Тростник и деревья

Тростник и деревья

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Вышел царь погулять по горам и долинам. И видит — гигантские деревья поломаны и полегли на землю, и лишь один тростник стоит цел и невредим. И царь сказал: «О, тростник, скажи мне, каким образом ты остался невредим в то время, как гигантские деревья сокрушены?» И тростник сказал: «О, царь, когда поднялся страшный ветер, деревья, наперекор ему, гордо встали во весь рост, и ветер сокрушал их, я же склонился по воле ветра, и вот стою невредим».

Слепая куропатка и куропатка со сломанными крыльями

Слепая куропатка и куропатка со сломанными крыльями

Сказка амхара (Эфиопия)

Две куропатки жили вместе. У одной были сломаны крылья, а другая была слепой.
Однажды куропатка со сломанными крыльями увидела, что на поле недалеко от них уже созрели и налились колосья пшеницы. И она сказала слепой куропатке:
— Если бы я могла летать, я полетела бы на то пшеничное поле, что находится недалеко от нас, и наелась бы там вдоволь.
А слепая куропатка ей отвечает:
— Я могу посадить тебя на спину, и, если ты будешь говорить, куда лететь, я привезу тебя на это поле.
Так они и решили. Слепая куропатка посадила па себя куропатку со сломанными крыльями, и они вместе добрались до поля и наелись там пшеницы.

Лакедемоняне и время

Лакедемоняне и время

Из «Пестрых рассказов» Элиана

Лакедемоняне чрезвычайно берегли время, сохраняя его для важных дел, и не позволяли никому из граждан тратить время расточительно и легкомысленно, чтобы оно не уходило попусту на недостойные занятия.
Свидетельством этого может послужить, между прочим, следующее. Когда лакедемонским эфорам стало известно, что воины, занявшие Декелею, вечера посвящали прогулкам, они приказали: «Прекратите свои прогулки», — так как, по мнению эфоров, это занятие было скорее развлечением, чем упражнением тела, лакедемонянам же надлежит закалять свое здоровье не прогулками, а трудами.

Как это вы столько насчитали

Как это вы столько насчитали?

Еврейский анекдот

Коммивояжер ехал на своем автомобиле через Подолье; в каком-то местечке автомобиль у него сломался. Он попробовал починить машину сам, но все его труды были напрасны. Тогда он позвал на помощь еврея-жестянщика.
Тот поднял капот, заглянул внутрь, стукнул один-единственный раз молоточком — и двигатель заработал!
— С вас двадцать злотых, — сказал жестянщик
— Так дорого? Как это вы столько насчитали?
Жестянщик взял бумажку и написал:

стукнуть один раз — 1 злотый
знать, где — 19 злотых
________________________
всего — 20 злотых.

Разговор двух мудрецов

Разговор двух мудрецов

Ирландская сказка

Адна, сын Утидира из коннахтцев, был первым среди филидов Ирландии в учености и искусстве поэзии. Был у него сын по имени Неде. Отправился Неде учиться искусству поэзии в Альбу к Эоху Эхбелу и пробыл у него, пока не преуспел в этом.
Как-то раз гулял он и подошел к берегу моря, ибо считали филиды, что у воды приоткрывается им тайное знание. Вдруг услышал он из волн грустную и тоскливую песнь, и охватило его удивление. Тогда произнес он заклятие волне, дабы открылось ему, в чем тут дело. И узнал он, что сокрушались волны о смерти отца его, Адна, и что платье его отдали Ферхертне, филиду, ставшему первым поэтом.
Пошел Неде к дому и рассказал обо всем своему воспитателю.
— Отправляйся обратно в свои края,— сказал ему Эоху,— ибо нет места нашей мудрости под одной крышей. Мудрость подскажет тебе, что ты первый во всяком искусстве.
Отправился Неде в дорогу с тремя братьями: Лугайдом, Кайрпре и Круттине. На дороге встретился им дождевик.
— Отчего зовется он болг белке? — спросил один из них.
Не знали они этого и пошли обратно к Эоху, и провели с ним еще месяц. Потом снова пустились они в путь. Встретился им на дороге камыш. Не знали они, отчего он зовется симинд, и воротились снова к своему воспитателю. Месяц пробыли они у него и потом вышли в дорогу. Встретился им гасс санайс, и опять не знали они, почему он так называется. Вернулись они к Эоху и пробыли с ним еще месяц.
Когда наконец узнали они ответы на свои вопросы, то пустились в дорогу к Кинд Тире, а оттуда к Ринд Снок. От Порт Риг поплыли они по морю и ступили на землю у Ринд Роек. Потом шли они через Семне, Латарна, Маг Лине, Олларба, Тулах Роек, Ард Слебе, Креб Селха, Маг Эркайте, через реку Банна, вдоль Уахтар, через Гленн Риге, через земли племен Уи Бресайл, через Ард Сайлех, что зовется ныне Арма, через Сидбруг на Эмна.
Так шел юноша, и была над ним серебряная ветвь, ибо так пристало анруту. Золотую ветвь несли над олламом и медную над остальными филидами.
Подошли юноши к Эмайн Махе, и подле нее на лугу встретился им Брикриу. И сказал Брикриу, что если наградит его Неде, то поможет он ему стать олламом. Дал тогда Неде ему пурпурную рубаху, расшитую золотом и серебром, и велел ему Брикриу войти и сесть на место оллама. И еще сказал он, что скончался Ферхертне, а был он в ту пору к северу от Эмайн, где наставлял своих учеников.
— Не может безбородый занять место оллама в Эмайн Махе,— молвил Брикриу, ибо чересчур молодым был тогда Неде. Читать далее

Самый невежественный человек

Самый невежественный человек

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Некий царь пожелал построить башню, и сколько ни возводили ее днем, ночью она рушилась. И собрал царь своих мудрецов, и спросил причину сего. И они сказали: «Если хочешь, чтоб стены не рушились, найди ты одного невежду и замуруй его в стене, и пусть кладут стену, больше башня не рухнет». И царь сказал: «Сделайте выбор сами и найдите невежду, которого живьем захоронят в стене». И сели мудрецы вместе решать, где им найти невежду, и один сказал: «Невежественен рыбак, ибо имеет дело не с людьми, а с водой и рыбами». А некоторые сказали — погонщик ослов невежда и есть, день-деньской он наедине с ослом и всю свою жизнь проводит с вьючным животным, скитаясь с ним по горам и лесам. Одни рыбака предлагали, другие — пастуха, что зимой и летом бродит с овцами по горам, не спускаясь ни в село, ни в город. И одобрили это, и пожелали пастуха привести. Тогда один из мудрецов царя промолвил: «У царя нашего есть пастух, который родился в горах среди овец и вырос там и за всю свою жизнь ни села не видел, ни города». И послали десять всадников, чтоб привели этого человека. И всадники нашли пастуха, который доил в это время овцу и, приветствовав его, сказали: «Царь зовет тебя». Пастух сказал: «Я в своей жизни ни разу ни в город не заходил, ни в село — зачем ему звать меня?» А они, слукавив, сказали: «Не знаем». А пастух устроил им угощение, ягненка зарезал, сыру принес и развеселил их и клятвенно стал просить, чтоб раскрыли для чего зовут. И они сказали: «Вот по такой причине тебя зовут. Царские мудрецы сказали, что надо замуровать в стене невежду, чтобы башня была прочной». Тогда пастух рассмеялся и сказал: «Невежды и глупцы и есть те мудрецы, что сделали такой выбор». И, принеся овцу, сказал: «Я вам покажу мое невежество». И сказал: «У этой овцы два ягненка в чреве, один — самец, другой — самка, головка у одного белая, у другого — черная». И зарезал овцу, и достал из чрева ягнят, и было так, как он сказал. И, принеся другую овцу, сказал: «У этой овцы один ягненок в чреве — самец, тельце у него черное, головка — белая». И зарезали, увидели, что так. И пастух сказал: «В этих двух стадах, что перед вами, я знаю каждую овцу, какая родит, а какая — бесплодна, и какая самца родит, а какая — самку, и от какой черный будет ягненок, или белый, или пятнистый. Могут ваши мудрецы узнать это?» Всадники сказали: «Нет, никогда». Пастух сказал: «Так знайте, что не я тот глупец и невежда, которого вы ищете. А если пожелаете, я покажу вам невежду. Пусть царь схватит своего наиба и все, что есть у того, отнимет, а самого его повесит на площади и тяжким образом истязает, чтобы видели все горожане, потом пусть спрячут наиба и скажут, что убили его. И пусть три дня в городе возвещают, что какой человек придет и возьмет на себя обязанности наиба, все его имущество отдадут этому человеку и назначат его наибом царя. И если человек тот, видевший содеянное над наибом и слышавший, что сделали с ним, выйдет вперед и скажет, что он хочет стать наибом, тот человек и есть глупец и невежда, хватайте его и кладите живым в стену, чтобы не рушилась она больше и стала прочной». А они пришли и рассказали царю, и царь сделал так, как сказал пастух, и пока в городе глашатаи возвещали, что кто придет и возьмет на себя обязанности наиба и примет его власть, получит его имущество и земли, подбежал один придурок и сказал, мол, я возьмусь за это дело. И его спросили: «Видел ты, что сделали с наибом?» Он сказал: «Да, видел». И тотчас схватили его, потащили и живым замуровали в стене, и сделалась стена прочной.

Воровское испытание

Воровское испытание

Еврейский анекдот

Старый вор-еврей познакомился с молодым вором, который хотел бы работать с ним вместе.
— Сначала я должен устроить тебе испытание, — говорит старый вор.
Они приходят на постоялый двор и устраиваются на ночлег. Старик говорит: «У меня тут есть гусиная ножка, но съедим мы ее на завтрак.
С тем они ложатся спать.
Убедившись, что молодой вор уснул, старик встает и прячет гусиную ножку ему в карман пиджака, потом опять ложится …
Утром гусиной ножки нигде нет, а одежда старика нетронута.
— Расскажи-ка мне, как это ты так быстро нашел гусиную ножку! — велит старик молодому.
— Я подумал, что вы на целую ступень умнее, чем какой-нибудь «там» (дилетант, простак), и потому посчитаете мой карман самым надежным местом для гусиной ножки. Разве я не умен, мастер?
— Нет, — говорит старик, — ты не выдержал испытание. Дело в том, что я не на одну, а на целых три ступени умнее, чем обычный «там» . Я думал, что ты достаточно умен, чтобы не заподозрить меня в таком примитивном трюке, а потому именно его и использовал. Между нами все кончено.

Ваш Бог — вор

Ваш Бог — вор

Еврейская притча

— Ваш Бог — вор, — сказал кесарь рабан Гамлиелю, — усыпил Адама и у сонного ребро украл.
— Позволь мне, отец, — сказала дочь рабана Гамлиеля, — ответить вместо тебя.
И, обращаясь к кесарю, продолжала:
— Я требую правосудия: прошлой ночью к нам забрались воры и, похитив серебряный кубок, оставили нам кубок из чистого золота.
— О, если бы каждый день посылали нам боги подобных воров! — воскликнул кесарь.
— Так дурно ли было для Адама, что взамен ребра ему дана была женщина?

Что такое Талмуд?

Что такое Талмуд?

Еврейский анекдот

— Йойне, ты можешь мне объяснить, что такое Талмуд?
— Объясню на примере. Вот тебе один талмудический «каше» (вопрос, задача). Два человека свалились в дымовую трубу и попали в камин. Один весь извозился в саже, второй остался чистым … Который из них побежит мыться?
— Конечно, грязный!
— Вот и неправильно. Грязный, глядя на чистого, думает, что он тоже чистый. А чистый, глядя на грязного, думает, что он тоже весь в саже; так что это он, чистый, и побежит мыться … Сейчас я задам тебе еще один «каше»: те же люди снова упали в дымовую трубу. Кто из них побежит мыться теперь?
— А, знаю: тот, который остался чистым.
— Вот и неправильно! Чистый, когда мылся, заметил, что он чистый; а грязный, наоборот, понял, почему чистый в прошлый раз побежал мыться, — так что мыться теперь пойдет грязный .. Но я задам тебе третий «каше»: оба в третий раз упали в камин. Кто из них побежит мыться на этот раз?
— На этот раз, конечно, мыться будет тот, кто грязный.
— И опять неправильно! Ты когда-нибудь видел, чтобы два человека упали в одну и ту же трубу и один из них остался чистым, а другой был весь в саже?! Вот это и есть Талмуд.

Умная дочь крестьянина

Умная дочь крестьянина

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Однажды жил да был бедный поселянин, у которого своей и земли не было, а были только маленькая избушка и единственная дочка.
Вот и сказала ему как-то дочка: «Батюшка, надо бы нам попросить короля, чтобы он дал нам участочек пахотной земли». Король, прослышав об их бедности, подарил им сверх этого участка еще кусочек луга, который дочка с отцом перепадали и хотели на нем посеять рожь или другой подобный хлеб.
Когда они уж почти весь луг вскопали, попалась им в земле ступа из чистого золота. «Слушай, — сказал старик дочери, — так как король к нам был так милостив, что даже подарил нам это поле, то мы ему за это должны отдать ступу».
Дочка же не хотела на это согласиться и говорила: «Батюшка, коли ступа у нас есть, а песта нет, так, пожалуй, от нас еще песта потребуют, так уж лучше нам помолчать о нашей находке».
Но отец не захотел ее послушать, взял ступу, снес ее к королю и заявил, что он ее нашел на своем лугу, так не угодно ли будет тому принять ее в дар.
Король взял ступу и спросил поселянина, не нашел ли он еще чего-нибудь? «Нет», — отвечал тот. Тогда король приказал ему доставить к ступе и пестик.
Простак-поселянин отвечал, — что они пестика не находили; но это ни к чему не привело — слова остались словами, а простака посадили в тюрьму и велели ему там сидеть до тех пор, пока он не принесет песта от ступы.
Тюремщики, которые должны были ему ежедневно приносить хлеб и воду, обычную тюремную пищу, слышали не раз, как он восклицал: «Ах, зачем я своей дочери не послушал! Зачем я своей дочери не послушал!»
Тогда пошли тюремщики к королю и доложили ему, что вот, мол, заключенный постоянно одно и то же восклицает, и ни пить, ни есть не хочет.
Король приказал им позвать к нему заключенного и спросил его, почему он так постоянно восклицает: «Ах, зачем я своей дочери не послушал!..» — «Что же такое тебе дочь твоя говорила?» — добавил король. «А то и говорила, чтобы я не носил ступы, а то и песта от меня потребуют». — «Ну, коли дочь у тебя такая умница, то пусть она сюда ко мне явится».
Так и должна была умница явиться к королю, и тот спросил ее, точно ли она так умна, и предложил ей разгадать загадку, которую он ей задаст; а коли разгадает, он на ней и женится. Та тотчас согласилась и сказала, что она готова отгадать загадку.
Тогда и сказал ей король: «Приди ко мне ни одетая, ни нагая, ни верхом, ни в повозке, ни по дороге, ни без дороги, и если ты это сможешь, то я готов на тебе жениться».
Вот она и пошла, и скинула с себя всю одежду, следовательно, была не одета; взяла большую рыболовную сеть и обернулась ею — значит, была не нагая; и наняла за деньги осла, привязала сеть к его хвосту так, что он должен был тащить ее за собою — следовательно, она ни верхом ехала, ни в повозке; осел должен был тащить ее по колее так, чтобы она только большим пальцем земли касалась — и выходило, что она двигалась ни по дороге, ни без дороги.
И когда она так явилась пред королем, король сказал, что она его загадку угадала и все по его замыслу исполнила. Тогда он выпустил ее отца из темницы, взял ее себе в супруги и поручил ей всю королевскую казну.
Так минуло несколько лет, и случилось однажды королю ехать на смотр своего войска.
Как раз на пути его скопилось перед замком несколько мужицких повозок, на которых дрова были привезены на продажу; некоторые из них были запряжены лошадьми, а другие — волами.
У одного мужика в повозку была впряжена тройка лошадей, одна из них ожеребилась; а жеребенок от нее отбежал и прилег между двумя волами, запряженными в другую повозку.
Когда мужики сошлись у повозок, они начали кричать, ругаться и шуметь, и мужик, которому принадлежали волы, хотел непременно удержать за собой жеребенка и утверждал, что он родился от его волов; другой же, напротив, доказывал, что жеребенок родился от его лошади и потому принадлежит ему.
Спор дошел до короля, и тот решил, что где жеребенок лежит, там он и остаться должен; и таким образом жеребенка получил мужик, владевший волами, которому он вовсе не принадлежал. Настоящий владелец жеребенка пошел домой в слезах, сокрушаясь о своем жеребенке.
А он слыхал, что госпожа королева ко всем милостива, так как она тоже по происхождению была из простых поселян; вот и пошел он к ней, и просил помочь ему возвратить его собственность. «Помогу, — сказала она, — если ты мне обещаешь не выдавать меня. Тогда научу, пожалуй… Завтра рано утром, когда король будет на смотру, стань среди улицы, по которой ему проезжать придется, возьми большую рыболовную сеть и сделай вид, будто рыбу ловишь; и лови, и сеть вытряхивай, как будто она у тебя рыбой наполнена».
Да при этом сказала ему, что он и ответить должен, если король его спрашивать станет.
Так мужик и сделал: стал на другое утро ловить рыбу сетью на суше. Когда король мимоездом это увидел, он послал своего скорохода спросить, что этот дурак там делает.
Тот и отвечал: «Разве не видишь — рыбу ловлю». Скороход спросил его «Как же ты ловить можешь, когда тут и воды нет?» Мужик ответил ему: «Коли от двух волов может родиться жеребенок, так и на суше рыбу ловить можно».
Скороход побежал к королю и передал ответ мужика; а тот призвал его к себе и сказал: «Ты это не сам придумал! Кто тебя научил этому, сейчас сознавайся».
Мужик ни за что не хотел сознаться и говорил: «Боже сохрани! Сам от себя я сказал».
Тогда король приказал разложить его на вязке соломы и бить и мучить до тех пор, пока тот не сознался, что научила его королева.
Воротясь домой, король сказал своей жене: «Зачем ты со мной лукавишь? Не хочу я больше иметь тебя женою: миновало твое время, уходи опять туда же, где ты была прежде, в твою мужицкую избу!» Однако же он ей дозволил взять с собою из дворца то, что ей было всего дороже и всего милее — с тем и уйти.
Она покорно отвечала: «Милый супруг, коли ты так приказываешь, то я исполню твою волю», — и обняв его, стала целовать и сказала, что она хочет с ним проститься как следует.
Затем она приказала принести крепкого сонного питья, чтобы выпить с ним на прощанье: король и выпил его залпом, а она только немного отпила.
Вскоре после этого он впал в глубокий сон, и когда она это заметила, то позвала слугу, обернула короля чистою белою простынею и приказала вынести и положить его в повозку, в которой и отвезла его в свою хижину.
Там уложила она его в постель, и он проспал целые сутки, и когда проснулся, стал оглядываться и сказал: «Ах, Боже мой, где же я?» Стал звать своих слуг, но ни один из них не явился на зов.
Наконец пришла к его постели жена и сказала: «Дорогой супруг, вы приказали мне, чтобы я взяла с собою из вашего дворца самое дорогое и милое для меня — я и взяла оттуда вас».
У короля слезы навернулись на глаза, и он сказал: «Милая жена, ты должна быть навеки моею, а я — твоим», — и взял ее опять с собою в королевский замок и приказал вторично себя с нею обвенчать, и с тех пор зажили они припеваючи, да, чай, еще и поныне так же живут.