Загадка короля

Португальская сказка

У одного короля был министр, и его величество во всем на него полагался. Но однажды сплоховал министр, и король так разгневался, что решил с ним расправиться. Призвал его и говорит:
— Ничего не остается, как казнить тебя. И все же, помня прошлые твои заслуги, я оставлю тебе небольшую надежду на спасение. Пришли-ка ко мне во дворец свою дочь. Хочу я, чтобы явилась она, но ни днем, ни ночью, ни нагая, ни одетая, ни пешая и ни конная. Посмотрим, справится ли она с моей загадкой.
Закручинился министр, пошел домой и рассказал обо всем дочери. Но она быстро утешила отца:
— Не печалься, батюшка, я знаю, чего хочет король, и, клянусь, спасу тебя.
И вот на другой день дочь министра появилась во дворце. Появилась она в сумерки. На ней была тонкая батистовая рубашка, и девушку нес на плечах старый слуга. Тут король признал себя побежденным. Пришлось согласиться, что сумерки — это не день, не ночь, что в батистовой рубашке девушка и не одета и не раздета и что явилась она и не пешая, и не конная, ведь слуга — не лошадь. Король похвалил ее за смекалку и просил передать отцу, что прощает его и оставляет у себя на службе. Человек, у которого такая умная дочь, сам, без сомнения, семи пядей во лбу.

Кого в мире больше — слепых или зрячих?

Бирманская сказка

В давние времена в одной стране у короля, что там правил, был советник-мудрец. Однажды, когда собрались все придворные, король спросил мудреца:
— Кого в мире больше — слепых или зрячих?
— Слепых, о благородный король! — не задумываясь, ответил советник.
— Ты ошибаешься, мудрый советник! — возразил король. — Взгляни на собравшихся здесь — среди них нет ни одного слепого. А ты говоришь, что слепых в мире больше. Как же так?
— Ваше величество, — сказал мудрец. — Позвольте вашему слуге ответить на этот вопрос в день, когда весь двор отправится купаться.
После того король отпустил придворных.
Наступил день, когда король и весь его двор отправились к реке. По дороге они увидели мудрого советника, который сидел под деревом и нарезал ножом прутья из бамбука. Все придворные, спускаясь к воде, проходили мимо советника.
— Что ты делаешь, о мудрец? — спрашивали одни.
— Зачем ты режешь бамбук, советник? — интересовались другие.
Тех, которые спрашивали, что он делает, советник заносил в список слепых, а тех, которые удивлялись, зачем он режет бамбук, — в список зрячих.
Наконец мимо него проследовал и сам король. Он тоже спросил:
— Что это ты делаешь, мой советник?
Мудрец и его записал в список слепых.
Когда после этого король вновь собрал придворных, мудрец при всех вручил ему свой список. Правитель взглянул, увидел, что и сам он попал в список слепых, — и тогда понял, в чем смысл речей советника. Король остался им доволен и при всех воздал хвалу мудрецу.

Умная дочь падишаха

Курдская сказка

Жил падишах. Однажды вернулся он с охоты, позвал свою дочь, положил ей на голову яйцо и выстрелил в него из лука. Сбил падишах яйцо.
— Ну, как? — спросил он свою дочь.— Хорошо я стреляю или нет?
— Не похваляйся, отец, — сказала девушка. — Невелика заслуга — все дело тут в навыке.
Рассердился отец и приказал везиру:
— Убей мою дочь!
Везир отвел девушку в лес и отпустил ее. Вернулся везир к падишаху и сказал:
— Убил я девушку.
А девушка все шла по лесу. Много ли мало ли шла она — встретила пастуха.
— Куда ты идешь, бедняжка? — спросил пастух.
— Я — совсем одна, никого у меня нет, возьми меня к себе в дочери,— попросилась девушка.
— Ладно, возьму, у меня своих детей нет, ты будешь мне дочкой,— согласился пастух.
Пришли к пастуху домой. Поужинали, легли спать. Утром девушка вынула из косы жемчужину, дала ее пастуху и говорит:
— Не ходи больше овец пасти, возьми эту жемчужину, продай ее и купи все, что нужно из одежды и еды.
Пастух сделал так, как сказала ему девушка. На другой день девушка сказала:
— Пойдем с тобой погуляем.
Отправились они гулять. Пришли к подножию горы. Место там красивое, родник из-под земли бьет.
— Пойди к падишаху,— сказала девушка, — попроси его, пусть продаст тебе этот участок земли.
Пришел пастух к падишаху.
— Продай мне кусок земли, что у подножия горы, — просит пастух.
Видит падишах: пастух к нему пришел, а где пастуху денег взять на покупку земли?
— Бери так, не нужны мне деньги, — сказал падишах.
Вернулся пастух домой.
— Падишах подарил нам этот участок земли,— сказал он.
Девушка дала пастуху вторую жемчужину.
— Пойди продай ее купцу и скажи, пусть он взамен подстроит здесь дворец в сорок этажей, — сказала девушка пастуху.
Купец согласился. Когда дворец в сорок этажей был построен, девушка сказала пастуху:
— Отец, иди на базар, купи мне только что отелившуюся корову с теленком-бычком.
Пастух пошел на базар, купил корову с теленком, привел домой. Девушка взяла теленка к себе наверх. Каждый день по три раза брала она теленка на руки и спускалась с ним вниз. Там она доила корову, поила молоком теленка и снова поднималась с ним наверх.
Пять лет носила она теленка вверх и вниз. Теленок уже превратился в огромного быка.
Однажды падишах охотился в том лесу.
— Отец, — сказала девушка пастуху, — сегодня падишах в лесу охотится. Пойди к нему и скажи: «Падишах, сегодня вечером ты — мой гость!»
Подошел пастух к падишаху и говорит:
— О милостивый падишах, сегодня вечером будь моим гостем.
Падишах согласился и вечером пришел к пастуху. Девушка приготовила угощение, а сама пошла доить корову. Снесла она на руках быка вниз, подоила корову, потом снова отнесла быка наверх. Увидел это падишах — есть перестал.
— Пастух! — воскликнул он.— Что это за чудо, расскажи мне про свою дочь!
Девушка услышала эти слова и сказала падишаху:
— О кибла всего мира! Тут нет никакого чуда, все дело в навыке.
Услышал это падишах и заплакал: вспомнил он, что дочь его точно так же когда-то ему сказала, а он без вины ее убил.
Слезы у падишаха так и полились…
— Почему ты плачешь? — спросила падишаха девушка.
Падишах рассказал ей все.
— Безвинно загубил я свою дочку,— вздохнул падишах.
— Падишах,— спросила девушка,— а жив ли тот человек, который убил твою дочь?
— Да, жив.
— Позови его сюда.
Послал падишах слугу за везиром. Пришел везир.
— Послушай, везир,— спросил его падишах,— убил ли ты тогда мою дочь?
— О падишах, подари мне мою ложку крови, я тогда скажу тебе.
— Я подарил.
— Не убивал я твоей дочери, падишах,— признался ему везир.
— Падишах,— сказала девушка,— если я сейчас приведу твою дочь, обещаешь ли не наказывать ее?
— Обещаю.
Девушка сняла с головы покрывало. Узнал ее отец, обрадовался.
— Да, ты оказалась умнее меня,— сказал он ей.
Девушку выдали замуж за везира, а пастуха падишах взял к себе во дворец.
Семь дней, семь ночей длилась свадьба. Я тоже пил и ел на той свадьбе. Три яблока принес я со свадьбы: одно — тебе, другое — мне, а третье — дядюшке Слте.

Гость в доме

Еврейская притча

На вопрос: “Куда идешь ты, учитель?” — Гиллель иногда отвечал:
— Иду подкрепить себя пищей и этим оказать радушный прием моему гостю.
— Какой же это у тебя ежедневно гость в доме?
— А бедная душа разве не тот же гость в нашем теле? Сегодня она здесь, а завтра, глядишь, и нет ее.

Два мудреца

Бирманская сказка

В стародавние времена было принято устраивать состязания мудрецов разных стран.
Однажды король Бирмы получил известие, что в скором времени к его двору прибудет мудрец, посланный самим китайским императором, и что китайский мудрец задаст бирманскому мудрецу несколько очень трудных вопросов.
Бирманский король тотчас же ответил, что он согласен принять гостя, но потом крепко задумался:
«Что за вопросы будет задавать китайский мудрец? И найдется ли у меня при дворе кто-нибудь, кто сможет достойно на них ответить?»
Король очень обеспокоился и помрачнел. Придворные заметили это и рады были бы ему помочь, да никто не чувствовал в себе решимости соперничать в мудрости с гостем. Они только посоветовали королю разослать по всей стране гонцов: ведь где-нибудь обязательно найдется человек, способный ответить на вопросы китайского мудреца.
Гонцы разъехались по всей стране, стали бить в гонги и кричать:
— В нашу страну приезжает мудрец из Китая! Тот, кто сможет ответить на все его вопросы, получит тысячу монет, королевскую одежду и станет героем!
Так кричали они несколько дней и ночей, однако храбрец все не объявлялся. Совсем опечалился король.
И вот наконец явился ко двору какой-то пьянчужка и громко заявил, что он готов состязаться с китайским мудрецом. Король и придворные удивились, обрадовались и сказали пьянчужке, что его обязательно позовут, как только приедет мудрец, но что пока пусть идет восвояси.
И вот китайский гость прибыл, его встретили с большими почестями. На лужайке перед дворцом собралось множество зевак; когда же стало известно, что китайский мудрец станет задавать вопросы жестами, а его бирманский соперник будет отвечать также с помощью жестов, желающие поглазеть повалили толпой.
Наконец соперники сели друг против друга, и гость задал первый вопрос:
— Соблюдает ли ваш народ пять главных заповедей?
И удивительно: он не произнес при этом ни единого слова только поднял руку и показал пять пальцев.
Сидящий напротив пьянчужка подумал:
«Похоже, что он знает о моем пристрастии к вину и спрашивает, могу ли я выпить в один день пять бутылок. О, я не только пять, я все десять бутылок вина могу выпить в один день». И пьянчужка поднял две руки и показал десять пальцев.
«Подумать только, — поразился китаец, — бирманцы соблюдают не пять, а все десять заповедей праведного поведения!» И он одобрительно закивал головой, а потом задал свой второй вопрос:
— Как относится король Бирмы к своим подданным — жалеет ли он их?
И опять мудрец не произнес ни слова, а только приложил руку к сердцу.
«Кажется, он спрашивает меня, не жжет ли мне грудь после десяти бутылок, — подумал пьянчужка, — а мне не только жжет грудь, но и всю спину ломит от такой изрядной выпивки».
И пьянчужка приложил одну руку к груди, а другую — к спине.
«О-о-о! Сколь мудр король Бирмы, — восхитился китайский мудрец, — он не только сердцем, но и душой и телом со своим народом!»
Подумав так, он выразил свое глубокое почтение бирманскому королю, а также его придворному мудрецу, который так исчерпывающе и точно ответил на вопросы.
А довольный и счастливый король приказал выдать пьянчужке тысячу монет, королевскую одежду и провозгласил его героем.

Шрамана-индус Ци-юй

«Вести из потустороннего мира» Ван-Яня

Шрамана Ци-юй был уроженцем Индии. Пришел он из западных краев морем, побывал в Гуаньчжуне и Лояне. По дороге в старый Сянъян Ци-юй собирался переправиться на северный берег озера. Лодочник увидел индуса-шрамана в рваной и ветхой одежде и побрезговал им — не пустил в лодку. Лодка еще только подходила к северному берегу, а Ци-юй уже был там. Все, кто были в лодке, изумились. Навстречу Ци-юю, поджав уши и виляя хвостом, вышли два тигра. Ци-юй потрепал их по головам рукой, и те тотчас ушли в заросли. Люди с северного и южного берегов кинулись к Ци-юю с расспросами, но тот не проронил до конца дня ни слова. Когда он продолжил путь, несколько сотен человек бросились за ним вдогонку. Ци-юй шел степенно, не спеша, однако преследователи так и не настигли его.
На исходе правления императора Хуэй-ди (290—307) Ци-юй прибыл в Лоян. Праведные мужи Лояна приходили к нему выразить свое почтение. Бывало, Ци-юй даже не приподнимется им навстречу, а то и обругает за излишества в одежде:
— Вы и ваша братия не принадлежите к истинным и преданным последователям Будды! Вы — пустоцветы, домогающиеся подношений!
Увидев императорский дворец в Лояне, Ци-юй воскликнул:
— Дворец на небесах Трайястримша точь-в-точь такой же! Этот дворец сооружен с такой же сноровкой и умением, что и небесный, но какими тяжкими трудами простых смертных!
Юные Чжи Фа-юань и Чжу Фа-син пришли на поклон к Ци-юю. Ци-юй поднялся, вышел навстречу и приветствовал их. Фа-юань совершил ритуал поклонения, и Ци-юй погладил его по голове, приговаривая:
— Прекрасный бодхисаттва, рожденный среди баранов, явился к нам!
Увидев вошедшего следом в ворота Фа-сина, Ци-юй очень обрадовался и засмеялся. Он вышел ему навстречу, поклонился и обнял, а затем поднял над головой, восклицая:
— Прекрасный бодхисаттва, рожденный среди небожителей, явился к нам!
Один служащий императорского провизорного ведомства болел несколько лет и был при смерти. Ци-юй пришел к нему, осмотрел и промолвил:
— Каким же было грехопадение, вызвавшее такие муки!
Больного положили на пол; под него положили циновку, а на живот поставили патру, сверху покрытую полотняной тканью. Ци-юй пропел индийский гимн в три гатхи, произнес индийское заклинание в несколько тысяч слов. Тотчас помещение наполнилось дурным запахом, а больной молвил:
— Я еще жив.
Ци-юй велел снять ткань, и все увидели в патре что-то вроде нечистот. Больной сразу же выздоровел.
Наместник в Чанша Тэн Юн-вэнь был истым приверженцем Учения. Вот уже год, как в Лояне его разбил паралич нижних конечностей — бёри-бёри. Ци-юй произнес заклинание, и в тот же миг обе его ноги распрямились. А через несколько дней он уже поднимался и ходил.
В Монастыре на полноводной реке было Древо, пробуждающее мысль. Оно совсем засохло, и Ци-юй стал его заклинать. Через десять дней дерево ожило и расцвело.
В том же монастыре жил монах Чжу Фа-син, которого в искусстве вести беседы равняли с Юэ . Фа-син повстречал Ци-юя и, преклонив главу, вопросил:
— Вы сподобились овладеть Учением. Не угодно ли будет Вам дать мне свои наставления?
— Держите рот закрытым, а свои мысли оставляйте при себе! Не позволяйте себе нарушать это правило и сторонитесь суетного мира, — изрек Ци-юй.
— Тому, кто овладел Учением, не пристало повторять то, что известно каждому, изрекать истины, которые учат наизусть шраманера (послушники). Не то мы надеялись от Вас услышать, — сказал Фа-син.
— Судя по вашим словам, господин, то, что заучил восьмилетний ребенок, не в состоянии исполнить и столетний старец, — молвил с усмешкой Ци-юй. — Люди знают и чтят того, кто овладел Учением. Но неведомо людям, как самим обрести Учение. Я смотрю на это просто. Сокровенный закон — в Вас самих. Как жаль, что Вы об этом не знаете!
Столичная знать и простой люд поднесли Ци-юю в дар несметное множество одежд. Прежде чем покинуть Лоян, Ци-юй изготовил из части даров восемьсот хоругвей, навьючил их на верблюдов и отправил впереди себя с купцами, возвращавшимися в Индию. Еще он принял от шрамана Фа-сина монашескую рясу-кашая, сшитую из целой холстины, сказав так:
— В стране очень силен грех нововведений. Как бы не пожалеть об этом!
На проводах Ци-юя собралось несколько тысяч человек. Совершив дневную трапезу в одном из монастырей Лояна, Ци-юй отправился в путь. В тот же день из Чанъани пришел человек, который видел там Ци-юя в одном из монастырей. Купцы, отправившиеся в путь ранее Ци-юя, с караваном верблюдов и погонщиками достигли реки близ Дуньхуана. Там один из них повстречал младшего брата, идущего из Индии. Тот сказал, что видел Ци-юя неподалеку, в Дуньхуанском монастыре. Ученик Та-дэн говорил, что он встретился и беседовал с Ци-юем на севере Зыбучих Песков. Было это на десятый день по выходе Ци-юя из Лояна. Пройденный им к этому времени путь равнялся десяти тысячам ли.

Исмаил-Чавиш

Курдская сказка

Однажды падишах сказал своему везиру:
— Скажи мне, что это за еда, которую нельзя есть, что это за конь, которого нельзя назвать конем, и что это за человек, которого нельзя назвать человеком! Сорок дней тебе сроку. Не разгадаешь — голову долой.
Целый месяц пытался разгадать везир — так и не смог. Только десять дней жизни ему осталось.
Однажды идет он по дороге и видит: сидит Кечелок , грязный, сопливый. Противно стало везиру, плюнул он и хотел уже мимо пройти, как Кечелок окликнул его: — Постой, куда спешишь? Или ты думаешь, что ты умнее меня? Вот задал тебе падишах загадку, а ты и не можешь разгадать ее. Скоро, совсем скоро падишах срубит тебе голову. Оторопел везир. Повернулся он назад, подошел к Кечелку и говорит:
— Откуда ты знаешь?
— Откуда знаю — оттуда знаю! — отвечал Кечелок. — А только тебе всего десять дней ходить по земле осталось!
— Послушай, Кечелок! — взмолился везир. — Не знаешь ли, как разгадать мне загадку падишаха?
— А тут и знать нечего,— сказал Кечелок. — Вот, слушай! Еда, которую есть нельзя,— это огурец, созревший в тени: ни утром, ни вечером солнце не согревало его, он вырос горьким, и хоть огурец этот — еда, но есть его нельзя. Конь, которого нельзя назвать конем, — тот, у которого левая задняя и правая передняя ноги белого цвета, на лбу — белое пятно и к тому же конь этот с норовом. Словом, это простой конь. Хоть с виду это конь, но конем его назвать нельзя. А человек, которого нельзя назвать человеком, — это тот, кто женится и идет жить в дом тестя.
Обрадовался везир, поблагодарил Кечелка и поспешил во дворец. Рассказал он все падишаху, а падишах и говорит:
— Эх, везир, если бы это ты сам своим умом догадался, ты бы в первый день догадался. Говори правду, кто надоумил тебя?
— Кечелок меня надоумил,— сознался везир.
— Пойди приведи его ко мне,— приказал падишах.
Делать нечего — отправился везир за Кечелком. Вот
Кечелок входит во дворец к падишаху. Посмотрел на него падишах и, не говоря ни слова, взялся рукой за свою бороду. В ответ Кечелок приложил руку к своему виску. Засмеялся падишах и говорит:
— Кечелок, зачем ты руку к виску приложил?
— А ты, падишах, зачем за бороду схватился? Этим ты хотел сказать: «Глядите-ка, и такое чудище есть на свете»? А я, приложив руку к виску, пояснил, что ум человека — в его голове, а не в бороде.
Кечелок уселся перед падишахом, и падишах его спрашивает:
— Как тебя зовут?
— Меня зовут Исмаил-Чавиш.
Сидит Кечелок, разговаривает себе с падишахом о том о сем. В это время является к падишаху гонец от шаха персидского.
— Падишах, здрав будь, — говорит гонец.— Шах наш велел сказать тебе, чтобы ты немедленно отдал ему свою дочь в жены.
Молчит падишах, молчит везир, молчат приближенные.
А Исмаил-Чавиш говорит:
— Я не отдам.
Когда Исмаил-Чавиш так сказал, гонец начертил на полу круг. Тогда Исмаил-Чавиш вынул из кармана два кочи и бросил их в середину круга. Ничего не сказал гонец, молча повернулся и вышел из дворца.
— Что все это значит? — спрашивает падишах.
— Э-э-эх, падишах! — воскликнул Исмаил-Чавиш. — Как же ты правишь страной, если таких простых вещей не понимаешь? Вот он начертил круг, это значило, что они осадят твой город. А я, кинув в середину круга кочи, дал ему понять, что мы будем сражаться.
Через несколько дней шах персидский присылает падишаху три ножа, с виду совершенно одинаковых, и требует распознать, какой из них принадлежит самому шаху, какой — везиру и какой — векилю. Смотрели все смотрели, ничего разглядеть не могли: все три ножа — как один. Тут Исмаил-Чавиш сказал:
— Я сумею распознать, который нож кому принадлежит!
Велел он принести огня, сунул в него первый нож — лезвие ничуть не потемнело. Сталь оказалась первосортной.
— Это нож падишаха,— воскликнул Исмаил-Чавиш и отложил его в сторону.
Сунул второй нож в огонь — кончик слегка потемнел.
— Это нож везира, — сказал Исмаил-Чавиш.
Когда же он поднес к огню третий нож, то все лезвие сразу почернело.
— А вот это — нож векиля,— сказал Исмаил-Чавиш.
Донесли об этом персидскому шаху, подивился тот такой мудрости и послал падишаху двух кобыл одной масти и одного роста с требованием определить, которая из них — матка, а которая — детеныш.
Думали, гадали — никто не смог узнать. Обе лошади — как одна.
— Я знаю, как отличить,— сказал Исмаил-Чавиш. — Заприте их в темной конюшне, давайте им вволю еды, но не давайте воды. Три дня продержите в конюшне, на третий день выпустите. Матка обязательно побежит впереди, а детеныш — сзади.
Так и сделали. На шею обеим лошадям повесили дощечки с надписями: «Матка», «Детеныш» — и послали персидскому шаху.
Еще раз решил шах персидский испытать мудрость падишаха: послал он ему витую трубку длиною сорок метров и велел продеть через нее нить и связать ее концы.
Собрались все вокруг трубки, думают, гадают — никто ничего придумать не может.
— Я знаю, что надо делать!—воскликнул Исмаил-Чавиш. — Принесите мне длинную нить, немного меду и кусочек воска.
Когда ему все это принесли, Исмаил-Чавиш смазал медом кончик нитки, прилепил к нему кусочек воска и сунул конец в муравейник. Один большой муравей схватил этот кусочек воска и потянул за собой нитку. Муравью подставили отверстие трубки, он заполз в него, втащил за собой нитку и вытянул ее из другого конца трубки. Концы нитки связали и отослали персидскому шаху. Тогда персидский шах опять послал своего гонца с таким требованием: «Наши кони здесь ржут, значит, кобылы ваши от них жеребят принесут, весь приплод — наш! Отдавайте наших жеребят!»
Оторопел падишах, не знает, что и сказать.
— Падишах, здрав будь! — воскликнул Исмаил-Чавиш. — Дай мне с собой десять-пятнадцать молодцов, я пойду к шаху и дам ему достойный ответ!
Падишах немедленно дал ему пятнадцать самых сильных воинов, сели все на коней и вместе с Исмаил-Чавишем отправились во владения персидского шаха.
Как только перешли границу его владений, Исмаил-Чавиш со своими воинами стал истреблять всех собак, попадавшихся им на пути. Почти всех собак перебил.
Донесли об этом шаху. Выслал он своих людей, схватили они Исмаил-Чавиша и его воинов и привели во дворец.
— Зачем всех моих собак убил? — спрашивает Исмаил-Чавиша шах.
— Твои собаки ни на что не годны,— отвечает Исмаил-Чавиш.
— Как это не годны, с чего ты взял?
— Да вот пас я у себя в деревне овец, и вдруг набросился на них волк. Сколько я ни звал собак — ни одна не прибежала. Так и сожрал волк всех моих овец!
— Ты что, в уме? — воскликнул шах.— До твоей деревни месяц пути отсюда, как же могли мои собаки тебя услышать?
— А как это ваши кони здесь ржут, а наши кобылы от них жеребят принесли? Кто такое слыхал?
Засмеялся шах.
— Твоя взяла! — говорит.
Щедро наградил он Исмаил-Чавиша, отпустил его домой с подарками и больше уж не беспокоил падишаха. А падишах, увидев, какие богатые подарки получил Исмаил-Чавиш, выдал за него свою дочь замуж.
Семь дней, семь ночей длилась свадьба. Они достигли своего желания, а вы достигнете вашего.

Чистота телесная

Еврейская притча

Каждый раз, когда Гиллель уходил из академии, сопровождавшие его ученики спрашивали:
— Куда идешь ты, учитель?
— Иду совершать угодное Богу дело, — отвечал Гиллель.
— Какое именно?
— Купаться.
— Разве это такое богоугодное дело?
— Бесспорно. Статуи царей в театрах и цирках — и для тех имеется особое лицо, которое обмывает и чистит их, и не только получает за это плату, но и почетом пользуется. Тем более должен соблюдать чистоту свою человек, созданный по образу и подобию Божию.

Крестьянин и его дети

Басня Эзопа

Крестьянин собрался помирать и хотел оставить своих сыновей хорошими земледельцами. Созвал он их и сказал: «Детки, под одной виноградной лозой у меня закопан клад». Только он умер, как сыновья схватили заступы и лопаты и перекопали весь свой участок. Клада они не нашли, зато перекопанный виноградник принес им урожай во много раз больший.
Басня показывает, что труд — это клад для людей.

Какое яство всех лучше?

Какое яство всех лучше?

Бирманская сказка

В давние времена правил в одной стране король, и было у него три сына. Однажды король с принцами сидел за трапезой. Когда трапеза подходила к концу, он завел разговор о разных яствах. И сказал своим сыновьям:
— Хочу вам задать один вопрос. Пусть каждый из вас ответит по собственному разумению. Изо всего, что едят люди, — какое яство самое лучшее и самое достойное?
Первым, подумав, ответил старший принц.
— О государь-отец! — почтительно сказал он. — Мед, патока, масло, жир, смешанные вместе, — вот самая лучшая еда.
А сказал он так потому, что сам больше всего любил это лакомство. Король выслушал своего старшего сына, но ничего в ответ не изволил сказать. Наступил черед среднего принца.
— Позволь мне, государь-отец, ответить. По моему разумению, изо всех яств, что едят люди, самые лучшие те, что готовит повар его королевского величества.
Так со всем почтением изрек средний сын, но король-отец опять ничего не сказал в ответ.
Третий же сын, самый младший, не долго думал, а сказал так:
— Государь-отец! Если позволишь и мне вставить слово — я думаю, ничто из того, что люди едят, не может сравниться с солью.
Не понравилась королю речь младшего принца. Прогневался король: «Как же так! На свете так много достойных яств, а принц говорит, что соленая соль, в которой и вкуса-то никакого другого нет, — лучше всего». И еще подумал: «Недостойно это принца! Стало быть, не умеет он отличать хорошее от плохого!»
И король сказал своему младшему сыну:
— Низок твой ответ, принц! Недостоин ты моей страны!
И король издал приказ: «Пусть наш младший сын немедля удалится из страны!»
Опечалился принц, когда услыхал жестокий приказ отца. Пошел он к министрам, стал просить, чтобы помогли ему, заступились перед королем. Министры любили разумного юношу. Они пошли к королю, обратились с почтительной просьбой — извинить незрелые речи юного принца и помиловать его. Но король был страшно разгневан и не захотел их слушать.
Ничего не оставалось делать принцу — не мог же он ослушаться своего отца. Поклонился низко королю и покинул страну.
Принц шел один-одинешенек, не разбирая дороги. Через леса, через горы, и опять через леса, и снова через горы. Не раз встречались ему злые тигры и дикие слоны. Но принц с детства научился почитать четыре вида бесконечности, а потому выходил из всех опасностей невредимым.
Много прошло недель и месяцев, и вот пришел он в какую-то страну. После трудной дороги его мучила жажда, и он стал искать, где бы напиться. Видит — стоит маленький домик, а около него старушка, седая и древняя.
— Матушка! — попросил ее принц. — Дай мне хоть капельку воды — уж очень я хочу пить.
Старушка увидела юное и нежное лицо странника, и ей стало жаль юношу. Она напоила его и пригласила зайти в дом, отдохнуть с дороги.
Пока принц отдыхал, старушка расспросила его, откуда он и куда путь держит. Юноша ничего не стал скрывать и рассказал всю свою историю. По всему было видно, что гость разумный и благонравный, и добрая женщина сказала принцу:
— Не ходи больше никуда! Живи в моем доме как родной сын. Будешь у меня и есть, и пить.
Шло время, принц все жил у старушки. Он помогал ей по хозяйству: вместе выращивали баклажаны и кабачки, а потом продавали овощи в городе.
Однажды дошла до них весть, что отошел в мир натов король той страны, где жила старушка. Глашатаи били в гонги и объявляли народу, что министры и военачальники будут совершать обряд цапли. Принцу тоже хотелось посмотреть, как это все будет происходить, и он попросил старушку отпустить его в город. Старушка любила юношу как родного сына и не стала его держать.
— Если хочется — иди, сынок, — сказала она, — матушка тебе разрешает.
И дала ему наставления:
— Обряд цапли — большое празднество, — сказала она. — Людей там будет видимо-невидимо. Ты же стань в тени дерева, где будет поменьше людей, и смотри спокойно издали.
Принц был юноша разумный и благонравный, и в городе он сделал все в точности, как наказывала ему приемная матушка: устроился в тени дерева и издалека стал смотреть.
Вот пришло время начинать, выступил вперед придворный глашатай и три раза прокричал: «Празднество начинается!» После этого он открыл золотую клетку и выпустил из нее серебряную цаплю. Серебряная цапля вылетела из клетки и стала кружить над толпой. Кружилась, носилась с криком — то одному вот-вот на голову опустится, то другому. Долго кружила цапля над толпой — искала будущего короля. Но только никого из тех, что собрались на площади, серебряная цапля не выбрала. И вдруг полетела она прямо к дереву, где в тени стоял изгнанный принц, опустилась и села ему на голову. Тут вся толпа зашумела. Многие были недовольны: что это, мол, серебряная цапля выбрала простого торговца овощами! Тогда потребовали, чтобы пустили цаплю еще раз. Так три раза выпускали серебряную цаплю — и всякий раз она летела прямо к принцу, что стоял поодаль ото всех в тени дерева.
Тогда уж министры и военачальники повели юношу во дворец и там короновали его. Первое, что сделал принц, когда стал королем,— призвал во дворец старушку, которая приютила его, кормила, поила как родного сына, и велел всем почитать ее, как королеву-мать.
Прошло время, и однажды принц решился послать в ту страну, где правил его отец, письмо на пальмовом листе. А в письме том написал: «Благородный король! Мы желали бы, чтобы наша страна и страна вашего королевского величества жили в дружбе. Не пожалует ли благородный король в нашу страну, дабы мы могли встретиться?»
Когда король-отец получил послание, он подумал, что дружить с соседней страной подобает мудрому правителю. И, окруженный министрами, он отправился в гости в соседнее государство.
Принц, готовясь к приему отца, сделал так, чтобы его нельзя было узнать, и сам вышел ему навстречу, сам ввел его во дворец. Перед самой трапезой принц вызвал к себе всех поваров и слуг и отдал им некий приказ. А после того стал потчевать короля разными яствами, которые он велел приготовить дворцовым поварам.
Когда король-отец стал пробовать кушанья, ему все время казалось, что все до одного они безвкусны. Наконец он понял, в чем дело: все было пресно, не хватало соли. Тогда король обратился к хозяину дворца:
— Благородный король! Верно, в стране вашего величества вовсе нет соли? Сдается мне, что все блюда несоленые.
— О пресветлый государь! — отвечал его сын, который только и ждал этого вопроса. — В нашей стране соль в изобилии, запасы ее неисчерпаемы. Мы даже продаем соль в соседние страны. Кушанья же мы намеренно велели подать несоленые, ибо дошло до нас, что благородный король не любит соли.
Рассмеялся тогда король и ответил:
— А разве есть такие люди, что вовсе обходятся без соли? Да и откуда пресветлый король может знать наши вкусы? Разве мы встречаемся не впервые? Я ведь ничего про соль не говорил!
— Вспомни, благородный король! — возразил на это хозяин дворца. — Не ты ли некогда изгнал из страны своего сына, который сказал, что соль достойна уважения больше других кушаний?
Вспомнил тогда король, как жестоко поступил он со своим сыном. Пришлось ему согласиться, что все так и было. А хозяин дворца продолжал почтительно:
— Пресветлый и благородный король! Я и есть твой сын, который отличил соль среди прочих яств и за то был изгнан. А теперь и высокий король-отец видит, что изо всех яств соль — наиважнейшая, ибо без нее не обойтись!
Возрадовался король-отец, что вновь обрел сына, и признал, что был неправ. А перед дружбой двух стран открылась дорога из серебра и золота.