Ласка и Афродита

Басня Эзопа

Ласка влюбилась в прекрасного юношу и взмолилась к Афродите, чтобы та превратила ее в женщину. Богиня сжалилась над ее страданиями и преобразила ее в прекрасную девушку. И юноша с одного взгляда так в нее влюбился, что тут же привел ее к себе в дом. И вот, когда они были в опочивальне, Афродите захотелось узнать, переменила ли ласка вместе с телом и нрав, и пустила она на середину их комнаты мышь. Тут ласка, позабыв, где она и кто она, прямо с постели бросилась на мышь, чтобы ее сожрать. Рассердилась на нее богиня и вновь вернула ей прежний облик.
Так и люди, дурные от природы, как ни меняют обличье, нрава изменить не могут.

Белый медведь и человек

Сказка чукчей

Говорят, жил давным-давно мужчина, который морского зверя промышлял. Вот раз пошел он охотиться в море. Увидел — возле разводья белый медведь спит. Стал мужчина к нему подкрадываться. Когда совсем близко подкрался, белый медведь на задние лапы встал. Нацелил человек копье, хотел было бросить, а медведь как чихнет! Человека чуть вихрем не закружило. Когда пришел в себя, говорит:
— Все равно убью медведя!
Снова хотел метнуть копье, а медведь еще сильнее чихнул. Человек чуть сознание не потерял. А когда пришел в себя, сказал:
— Все равно убью медведя!
Опять нацелился, только хотел метнуть копье, а медведь на этот раз так сильно чихнул, что упал мужчина и умер. Нырнул медведь в воду. Очень скоро обратно вынырнул. В зубах тюленя держит. Вылез из воды. Отнес тюленя на место, где недавно спал. Затем к человеку подошел. Оживил человека и стал его ругать. Говорит:
— Ну и озорник ты! Уж очень много нашего брата поубивал! А головы как попало кладешь!
Затем говорит медведь человеку:
— Иди к тому месту, где я только что спал! Там тюлень лежит. Съешь всего тюленя и домой иди. Увидишь у берега белых медведей, не подходи к ним. Отдельно от всех еще одного медведя увидишь. К нему подойди.
Сказал это медведь и ушел. Пошел человек к месту, где лежал медведь. Видит — домище, а рядом тюлень лежит. Пожил человек в этом доме, тюленя съел и домой пошел.
Идет и, действительно, видит у берега много белых медведей. Оказывается, они места сторожат. Пошел человек дальше. Видит — один медведь, отдельно от всех. Пошел к нему человек. Говорит:
— Хотя бы сказал: «Здравствуй».
А это не медведь был, а медведица. Говорит она человеку:
— Давай я тебя домой отнесу!
Отправились. Наступил вечер. Говорит медведица:
— Давай здесь остановимся!
Потом опять говорит:
— Я думала, ты умеешь хорошо охотиться. Что мы будем перед сном есть?
Отправился мужчина нерпичью отдушину искать. Увидел отдушину. Стал нерпу сторожить. Вынырнула нерпа. Заколол ее мужчина и вытащил. Отнес медведице. Обрадовалась медведица и говорит:
— А ты действительно хороший охотник!
Съела медведица нерпу. Затем снежный дом выстроила. Улеглись вместе в этом доме спать. И вот стала медведица этому человеку женой.
Назавтра дальше отправились. Двое суток шли. Забеременела медведица. Снова сделала снежный дом. И родила в этом доме двух детей: мальчика и девочку. Опять накормил мужчина медведицу. И через трое суток дальше отправились. В пути их ночь застигла. Подошли они к берегу. Медведица и говорит мужчине:
— Ну, я отсюда обратно пойду! Меня мои домашние ждут.
Мужчина говорит:
— Я тоже с тобой пойду, а то скучно мне без тебя будет.
Медведица говорит:
— Человек, тебя твои дети и жена ждут! — Затем добавила: — Я бы пошла с тобой, но людей боюсь!
Мужчина отвечает:
— Ну, тогда я с тобой пойду!
Медведица говорит:
— Какой ты непослушный! Придется мне к вам идти! Если ты со мной пойдешь, убьют тебя медведи!
Сняла медведица шкуру на берегу. Спрятала ее в расщелину льда и в женщину превратилась.
Затем домой пришли. Очень обрадовались домашние: старуха, жена и дети. Стали все вместе жить.
Вот однажды отправился мужчина в тундру. Пока по тундре ходил, медведица пищу готовила. Увидела старуха, как она большие куски жира ест, и говорит:
— Зачем ты жир кусками ешь? Ты, наверное, не женщина, а медведица!
Застыдилась медведица. Взяла детей и пошла на берег моря. Пришла к расщелине, надела медвежью шкуру и отправилась по льду в открытое море.
Вечером мужчина вернулся из тундры. Спрашивает:
— Где моя новая жена?
Старуха отвечает:
— А она ушла.
Рассердился мужчина и вслед за медведицей отправился. Идет по следу, вдруг видит: огонек в темноте светится. Подошел, а это его жена-медведица. Рассердилась медведица. Говорит:
— Зачем пришел?
Мужчина отвечает:
— Очень мне без тебя скучно!
Медведица говорит:
— Иди домой! Возьми себе мальчика, я возьму девочку и пойдем: ты к себе, я к себе. Будем теперь врозь жить.
Мужчина отвечает:
— Не могу я домой идти, очень скучаю по тебе!
Медведица говорит:
— Убьют ведь тебя мои сородичи.
Мужчина отвечает:
— Ну что ж, ничего не поделаешь!
Пошли дальше вместе. Наконец пришли к медвежьему народу. Стал старик медведь ругать медведицу.
— Зачем ты человека привела?!
Медведица отвечает:
— Никак я не могла от него отвязаться.
Старик медведь говорит мужчине:
— То плохо, что убьют тебя!
Мужчина отвечает:
— Ничего не поделаешь. Я без нее очень скучаю.
Назавтра медведи приходят. Говорят человеку:
— Давай посостязаемся в охоте, посмотрим, действительно ли ты хорошо пищу добываешь. Если проиграешь, то убьем тебя.
Пошли на другой день охотиться. Когда пришли на место, стали нерпичьи отдушины искать. Увидел мужчина две отдушины. Сел сторожить, посторожил немного и убил двух нерп. Пришел мужчина домой с двумя убитыми нерпами. Удивляется старик медведь:
— Ты, значит, и правда хорошо пищу добываешь!
А медведи ни одной нерпы не убили. Как стало темнеть, вернулись домой с пустыми руками.
Очень удивился медвежий народ. Опять зовут мужчину на состязание. Пятьдесят километров решили наперегонки бежать. Побежали. И опять мужчина победил, намного обогнал медведей.
Похвалил его старик-медведь:
— Ох, спасибо тебе! Хороший ты зять!
Решили медведи еще одно состязание устроить: камни со дна моря доставать.
Говорит старик медведь зятю:
— Надень мою одежду!
— Ладно, надену.
Отправились к скалам. Пришли. Оказалось, вода к самым скалам подходит.
Скатились медведи со скал в воду. Долго под водой были. Вынырнули. Каждый по маленькому камню держит. Затем скатился мужчина. Схватил два больших камня. Очень скоро вынырнул. В каждой руке по камню. Опять удивились медведи:
— Да-а, правду говорят, что мужчина — настоящий кормилец! Ну что ж, не станем мы тебя убивать. Не смогли мы тебя одолеть.
Пошли домой. Старик медведь еще сильнее обрадовался. И жена тоже. Старик медведь говорит:
— Ну что ж, проводи теперь чужого мужчину!
Отправился мужчина в обратный путь с женой и детьми. Вдруг слышат: что-то громко шумит. Повстречался им песец и сказал:
— Пойду-ка я, обману вон тех.
Побежал песец. Навстречу ему много медведей. За человеком гонятся. Говорит им песец:
— Тише! Слышите?
Послушали медведи. Услышали с разводья шум. Испугались и домой убежали.
Вернулся песец к людям. Смеется. Подошел к мужчине и говорит:
— Испугались ваши преследователи шума с разводья и убежали домой.
Тут и все засмеялись.
Пошли дальше. Пришли в дом мужчины. Убил мужчина старуху и похоронил в тундре.
Обрадовалась вся семья. Стало у мужчины две жены. Четыре сына выросли. Хорошо этот мужчина жил. Все.

Белая медведица

Чукотская сказка

Говорят, жила одна старушка с внуком-сиротой. Его дядя в море охотился, много нерп убивал и сироту кормил. Каждый раз, как убьет нерпу, отдаст сироте.
Наконец подрос сирота. Стал вместе с дядей охотиться, помогать ему. Скоро дядя сделал ему гарпун. Начал он нерп промышлять, сам себя кормить. Отдельно стал охотиться. Старушка разделывала убитых нерп.
Вот однажды не мог он добыть ни одного зверя. Пошел по льду в открытое море. Оглянулся назад, видит: очень далеко ушел. Пошел обратно. Вдруг сильная пурга поднялась. Оторвало льдину, на которой сирота был, и унесло в море, да так далеко, что и земля из виду скрылась. Ходит сирота по льдине, во все стороны смотрит. Вот сидит раз на льдине у воды. Вдруг белая медведица вынырнула. Залезла на льдину. Подошла к сироте. Спрашивает:
— Откуда ты?
— Ой, не знаю откуда! Понять не могу, в какой стороне мой дом.
Медведица говорит ему:
— Дай мне твой дождевик надеть.
Сирота отвечает:
— А я что надену?
Медведица говорит:
— Я ведь хочу помочь тебе.
Сирота говорит:
— Ну, конечно, бери!
Надела медведица, говорит ему:
— Ты потому не можешь добыть нерп, что старушка твоя плохо с нерпами обращается. Вот поэтому не можешь добыть нерпу.
Спросил тогда сирота:
— Что же мне делать?
— Давай поплывем на берег!
Сирота говорит:
— А как?
Спустилась медведица в воду. Сел ей сирота на спину.
Медведица и говорит:
— Закрой глаза и ухватись за мои уши!
И пошли к берегу. Идут и идут. Прямо напротив его землянки на берег вышли. Медведица говорит:
— Вот, считай, что ты меня в жены взял.
Отправились домой. Подошли к припаю. Сняла медведица шкуру, в трещину льда положила — и девушкой стала. Говорит сироте:
— Вот здесь и охоться!
Провела когтем по льду. Треснул лед. Нерп сразу как высыпало! Медведица говорит:
— Так всегда и делай! Будешь много нерп добывать!
Взобрались на высокий берег. Пришли домой. Сирота говорит бабушке:
— Сделай ей татуировку, теперь она член нашей семьи!
Вышла старушка, сделала медведице татуировку. Вошли.
Старушка и спрашивает:
— Откуда это вы пришли?
Сирота отвечает:
— Даже и не знаю откуда.
Стал сирота в море на охоту ходить. Много нерп стал добывать.
Забеременела жена. Родила медвежонка. А сирота все нерп добывает. Свежует медведица нерп, а медвежонок почти только один жир ест.
Опять медведица забеременела. На этот раз мальчика родила.
А соседские мальчишки повадились к медвежонку ходить. Играют с ним, забавляются. Вот раз заворчала старушка.
Говорит:
— Да хватит вам, мальчишки! Очень уж расшумелись. Даже светильники плохо горят. Да уж невесть кто к нам пришел. Белый медведь.
Присмирел медвежонок. Мать возвратилась. Спрашивает:
— Что это ты такой смирный?
— Да вот, бабушка ругается.
А старуха и говорит:
— Да уж невесть кто к нам пришел. Белые медведи!
Одела мать медвежонка. Мальчик спрашивает:
— Куда это вы?
Мать отвечает:
— Насовсем отсюда уходим.
Мальчик говорит:
— И я с вами пойду.
Отправились втроем на берег моря. Пришли к припаю, сунула мать руку в трещину. Шкуру белого медведя достала. Надела, белым медведем обернулась. И пошли втроем в открытое море.
Вернулся муж домой с морской охоты. Добыл нерпу. Пришел в полог и сказал:
— На вот, полей нерпе воды на морду!
Не слышит старуха. Снова говорит сирота:
— Где вода?
Бабушка сказала:
— Да я ведь одна здесь!
Сирота спрашивает:
— А где жена с детьми?
Старуха говорит:
— Oй, не знаю где они!
Сирота говорит старухе:
— Опять ты им что-нибудь сказала?
Старуха отвечает:
— Правда, я немного поругала их, они и ушли.
Сирота говорит:
— А что ты им сказала?
— Я им только и сказала: «Да уж невесть кто к нам пришел. Белые медведи».
Собрался сирота в дорогу. Вытащил дорожный мешок, морского петушка, лук, метальное копье и наконечник гарпуна — все это сунул в мешок и в путь отправился. В сторону Уэлена по следу пошел. Шел, шел, вдруг видит — идут они втроем — медведица, медвежонок и мальчонка. Оглянулась медведица. Увидела мужа. Подождали. Подошел к ним сирота. Жена и говорит:
— Куда ты идешь? Ведь убьют тебя!
Сирота говорит:
— Если бы не ты, я бы уж давно умер.
Медведица говорит:
— У меня ведь сородичей много, да и муж-медведь есть. Убьют они тебя.
Сирота говорит:
— Ну и пусть! Все равно я без тебя давно бы умер.
Медведица говорит:
— Ну что ж, пойдем!
И пошли они прямо к середине моря. Подошли к разводью.
Перешли. Дальше двинулись. Идут себе и идут. Опять подошли к разводью. Переправились. Дальше пошли. Идут, идут, пришли наконец. Медведица говорит сироте:
— Вот наш дом.
Ну и большой дом у медведицы! Вошли, множество медведей на полога выглянуло. Увидели, кто пришел, очень обрадовались.
Отец медведицы пригласил их:
— Входите!
Вошли. Окружили мальчика медвежата. А старик говорит им:
— Подальше держитесь! Видите: кочкоголовый народ к нам пришел.
Затем сказал сироте:
— Убьют ведь тебя медведи!
Сирота отвечает:
— Ну и пусть!
Медведь говорит:
— Вот увидишь, позовут тебя соревноваться, кто больше добудет пищи, и убьют.
— Ну и пусть!
Медведь говорит:
— А ведь я, пожалуй, в твои годы ростом с тебя был.
И действительно, пришли медведи за сиротой.
Говорят ему:
— Сказал первый муж медведицы: «Где там мой товарищ по жене? Пусть идет».
Медведь говорит сироте:
— Надень-ка ты мою шкуру-кухлянку!
Сирота отвечает:
— Да нет, я уж так пойду.
Вышел сирота, внес дорожный мешок, вытащил наконечники. Медвежата вокруг бегают, рассматривают.
Старик им говорит:
— Держитесь, дети, от людей подальше. Они околдовать могут!
Вышел сирота. К берегу моря отправился. А там уже большой белый медведище ждет. Медведище говорит:
— Ну, пришел!
Сирота отвечает:
— Да, пришел!
— Ну, так давай состязаться, кто больше пищи добудет!
Сирота отвечает:
— Ну что ж, давай!
Медведь говорит ему:
— Кто первый пять нерп убьет, тот и победит.
Пришли на место. Лег медведище на живот, стал нерп караулить. Сирота скоро первую нерпу убил. А медведь все караулит. Сирота уже вторую нерпу убил. Наконец и медведь убил одну. Сирота третью убил. А медведь только вторую. Сирота убил уже пятую нерпу. А у медведя всего три нерпы. Так победил сирота белого медведя.
Затем домой отправились. Пришел сирота домой. Ну и обрадовались его шурины!
Старик говорит им:
— Они, люди, всегда такие! Дети, слушайтесь меня, держитесь от людей подальше. А тебя уж завтра непременно убьют.
Сирота говорит:
— Ну и пусть! Ведь я должен бы давно умереть!
Назавтра опять за ним пришли. Медведь говорит сироте:
— Надень-ка мою шкуру-кухлянку.
— Да нет, так пойду.
Вытащил сирота шкурку морского петушка из мешка. Вся она уже иссохлась. За пояс сунул. И еще лук прихватил и четыре стрелы. Затем на берег отправился. А на скале уже медведище ждет. И зрители собрались. Шурины сироты очень грустные сидят. Бросился медведище со скалы в воду, камень из моря вытащил, показал сироте. И говорит ему:
— Теперь ты этот камень вытащи!
И бросил камень в море. Отошел сирота назад. Да как прыгнет в воду! На лету шкурку морского петушка надел. Нырнул под воду. Видит — там два камня, один полегче — тот, который медведь вытащил, другой потяжелее. Долго сирота в воде был. Затем стал через трещину наружу выныривать.
Вдруг и говорит медведище:
— Убил я, наверное, моего товарища по жене!
Снова сирота нырнул. Вытащил камень тот, что потяжелее. Положил на льдину. Все это видели. Потом снова в море бросил. Победил он медведя. Шурины сироты домой бегом побежали.
Старик их спрашивает:
— Где он?
— А вот опять сирота победил!
Старик сказал:
— Такие уж все люди!
Пришел сирота домой. Ну и радовались его шурины!
— Завтра уж непременно он тебя убьет! Завтра вы бороться будете.
Сирота говорит ему:
— Ну и пусть!
Старик говорит сироте:
— Надень ты уж мою шкуру-кухлянну!
Сирота говорит:
— Да нет, я уж так!
И вот назавтра опять за сиротой пришли. Спрятал сирота под кухлянкой на спину лук с тремя стрелами и пошел. А медведище уже ждет его. Ну и народу собралось посмотреть на борьбу! Подошел сирота к медведю. А тот как бросится на него. Отскочил сирота в сторону. Кидается на него медведь, а схватить не может. Устал медведище, запыхтел. А как еще раз набросился, сирота выстрелил в него из лука. Опять медведь бросился, и опять мимо. А сирота снова выстрелил. Сильно задышал медведище. Третью стрелу сирота пустил. Сел медведище на землю и прорычал:
— Ой-ой, почему это на улице все посинело?
Выпрямился медведище, упал и затих. Ну и обрадовался народ! Говорят друг другу:
— Спасибо человеку, что нашего угнетателя, медведя, убил!
Прибежали шурины домой. Старик их спрашивает:
— Ну, как?
— Да ведь убил он медведя!
Старик сказал:
— Таковы уж люди!
Затем добавил:
— Я всего однажды на землю ходил. Ну и гнались же за мной люди! Ох и убегал я от них! Бегу я, а передо мной все время мяч катится. Да еще спотыкаюсь! Совсем уж было меня догнали, да тут я в воду прыгнул. Оглянулся, а они уже на самом берегу. Такой плохой народ эти люди!
Вдруг слышат на улице крики: «Белый медведь идет! Белый медведь!»
Сирота говорит:
— Давай и я за белым медведем погоняюсь!
Старик говорит ему:
— Ой, только больше не вступай в борьбу с белыми медведями!
Сирота все же вышел. Ну и народу опять собралось! Однако скоро все по домам разбежались.
Думает сирота: «Где же белый медведь, никакого белого медведя не видно».
Пошел сирота на берег. А там, оказывается, крысу не могут убить.
Догнал сирота ее, наступил на нее, убил. Сказали тогда белые медведи:
— Ну и народ эти кочкоголовые! Ведь только наступил на медведя ногой — и убил!
Прибежали шурины домой. Говорят старику:
— Ну и человек к нам пришел! Наступил на белого медведя — и убил.
Все.

Каймачикам

Сказка чукчей

Жил богатый оленевод со своей бабушкой. Оленевод постоянно в своем стаде находился.
Вот однажды был он, как обычно, в стаде. Около него олень пасется. Отряхнулся олень. И выпал у него из уха маленький ребеночек. Схватил человек ребеночка. Отнес домой. Отдал бабушке и говорит:
— Вырасти этого ребеночка, который из оленьего уха выпал, как можно быстрее.
Стала его бабушка растить. Оленевод каждый день, как вернется из стада, бабушку спрашивает:
— Ну как, не вырос еще?
Скоро уж мальчик ползать стал. Очень быстро растет.
Как-то раз ушел этот богатый оленевод в стадо. Вдруг слышит — плачет мальчик, да так громко. Забеспокоился оленевод, сразу стадо в сторону дома погнал. Оказалось, ни дома нет, ни бабушки — все ребенок съел.
Кричит мальчик, ругает воспитателя. Убил оленевод оленя, из уха которого ребеночек выпал. Мальчик тут же этого оленя съел. И опять воспитателя ругает.
— Есть хочу! — кричит.
Стал оленевод убивать одного оленя за другим. Наконец все стадо перебил. Съел мальчик оленей и за оленеводом погнался:
Оказывается, этот ребенок кэле был, поэтому и не мог насытиться. А оленевод, видно, хорошо бегал: за четыре дня ребенок-кэле не мог его догнать.
Наконец прибежал оленевод к волкам. Говорит он им:
— Спрячьте меня, пожалуйста. Гонится за мной ребенок-кэле, хочет съесть.
Говорят ему волки:
— Вон туда иди.
Спрятали его в расщелину скалы и предупредили:
— Ничего не делай, не шевелись! Помни, если густая кровь пойдет, то останешься в живых, если жидкая, то умрешь!
Сидит мужчина в скале, ждет, слушает, как волки с ребенком-кэле бьются. Окружили его на склоне горы, чуть выше того места, где мужчина спрятался. Как убьет кэле волка, тут же проглотит. Очень много уже волков съел. И все же начали волки одолевать ею. Устал кэле. Со всех сторон хватают его волки. Сначала руку отъели, затем ногу. Провалился ребенок-кэле оставшейся ногой в снег, набросились волки на него и разорвали на части. Потекла из него густая кровь. Тут ему и смерть пришла.
Вылез мужчина из расщелины. Осмотрелся. Стая волков намного уменьшилась. Снега на месте боя совсем не осталось, и лежит на земле груда костей и мяса.
— Что же мне делать? — говорит мужчина. — Ребенок-кэле оставил меня без дома и без оленей!
Волки говорят ему:
— А ты просто так иди по земле!
Пошел этот человек и вдруг в очень большого волка обратился. Стал вместе с той стаей жить. Было ему хорошо. А через три года вожаком стаи стал. Потому что быстроногий был и сильный. Все.

Ганс — мой ёжик

Ганс — мой ёжик

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Жил-был мужик, у которого и денег, и добра было достаточно; но как ни был он богат, а все же кое-чего недоставало для его полного счастья: у него и его жены не было детей.
Частенько случалось, что его соседи-мужики по пути в город смеялись над ним и спрашивали, почему у него детей нет. Это наконец озлобило его, и когда он пришел домой, то сказал жене: «Хочу иметь ребенка! Хоть ежа, да роди мне!»
И точно, родила ему жена ребенка, который верхней частью тела был ежом, а нижней — мальчиком, и когда она ребенка увидала, то перепугалась и сказала мужу: «Видишь, что ты наделал своим недобрым желанием!» — «Что же теперь делать? — сказал муж. — Крестить его надо, а никого нельзя к нему в крестные позвать». Отвечала жена мужу: «Мы его иначе и окрестить не можем, как Гансом-ежиком».
Когда ребенка крестили, священник сказал, что его из-за игл ни в какую порядочную постельку положить нельзя. Вот и приготовили ему постельку за печкой — подстелили немного соломки и положили на нее Ганса-ежика. И мать тоже не могла кормить его грудью, чтобы не уколоться его иглами. Так и лежал он за печкою целых восемь лет, и отец тяготился им и все думал: «Хоть бы он умер!» Но Ганс-ежик не умер, а все лежал да лежал за печкой.
Вот и случилось, что в городе был базар и мужику надо было на тот базар ехать; он спросил у своей жены, что ей с базара привезти? «Немного мяса да пару кружков масла для дома», — сказала жена. Спросил мужик и у работницы, та просила привезти ей пару туфель да чулки со стрелками. Наконец он сказал: «Ну, а тебе, Ганс-ежик, что привезти?»  — «Батюшка,  — сказал он, — привези мне волынку».
Вернувшись домой, мужик отдал жене мясо и масло, что было по ее приказу куплено, отдал работнице ее чулки и туфли, наконец полез и за печку и отдал волынку Гансу-ежику.
И как только Ганс-ежик получил волынку, так и сказал: «Батюшка, сходи-ка ты в кузницу да вели моего петушка подковать — тогда я от вас уеду и никогда более к вам не вернусь». Отец-то обрадовался, что он от него избавится; велел ему петуха подковать, и когда это было сделано, Ганс-ежик сел на него верхом да прихватил с собой еще свиней и ослов, которых он собирался пасти в лесу.
В лесу должен был петушок взнести Ганса-ежика на высокое дерево; там и сидел он и пас ослов и свиней, пока стадо у него не разрослось; а отец ничего о нем и не знал. Сидя на дереве, Ганс-ежик надувал свою волынку и наигрывал на ней очень хорошо.
Случилось как-то ехать мимо того дерева королю, заблудившемуся в лесу, и вдруг услышал он музыку. Удивился король и послал своего слугу узнать, откуда она слышна. Тот осмотрелся и увидел только на дереве петушка, на котором сидел верхом еж и играл на волынке. Приказал король слуге своему спросить, зачем он там сидит, да и, кстати, не знает ли он, какой дорогой следует ему вернуться в свое королевство?
Тогда Ганс-ежик слез с дерева и сказал, что он сам покажет дорогу, если король письменно обяжется отдать ему то, что он первое встретит по возвращении домой на своем королевском дворе. Король и подумал: «Это не мудрено сделать! Ведь Ганс-ежик не разумеет грамоты, и я могу написать ему, что вздумается».
Вот и взял король перо и чернила, написал что-то на бумаге и передал Гансу; а тот показал ему дорогу, по которой король благополучно вернулся домой.
А дочь-то его, еще издали завидев отца, так ему обрадовалась, что выбежала навстречу и поцеловала его. Тут и вспомнил он о Гансе-ежике, и рассказал дочери все, что с ним случилось, и что он какому-то диковинному зверю должен был письменно обещать то, что ему дома прежде всего встретится; а тот зверь сидел верхом на петухе, как на коне, и чудесно играл на волынке. Рассказал король дочке, как он написал в записке, что «первовстречное Гансуежику не должно достаться», потому как тот грамоту не разумеет. Королевна обрадовалась и похвалила отца, потому она все равно к тому зверю не пошла бы.
Ганс-ежик тем временем продолжал пасти свиней и ослов, был весел, посиживая на своем дереве и поигрывал на волынке.
Вот и случилось, что другой король заблудился в том же лесу и, проезжая под деревом со своими слугами и скороходами, тоже не знал, как ему из этого большого леса выбраться. Услышал и он издалека чудесную музыку волынки и приказал своему скороходу пойти и разузнать, что это такое.
Побежал скороход к дереву, на котором сидел петух, а на нем и Ганс-ежик верхом. Скороход спросил Ганса, что он там делает. «А вот, пасу моих ослов и свиней; а ты чего желаешь?»
Скороход отвечал, что его господин со свитою своею заблудился и не может найти дороги в свое королевство, так не выведет ли он их на дорогу?
Тогда Ганс-ежик сошел с дерева со своим петухом и сказал старому королю, что он укажет ему дорогу, если тот отдаст ему в собственность первое, что встретится ему по приезде домой перед его королевским замком.
Король на это согласился и утвердил договор своею подписью. После этого Ганс поехал вперед на своем петухе, показал королю дорогу, и тот благополучно добрался до дому.
Когда он въезжал во двор, в замке воцарилась большая радость. И вот его единственная дочь, красавица собой, выбежала ему навстречу, бросилась на шею и целовала его, и радовалась возвращению своего старого отца.
Она стала его расспрашивать, где он так замешкался, а отец и рассказал ей, как он заблудился и как попал наконец на дорогу. «Может быть, я бы и совсем к тебе не вернулся, кабы не вывел меня на дорогу какой-то получеловек и полуеж, который где-то гнездился на дереве, сидя верхом на петухе, и отлично играл на волынке… Ну, я и должен был пообещать, что отдам ему в собственность то, что по возвращении домой прежде всего встречу на моем королевском дворе». И он добавил, как ему было больно, что встретилась ему дочь. Но дочь сказала, что из любви к отцу охотно пойдет за этим полуежом и получеловеком, когда он за ней придет.
А между тем Ганс-ежик пас да пас своих свиней, а от тех свиней родились новые свиньи, и размножились они настолько, что заполнили собою весь лес.
Да уж Гансу-ежику не захотелось более оставаться в лесу, и он попросил сказать отцу, чтобы тот очистил от скота все хлевы в деревне, потому что он собирается пригнать в деревню огромное стадо, из которого каждый может заколоть сколько хочет себе на потребу.
Эта весть отца только опечалила, так как он думал, что Ганса-ежика давно и в живых уже нет. А Ганс сел себе преспокойно на своего петушка, погнал перед собою свое стадо свиней в деревню и приказал свиней колоть; поднялся от этой резни и от рубки мяса такой стук и шум, что за два часа пути до деревни было слышно.
Затем Ганс-ежик сказал отцу: «Батюшка, прикажите-ка кузнецу еще раз перековать моего петушка, тогда я на нем от вас уеду и уже до конца жизни домой не вернусь».
Велел отец перековать петушка и был очень рад тому, что сынок его не желает никогда более возвращаться в его дом.
Ганс-ежик поехал сначала в первое королевство, в котором король отдал такой приказ: если приедет в его страну кто-нибудь верхом на петухе да с волынкой в руках, то все должны были в него стрелять, его колоть или рубить — лишь бы он каким-нибудь образом не проник в его замок.
Когда Ганс-ежик подъехал к замку на своем петухе, все бросились на него, но он дал своему петуху шпоры, перелетел через ворота замка к самому окну королевского покоя и, усевшись на нем, стал кричать, что король должен ему выдать обещанное, а не то и он, и дочь его должны будут поплатиться жизнью.
Тут стал король свою дочку уговаривать, чтобы она к Гансу-ежику вышла ради спасения его и своей собственной жизни.
Вот она нарядилась вся в белое, а отец дал ей карету с шестериком лошадей и богато одетыми слугами, а также и денег и всякого добра. Она села в карету, и Ганс-ежик со своим петушком и волынкой сел с нею рядом.
Распрощались они с королем и поехали, и отец-король подумал, что ему уж никогда более не придется с дочерью свидеться.
Но дело вышло совсем не так, как он думал: недалеко отъехав от города, Ганс-ежик сорвал с королевны нарядное платье, наколол ей тело своими иглами до крови и сказал: «Вот вам награда за ваше коварство! Убирайся, ты мне не нужна!» И прогнал ее домой, и была им она опозорена на всю жизнь.
А сам-то Ганс-ежик поехал далее на своем петушке и со своей волынкой к другому королю, которого он также вывел из леса на дорогу. Тот уже отдал приказ, что если явится к его замку кто-нибудь вроде Ганса-ежика, то стража должна была ему отдать честь оружием, свободно пропустить его, приветствовать его радостными кликами и провести в королевский замок.
Когда королевна увидала приезжего, то была перепугана, потому что он уж слишком показался ей странен, но она и не подумала отступить от обещания, данного отцу своему.
Она приняла Ганса-ежика очень приветливо, и он был с нею обвенчан; вместе пошли они к королевскому столу, и сели рядом, и пили, и ели.
По наступлении вечера, когда уж надо было спать ложиться, королевна очень стала бояться игл Ганса-ежика, а он сказал ей, что бояться она не должна, потому что он ей не причинит никакого вреда.
В то же время он сказал старому королю: «Прикажи поставить четырех человек настороже около дверей моей опочивальни, и пусть они тут же разведут большой огонь; войдя в опочивальню и ложась в постель, я скину с себя свою ежовую шкурку и брошу ее на пол перед кроватью; тогда те четверо стражников пусть разом ворвутся в опочивальню, схватят шкурку и бросят ее в огонь да присмотрят, чтобы она вся дотла сгорела».
И вот, едва пробили часы одиннадцать, он ушел в свою комнату, скинул шкурку и бросил на пол около кровати; те, что были настороже за дверьми, быстро вошли в комнату, схватили шкурку и швырнули ее в огонь.
Когда же шкурка сгорела дотла, Ганс-ежик очутился в постели таким же, как и все люди, только все тело у него было как уголь черное, словно обожженное.
Король прислал к нему своего врача, который стал обливать его всякими хорошими снадобьями и растирать бальзамами; и стал он совсем белый, и молодой, и красивый.
Увидев это, королевна была радешенька, и на следующее утро поднялись они превеселые, и стали пить и есть, и только тут настоящим образом были повенчаны, и Ганс-ежик получил все королевство в приданое за своей супругой.
По прошествии нескольких лет Ганс задумал съездить с женою к своему отцу и сказал ему: «Я твой сын»; но отец отвечал ему, что у него нет сына, — один только и был такой, что родился покрытый иглами, словно еж, да и тот ушел бродить по белу свету. Однако же Ганс дал отцу возможность себя узнать; и тот радовался встрече с сыном, и поехал с ним вместе в его королевство.

Вот и сказке конец.
А мне за нее денег ларец.

Три брата

Три брата

Абхазская сказка

Жил один хороший охотник. У него было три сына. И вот однажды, когда охотник собрался умирать, он позвал к себе всех трех сыновей и сказал им так:
— Сыновья мои, я умираю. А вы живите всегда так, как жил ваш отец, будьте добры и справедливы, чтобы вас все уважали, и сами уважайте других. Когда же будете охотиться и дойдете до перекрестка двух дорог, никогда не сворачивайте в левую сторону, в лес, всегда идите в правую сторону.
Сказал так отец и yмep.
Как-то раз два старших брата, позабыв совет отца, свернули на перекрестке двух дорог в левую сторону. Долго они бродили по лесу, но не нашли ни одного зверя. Братьев стал уже мучить голод, когда они заметили в конце леса прекрасную поляну. Посреди поляны стоял накрытый стол, а на столе были всевозможные яства. Оглянулись братья кругом — нет никого. Они решили
подзакусить и уже направились к столу, как вдруг перед ними появился старик с белой бородой и сказал:
— Добрый день! Пожалуйте сюда, подзакусите,— и подозвал братьев к столу.
Братья нe стали отказываться. Они сели за стол и хорошо поели. Но когда братья встали из-за стола, старик с белой бородой ударил их слегка хворостинкой, и они обратились в прекрасных быков с длинными — длиною в локоть — белыми рогами.
Они стали перед стариком, и старик загнал их в огороженное место.
Много дней прождал младший брат своих старших братьев и наконец решил пойти на поиски. Долго искал младший брат, но никого не нашел, даже слуха о братьях не было. Но вот однажды младший брат зашел в тот самый лес и видит: на огромной поляне пасутся большие быки, еле-еле виднеются из-за высоких трав, а поодаль стоит стол со всевозможными яствами.
Оглянулся младший брат вокруг — нет никого. Удивился, сел и решил подождать, но никто не пришел. Так он ждал три дня. Младший брат умирал с голоду, но к столу не подходил.
И вот, когда он, не видя ни души, уже собрался уходить, в ту самую минуту перед ним появился старик с белой бородой.
— Добро пожаловать! — сказал старик. Ты сидишь тут три дня и ничего не ешь. Разве ты не голоден? Иди к столу, подзакуси немножко.
Но младший брат ни за что не хотел сесть за стол.
Тогда старик стал расспрашивать:
— Какая беда приключилась с тобой, кого ты ищешь?
Пристал старик к младшему брату, и тот рассказал:
— У меня было два брата. Как-то раз они ушли на охоту и c тех пор не возвращались домой. Я давно их ищу, но нигде не могу найти и, пока я их не увижу, буду искать.
— Ну хорошо, иди сперва поешь, прежде чем снова пойдешь на поиски,—— опять стал упрашивать старик, но младший брат снова отказался.
— Если так,—— сказал тогда старик,— вот тебе пара быков, могу одолжить на год. Ты не жалей их, используй для всякой работы, только пе режь. Бери и иди. А братьев перестань разыскивать — это бесполезно!
Сказал так старик, отдал младшему брату быков и отпустил домой.
Правду говоря, младший брат, не щадя быков, целый год работал на них. Под конец он устроил поминки по своим братьям и, когда настал срок, пригнал быков в лес, обратно к хозяину.
Шеи у быков были покрыты мозолями. Вот появился хозяин быков, и, так же как всегда, стоял накрытый стол. Старик опять принялся упрашивать младшего брата, чтобы тот поел чего-нибудь, но тот отказался.
— Ну, молодец! — сказал тогда старик, хлестнул быков своей хворостиной, и они снова стали людьми. Тут младший брат увидел перед собой своих старших братьев. Удивился же парень!
А старик обратился к старшим братьям и спрашивает:
— Скажите мне, чего бы вам хотелось больше всего на свете?
— Больше всего мы хотим получить огромное богатство, много-много денег! —— сразу ответили старшие братья.
И вдруг у них появилось огромное богатство, бесчисленное множество золота и серебра.
— Ну, а ты чего больше всего хотел бы получить? — спросил старик младшего брата.
— Да буду я жертвой твоей головы, мне ничего нe надо! — ответил он.
— Как, неужели ты живешь без всяких желаний? Скажи, чего тебе хочется? — стал упрашивать старик младшего брата, но младший брат ничего ему не ответил.
— Ах, чтоб тебе пусто было! —— закричали на него старшие братья.—— Скажи, что хочешь богатство!
А старик все спрашивает:
— Ну, говори же, чего ты хочешь больше всего?
— Раз ты так просишь меня, я скажу, чего мне хочется,— ответил младший брат.— Больше всего я хочу иметь жену, добрую и ласковую, которая не позорила бы меня.
Когда старшие братья услыхали эти слова, они рассердились, взяли свои сокровища и ушли домой.
Старик же сказал:
— Ой, в какое положение ты меня ставишь! Я знаю только одну такую девушку, да и та уже просватана за богача и сегодня ночью выходит замуж. Но,— сказал он, подумав,— иди прямо к ее дому. Сейчас там справляют свадьбу. А ты, как только войдешь во двор, крикни: «Кто берет мою невесту?» Если тебя спросят: «Как, разве она твоя невеста?» — ты им отвечай: «Идемте к очагу. В то место, где очаг, я воткну сухую ветку яблони, а ваш зять пусть воткнет свежую ветку яблони. Чья ветка скорее превратится в яблоню и на чьей яблоне быстрее созреют и упадут яблоки, тот пусть и берет себе в жены невесту!»
Младший брат так и сделал: он направился к дому девушки, вошел во двор и, увидев народ, стал кричать: «Кто берет мою невесту? Кто берет мою невесту?»
— Ах ты несчастный, убирайся подальше с наших глаз! — закричали люди и принялись избивать младшего брата, но и лежа на земле он повторял: «Кто берет мою невесту?»
— Ах ты несчастный, да как она стала твоей невестой? — спросили младшего брата.
Тогда он сказал о ветке яблони. Все стали издеваться над ним:
— Несчастный, убогий! — a потом взяли свежую ветвь яблони и воткнули в золу, младший же брат взял откуда-то сухую ветку и тоже воткнул в очаг. Смотрят все и видят: сухая ветка вдруг сразу покрылась множеством цветов, цветы превратились в яблоки, они мгновенно созрели и начали падать.
Поразились люди и отдали девушку младшему брату. Он взял ее, пошел домой и решил устроить свадебный пир. Приходит к своим братьям-богачам (они жили в янтарных дворцах) и просит их подарить одного барана.
— Ах несчастный, ты же не захотел богатства, а вот теперь просишь! Иди подальше! —— сказали старшие братья и прогнали его.
Тогда младший брат раздобыл где-то петуха и устроил маленькое угощение. После этого он сплел хижину и поселился в ней вместе со своей женой, да еще взял у кого-то корову исполу.
Прошел год. У жены младшего брата родился ребенок. На следующий день был праздник —- пасха, и младший брат решил снова пойти к братьям — попросить, чтобы они ради пасхи подарили ему барана. Долго он просил старших братьев, наконец они дали ему барана, и он привел его домой.
Но в этот самый день умер его ребенок. И решили младший брат с женой, что никому не скажут о смерти ребенка, пока не пройдет праздник, чтобы не печалить других людей.
Настала пасха. Старший брат зарезал большого барана и, подвесив вниз головой, стал снимать с него шкуру. Тут он заметил, что в его двор въехал на муле какой-то человек с белой бородой.
Старший брат не бросил своей работы, лишь сказал жене:
— Отведи гостя в дом!
Сняв шкуру, он принес мясо домой и вымыл руки.
— Это ты зарезал для себя ради пасхи, а для гостя не будешь резать? — спросил гость шутя.
— Этого мяса хватит всем, не только гостю, по и нашим соседям вместе с их собаками! — ответил хозяин.
После этого человек с белой бородой приехал на своем муле к среднему брату. И средний поступил с гостем так же, как и старший брат.
Наконец человек на муле поехал к младшему брату. А младший брат в это самое время, зарезав своего барана, снимал с него шкуру. Как только жена младшего брата завидела гостя, она сказала мужу:
— Слушай, гость едет! Бросай работу, скорее мой руки, иди встречать! Скорее, скорее!
Младший брат сейчас же бросил работу, быстро вымыл руки и пошел навстречу гостю. Встретив его, младший брат поздоровался, придержал гостю стремя, пока тот спешился, а потом повел его в дом. Затем младший брат кончил снимать шкуру со своего барана и побежал к старшему брату просить еще одного барана для гостя. Но старший брат прогнал его. Тогда младший брат пошел к среднему, но и тот отказал ему.
— Я отдам тебе свою половину коровы, только дай мне барана! — стал упрашивать младший брат, и только тогда средний согласился, дал ему одного барана.
Младший брат привел его домой, зарезал, и, когда снимал шкуру, к нему подошел гость.
— Ты уже зарезал одного барана, а этот зачем? — спросил он младшего брата.
— Э, что ты! — ответил он.-— Первый: баран для нас, а для гостя у нас полагается целый, можно ли чего-то жалеть для гостя?
Вот, когда все наелись, гость заметил люльку и попросил хозяйку вынуть оттуда ребенка.
— Да буду я жертвой твоей головы, я его только сейчас убаюкала! —— сказала женщина, скрыв, что ребенок мертв.
— Я тебя прошу, покажи мне ребенка и отдай ему вот это,— сказал гость и, вынув из кармана красное яйцо, передал женщине.
Не поправилось это матери, но что она могла сделать? Распеленала она ребенка, и вдруг он ожил, стал смеяться и, подняв ручки, потянулся к красному яйцу.
Обрадовались муж с женой, но сидели как ни в чем не бывало, как будто ничего и нe случилось. Немного погодя гость поднялся, чтобы ехать дальше, и сказал им так:
— Спасибо вам за хороший прием. Вы действительно знаете, что такое доброта и ласка. У твоих старших братьев нет этого, никакой доброты нет. Все, что они имеют, ничего не стоит. Так пусть же с этих пор твое хозяйство растет и богатеет, а у твоих братьев все уменьшается и уменьшается. Больше они от меня ничего не получат!
Сказал так гость, сел на мула и уехал.
С тех пор богатство младшего брата что ни день увеличивается, течет к нему рекой, а богатство старших братьев все уменьшается и уменьшается. В конце концов они стали беднее, чем был когда-то их младший брат, а он разбогател. Старшие братья попали под его власть и стали пить ту сыворотку, которую он выливал.

Женщина и угорь

Женщина и угорь

Новогебридская сказка

Однажды вечером женщина пошла замочить листья пандануса, чтобы потом сплести из них циновки. Она положила их в воду и ушла домой. Утром она вернулась, чтобы вынуть листья, смотрит — они превратились в угря. Тогда она возвратилась в деревню и рассказала мужчинам — членам союза Сукве — о том, что случилось. Мужчины побежали к реке, и только один из них остался в гамале,— он был хромой и не мог бежать со всеми. Угря связали веревкой и поволокли в деревню. Когда мужчины тащили угря, он обвился хвостом вокруг кротона, что рос возле гамала. Но они продолжали тянуть угря, и кротон чуть не сломался. Тогда угорь отпустил дерево.
Мужчины приволокли его к гамалу и бросили у входа, а сами побежали за хворостом и банановыми листьями, чтобы испечь угря. Хромой, лежавший в гамале, видел все это, и угорь сказал ему:
— Когда они будут есть меня, ты не ешь.
Вернувшись, мужчины положили угря в очаг, а когда мясо испеклось, каждый взял по куску. Их вождь сказал: «Приготовьтесь»,— и все приготовились. «А теперь давайте есть»,— снова сказал он, и все сразу принялись за еду. Только хромой не стал есть. Но когда мужчины откусили по куску, ноги каждого из них вдруг превратились в хвост угря. Они откусили еще раз, и их туловища
стали как у угрей. А с третьим куском они полностью превратились в угрей. Их вождь первым выскользнул из гамала и скрылся под водой, а за ним последовали все остальные.

Белая форель

Белая форель

Ирландская легенда

Давным-давно, в далекую-предалекую старину жила в замке над озером прекрасная девушка. Говорили, что она помолвлена с королевским сыном. Они должны были уж обвенчаться, как вдруг совершилось убийство: жених был убит (Господи, помилуй нас!) и сброшен в озеро. И конечно, он уже не мог сдержать своего обещания и жениться на прекрасной девушке. Что ж, тем хуже…
История рассказывает нам, что бедная девушка, потеряв королевского сына, лишилась рассудка — слишком нежное у нее было сердце (да простит ей Господь, как нам прощает) — и от тоски по нем стала чахнуть. Больше ее никто и не видел. Поговаривали, будто ее унесли феи.
И вот послушайте! Через некоторое время в том озере появилась белая форель. Люди не знали, что и думать об этом, потому что никогда прежде в глаза не видывали форели. Проходили годы, а белая форель оставалась все на том же месте, где вы ее можете увидеть и поныне. Это случилось так давно, что мне и рассказать вам трудно, во всяком случае даже самые древние старики в деревне уже слыхали о ней.
В конце концов люди решили, что это не форель, а русалка. А как же иначе? И никто никогда не трогал белую форель и не причинял ей вреда, пока не появились в тех местах забулдыги солдаты. Они принялись потешаться и насмехаться над людьми, что те так думают, а один из них (будь ему неладно — да простит мне Господь такие слова!) даже поклялся, что поймает белую форель и съест на обед, — вот негодяй-то!
Ну что бы вы сказали про такое злодейство? Само собой, солдат этот словил белую форель, отнес домой, поставил на огонь сковородку и бросил на нее бедняжку. Как закричит она человечьим голосом, а солдат — вы только подумайте! — за бока держится от смеха. Ну и разбойник в самом деле!
Когда он решил, что один бочок у форели уже подрумянился, он перевернул ее, чтобы зажарился и другой. И представьте себе, огонь даже не тронул ее, ну нисколечко, а солдат подумал, что это какая-то странная форель, которая не поджаривается вовсе.
— И все же мы ее еще разок перевернем, — сказал этот безбожник, не ведая, что ждет его впереди.
Так вот, когда он решил, что другой бочок уже поджарился, он снова перевернул форель, и — вот так дело! — другой бочок ее подрумянился не больше первого.
— Эх, неудача! — сказал солдат. — Да ладно. Попробую-ка еще разок перевернуть тебя, моя милочка. Хитри не хитри!
И с этими словами солдат перевернул бедную форель еще раз, потом еще, но никаких следов от огня так и не появилось на ней.
— Ну, — молвил этот отчаянный негодяй.
Конечно, сами понимаете, хоть и был он отчаянный негодяй, такой, что хуже некуда, все же мог бы он понять, что поступает дурно, раз видел, как все его попытки кончались неудачей! Так вот.
— Ну, — молвил он, — а может, ты, моя маленькая веселенькая форелька, уже достаточно прожарилась, хоть на вид ты и не готова? Может быть, ты лучше, чем кажешься, так что даже пальчики оближешь, а?
И с этими словами он берется за нож и вилку, чтобы отведать форели. Но что это! Только он воткнул нож в рыбу, как раздался душераздирающий крик — душа в пятки уйдет от такого, — форель соскочила со сковороды и упала прямо на пол, а с того самого места, куда она упала, поднялась прекрасная девушка — такая прекрасная, что глаз не отведешь, прекрасней он в жизни не видывал, — одетая во все белое и с золотой лентой в волосах, а из руки ее струей текла кровь.
— Смотри, куда ты поранил меня, негодяй, — сказала она и показала ему на руку.
У него аж в глазах потемнело.
— Разве ты не мог оставить меня в покое? — сказала она. — Зачем ты меня потревожил и выловил из воды? Зачем оторвал от дела?
Тут он задрожал, как собака в мокром мешке, потом наконец пробормотал что-то и взмолился о пощаде:
— Простите меня, миледи! Я не знал, что вы были заняты делом, а то бы не стал вам мешать. Ведь я же настоящий солдат и уж такие-то вещи понимаю!
— Конечно, я была занята делом, — сказала девушка. — Я ждала моего верного возлюбленного, который должен был приплыть ко мне. И если он приплыл, пока меня не было и я по твоей вине не увижу его, я превращу тебя в лосося и буду преследовать до скончания века, пока трава растет, пока воды текут!
Ага, у солдатика душа ушла в пятки, когда он подумал, что его превратят в лосося, и он взмолился о прощении. На что молодая леди ответила:
— Отрекись от своей дурной жизни, негодяй, не то раскаешься, да будет поздно. Стань добрым человеком и смотри, никогда не пропускай исповеди. А теперь, — молвила она, — отведи меня обратно и опусти снова в озеро, откуда ты меня выловил.
— О, миледи, — воскликнул солдат, — разве у меня нет сердца, что я буду топить такую прекрасную девушку, как вы?
Но не успел он вымолвить и слова, как девушка исчезла, а на полу он увидел маленькую форель. Что ж, он положил ее на чистую тарелку и бросился бежать со всех ног: он боялся, что возлюбленный девушки придет без нее. Он бежал и бежал, пока не достиг снова той же пещеры, и бросил форель в озеро. И в ту же минуту вода в том месте покраснела — верно, из раны все еще текла кровь, — но вскоре течение смыло все. А у форели и по сей день на боку маленькое красное пятнышко в том самом месте, куда попал нож.
Да, так вот, было бы вам известно, с того дня солдат этот стал другим человеком, он исправился, начал аккуратно ходить на исповедь и три дня в неделю соблюдал пост, хотя рыбы в эти дни он не ел: после страха, какого он натерпелся, рыба у него в животе и не ночевала, — вы уж извините меня за грубое выражение.
Во всяком случае, он стал, как я уже говорил, другим человеком. С течением времени он оставил армию и под конец даже превратился в отшельника. Рассказывают, что он все время молился о спасении души Белой Форели.

Зачарованный Геройд Ярла

Зачарованный Геройд Ярла

Ирландская легенда

В далекие времена в Ирландии среди знаменитых Фитцджеральдов был один великий человек. Звали его просто Джеральд. Однако ирландцы, относившиеся к этому роду с особым почтением, величали его Геройд Ярла, то есть Граф Джеральд. У него был большой замок у самого Маллимаста, или, вернее, надежная крепость, устроенная внутри холма, окруженного земляным валом. И когда бы правители Англии ни нападали на его родную Ирландию, именно он, Геройд Ярла, всегда выступал на ее защиту.
Он не только в совершенстве владел оружием и всегда шел первым в сражениях, но был также силен и в черной магии и мог принимать чей угодно облик. Его жена знала об этом его искусстве и много раз просила мужа открыть ей хотя бы одну из его тайн, но тщетно. В особенности же ей хотелось, чтобы он предстал перед ней в каком-нибудь диковинном образе, однако он все время откладывал это под тем или другим предлогом.
Но она не была бы женщиной, если бы в конце концов не настояла на своем. Только Геройд предупредил ее, что, если она хоть сколько-нибудь испугается в то время, как он изменит свой обычный облик, он уж не обретет его вновь, пока не сменятся многие и многие поколения.
Что! Да разве она достойна быть женой Геройда Ярла, если ее так легко испугать! Пусть только он исполнит ее прихоть, тогда увидит, какой она герой!
И вот в один прекрасный летний вечер — они как раз сидели в это время в гостиной — Геройд на миг отвернулся от жены, пробормотал несколько слов, и не успела она и глазом моргнуть, как он вдруг исчез, а по комнате закружил красавец щегол.
Госпожа и в самом деле оказалась храброй, как и говорила, но все же чуть испугалась, хотя прекрасно овладела собой и оставалась спокойной, даже когда щегол подлетел к ней, уселся ей на плечо, встряхнул крылышками, притронулся своим маленьким клювом к ее губам и залился чарующей песней. Щегол кружил по гостиной, играл с госпожой в прятки, вылетал в сад, возвращался обратно, усаживался к ней на колени и притворялся спящим, потом опять вспархивал.
И вот когда обоим уже надоели эти забавы, щегол в последний раз вылетел на вольный воздух, но тут же вернулся и бросился к своей госпоже прямо на грудь — за ним следом летел злой ястреб.
Жена Геройда Ярла громко вскрикнула, хотя нужды в том не было никакой: ястреб влетел в комнату с такой стремительностью, что очень сильно ударился о стол и тут же испустил дух. Госпожа отвела глаза от трепыхавшегося ястреба и посмотрела туда, где только что находился щегол, но уж больше никогда в своей жизни она не увидела ни щегла, ни самого Геройда Ярла.
Раз в семь лет по ночам граф объезжает на своем скакуне низменность Карра, что в графстве Килдэр. В тот день, когда он исчез, серебряные подковы его скакуна были толщиною в полдюйма. Когда же подковы эти станут тонкими, словно кошачье ушко, Геройд Ярла снова вернется к жизни, выиграет великую битву с англичанами и будет верховным королем Ирландии целых двадцать лет — так рассказывает легенда.
А пока Геройд Ярла и его воины спят в глубокой пещере под скалой Маллимаста. Посредине пещеры, во всю ее длину, вытянулся стол. Во главе стола сидит сам граф, а по обеим сторонам от него один за другим в полном вооружении все его воины. Их головы покоятся на столе. Боевые кони их взнузданы и оседланы и стоят позади своих хозяев, каждый в своем стойле.
Но придет день, когда сын мельника, который родится с шестью пальцами на каждой руке, затрубит в рог и кони забьют копытами и заржут, а рыцари проснутся и вскочат в седла, чтобы ехать на войну.
В те ночи, когда Геройд Ярла объезжает низменность Карра, случайный путник может увидеть вход в эту пещеру. Около ста лет назад один барышник оказался таким вот запоздалым путником, к тому же он был подвыпивши. Он заметил в пещере свет и вошел. Освещение, полная тишина и вооруженные воины так потрясли его, что он тут же протрезвел. Руки у него задрожали, и он уронил на каменный пол уздечку. Легкий шум гулким эхом разнесся по длинной пещере, и один из воинов — тот, что сидел к барышнику ближе других, — приподнял голову и спросил охрипшим голосом:
— Уже пора?
Но барышник догадался ответить:
— Пока еще нет, но уже скоро.
И тяжелый шлем снова упал на стол.
Барышник постарался поскорее выбраться из пещеры, и с тех пор никто больше не слышал, чтобы кому-нибудь еще привелось в ней побывать.

Ворониха

Ворониха

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Жила-была на свете королева, и была у нее маленькая дочка, которую еще на руках носили.
Случилось однажды, что дитя расшалилось, и что ни говорила ей мать, она не унималась.
Это очень сильно раздосадовало королеву, и так как много воронов кругом замка летало, то она открыла окно и сказала в раздражении: «Хоть бы ты в ворона обратилась да улетела, так мне бы, по крайней мере, покой был!»
Едва только она произнесла эти слова, как ее дочка обратилась в ворониху и прямо с рук ее вылетела в окно.
Полетела она в дремучий лес и долго там оставалась, а родители ее ничего о ней не знали.
Зашел однажды в тот лес прохожий молодец, услышал, что ворон его кличет, и пошел на голос.
Когда он подошел поближе, ворониха сказала ему: «Я по рождению королевна, и меня заколдовали; но ты можешь меня от чар избавить». — «Что же я должен сделать для этого?» — «А вот, ступай глубже в лес и увидишь избушку, а в ней старушку, которая будет тебе предлагать и еду, и питье, но ты ничего не принимай! Если что-нибудь съешь или выпьешь, то на тебя нападет сон и ты меня уже не сможешь избавить. В саду, позади избушки, большая куча хворосту, на ней должен ты стоять и меня ожидать. Три дня сряду я буду туда приезжать в два часа пополудни в повозке, которая сначала будет запряжена четырьмя белыми жеребцами, потом четырьмя рыжими, и наконец четырьмя черными; но если ты во время моих приездов будешь спать, а не бодрствовать, то я не буду избавлена от чар».
Прохожий обещал все исполнить по ее желанию; но ворониха все же сказала: «Ах, уж я знаю, что ты не избавишь меня от чар, ты что-нибудь примешь от этой старухи».
Тогда он еще раз обещал ей и, действительно, не хотел прикасаться ни к чему — ни из еды, ни из питья.
Когда же он вошел в избушку, старуха подошла к нему и сказала: «Ах, ты бедненький, какой ты изморенный, иди-ка да подкрепись, поешь и попей!» — «Нет, — сказал прохожий, — я ничего не хочу ни есть, ни пить». Но она от него не отставала и сказала: «Ну, уж если есть не хочешь, так хлебни разок из стаканчика, один раз не в счет!» Вот он и дал себя уговорить и попил.
В два часа пополудни вышел он в сад и хотел выждать приезда воронихи. Читать далее