О душевном постоянстве и верности

Из «Римских деяний»

Некогда был в Англии король, в чьем королевстве жили два рыцаря, один звался Гвидон, другой – Тирий. Гвидон бился во многих поединках и всегда оказывался победителем. Он полюбил одну прекрасную девицу благородного происхождения, но не мог взять ее в жены, ибо из любви к ней постоянно вступал в опасные поединки. Наконец в одном поединке из-за этой девицы он завоевал право на ней жениться и с большой пышностью повел ее под венец. На третью ночь после свадьбы рыцарь с пением петухов встал с постели, взглянул на небо и среди звезд явственно увидел господа нашего Иисуса Христа, который сказал ему: «Гвидон, Гвидон, сколько раз ты сражался во имя любви к своей даме, пора тебе бесстрашно поднять оружие на моих врагов во имя любви ко мне!». Сказав так, он исчез.
Гвидон понял, что божественная воля призывает его отправиться в святую землю и защищать имя Христово от неверных. Он сказал своей жене: «Я надеюсь, что ты родишь от меня. Расти ребенка, пока я не вернусь, ибо я ухожу в святую землю». Услышав эти слова, она, словно безумная, вскочила с постели, схватила лежавший в головах кинжал и сказала: «Господин мой, я давно тебя люблю и только и ждала, когда наконец соединюсь с тобой браком и ты свершишь множество подвигов, так что слава твоя облетит всю вселенную. Теперь у меня будет ребенок, неужели ты хочешь со мной расстаться? Прежде чем это случится, я убью себя этим кинжалом». Рыцарь поднялся, вырвал из рук ее кинжал и говорит: «Моя любимая, меня пугают твои слова; я дал господу обет отправиться в святую землю. Сейчас время исполнить его, а не тогда, когда я буду стариком. Скрепись, ибо по божьей воле я скоро вернусь». Женщина, ободренная словами мужа, дает ему колечко, говоря: «Возьми мое колечко; всякий раз как ты в странствии своем поглядишь на него, вспомнишь обо мне, а я буду терпеливо тебя дожидаться». Рыцарь попрощался с женой и взял себе в спутники Тирия, а она немало дней подряд проплакала, не осушая глаз. В свой час жена Гвидона родила пригожего мальчика и заботливо растила его.

читать дальше

Ростам, сын Заля (часть 3)

Курдская сказка

Через неделю Орындж собрался в путь.
— Орындж, а невесту не возьмешь с собой? — спросил падишах.
Орындж надел на палец дочери падишаха свое кольцо.
— Когда я вернусь, возьму ее с собой! — сказал он.
— Даю тебе с собой триста всадников, — сказал падишах, — они проводят тебя до пределов моей страны и вернутся.
Сели все на коней, поехали. Орындж так весело шутил с всадниками, что им совсем не хотелось домой возвращаться.
Доехали они до заколдованной страны. На Орынджа колдовские чары не действовали. А всадников становилось все меньше: вот исчезло десять, потом двадцать человек.
Остальные постеснялись сказать Орынджу, что товарищи их в камень обращаются. Оглянулся Орындж, видит: никого нет вокруг.
«Эх, бессовестные! — подумал Орындж. — Даже не попрощались со мной, сбежали от меня!»
Не знал ведь Орындж, что это — заколдованная страна.
Выехал он на равнину, среди равнины — дерево стоит.
«Пойду-ка немного отдохну под деревом», — решил Орындж.
Подошел к дереву, смотрит: дракон вокруг дерева обвился, а на дереве — гнездо, в гнезде — птенчики. Кричат птенцы!
Дракон уже совсем подобрался к птенцам, вот-вот сожрет!
Орындж подскочил к дракону, убил его. Взял кусок драконьего мяса на острие меча, дал птенцам, птенцы поели — насытились. Лег Орындж под дерево, заснул. А это были птенцы птицы Симург — покровительницы домашнего очага Заля.
Услышала птица Симург крик своих птенцов, спустилась к ним. Вот уже целых семь лет дракон пожирал ее птенцов. Ни разу еще не исполнилось ее желание — никогда не вырастали ее птенцы. Разгневанная спустилась птица Симург к своим птенцам, видит: под деревом что-то чернеет. Собралась она наброситься на Орынджа, зашвырнуть его на небо — убить.

Читать дальше

Кэльэв-силач и юноша

Чукотская сказка

Рассказывают: увидели как-то жители одного села — идет к ним юноша. Никто не знал, кто он, откуда, зачем пришел. Всех людей вокруг знали, даже из самых дальних селений, хотя не часто в те селения ходили. Да и к ним редко кто приходил — боялись силача из этого селения.
А силач этот был самый грозный во всей стране. Кто ни придет в селение, он с тем борется: или убьет, или своим работником сделает. Плохо относился к работникам-пастухам: всегда они у него голодные, всегда им холодно, хотя большущее стадо сторожили, ими же в несколько раз увеличенное. Вернется пастух домой, а силач сейчас же его назад в стадо отправит. Или трех своих сыновей пошлет, чтобы хорошенько следили за пастухами.
Большое любопытство пришедший юноша вызвал. Девушки собирались в кружок, забегали вперед, потому что еще издали заметили, какой он красавец. А юноша, как оказалось, жену себе искал.
Он тоже был очень сильный. Поэтому и пошел в это селение, не побоялся силача. Юноша очень спокойно держался, силы своей раньше времени не показывал. Захотелось ему посмотреть и дочерей силача, но отец запретил им знакомиться с юношей.
А силача-насильника звали Кэльэв. Не пошел юноша к нему в дом, а пошел в дом старика, работника Кэльэва. Рассказал старику, что его послала мать жену себе найти и что он пока еще не нашел подходящей невесты.
— Кэльэв не оставит тебя в покое, заставит с ним бороться. А когда победит, или работником сделает, или убьет. Мы ведь, старики, всего здесь навидались, — говорит старик хозяина. (Сам-то он не умел бороться.)
Назавтра позвал силач юношу и велел приготовиться к бою.
— Но я от рождения не боролся, да и не бороться пришел, а присмотреть себе жену, — отвечает юноша силачу.
Разговаривает с силачом, вдруг его младшую дочь заметил. И говорит силачу спокойно, не отдаст ли он свою младшую дочь ему в жены.
— Своих дочерей я отдам только тем, кто или сильнее меня или равен мне в силе. Хотя и за того могу отдать, кто чуть-чуть слабее, — так ответил силач юноше.
И вот пригнали перед борьбой стадо. Оказывается, побежденного перед смертью нужно как следует накормить; если же противник немного посильнее окажется, то несколько оленей ему подарить и работником сделать. А если вдруг равным в силе, то половину стада ему отдать. Но силач был уверен, что победит юношу и убьет. Тогда уж он не женится на его дочери.
Расстелили работники несколько моржовых шкур со слоем жира. На них начали бороться.
Ступил юноша на шкуры, стало ему очень скользко, а Кэльэву хоть бы что.
Много людей собралось посмотреть на борьбу. Некоторые смеялись, некоторые молча смотрели. Силач боролся как молодой. Но юноша легко с ним боролся. Скоро Кэльэву стало жарко. А юноша все становится ловчее, даже прыгать начал. Люди, смеявшиеся вначале, совсем замолкли. Наконец Кэльэв остановился и сказал:
— Долго мы с тобой боремся, вон уже смеркается. Продолжим дома. Никто со мной так долго не боролся!
Вошли в дом. Юноша не бросился на силача, а подсел к его дочери и стал просить, чтобы она его женой стала. Девушка согласилась. Но Кэльэв говорит ему:
— Нет, я попробую еще побороть тебя!
Снова начали бороться. Жалко, наверное, было Кэльэву дочь отдавать. Да и не хотелось быть побежденным.
Наконец рассвело. Все еще борются. Некоторые зрители стали дремать. В полдень уставший Кэльэв говорит юноше:
— Напади на меня в моем доме!
— Вы видите, — сказал юноша людям перед тем, как напасть, — я не убийца. Он сам просит, чтобы я напал на него.
От долгой борьбы юноша только еще ловчее стал. Ненавидел он Кэльэва за то, что тот двух его старших братьев убил, когда он был еще маленьким.
Бросился юноша на силача, схватил его, повалил на шкуры, завернул как ребенка в одну шкуру, а другой сверху прикрыл. Силач оттуда кричит, чтобы его вытащили. А сам выбраться не может — моржовая шкура очень скользкая.
— Выпусти меня! Возьми мою дочь в жены, стадо возьми и сделай меня своим работником! — орет Кэльэв.
Не верит юноша Кэльэву. Побежал в тундру и вернулся с большим копьем. Вытащил Кэльэва из шкур и сказал:
— Ну, давай теперь на копьях сражаться, раз уж ты позвал меня вчера позабавиться!
Принес Кэльэв копье. Большое у него копье, другим не поднять, но все же меньше, чем у юноши. Стали на копьях сражаться. Уже в самом начале сломал юноша копье Кэльэву. Кончили сражаться, юноша и говорит:
— Ты моих братьев копьями убил. И я тебя копьем же убью!
Сказал это и заколол Кэльэва, убил. Взял юноша в жены дочь Кэльэва, стадо пополам разделил. Одну половину беднякам раздал, а другую — к своей матери погнал.
Стали бедняки в радости жить, без угнетателя.

Ростам, сын Заля (часть 2)

Курдская сказка

Посмотрим теперь, что делает Камбар.
Проснулся он утром: «Дай-ка, пойду навещу Ростама», — думает. Пришел он, видит: ни Ростама, ни шатра. Только земля вся словно вспахана. Куда девался Ростам — как узнать?
Горько раскаялся Камбар, тяжело ему стало. Вернулся он к Залю во дворец и все ему рассказал. Созвал Заль кочаков: «Узнайте, куда девался Ростам!»
— «Див Хынгрман запрятал его в подземелье, под дно морское», — ответили кочаки.
А теперь расскажем о Бедране.
Узнал Бедран, сын Камбара, что отец его оставил Ростама одного на горе и что див Хынгрман унес Ростама, поклялся Бедран: «Убью я отца, отомщу за своего двоюродного брата!»
А Камбар спрятался, чтобы сын не убил его. Сел Бедран на коня, отправился на поиски Ростама. Много ли мало он ехал— одному богу известно. Что утомлять вас, язык ведь без костей, — не устанет. Попал Бедран в город, где правил Крале Кафыр. Приехал в город — все тут чужие, никого и ничего он не знает. Попросился Бедран к одной старухе:
— Бабушка, принимаешь гостей?
— Сынок, такие, как ты, должны идти в гости к богатым, к знатным, а у меня места нет и тебя-то уложить, не то что лошадь твою поставить!
— Бабушка, не печалься! Вот тебе деньги, пойди на базар, купи постель себе и мне и еще всякой еды, а утром — что бог< пошлет!
Старуха взяла деньги, купила все и принесла домой. Поели они, Бедран и говорит старухе:
— Бабушка, мне на крыше постели, я на воздухе спать буду.
Старуха постелила ему на крыше, лег Бедран и уснул. Через несколько часов проснулся, смотрит: яркий полдень. «Стыдно,— спохватился Бедран, — народ увидит меня тут на крыше». Он быстро оделся — сразу наступила ночь, лег в постель —опять полдень. Что утомлять вас долгими разговорами — до утра семь раз рассвело, семь раз стемнело.
Когда настало утро, Бедран оделся, взял свою постель, спустился. Старуха приготовила завтрак, поели они, Бедран и спрашивает:
— Бабушка, сколько ночей и сколько дней у вас в одних утках?
— Один день и одна ночь, сынок.
— Почему же тогда за сегодняшнюю ночь семь раз рассвело и семь раз стемнело?
— А-а, ты ведь чужой здесь, ничего не знаешь: это Гевремыльк— дочь Крале Кафыра. Когда она выходит на балкон, то в той стороне, куда она поворачивается лицом, светло делается. Она поворачивается туда, откуда доносится запах Бедрана. Вдыхает она этот запах — сердце ее успокаивается. Не иначе, как Бедран где-то близко сейчас, потому она и выходила на балкон целых семь раз.

Читать дальше

Ростам, сын Заля (часть 1)

Курдская сказка

Заль и его сестра остались сиротами. Некому было их кормить. Отправились они бродить по свету. Долго бродили они, устали, измучились. Пришли наконец в страну Крале Кафыра.
Заль и его сестра сели возле городской стены, съежились, прижались друг к другу и уснули. Шел мимо везир Крале Кафыра. Видит везир: двое детей спят под забором, прижавшись друг к другу. Посмотрел везир, видит: они — мусульмане. Везир отправился в диван к Крале Кафыру и говорит ему:
— Два мусульманских щенка пришли в наш город, спят под забором. Что нам делать с ними?
— Пойди убей обоих, — сказал Крале Кафыр, — пусть не останется от мусульман ни роду, ни племени!
— Они ведь еще совсем маленькие, — сказал везир, — ничего не понимают. Давай вырастим их, когда-нибудь они нам пригодятся!
— Ладно, — согласился Крале Кафыр, — поручи их кому-нибудь из слуг, пусть вырастит их.
Что утруждать вас долгими рассказами — выросли Заль и его сестра. Исполнилось им пятнадцать лет.
— Приведите ко мне юношу, — приказал Крале Кафыр, — а девушка пусть идет на женскую половину.
Когда Крале Кафыр увидел Заля, разум потерял. Видит: Заль — настоящий богатырь!
Стал его Крале Кафыр испытывать — Заль сильнее всех витязей оказался. Был у Крале Кафыра витязь, звали его Камбар. Он был старшим над всеми витязями Крале Кафыра. Ему поручили Заля. Куда бы Камбар ни ходил, повсюду Заля с собой брал.
Был в стране Крале Кафыра город, стоял он на берегу моря. В том городе появился страшный зверь, всех людей убивал и бросал в море. Узнал об этом Крале Кафыр, забил тревогу — собрал к себе весь народ, всех витязей и сказал им:
— Кто победит страшного зверя, тому дарю во владение этот город, пусть он правит городом и все налоги себе берет.
Понурились все витязи, целую гору пепла из трубок выколотили, молчат.
Заль поднялся:
— Падишах, отпусти меня! У меня нет ни отца, ни матери. Мы с сестрой — одни. Если и убьют меня — некому плакать будет!
А Крале Кафыр сильно любил Заля.
— Столько витязей у меня — ни один не ударил себя в грудь, не вызвался идти на бой! Молодец Заль, что готов идти!

Читать дальше

Ловкие, женщины

Чукотская сказка

Говорят, жили старик с женой. Две их дочери сами все делали, даже сами стадо пасли. Отец и мать были уже старые.
Вот однажды пасут женщины стадо. Сторожат оленей, которые у начала длинного озера отдыхают.
И подкрались к этим женщинам враги. Женщины только тогда их увидели, когда те стали угрожать им.
— Подождите, — отвечают женщины. — Мы сначала поедим.
Стали скорее делать колбасу. Одна из костей костный мозг извлекает, другая тем временем из простого дерева копье мастерит. Вместо наконечников вставляет острые разрубленные кости из оленьих ног.
— Ну что ж, нападу-ка я на самого ловкого врага, — говорит старшая.
— Давай лучше я, — отвечает младшая.
— Нет уж, сначала я! Вот когда я не смогу его одолеть, тогда уж ты нападай.
Вышел к женщинам самый ловкий и сильный мужчина. Весь день сражалась с ним старшая сестра на копьях. Наконец изловчилась — посадила вражеского силача к себе на плечо.
— Ты уж меня убей, пока я не остыл, — говорит мужчина женщине.
— Мы не занимаемся убийством, мы ведь женщины, — отвечает женщина врагу.
— Не женщины вы! Не могут женщины быть такими сильными и ловкими, — не верит юноша.
— А ты видишь, у меня косы?
— Мужчины ведь тоже косы носят, — все еще сомневается юноша.
— Ну, если ты не веришь, так смотри!
Сказала это женщина, разделась и показала ему свои груди.
— Вот уж мне будет стыдно, если узнают, что меня женщина победила! Убей меня скорее, а то я совсем остыну, — настаивает мужчина.
— Да ведь мы никогда не убиваем, — отвечает женщина.
— Если уж отказываешься убить меня, тогда возьми мужем. Ведь другие враги все равно меня убили бы. А домой я не вернусь — товарищи видели, как ты меня победила.
Согласилась женщина. А когда шли домой, копье мужчины блестело на солнце, потому что было железное.
С подветренной стороны яранги отец теслом работал. Остановилась дочь не так далеко от отца и говорит:
— Отец, я пуговицу приобрела.
Потому так сказала отцу, что мужа себе привела. С тех пор сестры обзавелись мужьями, стали счастливо Жить, да еще и детей нарожали.

Мафа и Лу

Фиджийская сказка

Жили две сестры. Старшую из них звали Лу. Место, где они жили, было на поверхности земли. А внизу, под землей, находилась страна Тонга. Там обитала супружеская пара, и у них был сын по имени Мафи. Этот юноша все свое время старался проводить наверху, на земле. Он говорил, что его родина — забытая страна, а наверху много неизвестного и любопытного.
Прошло какое-то время. Мафи и Лу поженились. У них родился сын, которого назвали Моеа Мотуа. Позже появился и второй сын, которому дали имя Моеа Лангон. Через некоторое время Лу в третий раз забеременела. И однажды, когда она пошла к очагу, у нее преждевременно родился ребенок.
Он упал наземь, перепачканный кровью.
В те времена на небе жила женщина по имени Мари-ки-Ланги. Увидев кровь, которая вытекла из Лу, женщина спустилась с небес похитить ее. Она позвала на помощь птицу веа, та зачирикала и стала кивать головой. Пошел ливень и смыл кровь. Похитив кровь, женщина Мари-ки-Ланги и птица веа увидели, что ребенок жив. Они унесли его на небо и назвали Моеа Тиктик.
Когда мальчик вырос, Мари-ки-Ланги сказала ему:
— Отправляйся в дом к своей матери и жди, когда она откроет печь. Как только она сделает это и покажется пища, подбеги и схвати ее, отщипни кусок для себя. А потом возвращайся ко мне.

Читать дальше

Вождь дакота Сидящий Бык

Легенда дакота

Вождь индейских племен дакота Сидящий Бык находился в своем лагере на реке Паудер, штат Монтана, когда ему сообщили, что к Йеллоустону направляются белые солдаты.
— Что ж, придется им напомнить, — сказал Сидящий Бык, — что эта страна наша.
В лагере Сидящего Быка кроме его собственного племени ханк-папа находились еще родственные племена оглала, миниконджу, санарк, исанти-сиу и их союзники черноногие и чейенны. На рассвете объединенный отряд подошел к лагерю белых. Сидящий Бык не хотел напрасного кровопролития, он надеялся уговорить белых уйти. Но, завидев индейцев, часовые подняли тревогу, солдаты заняли оборону и открыли огонь. Сидящему Быку оставалось принять бой.
Дальнейшие события также поначалу разворачивались вопреки воле вождя. Лукавый и честолюбивый знахарь племени еще в лагере сумел внушить молодым индейцам, что благодаря его колдовству смельчаки неуязвимы для пуль. Теперь знахарю не терпелось показать свою силу, так сказать, в боевых условиях, и он велел индейским юношам проскакать на своих лошадях четыре круга на виду у белых, приближаясь с каждым кругом все ближе и ближе, и, только когда враг будет совсем рядом, открыть огонь. Молодые воины готовы были пойти на безрассудный шаг, но Сидящий Бык запретил им это сделать.
Если первые два круга еще были в какой-то степени безопасны, то последующие два превращали молодых воинов в живые мишени.
— Сидящий Бык трус, — жаловался знахарь. — Мы пришли сюда воевать. Кто боится, пусть уходит с поля боя.
Сидящий Бык никогда не был хвастуном. Все старики подтверждают это. Но в тот момент он должен был что-то сделать, чтоб заткнуть рот глупому знахарю и не дать ему погубить молодых воинов. Сидящий Бык молча положил на землю свое ружье и колчан со стрелами и спокойно прошествовал к вражеской линии, где и уселся на траву в ста ярдах от стрелявших в него противников. Достал кремень, огниво, высек огонь и спокойно разжег свою трубку. А затем, повернувшись в сторону своих воинов, крикнул:
— Приглашаю любого выкурить со мной трубку!
Откликнулись на приглашение лишь четверо: два воина из племени ханкпапа (один из них был племянником Сидящего Быка) и два воина из племени чейеннов. Ведь одно дело — гарцевать на лошади и другое — сидеть неподвижно под наведенными на тебя ружьями.
Трубка была выкурена по всем правилам, то есть передавалась от одного другому по кругу, слева направо, после чего Сидящий Бык выбил из трубки золу, убрал трубку в кисет, поднялся и таким же спокойным шагом направился теперь в сторону индейского лагеря. Его спутники возвращались бегом. А один из сопровождавших его индейцев так разволновался, что забыл на траве свой колчан со стрелами. Пришлось племяннику Сидящего Быка сбегать за ними.
Сидящему Быку не было необходимости доказывать свою храбрость, но преподанный урок подействовал как нельзя лучше. На этом легенда заканчивается. Однако не заканчивается история жизни Сидящего Быка. Хорошо известно, что вождь и его воины обратили в бегство белых захватчиков. А еще через некоторое время, когда более крупные силы правительственных войск под командованием генерала Кестера были направлены в Монтану на «усмирение» непокорных индейцев, Сидящий Бык наголову разбил и войска хваленого генерала.
Правда, после этой победы на Сидящего Быка и его соплеменников была устроена настоящая охота. Часть индейцев была уничтожена. Остальным во главе с вождем удалось прорваться с боями в Канаду. Однако канадские власти под давлением США выдали вождя дакота, а его соплеменникам приказали покинуть территорию Канады. Вождь был арестован и убит в 1890 году, как сообщалось, «при попытке к бегству». На самом деле был просто застрелен в спину одним из белых конвоиров. Исполнилось в тот год Сидящему Быку пятьдесят три года. Около пятнадцати лет возглавлял он дакотские племена. И вошел в историю индейского народа не только как бесстрашный военачальник, но и как выдающийся поэт и прекрасный знаток народной медицины.

Ванкачкор

Сказка чукчей

Был богатый оленевод. Жил все время один. И стадо сторожил в одиночку. Когда нападали на него враги, он в середине стада прятался. Когда только подойдут враги к его стаду, соберутся все вместе, приготовят пищу и начнут есть, он погонит стадо бегом на врагов. Начнет стадо кружить, оружие у врагов перетопчет, совсем растеряются враги. А Ванкачкор погонит стадо в тундру, поймает годовалую важенку, начнет ею размахивать, как пращой. Так всех врагов и перебьет. Вот таким образом он и воевал с врагами.
Однажды сидел он на бугре среди скал, там, где две реки сливаются, оленей пас. Там и его поклажа была. Как совсем стемнело, развел он большой костер. Увидели враги через стадо огонь костра. Стали подкрадываться к нему. Услышал он их крики. Набил запасную кухлянку чем попало, даже мешок для одежды в нее сунул. Сделал из оленьего легкого лицо и приладил к одежде. Посадил чучело у костра — точь-в-точь человек у костра сидит, дремлет. А над костром котел с мясом висит. Взял с собой дождевик, пошел за стадо и спрятался в том самом месте, где только что враги прошли. А враги подошли к чучелу, стали боевыми ножами рубить по лицу. Рубят и приговаривают: «Гиик! Что тебе отец говорил? Чтобы ты не спал, когда варишь мясо! Чтобы крепко не спал! Чтобы не лежал у костра!»
Когда они перестали рубить, пощупали. Оказалось, что не лицо это, а оленье легкое.
— Ну и ну! Оказывается, не человек это! — говорят расстроенно.
Постояли немного в растерянности. Наконец их предводитель говорит:
— Давайте-ка поедим! Хозяин-то, наверное, убежал. Пусть спасибо скажет, что все без кровопролития у него отняли!
Ждут, когда мясо сварится.
С громким криком бросился на врагов Ванкачкор. Колотит по дождевику, дождевик гремит, а Ванкачкор кричит во все горло: «Гэй! Накидывайтесь на них! Накидывайтесь!»
Побежали враги в ту сторону, где две реки сливаются. Все оружие свое побросали. Олени их с обрыва сбрасывают, а те, кто от оленей увернулись, сами в речку попадали.
Когда все наконец стихло, перестал он стадо кружить. Успокоились олени. Сел Ванкачкор к костру и так хорошо поел!
Когда рассвело, пошел он к обрыву, туда, где реки сливаются, посмотреть, что там. Видит — везде на берегу побитые враги лежат. Одни мертвые, другие еще живы. Живых он добил.
Однажды сторожил он свое стадо с товарищем. Снова враги пришли, начали их теснить. Убил Ванкачкор двух оленей. Сварил целиком их маленькие желудочки. Говорит Ванкачкор своему товарищу:
— Давай проглотим их целиком, не жуя! Кто не сможет проглотить, того, значит, убьют враги!
Товарищ с большим трудом проглотил желудочек. Говорит ему Ванкачкор:
— Ну, значит, они тебя не убьют! Только разве сильную рану нанесут или хромым сделают.
Подошли враги. Остановились на привал. Стали луки готовить. Ванкачкор говорит товарищу:
— Пусть они сначала с тобой дерутся!
Стал товарищ стрелять из лука. Сразу троих убил. Но и его ранили: в руку, в мышцу попали. Ванкачкор говорит ему:
— Ну-ка отойди, теперь я буду стрелять!
По три стрелы спускал враз. Одной стрелой сразу трех врагов убивал. Всех одними стрелами перебил.
Ничего не могли враги с ним сделать, как и с Кунлелю. Он мог сражаться любым оружием: луком, копьем, годовалой важенкой. А зимой — и мерзлой тушей оленя.
Одним концом аркана мерзлую тушу по грудной части обвяжет, другой конец к шее туши привяжет. В середине аркана петли сделает, чтобы удобно держать. Бросятся на него враги с копьями, а он начнет эту мерзлую тушу, как пращу, вращать. Одной мерзлой тушей всех врагов уничтожит. Еще и до копья не дотронется — а уже все враги перебиты!
Ну, а уж если копье возьмет, в тот же миг всех врагов уничтожит! Все о нем.

Ловкая женщина

Сказка чукчей

Жил старичок оленевод с дочерью. А на побережье жил старичок, у которого было пятеро сыновей.
Дочь оленевода круглый год в силе и ловкости упражняется. Вот однажды отправилась женщина к берегу моря. Пришла к старику, у которого пятеро сыновей было. И пригласила она с собой самого ловкого мужчину. Вот пошли они вместе в тундру. Два дня шли. Под конец очень высокую гору увидели, пошли к ней и у подножия заснули. Назавтра, проснувшись, пошли разведать, какие места за горой. Вдруг увидели несколько врагов — коряков. Приготовились биться с ними. И враги тоже напасть собираются. Женщина и говорит мужчине:
— Сначала я выйду, а уж если меня убьют, тогда и ты выходи!
И вот собралась женщина.
Самый ловкий коряк в ожидании вприпрыжку ходит — уж очень сильный.
И вот вышла женщина. Увидел ее коряк, закричал:
— Гок, гок, гок! Маленькие птицы!
Потому что этот коряк всех жителей земли уничтожил.
А женщина тоже вприпрыжку с горы спускается. Идет коряк ей навстречу, подпрыгивает.
Стали они сражаться на копьях. Женщина держала копье наконечником к себе. Долго на копьях сражались. Наступил полдень, надоело женщине сражаться на копьях. Повернула она копье острием к врагу. И срезала копье коряка у самого острия.
Ничего не мог коряк сделать. Сел на землю и говорит:
— Ну что ж, убей меня!
Женщина говорит:
— Не буду я тебя убивать, живи!
Отвечает ей коряк:
— Ну и ловкая ты! Первый раз вижу такую. Я ведь всех ловких на всей земле уничтожил. Только тебя вот не смог убить. Пойдем к нам, — пригласил коряк женщину.
— Ладно, пойдем!
И вот пошли они к коряку.
Стыдно корякскому силачу. Приходят они к нему домой. Начал коряка старик отец ругать:
— Эх, сынок, что тебе говорил! Так тебе и надо! Ведь разные ж люди бывают. Теперь ты сам себя должен убить!
Когда перестали его ругать, ловкий коряк говорит женщине:
— Ну, пойдем в стадо!
И вот пришли они в стадо.
Женщина своего товарища позвала:
— Эй, иди сюда! Я победила этого ловкого коряка.
И вот пришел мужчина. Разделил стадо на две равные части, а также грузовые нарты разделил. И отдал все это женщине. Говорит тогда ловкий коряк:
— А я в тундру пошел, умирать!
И отправился ловкий коряк в тундру. Пришел в тундру. Сам себя убил, потому что очень ему было стыдно.
А женщина с оленьим стадом домой отправилась. Мужчина ей стадо погнал. Почти десять дней шли они домой. Когда пришли, женщина позвала его домой. Он стал любить женщину за ее ловкость. Вся сказка.