Качап

Чукотская сказка

Говорят, давным-давно унесло наших юношей в море во время охоты. И прибило к берегу другой страны. Побоялись они идти в селение. Но потом все же пошли. Пусть убивают — а может, все-таки не убьют!
Жители той страны хорошо юношей встретили, разобрали по домам как гостей. Не измывались над ними, не мучили.
Однажды стал один юноша к девушке приставать. Решил хозяин наказать того юношу, ему темя просверлить. Когда сверло мозга достигло, стал юноша смеяться.
Догадались другие юноши, что случилось, и решили убежать.
— Готовьтесь к побегу тайно, дорожные припасы тоже тайно готовьте. В один из вечеров убежим, — сказал самый старший.
И вот однажды, когда все уснули, убежали наши юноши, унесенные морем, домой.
Пришли домой. Рассказали, что с ними случилось. Собрались все силачи, все ловкие юноши из этого селения и отправились мстить.
Плывут мстители. Один туман наколдовал. Плывут в сплошном тумане. Даже вытянутой руки не видно. Приплыли к селению обидчиков, убили всех взрослых. Нашли и главного обидчика. Ему тоже голову просверлили. Когда до мозга дошли, он тоже засмеялся и умер.
Забрали с собой всех детей. Когда вернулись, по домам раздали. Девушку по имени Качап забрал себе оленевод. Скоро откочевал оленевод неизвестно куда. А Качап у него и прислугой была, и пастушкой. Даже по ночам стадо стерегла.
Заболел вдруг у оленевода сын, муж и говорит жене:
— Давай убьем Качап, тогда наш сын выздоровеет. Сшей девушке одежду из белых шкур!
Не хотела жена, чтобы девушку убили. Но муж настаивал: должен же их сын выздороветь!
Сшила жена девушке белую одежду. Муж ей говорит:
— На следующей стоянке и убьем девушку. Пусть она, как мы кочевать соберемся, новую одежду наденет. И в ночь перед кочевкой пусть не сторожит стадо. Накорми ее хорошенько!
Последнюю ночь мужчина сам пошел стадо сторожить. Не хотела девушка ночевать дома, да они уговорили ее. Как только муж ушел, жена говорит Качап:
— Тебя убить хотят. Надень вот эту белую одежду! Когда поедем, я нарочно выроню горшок из кибитки и велю тебе вернуться за ним. Ты и убеги! Только не показывай печали, будь, как всегда, веселой, а то догадаются.
Назавтра снялись они со стоянки. Едут, вдруг хозяйка выглянула из кибитки и говорит:
— Ой, я горшок уронила! Качап, вернись за ним! Он, наверное, недалеко выпал.
— Давай я вернусь, — сказал муж.
— Пусть Качап вернется, она привыкла много ходить!
Пошла Качап за горшком да и убежала.
Ждал ее хозяин, ждал, не дождался и сказал, что на оленях ее догонит.
Хотя и быстро Качап бежала, а мужчина на оленях еще быстрее ехал. Вот-вот догонит. Добежала Качап до прежней стоянки, легла у пепелища и говорит:
— Пепелище, спрячь меня, ведь я столько здесь работала. Слышишь, за мной гонятся!
Доехал мужчина до пепелища. Стал искать следы Качап, ничего не нашел. Назад к жене вернулся.
А Качап дальше пошла. Быстро идет девушка. Видит: впереди мужчина идет. Догнала его Качап. Мужчина ей говорит:
— Пойдем к нам! Вот только наш ребенок болеет, мы уже несколько дней не спим.
Согласилась Качап. Пришли домой. А там плачет ребенок не умолкая. Вот мужчина и говорит Качап:
— Понянчи, пожалуйста, ребенка. А мы хоть немного поспим. Потом разбуди нас.
Согласилась Качап. Уснули муж с женой, а Качап стала ребенка нянчить. Кричит ребеночек, надрывается. Особенно сильно плачет, когда она до ягодичек дотронется. Осмотрела Качап ягодички ребенка. А у него, оказалось, все ягодички засохшей глиной измазаны. Соскребла она глину осторожно. Стал ребенок потише плакать, успокоился и уснул. И Качап с ним уснула.
Проснулся мужчина, а ребенок не плачет. Испугался мужчина, думает: «Наверное, умер». Приложил ухо к груди ребенка. А он дышит.
Разбудил тихонечко жену.
— Ребеночек-то спит, да и гостья спит. Пусть пока спят, мы тоже еще поспим, — сказал жене.
Встали только тогда, когда совсем выспались. Гостья с ребенком все еще спят.
— Чем же нам одарить Качап? — говорит муж жене. — Шкурами и какими-нибудь гостинцами?
— Ничего мне не надо, — сказала Качап. — Я ведь ничего не делала, только убаюкала его.
Все же дали ей гостинцев, а хозяин даже немного нести помог.
Проводил Качап и пошел обратно. Прошла немного Качап, обернулась, а вместо мужчины бурый медведь идет. Оказывается, это бурый медведь был.
Подошла Качап к большой реке. Долго шла перед тем, устала. Села на самом берегу и уснула, потому что страшно ей было через реку переходить.
— Если это Качап, переправим ее через реку, — слышит Качап.
Открыла глаза. Около нее юноши стоят.
— Куда идешь? — спросили ее юноши.
— К братьям, — отвечает Качап.
— Мы тебя сейчас переправим! А те, к кому ты идешь, вон за той горой живут, — сказали ей.
Переправили они Качап. Посмотрела Качап им вслед, а это, оказывается, журавли ее переправили. Скоро Качап пришла в селение. Там ей стало хорошо жить.

Шафрановый мальчик

Португальская сказка

Жил-был на свете король. Был он женат, но не было у него детей, о чем они с королевой очень тужили. Постоянно просили они бога дать им ребенка, а однажды пригласили во дворец ворожею в надежде на ее искусство. И вот ворожея сказала, что у королевы должно родиться дитя. Если родится мальчик, то, когда он вырастет, станет таким плохим человеком, что будет истинным несчастьем для родителей, если же родится девочка, то несчастлива будет она сама. И пусть решают, что им больше по вкусу. Король сразу сказал, что он всегда мечтал о девочке и на все готов, чтобы уберечь ее от несчастий. Как только королева разродилась, король не стал медлить и сей же час отправил девочку с няней в башню: там они окажутся в полной безопасности, одни, никто их не увидит и проникнуть к ним не сможет, так как ключи от башни будут храниться у него самого. Шли годы. Девочка росла, росла и выросла. А как выросла, стала спрашивать няню:
— Неужто другого мира, кроме этого, нет? И других людей, таких же, как мы, тоже нет?
На что няня всякий раз отвечала:
— Нет, нет — только мы с тобой. Когда же девочка стала девушкой, то сильнее желания, чем выйти из башни, у нее не было. И вот однажды, случайно приподняв туфелькой край ковра у себя в спальне, увидела она в полу щель. Из нее проникал свет. Охваченная любопытством, принялась она расширять эту щель до тех пор, пока не пролезла в нее. Пролезла и увидела лестницу. Спустилась она по этой лестнице и очутилась в дивном саду. Тут увидела она другую лестницу и, поднявшись по ней, оказалась во дворце. А войдя в одну из комнат, нашла аккуратно застеленную кровать. Ну, а так как на дворе уже была ночь и ей хотелось спать, она легла и сладко уснула. Тем временем вернулся хозяин — молодой граф. Вернулся, чтобы лечь спать, лег и видит рядом красивую девушку. Смотрел он, смотрел на нее, да и сном забылся. Когда же забрезжило утро, первой проснулась девушка и поспешила уйти к себе в башню. Граф в это утро проснулся позже обычного и, не найдя девушки, бросился к матери.
— Может, вы знаете, матушка. Вчера ночью нашел я в своей спальне красивую девушку, а утром она исчезла. Исчезла так же, как появилась.
— Не печалься, сын мой, — сказала мать, — вернется она. Только привяжи-ка ты к двери колокольчик. Разбудит он тебя, если опять крепко спать будешь, когда она уходить будет.
Так и случилось, как сказала мать, только колокольчик, что привязал он к двери, не разбудил его: отвязала его красавица и унесла с собой. Опять бросился он к матери и опять рассказал о случившемся.
— Тогда, — сказала мать, — я тебе советую поставить у дверей таз с шафрановой водой. Уходить будет — обязательно замочит нижнюю юбку, а шафрановый след приведет тебя к ней.
Сделал граф так, как сказала мать, да только, замочив юбку, подняла ее красавица, чтобы пол не закапать.
Вскорости красавица принцесса родила сына, надела на него юбку, сделанную из нижней, той, что намокла в шафрановой воде, повесила на шею колокольчик, принесла в комнату графа и положила на кровать. И все сделала так, чтобы никто ничего не заметил.
Прибежал ночью граф к матери, держа на руках младенца.
— Матушка, я нашел ребенка у себя на кровати.
— Это сын твой, — сказала мать, увидев колокольчик и юбку шафранового цвета. — Можешь не сомневаться. Растить должен ты его.
Прошло три года. Три года минуло малютке. Тут-то и приказал граф своему слуге ехать с ним по городам, селам и деревням и всем женщинам показывать шафранового мальчика, а если какая взволнуется от встречи с ребенком, сообщить ему, графу, кто она и откуда. А для верности одели мальчика в юбку шафранового цвета и колокольчик на шею повесили.
Объехал слуга чуть ли не все королевство, но нигде ни одна женщина не проявила беспокойства, увидев ребенка. Совсем опечалился граф и совсем было уже надежду потерял увидеть мать своего сына, как однажды во дворце услышал от короля такие речи:
— Все говорят, граф, что сын у тебя очень красивый. Что же ты не принесешь его показать королю, а?
— Да мог ли я думать, — ответил граф, — что ваше величество захочет видеть моего сына? Но раз так, завтра же прикажу это сделать.
А так как король и помыслить не мог, что его дочь, все время жившая в башне, могла быть матерью этого ребенка, он сказал королеве:
— Теперь, я думаю, ничего уже не может случиться с нашей дочерью. Надо послать за ней, пусть живет с нами.
Прибыла во дворец принцесса, и, как обещал граф, явился его слуга с ребенком. Очень понравился мальчик королю. Не удержался он, позвал жену и дочь посмотреть на сына графа. Тут принцесса себя и выдала: разволновалась и давай осыпать мальчика поцелуями да ласковые слова ему говорить:
— Дорогое мое шафрановое дитя!
Не ускользнуло все это от зоркого глаза слуги. Тут же он сообщил обо всем графу:
— Так вот, сеньор граф, мать вашего ребенка — принцесса.
Несказанно обрадовался граф, узнав, кто мать его ребенка, и тут же поспешил во дворец.
— Слышал я, понравился вашему величеству мой сын?!
— Да, граф, понравился, — ответил король.
— А мне понравилась ваша дочь, и я пришел просить ее руки.
— Не слишком ли вы смелы, граф? — спросил король.
— Смел, но смелости мне придает то, что принцесса — мать моего ребенка.
Позвал тут король дочь и, все доподлинно узнав от нее самой, выдал ее за графа.