О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

Из «Римских деяний»

Жил некий царь; он до того любил маленьких собачек, которые звонко лают, что разрешал им спать у себя на коленях и на коленях же своих их кормил. Собачки привыкли так спать и есть и нигде больше не хотели лежать, а лапы свои клали царю на шею. Ему же это нравилось, и он забавлялся своими собачками. Глядя на все это, осел рассуждал сам с собой так: «Если я буду петь и плясать перед царем и положу на шею ему ноги, он будет давать мне лакомства и позволит спать на своей постели». С такими думами он вышел из своего стойла, вошел в залу и начал петь и танцевать перед царем, а затем подбежал и положил ему ноги на шею. Слуги, увидя это, подумали, что осел взбесился, схватили его, примерно отлупили и отвели обратно в стойло.

Волк и лошадь

Волк и лошадь

Албанская сказка

Бегал однажды волк по горам и увидел лошадь, которая мирно паслась в долине, пощипывая травку. Волк был очень голоден и решил ее съесть. Но едва он приблизился к лошади, рыча и скаля зубы, как она подняла голову и сказала:
— Прошу тебя, волк, окажи такую милость, вытащи мне гвоздь из копыта, а то кузнец плохо подковал меня, вбил слишком большой гвоздь, и теперь мне больно наступать на ногу. А после этого можешь съесть меня, если хочешь.
Волку стало любопытно посмотреть на гвоздь, и он спросил:
— А на какой ноге?
— Да вот на этой, — ответила лошадь, показывая на заднюю ногу. — Очень болит.
— Ну, подними копыто, я взгляну, что там.
Волк подошел поближе, вытянул морду, а лошадь взбрыкнула и со всего маху ударила его копытом прямо в лоб. Волк кубарем отлетел в сторону, а когда очнулся и пришел в себя, лошади и след простыл.
Долго потом болела у волка голова, и он, рыща по горам и долинам, повторял, досадуя на свою оплошность:
— Ведь есть у меня свое волчье ремесло, с ним тоже хлопот и беготни не оберешься. Зачем же мне еще понадобилось взваливать на свои плечи заботы кузнеца?

Знак благородного происхождения

Знак благородного происхождения

Португальская сказка

Бедняк, подойдя к элегантно одетому сеньору и указав на его воротник, сказал:
— Разрешите, я сниму блоху?
Тот согласился. А убедившись, что то действительно была блоха, полез в карман и, достав пинто, протянул бедняку в знак благодарности.
Другой бедняк, невольно ставший свидетелем этого, подумал: если он дал пинто за то, что у него сняли блоху, сколько же он даст, если у него снимут вошь?
Подошел он к элегантно одетому сеньору и сказал:
— Разрешите, я сниму вошь?
И действительно снял вошь. Сеньор ничего не дал ему. Больше того — оттолкнул.
— Как же так, сеньор? Вы дали пинто за то, что у вас с воротника сняли блоху, и ни гроша не даете за то, что у вас с камзола сняли вошь?
— Именно так. И знайте наперед, — ответил сеньор, — блохи от собак, а вши от фидалго.
И он пошел прочь теперь уже совершенно уверенный в своем благородном происхождении.

Грязные евреи или Мудрый Мойша

Грязные евреи или Мудрый Мойша

Еврейский анекдот

Три еврея, Абрам, Борух и Мойша, сгружали уголь. Закончив работу, они посмотрели друг на друга, засмеялись и разошлись …
Едва Мойша расстался с Абрамом и Борухом, ему пришла в голову мысль: «У Абрама и у Боруха физиономии были черными от угольной пыли. Кто знает: а вдруг я тоже испачкался? Надо было бы мне спросить у них … Но дело можно истолковать таким образом: Абрам засмеялся, увидев физиономию Боруха, Борух засмеялся, увидев физиономию Абрама. Но так как ни Абрам, ни Борух не удивились, когда засмеялся я, то, значит, оба они подумали, что я смеюсь над ними … Правда, если ни один из них не знал, что физиономии у обоих тоже в угольной пыли, то почему тогда Абрам не удивился тому, что смеется Борух, и почему Борух не удивился, что смеется Абрам? Выходит, объяснение только одно: у меня морда тоже вся черная!»

Уха

Уха

Японская сказка

С давних пор в храме запрещалось есть скоромное: рыбу, мясо или молоко. Но бонзе, как и всем людям, тоже хотелось иногда поесть рыбки. Как-то раз вздумалось бонзе поесть ухи, и он раздобыл где-то тайно от других карпа.
— Пойди вымой его как следует в речке, — приказал бонза послушнику.
Долго ждал бонза, мечтая, как он прикажет сварить карпа, но наконец не выдержал и пошёл проведать, что там случилось с учеником.
Видит —бежит навстречу послушник:
— Учитель, учитель! Как только я окунул его в воду, он стал шевелиться, вырвался из рук и уплыл…
Откуда было знать послушнику, как обращаться с рыбой?
В храме этому не учили. Но бонза, сильно рассердившись, стал отчитывать мальчугана:
— Когда рыбу моют в речке, нужно привязать ее за жабры толстой верёвкой.
«Ничего не поделаешь, — решил бонза, — на худой конец, можно поесть солёной рыбы».
— Мне для лекарства нужна солёная рыба. Сходи в город и купи её, — приказал он послушнику.
Послушник пошёл в город, купил солёной рыбы и первым делом привязал затвердевшую от соли рыбу за жабры.
Рассказывают, что, подбежав к речке, он долго мыл солёную рыбу, крепко держа в руках верёвку и приговаривая:
— Попробуй-ка убежать, если можешь!

Глупый бонза и глупый послушник

Глупый бонза и глупый послушник

Японская сказка

Маленький послушник был очень прилежным и в то же время весёлым пареньком, но бонза всегда был им недоволен, сердился и говорил:
— Ну и глуп же он! Ох, и глуп же он!
Однажды вечером послушник вышел во двор, взяв с собой длинный шест. Бонза заметил из окошка, как послушник направил шест в небо и размахивает им.
— Эй, послушник, что ты там ещё выдумал! — закричал он.
Послушник улыбнулся и, смеясь, подбежал к бонзе:
— Учитель, учитель! Звезды так красивы, что мне захотелось сбить себе хоть одну звёздочку!
Бонза, услыхав ответ послушника, рассердился и закричал:
— Ну и глуп же ты! Да разве так собьёшь звезду с неба? На крышу лезь, на крышу!

Сколько пальцев?

Сколько пальцев?

Японская сказка

К бонзе часто приходили гости, и послушник весь день только тем и был занят, что варил рис на кухне.
Однажды бонза сказал послушнику:
— Вот что, сын мой. Каждый раз, когда у нас бывают гости, ты высовываешь свою голову из-за двери и спрашиваешь: «Учитель, сколько мерок риса сварить сегодня?» Это никуда не годится. Теперь мы будем поступать иначе. Как только ты выглянешь, я тебе молча покажу на пальцах, сколько следует сварить. Сколько выставлю пальцев, столько мерок риса и очищай. Понял? Выставлю один — значит, одну мерку, два — две мерки.
На следующий день послушник осторожно подошёл к гостиной, где бонза принимал гостей, и чуть-чуть приоткрыл лёгкие раздвижные двери. Бонза заметил его и поднял два пальца. Послушник отправился на кухню, отмерил две мерки рису и стал его очищать.
Так они поступали и в другие дни. Но как-то раз, против обыкновения, в гости к бонзе никто не пришёл. Бонза решил воспользоваться этим, чтобы проверить поля и огороды, принадлежащие храму. Эти поля и огороды обрабатывали крестьяне. В тот год всё время шли дожди, поля вымокли и урожай риса был плохой. Конечно, крестьяне в этом вовсе не были виноваты, но бонза страшно сердился, кричал и ругал их.
В этот день он был особенно раздражён и поэтому, обходя поле, поскользнулся и упал. Из-за дождей земля набухла, размягчилась, так что бонза сразу почувствовал, что погружается в грязь. Он испугался, закричал: «Эй, послушник! Скорее ко мне!” — и замахал рукой, зовя на помощь.
Послушник в это время был в храме. Он закончил уборку и собирался уже приступить к очистке риса, как вдруг услыхал голос бонзы. Послушник сразу же отозвался и выбежал на задний двор храма, откуда начинались поля. Голос бонзы доносился откуда-то издалека. Мальчик присмотрелся и заметил вдалеке бонзу, который махал ему одной рукой.
«Вот оно что, — подумал послушник,— учитель поднял руку! Но сколько же на одной руке пальцев? Один, два, три, четыре, пять… Ой, как много! Опять сегодня целая толпа гостей!»
И послушник изо всех сил пустился бежать на кухню.
Тут бонза по-настоящему перепугался. Когда ученик показался во дворе храма, бонза сразу повеселел, уверенный, что теперь-то он спасён. Но не тут-то было! Послушник не только не поспешил к нему на помощь, но даже бросился бежать назад быстрее обычного.
Испуганный бонза снова принялся громким голосом звать послушника. Тот сидел в это время на кухне, весь поглощённый чисткой риса. Вдруг ему снова слышится голос бонзы. «Ну что ты будешь делать! — подумал маленький послушник. — Ведь до обеда я и пяти мерок не успею очистить, а он опять зовет меня! Он только и знает, что заставляет меня работать!»
С этой мыслью мальчик быстро вытер руки и вышел во двор. Глядь, а бонза опять поднял руку!
«Вот беда! Ещё пять мерок риса!» — Тут послушник сломя голову пустился бежать на кухню…
Убедившись, что крики напрасны, бонза отчаялся и попытался встать сам, без всякой помощи. Это ему удалось.
Он подумал: «Очевидно, послушник поспешил согреть воду, чтобы вымыть мне ноги, когда я вернусь»
Но, вернувшись в храм, он увидел, что послушник, тяжело дыша, изо всех сил чистит рис.

Упрямый бонза

Упрямый бонза

Японская сказка

Однажды вечером бонза принимал ванну. Решив потереть спину бонзе, маленький послушник распахнул двери ванной. Глядь, а бонза сидит в ванне в шёлковой шапочке!
«Ой, учитель-то забыл снять свою шёлковую шапочку!» — подумал мальчуган и хотел было уже сказать об этом бонзе, как вспомнил, что бонза страшный упрямец и гордец. Если ему сказать прямо, он сделает наоборот, и послушнику ещё достанется за это. Ох, и смешно же было послушнику: бонза сидит в ванне красный как рак, а на голове у него шапочка!
Бонза видел, что послушник едва сдерживает смех, но так как согрелся и не хотел шевелиться, ничего ему не сказал.
Но вот бонза вылез из ванны. Вытирая спину, послушник церемонно спросил его:
— Учитель, а нельзя ли вам теперь снять шапочку?
И бонза ответил так, как если бы он нарочно купался в шапочке:
— Пожалуй, что теперь можно и снять.

Бедняк и богач

Бедняк и богач

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Давным-давно это было — в то время, когда еще сам Господь на земле среди людей странствовал. Случилось, что однажды вечером почувствовал Господь усталость, и ночь застала его на дороге, прежде чем он успел дойти до гостиницы. И вот увидал он перед собою при дороге два дома, один против другого; один — большой и красивый, а другой — маленький и бедный; большой принадлежал богачу, а маленький — бедняку.
Вот и подумал Господь: «Богатому мое посещение не в тягость будет — у него и переночую».
Богач, услышав стук в дверь, отворил окошко и спросил незнакомца, что ему нужно. Господь отвечал: «Прошу о ночлеге».
Оглядел богач странника от головы до пяток, и так как платье на Господе было плохое и по внешности не походил он на человека, имеющего много денег в кармане, то хозяин отрицательно покачал головою и сказал: «Не могу тебя впустить в свой дом, все помещения моего дома переполнены кореньями и семенами, и если бы я должен был принимать у себя каждого, кто постучит у моей двери, то мне самому пришлось бы взять нищенский посох в руки. Поищи себе приюта в другом месте».
Захлопнул богач окно и оставил Господа на дороге, у дверей дома своего.
Тогда Господь отвернулся от него и перешел через дорогу к маленькому дому.
Чуть только он постучался, как уж бедняк распахнул свою дверь и просил войти в его дом. «Останьтесь у меня переночевать, — сказал он, — на дворе уже темно, и сегодня вам нельзя идти далее».
Это Господу понравилось, и он вошел в дом бедняка. Жена бедняка протянула ему руку, приветствовала его, просила быть как дома и разделить с ними то немногое, что у них было и что они предлагали ему от искреннего сердца.
Затем она поставила картофель вариться на огонь и, пока он варился, стала доить свою козу, чтобы можно было гостя еще и молоком угостить. Читать далее

Жить или помереть?

Жить или помереть?

Шведская народная сказка

Жила на свете жадная старуха. И все сокрушалась, что вот помрет она, а корова ее чужим людям достанется. И задумала она корову свою перед смертью непременно заколоть и съесть. Только ведь неведомо, когда к ней смерть придет?
Стала старуха по соседям ходить и у всех совета спрашивать. А один шутник возьми да и скажи ей:
— Пойди ты, бабушка, в горы. Заберись повыше, стань на вершину и крикни: «Жить или помереть?». Тут сразу и ответ услышишь.
Так старуха и сделала. Залезла на высокую гору и закричала что есть мочи: «Жить или помереть?». А эхо ей в ответ:
— Помереть!..
Вернулась старуха домой и зарезала свою корову. А потом разожгла в очаге огонь и полный котел говядины сварила. Много дней она коровьим мясом лакомилась, пока последнего кусочка не съела и последней косточки не обглодала.
Прошла неделя, другая, а старуха все не помирает. Разозлилась она, пошла к соседям и накинулась с бранью на того шутника, что ей совет дал:
— Ах ты плут этакий, бесстыжие твои глаза! Ты зачем меня обманул?
А шутник ее спрашивает:
— Да ты как кричала-то, бабушка?
— Жить или помереть,- отвечает старуха.
— Вот и неверно! Надо было кричать: «Помереть или жить?».
На другой день опять пошла старуха в горы, забралась на самую высокую вершину и закричала:
— Помереть или жить? А эхо ей в ответ:
— Жить!..
Так и живет старуха до сей поры и все сокрушается, что раньше сроку свою корову съела.