совершаем обряд.
Они пошли и пришли на маравот к кайям. Кругом было полно змей вальвалир. Некоторые кайи обвязали змеями свои головы. Другие надели змей на ноги. У третьих они заменяли руки. Иные кайи обмотали змей вокруг своей шеи. Некоторые сами выглядели как змеи, но с лицом человека. Другие же были змеями только посередине: их туловище было змеиным, а руки и ноги — человеческими. При этом они отливали всевозможными цветами.
Кайи исполняли обрядовый танец. Земля качалась. С треском валились деревья. Водяной кайя повел гостя обратно.
Он сказал ему:
— Ты не бойся. Мы, кайи,— настоящие люди, точно такие же, как и вы. И пусть эти змеи не смущают тебя. Они служат нам вместо одежды. Когда мы куда-нибудь идем, мы повязываем их вокруг шеи. И когда встречаемся с вами, то одеваемся змеями.
Они вошли во двор. Кайя поймал курицу. Потом испекли таро, нарвали кокосов, сварили густую кокосовую подливку.
После прощальной еды кайя поймал огромную курицу, величиной с казуара, и сказал мужчине:
— Возьми ее с собой в свой дом.
— Но как мне туда вернуться?
— Вода проводит тебя.
В тот же миг все вокруг изменилось, и мужчина увидел, что он сидит на воде. Вода подняла его. Она отнесла его к подножию пандануса и тут же исчезла.
Мужчина пошел домой. Когда он вернулся в свое жилище, туда сбежались люди. Они увидели курицу кайи и спросили:
— Откуда она у тебя?
— Оттуда, от кайи.
— От какого кайи?
— От самого настоящего.
— И он тебе ее подарил?
— Да. А вы не заметили землетрясения?
— Вчера и позавчера здесь трясло.
— Это было не простое землетрясение. Это кайи справляли обряд Иниет. А деревья здесь падали?
— Да, да.
Люди с удивлением смотрели на курицу величиной с казуара. Вдруг она стала уменьшаться и превратилась в самую обыкновенную курицу. Потом сделалась еще меньше — как молодая курочка. Немного погодя она была уже совсем маленькой — с только что вылупившегося цыпленка. Затем уменьшилась еще — и стала величиной с муху. И наконец сделалась такой крошечной, что люди не могли ее видеть.

Старуха и кайя То Нгарангаралоко

Старуха и кайя То Нгарангаралоко

Сказка папуасов папаратава

Одна старая женщина сторожила дом. Вдруг туда пришел дух-кайя То Нгарангаралоко и незаметно съел таро и кокосовые орехи. После этого кайя вернулся в свой омут на реке Карават. На другой день он снова явился к людям и съел их еду.
Кайя приходил часто и каждый раз воровал кокосовые орехи и клубни таро. А люди думали, что их обкрадывает старуха, которая оставалась дома. И они все время говорили об этом.
В конце концов одному мужчине, сыну старухи, надоели эти разговоры, и он сказал:
— Мать, пойди сегодня со всеми на огороды, а я останусь здесь.
И он сам стал сторожить дом.
Спустя какое-то время мужчина увидел огромную змею вальвалир. Она вползла в дом и проглотила кокосовые орехи и таро. Затем змея забралась в другой дом и съела там все бананы, клубни таро и кокосовые орехи. Напоследок она вползла еще в один дом и там тоже проглотила все запасы еды. Наевшись до отвала, змея ушла в реку Карават.
Мужчина взял немного древесной золы и посыпал ею весь путь змеи от своего дома до омута, где она скрылась. Затем он пошел к людям на огороды и сказал:
— Вы думаете, что ворует еду моя мать. Пойдемте со мной, и я покажу вам настоящего вора. Только приготовьте головные уборы из перьев и сварите масло, чтобы раскрасить лица.
Люди раскрасили свои лица, надели на головы украшения из перьев, взяли копья и палицы и пошли по пути, отмеченному золой. Они подошли к яме с водой и полезли в нее. Вскоре они вытащили оттуда небольшую змею.
— Эта? — спросили они.
Но мужчина ответил:
— Нет, не эта.
Потом они вытащили из ямы змею побольше и спросили:
— Эта?
— Нет, и не эта,— ответил мужчина.
Потом люди достали из ямы кокосовые орехи и таро и сложили их на берегу. После этого они вытащили из ямы большую змею вальвалир.
— Может быть, эта?
— Нет.
Люди бросили змею в костер из сухих кокосовых листьев, и она сгорела.
Наконец они вытащили из ямы ту самую змею, что приходила к ним воровать. Они спросили мужчину:
— Это она?
— Да, она.
Люди разрезали змею на куски и тоже бросили в костер.
Мужчина сказал:
— Теперь вы видите, что моя мать не виновата и вы зря обвиняли ее!
Чтобы загладить свою вину, люди отнесли старой женщине самый лучший кусок — голову змеи. И сказали, чтобы впредь она всегда оставалась дома.
На другой день перед уходом люди сказали старухе:
— Поджарь змею на камнях.
Старуха так и сделала. Когда жаркое было готово, женщина села отдохнуть. Но тут начали гореть листья, которыми оно было прикрыто. Старуха вылила на них воду. Вода попала на голову змеи, и То Нгарангаралоко ожил.
— О! — воскликнул он.— Теперь я спасен!
Старая женщина задрожала от страха. Но кайя То Нгарангаралоко сказал ей:
— Не бойся. Ты спасла меня от смерти, и я помню это.
Передай всем своим сыновьям и дочерям, которых ты родила, что они должны сегодня же покинуть эти места. И твои братья и сестры, твои племянники и племянницы, и все родичи со стороны матери пусть сегодня тоже уйдут отсюда. Не оставляйте здесь ничего, даже самой малой вещи!
Эти люди ушли, А ночью туда явился То Нгарангаралоко и привел с собой высокую воду.
Те, что ушли, поднялись наверх, в Бутам. А всех остальных То Нгарангаралоко убил.

То Билим и кайя Титиморо

То Билим и кайя Титиморо

Сказка папаратава

В огород То Билима повадилась какая-то свинья. То Билим поставил забор. Но это не помогло: свинья перелезала через него и воровала таро. Тогда То Билим взял копье, чтобы убить свинью. Однако он не смог увидеть ее: то была не простая свинья, то был Титиморо.
Когда стало совсем светло, То Билим пошел к кайе. Он застал Титиморо на древовидном папоротнике. Тот крепко спал после ночных похождений.
То Билим отломил стебель онгаонга и бросил его в спящего. Стебель попал в кайю, и мужчина подумал: «Раз я попал в него стеблем, значит, попаду и копьем».
Он вернулся домой и стал готовиться к поединку с кайей.
Он зарезал кур и сварил густую кокосовую подливку. Женщины поджарили таро.
То Билим угостил жену и детей, угостил своих братьев и своего дядю. Потом крепко обнял детей и начал одеваться.
Он повесил на шею праздничное ожерелье, повязался поясом, на руки надел браслеты, а на голову — украшение из перьев. Затем взял два копья и сказал:
— Я ухожу.
Он пошел и пришел к Титиморо. И он бросил в него копье и попал в кайю. Титиморо воскликнул:
— То Билим бросил в меня! То Билим бросил в меня! То Билим бросил в меня копье!
И сразу же хлынул ливень, засверкали молнии, загремел гром и земля закачалась.
То Билим испугался и побежал. Он успел добежать до своего огорода. Но тут кайя догнал его и убил.
Когда люди уложили убитого на пень, Титиморо сказал:
— То Билим бросил в меня копье.
И тут кайя стал быстро пухнуть. Он сделался очень толстым и очень высоким.
Тогда остальные кайи испугались. То Лангулангу позвал к себе То Линголингоро и сказал ему, что надо сделать. То Линголингоро взял маленькое копье, спустился под землю и пещерой прошел к Титиморо.
То Линголингоро помнил, что говорил ему То Лангулангу.
Он говорил: «Пойди и проткни его тело: пусть из него вытечет вся жидкость. Но проткни его не сверху, а снизу. Иначе он зальет всех нас».
И То Линголингоро проткнул Титиморо снизу. И жидкость из того потекла на землю. И То Линголингоро стал на Титиморо. Он стал на него сверху, и из Титиморо вышла вся
жидкость. Потом То Линголингоро спустился к То Миримиру.
А жидкость из тела Титиморо потекла в Карават. Она потекла туда ручьем.

Как два тутанавуракита воровали бананы

Как два тутанавуракита  воровали бананы

Сказка папуасов папаратава

Один мужчина зарыл в землю бананы, чтобы они там дозрели. Когда, же он за ними пришел, то увидел, что его обокрали. Кто-то разорвал листья и вытащил несколько бананов.
«Кто бы это мог быть? — подумал мужчина.— Вокруг нет ни одного следа от ноги». Он еще раз внимательно осмотрел все место, но следов так и не обнаружил. Тогда он выкопал глубокую яму и прорыл от нее подземный ход к бананам.
Весь день мужчина подстерегал вора: он пролез по своему ходу к яме с бананами, протянул к ним руку и ждал. Наконец он услышал воронье карканье: к нему приближались две какие-то вороны. Они сели на землю и тут же превратились в людей.
Один из этих людей просунул руку в сверток с бананами.
И тут настоящий мужчина — хозяин бананов — крепко схватил ее. Он вышел из своего укрытия и закричал:
— Эй, как вас там! Вы думаете, я закопал бананы для вас? Сейчас я вам покажу. Как стукну этого головой о землю, он сразу подохнет!
Второй из прилетевших сказал ему:
— Не сердись из-за нескольких бананов. Ведь они принадлежат всем нам.
— Я, я вас не знаю,— ответил настоящий мужчина.— Я никогда вас не видел.
Тогда второй из прилетевших признался:
— Мы — тутанавуракиты. Отпусти моего друга, и мы научим тебя одному хорошему колдовству.
Потом тутанавуракиты сказали мужчине:
— Давай завтра встретимся. Мы приготовим таро, и ты тоже приготовь что-нибудь.
На другой день все трое встретились снова. Они сварили на камнях таро с кокосовым молоком и принялись за еду.
Тутанавуракиты быстро наелись, а настоящий мужчина все ел и ел. Когда он кончил, духи отошли в сторону. Один из них отломил какую-то веточку. Послышался треск, и в тот же миг настоящий мужчина умер. Тогда второй тутанавуракит отломил другую веточку. Тоже раздался треск, и мужчина ожил.
Оба тутанавуракита подошли к нему и сказали:
— Эти веточки мы дарим тебе!
Затем они спросили его:
— Когда у вас в селении будут танцы?
— Скоро.
— К этому дню мы пришлем тебе хорошее головное украшение из перьев. Ты будешь в нем танцевать.
Тутанавуракиты ушли. А когда наступил день танцев и тот мужчина собрался танцевать, откуда-то прилетело великолепное головное украшение и само наделось прямо ему на голову.
В этом уборе мужчина был так красив, что все женщины сразу полюбили его. Но другим мужчинам это не понравилось, и они убили его и съели.

Кайя и двое сирот

Кайя и двое сирот

Сказка папаратава

Эти дети, брат и сестра, были сиротами. Их отец и мать умерли, и о малышах некому было позаботиться. Правда, у них был дядя. Но когда он посылал им какую-нибудь еду, его жена съедала ее, а детям оставляла лишь кожуру от бананов, жесткие овощные стебли да несъедобные нижние корешки таро. И дети все время вспоминали родителей и плакали.
Однажды брат и сестра пошли во двор, где были похоронены их родители. Они сели там и начали плакать.
Дядя послал им с женой еду — курицу и таро с густой подливкой из кокосовой мякоти. Женщина должна была отнести это детям. Но она все съела сама.
Спустя какое-то время дядя зашел к сиротам.
— Вы поели все, что я вам послал? — спросил он.
— То Леи, не смейся над нами,— ответил ему мальчик.— Мы ничего от тебя не получали. Когда были живы наши родители, нам было хорошо. А теперь мы никому не нужны.
Дяде стало жаль малышей. Он побил жену за то, что она так плохо обошлась с ними, и принес детям таро. Четыре дня они были сыты. Когда кончилось таро, дядя принес им бананов. Их хватило еще на два дня.
А потом к детям явился кайя.
— Вы, бедняги, что вы едите? — спросил он.
Мальчик ответил:
— Не спрашивай. Что придется, то и едим. Ведь мы никому не нужны.
Тогда кайя сказал:
— Ну, не горюйте: я помогу вам. Сейчас мы все вместе разобьем для вас огород.
Но мальчик заметил:
— Чтобы разбить огород, нужен бамбуковый тесак для расчистки участка. А у меня его нет.
— Я его тебе дам.
Кайя дал мальчику тесак и сказал:
— Можешь начинать.
И он сам помог детям расчистить участок. Когда все кусты и трава были уже срезаны, они с мальчиком срубили оставшиеся деревца и сожгли хворост.
Мальчик спросил:
— А что мы будем сажать: ведь у нас нет рассады?
— Я дам вам черенки таро,— ответил кайя.
— А кто будет носить их?
— Твоя сестра сможет: они совсем маленькие.
Кайя дал детям много черенков, и девочка разнесла их по лункам.
Со временем дети стали большими. Они трудились на своем огороде, и у них всегда была пища А ели они ее только втроем — вместе с кайей.

Как возникли союз Иниет, союз Тубуан и разные виды колдовства

Как возникли союз Иниет, союз Тубуан и разные виды  колдовства

Сказка папуасов папаратава

Женщины из селения Ваирики убирали урожай таро на поле бутамцев. Вместе с ними были и женщины из дружеского селения Кунакунаи. На обратном пути все женщины без особого труда перешли через реку Карават. И только одна старуха не пошла в воду со всеми. Она испугалась, что ее унесет течением.
Женщины давно скрылись из виду, а старуха все сидела на берегу. Наступила ночь. Вдруг старая женщина услыхала звуки бамбуковых дудок. То шли тутанавуракиты, играя на своих дудках, сделанных из разных сортов бамбука.
Женщина испугалась. Но вот тутанавуракиты (добрые духи, «вечные люди») подошли к ней — оказывается, она сидела прямо на их пути — и спросили:
— Кто ты такая?
— Я женщина.
— Откуда?
— Из Кунакунаи.
— А что ты здесь делаешь?
— Сижу. Мне надо перейти на ту сторону Каравата. Но он такой быстрый, что я боюсь войти в воду.
— Ты пришла одна?
— Нет, вместе с людьми из Ваирики.
— Где же они?
— Они давно перебрались на тот берег.
— А откуда вы идете?
— Из Бутама, мы там собирали таро.
— Ты узнаёшь нас?
— Нет.
— Мы тутанавуракиты, и мы жалеем тебя.
— Я вас боюсь.
— А ты не бойся,— сказали тутанавуракиты.— Мы расскажем тебе о союзе Иниет.
— Нет, не надо: ведь я — женщина.
— И все же мы расскажем тебе о нем.
— Не хочу.
— Ты передашь наши слова сыну, и он сразу разбогатеет.
Духи рассказали ей все, что следует, а потом спросили:
— Ты запомнила это?
— Да.
— Тогда мы расскажем тебе о союзе Тубуан.
— Не надо: я — женщина.
— Ты научишь своего сына!
Они рассказали ей все о Тубуане и спросили:
— Теперь ты знаешь это?
— Да.
Затем тутанавуракиты научили старуху всем священным песням союза Тубуан и начали учить колдовству. Сначала они спели ей разные любовные заклинания. Но женщина сказала:
— Любовные заклинания мне не нужны: я не собираюсь распутничать.
— Ты передашь их сыну.
И духи научили ее любовному колдовству. Потом они познакомили ее с колдовством кабангкеаке, позволяющим становиться невидимым и безнаказанно воровать среди бела дня.
Старуха сказала:
— Но ведь я — женщина и не пойду воровать.
— Ты научишь сына. С таким колдовством он сможет добыть для вас обоих сколько угодно денег.
После этого духи научили старуху колдовству кинакинау.
— Это ночное колдовство,— сказали они.— Пользуясь им, твой сын сможет успешно воровать по ночам.
Затем тутанавуракиты научили ее вызывать дождь.
Наконец они спросили ее:
— Ты все хорошо запомнила?
— Да.
— Тогда иди домой!
— Не пойду. Я не хочу, чтоб меня унесла вода.
— Не унесет: мы проводим тебя на тот берег.
Они пошли и перешли через Карават. Русло реки было сухим: никакой воды там не было. На другом берегу тутанавуракиты сказали старухе:
— Здесь мы расстанемся.
И они ушли. А женщина направилась к себе домой в Кунакунаи. Она обо всем рассказала своему сыну и научила его всем видам колдовства.
Она рассказала ему все о союзе Иниет; он передал это людям и получил от них много денег.
Она рассказала ему о Тубуане и научила его всем священным песням союза; и за это люди тоже хорошо заплатили ему.
Потом старуха научила сына колдовству кабангкеаке, колдовству кинакинау и колдовству вызывания дождя.
Мать и сын сразу разбогатели. К тому же сын, пользуясь кабангкеаке и кинакинау, успешно воровал все, что ему было нужно.

Две женщины и табаран

Две женщины и табаран

Сказка папуасов папаратава

У-одного мужчины было две жены. Однажды он сказал им:
— Я пойду погуляю. Оставайтесь дома и сварите овощи. Если придет кто-нибудь из мужчин, попросите его нарвать кокосовых орехов. А если он начнет приставать к вам, скажите мне. Я вернусь ночью.
Мужчина ушел, и женщины остались одни. Немного погодя к ним подошел злой дух — табаран.
Он спросил:
— Где ваш муж?
— Он пошел погулять.
И еще женщины сказали:
— Нарви нам орехов!
Табаран полез на кокосовую пальму. Причем он взбирался на нее вниз головой, а ногами вверх. Добравшись до орехов, он сорвал их пальцами ног и спустился на землю. Женщины раскололи орехи. Табаран предложил:
— Давайте я наскоблю их.
Когда он кончил скоблить, женщины сказали ему:
— А теперь уходи, а то придет муж и убьет тебя.
Но табаран сказал:
— Я сам слышал, как он говорил, что вернется ночью.
Женщины сварили еду. Табаран снова взобрался на пальму и посмотрел, не возвращается ли хозяин дома. Не увидав его, он спустился вниз и сел с женщинами за еду. После еды женщины сказали:
— Теперь иди. Уже ночь.
— Не хочу,— ответил табаран.— Давайте посидим.
Но женщины не остались сидеть с ним, а пошли в дом. Ему же они сказали еще раз:
— Уходи же.
— Нет, не уйду!
— Тогда заходи в дом.
— Вот это другое дело!
— Ложись там, в ногах.
— Не хочу: боюсь крыс.
— Тогда ложись в головах, там повыше.
— Не хочу: боюсь змей.
— Ну, ложись в заднем углу.
— Не хочу: там мыши.
— Тогда ложись между нами.
— Вот хорошо, тут я согреюсь!
Все трое легли. Но женщины боялись, что вернется муж и застанет их с мужчиной. Ведь он их убьет!
Когда табаран уснул, женщины встали, срезали два банановых стебля и уложили их вместо себя. Затем они срезали перья, взяли оружие и корзины и осторожно вышли из дома. Лыком дерева маль женщины крепко-накрепко привязали дверную циновку и подожгли дом.
Табаран проснулся.
— Эй вы, вставайте! Пожар! — закричал он.— Надо бежать отсюда, иначе мы сгорим!
Ног увидев, что перед ним стебли, а двери дома закрыты, он сказал:
— Перестаньте шутить. Отвяжите циновку, ведь я могу стать калекой.
Но женщины не открыли двери, и табаран сгорел.
Между тем от огня стал с треском раскалываться бамбук. Мужчина услышал треск и поспешил домой.
— Почему вы подожгли дом? — спросил он у своих жен.
И те ответили:
— Там в доме — чужой мужчина. Он вошел к нам, а мы его заперли и сожгли.
Тогда муж сказал:
— Сейчас же бегите к То Нгарангаралоко! Не то вас убьют табараны.
Женщины побежали к нему. То Нгарангаралоко спросил их:
— Что вам нужно?
— Мы заперли в доме мужчину и сожгли его. И муж послал нас к тебе. Иначе, сказал он, табараны отомстят нам.
То Нгарангаралоко взял двадцать снизок раковинных денег и уплатил отступное. Женщины были спасены.