Видение садовника

Видение садовника

Английская легенда

Эту историю прислала лорду Галифаксу миссис Дж. Ролинсон, живущая в Кэрнфорте в графстве Камберленд. В постскриптуме она добавила, что «не уверена, что вправе называть имя хозяйки дома; настоящие владельцы могут и не знать о привидении». Письмо было написано в феврале 1914 года.

Любопытный случай произошел несколько лет назад в некоем имении, расположенном в тридцати километрах отсюда (Кэрнфорта).
Как-то раз садовник того имения занимался своей работой и зачем-то ему понадобилось обернуться. К удивлению, он увидел приближающуюся хозяйку, которая явно была в смятении и словно просила о помощи. Этого он никак не ожидал, потому что в то время хозяйка была очень больна, и он считал, что она лежит в постели. Когда он поспешил к ней навстречу, она поразительным образом исчезла; тогда он, сбитый с толку, кинулся в дом, где ему сообщили, что хозяйка только что умерла у себя наверху.
Но было одно обстоятельство, которое может объяснить это видение. Годы спустя служанка, присутствовавшая у смертного одра той леди, призналась, что убила свою госпожу. Обнаружив, что та завещала ей некоторую сумму, она дала своей хозяйке яд. После этого все считали, что в доме обитает привидение. Я бывала в том доме не раз, и всегда в коридорах и на лестницах мне становилось не по себе, но у себя в комнате мне было очень спокойно. После смерти хозяина его вдова и дети съехали из дому, и он перешел к другим владельцам.
Не так давно я разговаривала о привидениях с бывшей хозяйкой и спросила: «В какой именно комнате была убита старая леди?» И она ответила, что это была та самая комната, в которой я спала. И так как там у меня никогда не возникало никаких страхов, то думаю, что причиной беспокойства, которое я ощущала на лестнице и в коридорах, были старинные картины и мебель, а также темные углы, а привидение убитой женщины было тут ни при чем.

Рыбак и тамбуран

Рыбак и тамбуран

Сказка буготу (Соломоновы острова)

Как-то вечером один человек позвал своего друга ловить рыбу. Но его услыхал злой дух — тамбуран и ответил вместо друга.
Он принял его облик и пошел вместе с рыбаком к рифам.
Рыбак забросил сеть и выловил немного рыбы.
— Вот рыба, лови,— сказал он своему спутнику, не видя его, и бросил ему добычу. Тамбуран поймал ее и тут же съел за спиной рыбака.
Они прошли немного дальше по воде. Рыбак снова забросил сеть и отдал улов тамбурану. Тот опять проглотил рыбу.
Они продолжали рыбачить, и каждый раз повторялось то же самое.
Наконец рыбак поймал двух лангустов и бросил их тамбурану. Тамбуран и их съел, но, прежде чем проглотить, ему пришлось разгрызть зубами их панцирь. Рыбак услышал хруст, и страх сковал ему ноги. Он понял, что это тамбуран принял образ его друга и ему грозит беда. Но вскоре он пришел в себя, забросил еще раз сеть и нарочно разорвал ее о кораллы,
— Подожди немного! — сказал он своему помощнику.— Я только схожу в лес, затяну сеть лианой.
Не спеша выбрался он на берег и пошел в лес. Но тут он что было силы бросился бежать по узкой тропинке.
На пути ему встретилась огромная каменная глыба.
Не останавливаясь, рыбак крикнул ей:
— Если меня кто-нибудь окликнет, ответь за меня!
Он побежал дальше и споткнулся о ствол упавшего дерева:
— Сделай так, чтоб он упал, мой преследователь!
Он бросился дальше.
— Обвейся вокруг его ног и крепко держи его, того, кто придет после меня! — крикнул он колючей лиане, что свисала поперек дороги.
Запыхавшись, он прокладывал дорогу через густую поросль и вдруг заметил высокое дерево. Ветви его поднимались очень высоко. Рыбак быстро вскарабкался на дерево. Он содрал с него длинную полосу коры, и на обнаженном стволе выступил липкий сок. Сок должен был помешать тамбурану взобраться на дерево.
Но вот появился и преследователь. Он заметил человека на верхушке дерева и как ни в чем не бывало позвал его:
— Иди сюда! Почему ты перестал ловить рыбу? Ведь еще глубокая ночь!
— Лжешь, уже светает. Теперь я узнал тебя, а днем, когда ты будешь бессильным, я отомщу тебе за то, что ты обманул меня.
Тамбуран ушел, и рыбак видел, как он скрылся в небольшой яме.
Когда рассвело, рыбак слез с дерева и позвал людей из соседней деревни. Они наломали палок и стали рыть ими яму, в которой спрятался тамбуран. Наконец из глубины выполз муравей:
— Тамбуран спрятался глубоко в земле,— сказал он.
Люди продолжали рыть. Вскоре появился другой муравей и сказал:
— Вы еще долго не доберетесь до тамбурана, он спрятался очень глубоко.
Люди с еще большим усердием стали рыть яму, пока не показался еще один муравей. Он сказал людям то же самое.
Когда на свет выполз следующий, люди спросили у него:
— Сколько муравьев нужно ждать после тебя?
— После меня будет еще четыре.
Следующий за ним сообщил, что до тамбурана еще далеко. То же сказали второй и третий. Наконец выполз четвертый и сообщил, что он последний, но тамбуран все еще далеко.
Обливаясь потом, люди работали из последних сил. И вдруг из ямы показался тамбуран. Люди с криком бросились на него и стали колотить дубинками. Они порвали ему шкуру и били его, пока он не свалился на землю.
Тогда рыбак вышел вперед и сказал:
— Ну вот, теперь ты знаешь, как воровать у людей рыбу.
Люди снова набросились на тамбурана и добили его. Потом они привязали его к крепкому шесту, чтоб отнести в деревню.
Но как только шест подняли, он переломился. Нашли шест покрепче, но, как ни странно, он тоже сломался. И ни один не мог выдержать тяжести тамбурана.
Тогда вышел из толпы совсем маленький мальчик и сказал, что тамбуран не мог заколдовать дерево дингарин. Несколько человек отправились в лес и принесли ветку дингарина. К ней крепко привязали тамбурана и доставили его в деревню. Когда ему вспороли брюхо, из него вывалилось
много-много рыбы, а потом и оба лангуста. Люди закололи свиней, зажарили рыбу и отпраздновали смерть тамбурана.

Трое в одной постели

Трое в одной постели

Английская легенда

Без всяких сомнений, это была любимая история лорда Галифакса. Когда вскоре после свадьбы он поселился в Моулте, в Девоншире, он обыкновенно рассказывал ее своим гостям, и она неизменно производила сильное впечатление. Будучи в преклонных годах, он обнаружил, что не может припомнить некоторые детали, и потому написал одной своей гостье тех лет, попросив освежить его память. Выполняя его просьбу, она напомнила ему, как он «пугал всех, рассказывая эту историю; и потом гости неизменно вздрагивали, дотрагиваясь до чего-либо холодного».

Один священник-диссентер со своей женой поселился в большом доме в каком-то из восточных графств. После того как они прожили там некоторое время, их стало тревожить то обстоятельство, что, хотя они и не пользовались верхним этажом дома, часто, возвращаясь с вечерней службы, они видели в верхних окнах свет.
Как-то раз к ним приехал погостить на несколько дней старинный друг. И поскольку в доме не было других свободных комнат, они устроили его в спальне на втором этаже, в конце коридора. Наутро после первой ночи гость спустился к завтраку очень бледный и взволнованный. Он сообщил хозяевам, что намерен немедленно уехать, и, хотя его настойчиво уговаривали остаться, ничто не могло поколебать его решимости; несмотря на все расспросы, он отказался объяснить, что заставило его так резко изменить планы.
Вскоре после этого приехала молодая пара. Их разместили в той же комнате, что и предыдущего гостя. Когда они отправились спать, в комнате горел камин и ничто, казалось, не должно было их побеспокоить. Они отправились в постель и быстро заснули. Через какое-то время мужчина проснулся с чувством, что он лежит между двумя людьми. Ощущение было таким сильным, что он не решился дотронуться рукой до той стороны, где должно было быть пусто. Вместо этого он очень осторожно разбудил свою жену и попросил встать с кровати и отойти в дальнюю часть комнаты. Он последовал за ней, и, обернувшись, они оба ясно увидели при свете камина, что под одеялом угадывается силуэт человеческого тела.
Пока они смотрели на это, в коридоре послышался звук шагов. Они приблизились к двери и остановились. Через секунду медная ручка повернулась и дверь, которая была заперта, тихо открылась. К сожалению, испуганные гости в страхе отвели глаза и не увидели, что за этим последовало. Но они слышали, как кто-то тихо прошел по комнате. Наступила тишина, и затем прозвучал жуткий смех. Они заметили, как одеяло упало на пол. Шаги вновь проследовали к двери и удалились по коридору.
Остаток ночи гости провели в страхе, не сомкнув глаз; и когда на следующее утро пришла служанка с горячей водой, дверь по-прежнему была заперта. Спустившись к завтраку в сильном смятении, молодые люди все рассказали хозяевам, те написали предыдущему гостю. В своем письме он подтвердил, что пережил нечто подобное. Никакого объяснения этот случай так и не получил, и, разумеется, нечего и говорить о том, что дом был оставлен.

Студент Тан и бесовские проделки

Студент Тан и бесовские проделки

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Студент Тан из Хэцзяни любил всякие шутки и розыгрыши. Еще и до сих пор местные жители передают рассказы о его проделках.
Был один учитель, который любил разглагольствовать о том, что бесов на свете не бывает. Как-то раз он сказал:
— Говорят, что Юань Чжаню повстречался бес, а было ли такое на самом деле? Может, это просто бредни буддистов?
Той же ночью Тан кинул мокрую землю в окно этого учителя и начал стучать в его дверь.
— Кто там? — дрожащим голосом спросил учитель.
Тан ответил:
— Я — врожденные способности сил Света и Тьмы.
Испугавшись так, что руки и ноги у него задрожали, учитель заставил двух своих младших братьев остаться с ним до рассвета. Измученный бессонной ночью, он не поднялся на следующий день с постели и на расспросы друзей, пришедших проведать его, только отвечал со стоном:
— Нечистая сила одолела.
Те понимали, что это проделки Тана, и от души веселились. Однако с этих пор нечистая сила расходилась вовсю: стала швыряться камнями, черепицей, дергать двери и окна, не пропуская ни одной ночи. Вначале думали, что это снова приходит Тан, но потом проследили, и оказалось, что это действительно бес. Справиться с ним не было никакой возможности, и учителю пришлось покинуть свой дом.
После первого пережитого им страха учитель устыдился, тут-то дух его совершенно ослаб, и нечисть, воспользовавшись этой слабостью, овладела учителем. Разве не в этом кроется секрет власти духов над человеком?

Начетчики и дух

Начетчики и дух

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Цзи Жу-ай из Цзяохэ и Чжан Вэнь-фу из Цинсяня были старыми начетчиками и имели учеников в Сянь. Как-то прогуливаясь при лунном свете, они оказались у заброшенного подворья. Все заросло кустарником, было темно, запущено, тихо…
Ощутив в сердце тревогу, Чжан предложил пуститься в обратный путь.
— В развалинах и у могил часто водятся бесы,— сказал он,— зачем нам здесь задерживаться?
Вдруг, откуда ни возьмись, появился какой-то старик, опирающийся на посох, и пригласил обоих присесть.
— Откуда бы в мире живых взяться бесам? — спросил он.— Разве вы не слыхали о рассуждениях Юань Чжаня?
Оба вы, достопочтенные, ученые-конфуцианцы, зачем же вы верите глупой болтовне буддистов о существовании нечисти!
И тут он стал объяснять им смысл учения братьев Чэн и Чжу Си, приводить всяческие аргументы и доказательства, и все это в изысканных выражениях, плавно и красноречиво. Слушая его, оба начетчика согласно кивали головами, проникаясь истиной, содержащейся в учении сунских конфуцианцев. Угощаясь предложенным им вином, они даже забыли осведомиться об имени своего хозяина.
Но вот вдалеке послышался грохот проезжающих мимо больших телег и повозок, зазвенели колокольчики коров.
Оправив одежду, старик поспешно поднялся и сказал:
— Покоящиеся под Желтыми источниками люди обречены на вечное молчание. Если бы я не повел речей, отрицающих существование бесов, то не смог бы удержать вас здесь, почтеннейшие, и мне не довелось бы скоротать вечерок за беседой. Сейчас нам пора расстаться, и я почтительнейше прошу вас не сетовать на меня за шутку!
Мгновение — и старик исчез.
В этой местности ученых мужей было очень мало, только могила господина Дун Кун-жу находилась неподалеку. Может быть, это был его дух?

Симла Бунгало

Симла Бунгало

Англо-индийская легенда

История о Симла Бунгало была прислана лорду Галифаксу в 1925 году его сестрой, миссис Дандас, которая услышала ее от своей внучки в Индии.

На второй день моего пребывания в Симле у друзей я познакомилась с очаровательной миссис Гайлз. В девичестве она была мисс Фордайс и до замужества жила со своей матерью неподалеку от тех мест, в доме, который после занял американский врач. Это было старое здание, и вскоре по ночам их стало что-то беспокоить. Двое гостей, отец с дочерью, пожаловались на странный шум, который не давал им заснуть. И все уверения мисс Фордайс, что это были просто крысы, казалось, не убедили их и не вернули им душевного равновесия.
Через некоторое время после этого мисс Фордайс и ее мать, которая была нездорова, остались в доме одни. Как-то ночью мисс Фордайс разбудил отчаянный вой ее фокстерьера, который всегда спал у ее постели. Пес прыгнул на одеяло и от страха пытался залезть под него. В комнате мисс Фордайс постоянно горел светильник, и она села в постели и стала осматриваться, пытаясь выяснить, что могло так напугать ее собаку. Комната, как это принято в Индии, была без окон, с примыкающей к ней гардеробной. Дверь в гардеробную была открыта, и, заглянув туда, мисс Фордайс увидела старика, стоявшего опираясь на палку и глядевшего в пол. Стоило ей посмотреть на него, как он исчез.
Любопытно то, что, несмотря на столь необычное видение, она смогла снова уснуть.
Но на следующий день, вспоминая ночное приключение, мисс Фордайс очень испугалась. Однако из-за болезни матери она не осмелилась рассказать ей об этом и продолжала спать в своей комнате, хотя фокстерьер больше не решался входить туда один и, если ему случалось оказаться там запертым, дико выл, пока его не выпускали.
После этого прошло немало времени, и как-то раз, на званом завтраке, мисс Фордайс сидела рядом с молодым человеком, который рассказал ей, что его родители жили какое-то время в этом доме и что там обитали привидения. Давным-давно один старик поселился в этом доме с молодой женой и однажды в припадке ревности убил ее. С тех пор многие слышали странный шум, некоторые даже видели молодую женщину, с криками бежавшую по крытой веранде; но насколько известно, мисс Фордайс была единственной, кто видел старика.

Сказка о нате Сан Моу

Сказка о нате Сан Моу

Бирманская сказка

Давным-давно в одной деревне жили два друга. Звали их Маун Сан Пхьоу и Маун Сан Моу. Друзья всегда были неразлучны — вместе работали, вместе ели-пили, вместе отдыхали.
Однажды Маун Сан Моу тяжело заболел. Маун Сан Пхьоу делал все, чтобы поставить друга на ноги. Лечил его разными травами, приглашал лекарей, но ничто не помогало. Приятелю становилось все хуже и хуже. Вскоре он умер. Маун Сан Пхьоу очень горевал. Он собрал все деньги, что у него были, и устроил умершему другу пышные похороны.
А Маун Сан Моу после смерти стал натом — хранителем дерева даха, что росло на окраине деревни. Однако он оказался не единственным владельцем этого дерева. Там жил еще один нат. Вышло так, что на одном дереве поселились два ната, и подношения, которые приносили жители, им приходилось делать пополам. Разумеется, натам это не очень нравилось, и они без конца ссорились — каждому казалось, что другой получил большую долю. Однажды нат, который прежде звался Маун Сан Моу, придумал такую хитрость. Он сказал нату-соседу:
— Не дело двум натам жить на одном дереве. Давай решим так: спросом первого жителя деревни, который явится к дереву с подношением, кого из нас он пришел почтить. Кого он назовет, тот и останется. Если он выберет тебя, я уйду с этого дерева, если же он предпочет меня, покинуть дерево придется тебе.
Другой нат ничего не знал о плане Маун Сан Моу, поэтому он согласился с соперником. На том они и порешили. А Маун Сан Моу потихоньку вышел на дорогу и стал поджидать своего бывшего друга. Вскоре на дороге появился Маун Сан Пхьоу. Он нес в руке топор, собираясь нарубить себе дров. Тут нат и вышел из своего укрытия. Маун Сан Пхьоу увидел его и задрожал от страха.
— Друг! Ты теперь стал духом, и нам с тобой не по пути. Не трогай меня, позволь мне уйти своей дорогой, — попросил ов.
— Да, тебе повезло больше, чем мне, — ответил ему нат. — Судьба пощадила тебя — вот ты пока и остался в мире людей. А я, как видишь, сделался натом — хранителем дерева даха. Я хочу, чтобы ты помог мне в одном деле. В память о былой дружбе! Читать далее

Кардинал аббатства Вэйверли

Кардинал аббатства Вэйверли

Английская легенда

Аббатство Вэйверли находится поблизости от реки Уэй, приблизительно в трех милях от Фарнхама. Основанная в 1128 году, это была первая обитель цистерцианского ордена в Англии, но из первоначальных построек мало что сохранилось. Кардинал из этой истории, должно быть, Питер Рапибий, знаменитый епископ Винчестерский, о котором известно, что его средние и внутренние органы похоронены в монастырской церкви, тогда как тело покоится в Винчестерском соборе. То, что предположительно было его сердцем, обнаружили в 1731 году между двух спаянных свинцовых тарелок; дальнейшая судьба находки неизвестна.
Следующую историю в 1925 году прислала лорду Галифаксу миссис Андерсон, хозяйка аббатства Вэйверли.
Миссис Дандас уехала этим утром. Она гостила у нас последнюю неделю и обещала мне написать вам о той истории, которая произошла здесь во время войны, когда наш дом был превращен в госпиталь для раненых солдат.
У нас было двести пятьдесят коек. Епископ Винчестерский, доктор Тальбот, был нашим капелланом, отец Робо исповедовал католиков, а священник-диссентер из Фарнхама оказывал духовную помощь нонконформистам. Я всегда старалась отправлять католиков на мессу в фарнхамскую церковь, но небольшая комната, которая служила мне гостиной, тоже была превращена в часовню для тех, кому не под силу было такое путешествие. Отец Робо мог приходить сюда, когда пожелает. Он часто завтракал с нами в комнате для персонала, и мы стали большими друзьями.
Как-то на Пасху он сообщил мне, что хочет отслужить торжественную мессу в моей маленькой гостиной. Раньше такого не дозволялось в домах, принадлежащих членам англиканской церкви, но он получил разрешение от Папы, с учетом того, что было сделано нами для раненых католиков.
Ходили слухи, что в аббатстве обитает призрак кардинала, некоторые даже утверждали, что видели его бродящим в этих местах. Он был похоронен в церкви цистерцианцев, в которой должны были вечно молиться за упокой его души. Часто он появлялся в большой гостиной, где размещалось восемнадцать коек. Раненые и сестры время от времени видели его, и это случалось тогда, когда они были все вместе, так что появление призрака не могло быть объяснено разыгравшимся воображением какого-то одного человека. По общему мнению, аббатство было проклято как место, некогда принадлежавшее Церкви, а затем отобранное у нее.
Священник пригласил меня присутствовать на мессе в то пасхальное утро. И, конечно же, я слышала обращение к солдатам после службы. Он сказал, что получил послание от Папы через архиепископа Вестминстерского (кардинала Борне). Его Святейшество сообщал, что за наши заслуги перед его паствой он снимает проклятие с аббатства Вэйверли; что мы должны молиться за кардинала, чтобы его душа обрела покой, что мы потом и сделали. Это случилось семь или восемь лет назад, и с того дня кардинал больше не появлялся.
В апреле прошлого года я была в Риме. Нынешний Папа знал эту историю и любезно пригласил меня на аудиенцию, которую я чрезвычайно ценю.

Месть художника

Месть художника

Советская детская страшилка

На одной заставе был деревянный дом. В этом доме часто умирали жены офицеров. Причины смерти не могли выяснить. Однажды в этом доме поселилась новая семья: молодой офицер и его супруга. Через неделю жену нашли мертвой в своей комнате. На ее лице застыла гримаса ужаса. Во всем доме не нашли никаких следов, в комнату никто не заходил. На следующий день солдаты устроили засаду. Ночь была лунная и тихая. Солдаты уже начали задремывать, как вдруг настенные часы пробили двенадцать, чердачная дверка на потолке медленно открылась и на веревке начал спускаться покойник, весь синий, со злорадной кривой усмешкой. Солдаты начали по нему стрелять, но покойник не исчезал. Тогда кто-то включил свет, и ко всеобщему удивлению, в комнате никого не оказалось, а чердак был закрыт на замок.
Началось следствие, и в конце концов все выяснилось. Давным-давно в этом доме жил с женой бедный художник. Жена выгнала его, но это был очень умный человек. В отместку он невидимыми красками нарисовал на стекле покойника, который становился виден при ярком лунном свете. И страшное изображение вставало перед глазами того, кто находился в комнате. Потом этот дом сожгли.

О мужчине, побывавшем в гостях у кайев

О мужчине, побывавшем  в гостях у кайев

Сказка папаратава

Шел один мужчина. Он шел сквозь кустарник и искал панданус. Ему надо было наломать воздушных корней. Наконец мужчина нашел нужное дерево. Он взобрался наверх, отломил воздушные корни и сбросил их на землю. Но когда корни упали, послышался всплеск. Мужчина посмотрел вниз и увидел воду.
Он испугался. Когда он взбирался на дерево, здесь не было никакой воды. Теперь же она окружала его со всех сторон. Он посмотрел наверх и тоже увидел воду. Вода подхватила его и принесла к кайе.
Мужчина испугался еще сильнее. Он подумал, что сейчас будет убит. Но кайя сказал:
— Не бойся. И скажи, зачем ты взобрался на мой панданус. Разве ты не видел, что это дерево поставлено для украшения моего дома?
— Я думал, это обыкновенный панданус,— ответил мужчина.
— Ладно. Посиди здесь, пока я схожу на обрядовую площадку.
Перед уходом кайя сказал жене:
— Свари какую-нибудь еду и накорми этого человека.
Жена кайи поймала курицу, нарвала зелени и кокосовых орехов и испекла таро. Она приготовила еду и покормила мужчину. А тем временем кайи приступили к обрядовым пляскам, от которых закачалась земля. Мужчина испугался. И жена кайи спросила его:
— Разве ты непосвященный?
— Непосвященный? Во что?
— В Иниет.
— Нет, я посвящен.
— Так почему же ты испугался? Это они там пляшут.
— У нас так не бывает. Когда мы исполняем обрядовые танцы, земля не трясется.
В это время водяной кайя сказал другим кайям:
— Завтра оденьтесь. Я приведу сюда моего гостя. Пусть посмотрит на наши пляски. Ведь он — тоже человек.
Вернувшись к себе домой, кайя спросил мужчину:
— Ты посвящен в Иниет?
— Да.
— Тогда пойдешь завтра со мной?
— Куда?
— На маравот — обрядовую площадку союза. Посмотришь, как мы совершаем обряд.
Они пошли и пришли на маравот к кайям. Кругом было полно змей вальвалир. Некоторые кайи обвязали змеями свои головы. Другие надели змей на ноги. У третьих они заменяли руки. Иные кайи обмотали змей вокруг своей шеи. Некоторые сами выглядели как змеи, но с лицом человека. Другие же были змеями только посередине: их туловище было змеиным, а руки и ноги — человеческими. При этом они отливали всевозможными цветами.
Кайи исполняли обрядовый танец. Земля качалась. С треском валились деревья. Водяной кайя повел гостя обратно.
Он сказал ему:
— Ты не бойся. Мы, кайи,— настоящие люди, точно такие же, как и вы. И пусть эти змеи не смущают тебя. Они служат нам вместо одежды. Когда мы куда-нибудь идем, мы повязываем их вокруг шеи. И когда встречаемся с вами, то одеваемся змеями.
Они вошли во двор. Кайя поймал курицу. Потом испекли таро, нарвали кокосов, сварили густую кокосовую подливку.
После прощальной еды кайя поймал огромную курицу, величиной с казуара, и сказал мужчине:
— Возьми ее с собой в свой дом.
— Но как мне туда вернуться?
— Вода проводит тебя.
В тот же миг все вокруг изменилось, и мужчина увидел, что он сидит на воде. Вода подняла его. Она отнесла его к подножию пандануса и тут же исчезла.
Мужчина пошел домой. Когда он вернулся в свое жилище, туда сбежались люди. Они увидели курицу кайи и спросили:
— Откуда она у тебя?
— Оттуда, от кайи.
— От какого кайи?
— От самого настоящего.
— И он тебе ее подарил?
— Да. А вы не заметили землетрясения?
— Вчера и позавчера здесь трясло.
— Это было не простое землетрясение. Это кайи справляли обряд Иниет. А деревья здесь падали?
— Да, да.
Люди с удивлением смотрели на курицу величиной с казуара. Вдруг она стала уменьшаться и превратилась в самую обыкновенную курицу. Потом сделалась еще меньше — как молодая курочка. Немного погодя она была уже совсем маленькой — с только что вылупившегося цыпленка. Затем уменьшилась еще — и стала величиной с муху. И наконец сделалась такой крошечной, что люди не могли ее видеть.