Когда открыли могилу, там оказалось золото

Сказка амхара (Эфиопия)

Конечно, это сказка. Так вот, жила одна очень красивая девушка. Ее мать была человеком, а отец — собакой.
Однажды девушка сидела у большой дороги, а мимо проходил очень богатый вельможа. Увидев девушку, он остановился и спросил:
— Ты чья? У тебя есть муж? Что ты здесь делаешь?
— Нет, у меня нет мужа. Что я делаю? Просто вышла посидеть у края дороги, — ответила она ему.
А этот человек говорит ей:
— Тогда я женюсь на тебе. Если хочешь, пойдем ко мне.
Она отвечает ему:
— Мой господин, я согласна и буду очень рада, но у меня есть собака, которая неразлучна со мной, и я не хочу ее бросить.
— Какое это имеет значение?! Коль я беру тебя в жены, я возьму и твою собаку. Захвати ее с собой и пойдем,— сказал ей вельможа.
Он привел ее к себе, сделал своей женой, и девушка стала полноправной хозяйкой в доме.
Однажды она поклялась именем своего отца. Слуги вельможи услышали имя ее отца и решили, что он какой-то бедняк, потому что они никогда не слышали об этом человеке.
Они посовещались и решили проверить это.
— Давайте дадим ей какую-нибудь хрупкую вещь и, когда она протянет руку, чтобы взять ее, сделаем так, чтобы эта вещь выпала у нее из рук. Тогда она с испугу поклянется смертью своего отца и назовет его имя,— предложил один из них.
Собака услышала их разговор. Она побежала к своей дочери и рассказала ей об этом.
— Они хотят испытать тебя, а ты возьми и поклянись именем Мэнгэша,— предложила собака.
Господин Мэнгэша был известным богачом. Это был старик, живший недалеко от ее деревни.
Девушка последовала совету собаки. Когда графин, который ей дали слуги вельможи, выскользнул у нее из рук, она воскликнула:
— Ой! Клянусь смертью Мэнгэша, я тут ни при чем!
Слуги, услышав имя Мэнгэша, стали шептаться между собой:
— А мы-то и не знали! Она же дочь богатого купца, господина Мэнгэша.
Между тем господин Мэнгэша заболел и был при смерти.
Тогда собака побежала в дом к Мэнгэша и забралась к нему под кровать. В это время пришел священник, и господин Мэнгэша стал исповедоваться. Тут собака, подражая голосу господина Мэнгэша, сказала:
— Я завещаю своей дочери Уорк-Афэрраху пятьдесят голов скота и четвертую часть имущества.
Тут старик умер, а Уорк-Афэрраху, сделав вид, что она его дочь, пошла на похороны и стала причитать там вместе со всеми.
А потом, обращаясь к родственникам господина Мэнгэша, потребовала:
— Выделите мне часть наследства, которую мне завещал отец.
— Откуда ты взялась?! — с возмущением отвечали ей они.
Тогда она потребовала завещание. И действительно, в завещании говорилось: «Я завещаю своей дочери Уорк-Афэрраху пятьдесят голов скота и четвертую часть имущества». Так она получила наследство господина Мэнгэша.
Прошло некоторое время. Собака состарилась и перед смертью сказала дочери:
— Я скоро умру. Похорони меня в доме, а на седьмой день после моей смерти открой могилу. Но смотри не перепутай: не на восьмой и не на шестой, а на седьмой!
Сказав это, собака умерла, и девушка с почестями похоронила ее в доме. На седьмой же день после похорон, когда она открыла могилу, там оказался ящик с золотом. С тех пор девушка стала еще богаче.
Как дети гордятся умом и опытом своих отцов, так и успехи детей вызывают гордость родителей.

Золотая рыбка

Русская сказка

На море на океане, на острове на Буяне стояла небольшая ветхая избушка; в той избушке жили старик да старуха. Жили они в великой бедности; старик сделал сеть и стал ходить на́ море да ловить рыбу: тем только и добывал себе дневное пропитание. Раз как-то закинул старик свою сеть, начал тянуть, и показалось ему так тяжело, как доселева никогда не бывало: еле-еле вытянул. Смотрит, а сеть пуста; всего-навсего одна рыбка попалась, зато рыбка не простая — золотая. Возмолилась ему рыбка человечьим голосом: «Не бери меня, старичок! Пусти лучше в сине море; я тебе сама пригожусь: что пожелаешь, то и сделаю». Старик подумал-подумал и говорит: «Мне ничего от тебя не надобно: ступай гуляй в море!»
Бросил золотую рыбку в воду и воротился домой. Спрашивает его старуха: «Много ли поймал, старик?» — «Да всего-навсего одну золотую рыбку, и ту бросил в море; крепко она возмолилась: отпусти, говорила, в сине море; я тебе в пригоду стану: что пожелаешь, все сделаю! Пожалел я рыбку, не́ взял с нее выкупу, даром на волю пустил». — «Ах ты, старый черт! Попалось тебе в руки большое счастье, а ты и владать не сумел».
Озлилась старуха, ругает старика с утра до вечера, не дает ему спокоя: «Хоть бы хлеба у ней выпросил! Ведь скоро сухой корки не будет; что жрать-то станешь?» Не выдержал старик, пошел к золотой рыбке за хлебом; пришел на́ море и крикнул громким голосом: «Рыбка, рыбка! Стань в море хвостом, ко мне головой». Рыбка приплыла к берегу: «Что тебе, старик, надо?» — «Старуха осерчала, за хлебом прислала». — «Ступай домой, будет у вас хлеба вдоволь». Воротился старик: «Ну что, старуха, есть хлеб?» — «Хлеба-то вдоволь; да вот беда: корыто раскололось, не в чем белье мыть; ступай к золотой рыбке, попроси, чтоб новое дала».
Пошел старик на́ море: «Рыбка, рыбка! Стань в море хвостом, ко мне головой». Приплыла золотая рыбка: «Что тебе надо, старик?» — «Старуха прислала, новое корыто просит». — «Хорошо, будет у вас и корыто». Воротился старик, — только в дверь, а старуха опять на него накинулась: «Ступай, — говорит, — к золотой рыбке, попроси, чтоб новую избу построила; в нашей жить нельзя, того и смотри что развалится!» Пошел старик на́ море: «Рыбка, рыбка! Стань в море хвостом, ко мне головой». Рыбка приплыла, стала к нему головой, в море хвостом и спрашивает: «Что тебе, старик, надо?» — «Построй нам новую избу; старуха ругается, не дает мне спокою; не хочу, говорит, жить в старой избушке: она того и смотри вся развалится!» — «Не тужи, старик! Ступай домой да молись богу, все будет сделано».
Воротился старик — на его дворе стоит изба новая, дубовая, с вырезными узорами. Выбегает к нему навстречу старуха, пуще прежнего сердится, пуще прежнего ругается: «Ах ты, старый пес! Не умеешь ты счастьем пользоваться. Выпросил избу и, чай, думаешь — дело сделал! Нет, ступай-ка опять к золотой рыбке да скажи ей: не хочу я быть крестьянкою, хочу быть воеводихой, чтоб меня добрые люди слушались, при встречах в пояс кланялись». Пошел старик на́ море, говорит громким голосом: «Рыбка, рыбка! Стань в море хвостом, ко мне головой». Приплыла рыбка, стала в море хвостом, к нему головой: «Что тебе, старик, надо?» Отвечает старик: «Не дает мне старуха спокою, совсем вздурилась: не хочет быть крестьянкою, хочет быть воеводихой». — «Хорошо, не тужи! Ступай домой да молись богу, все будет сделано».
Воротился старик, а вместо избы каменный дом стоит, в три этажа выстроен; по́ двору прислуга бегает, на кухне повара стучат, а старуха в дорогом парчовом платье на высоких креслах сидит да приказы отдает. «Здравствуй, жена!» — говорит старик. «Ах ты, невежа этакой! Как смел обозвать меня, воеводиху, своею женою? Эй, люди! Взять этого мужичонка на конюшню и отодрать плетьми как можно больнее». Тотчас прибежала прислуга, схватила старика за шиворот и потащила в конюшню; начали конюхи угощать его плетьми, да так угостили, что еле на ноги поднялся. После того старуха поставила старика дворником; велела дать ему метлу, чтоб двор убирал, а кормить и поить его на кухне. Плохое житье старику: целый день двор убирай, а чуть где нечисто — сейчас на конюшню! «Экая ведьма! — думает старик. — Далось ей счастье, а она как свинья зарылась, уж и за мужа меня не считает!»
Ни много, ни мало прошло времени, придокучило старухе быть воеводихой, потребовала к себе старика и приказывает: «Ступай, старый черт, к золотой рыбке, скажи ей: не хочу я быть воеводихой, хочу быть царицею». Пошел старик на́ море: «Рыбка, рыбка! Стань в море хвостом, ко мне головой». Приплыла золотая рыбка: «Что тебе, старик, надо?» — «Да что, вздурилась моя старуха пуще прежнего: не хочет быть воеводихой, хочет быть царицею». — «Не тужи! Ступай домой да молись богу, все будет сделано». Воротился старик, а вместо прежнего дома высокий дворец стоит под золотою крышею; кругом часовые ходят да ружьями выкидывают; позади большой сад раскинулся, а перед самым дворцом — зеленый луг; на лугу войска собраны. Старуха нарядилась царицею, выступила на балкон с генералами да с боярами и начала делать тем войскам смотр и развод: барабаны бьют, музыка гремит, солдаты «ура» кричат!
Ни много, ни мало прошло времени, придокучило старухе быть царицею, велела разыскать старика и представить пред свои очи светлые. Поднялась суматоха, генералы суетятся, бояре бегают: «Какой-такой старик?» Насилу нашли его на заднем дворе, повели к царице. «Слушай, старый черт! — говорит ему старуха. — Ступай к золотой рыбке да скажи ей: не хочу быть царицею, хочу быть морскою владычицей, чтобы все моря и все рыбы меня слушались». Старик было отнекиваться; куда тебе! коли не пойдешь — голова долой! Скрепя сердце пошел старик на́ море, пришел и говорит: «Рыбка, рыбка! Стань в море хвостом, ко мне головой». Золотой рыбки нет как нет! Зовет старик в другой раз — опять нету! Зовет в третий раз — вдруг море зашумело, взволновалося; то было светлое, чистое, а тут совсем почернело. Приплывает рыбка к берегу: «Что тебе, старик, надо?» — «Старуха еще пуще вздурилася; уж не хочет быть царицею, хочет быть морскою владычицей, над всеми водами властвовать, над всеми рыбами повелевать».
Ничего не сказала старику золотая рыбка, повернулась и ушла в глубину моря. Старик воротился назад, смотрит и глазам не верит: дворца как не бывало, а на его месте стоит небольшая ветхая избушка, а в избушке сидит старуха в изодранном сарафане. Начали они жить по-прежнему, старик опять принялся за рыбную ловлю; только как часто ни закидывал сетей в море, не удалось больше поймать золотой рыбки.

Джаным, Джаткяр и их сестра Куара

Абхазская сказка

Жили два брата. Звали их Джаиым п Дэкаткяр. О них шла громкая слава. Но Джаткяр был не таким храбрецом, как Джаным. Джаным — настоящий герой, неустрашимый и мужественный. А сестра их Куара была глуповатой. Никто бы не сказал, что она сестра Джаныма. Все ее считали недалекой.
Сестра и братья были уже в летах. Братья еще не женились, да и сестра их, Куара, пока еще не нашла жениха. Так жили они все вместе. Каждый из братьев имел коня и седло. Было у них много скота.
Вот как-то раз Джаным решил: «Сколько лет я живу холостым! Надо жениться на дочери какого-нибудь порядочного человека!»
Собрался Джаным и поехал искать себе невесту. Долго он ездил, долго искал подходящую девушку в дальних краях, но не нашел такой, которая бы ему пришлась по душе.
— Наверное, я не найду такой девушки, какую хочу! — решил Джаным и повернул домой.
Но вот на обратном пути он услыхал о подходящей девушке.
О ней говорили много хорошего, но свататься за нее было опасно: у девушки было семь братьев-адауы. Разве они выдали бы замуж свою сестру за простого человека?
Как только Джаным услыхал об этой девушке, он решил взять ее в жены, посвататься к ней, но все же он боялся, как бы адауы не осрамили его. Ведь он, герой Джаным, никогда еще ни перед кем не осрамился!
— Что бы со мной ни случилось, я должен выполнить то, что решил,— сказал себе Джаным. — Пошлю к ним какого-нибудь человека для переговоров, пусть по-хорошему уладит дело, а если не выйдет, если оно повернется в плохую сторону, я буду бороться с адауы и в крайнем случае убью хотя бы троих из них.
Решил так Джаным и направился к адауы. Но по дороге он изменил решение и заехал к одному из их соседей — к Айлуа, сыну Айсы. Хозяин усадил гостя, и Джаным ему все рассказал, зачем и куда он едет.
— Я приехал издалека и узнал о сестре адауы. Эта девушка мне очень нравится, как раз такую я искал. Пойди и расскажи ей, что я хочу взять ее в жены. Если же девушка ответит, что надо спрашивать не ее, а братьев, тогда расскажи и братьям, ничего не скрывая.
Айлуа, сын Айсы, был настоящий мужчина. Не долго думая, он вскочил на коня и поехал сватом к братьям-адауы. Приезжает, смотрит: девушка дома одна. Айлуа сел рядом с ней и рассказал, зачем он приехал. Но девушка не стала его слу-шать.
— Скажи это братьям. Если мои братья согласятся, я выйду замуж!
Что тут делать? Ответ девушки очень не понравился Айлуа, ему стало обидно, что она отказала.
Стал он ждать, когда вернутся братья-адауы. Прошло немного времени, и братья вернулись домой. Айлуа усадил всех семерых и рассказал им, как из далеких краев приехал Джаным сватать их сестру. Братья сильно призадумались. Один из адауы уже решил убить Джаныма за то, что он осмелился сватать их сестру, но другие сказали:
— Подождем, посмотрим, на что он способен!
Тогда старший из братьев встал и ответил свату:
— У нас одна-единственная сестра, другой сестры у нас нет. Мы не можем выдать ее за любого человека. Мы не можем отдать ее только потому, что какой-то человек имеет лошадь с седлом и много скота, что у него большое и крепкое хозяйство, за то, что он красив, или же за то, что умеет хорошо танцевать и петь. Мы хотим иметь своим зятем только такого человека, который сумеет выстроить дом из рыбьих костей. Этот человек, что приехал из дальних стран, наверное, сможет это выполнить и тогда пусть сватает и берет нашу сестру. Только сначала он должен выстроить семикомнатный дом из рыбьих костей. Тогда мы не побрезгуем им, кем бы он ни был.
Айлуа вернулся домой и все рассказал Джаныму, все, что услышал, не прибавляя лишнего слова. Джаным подумал: построить дом из рыбьих костей не под силу ни одному человеку.
Он сел и долго думал, но, ничего не придумав, молча поехал домой.
Раньше Джаным был веселым человеком, любил шутить и рассказывать анекдоты. Но домой он приехал обиженным, сел у костра и задумался.
Вот заметили Джаткяр и Куара, что Джаным не в духе, и стали приставать к нему, чтобы он рассказал, что с ним случилось. Но Джаным молчал.
— Все равно, это такое дело, которое нельзя исполнить! Пусть же я так и состарюсь, думая о нем! — только и сказал им Джаным.
Но Куара во что бы то ни стало хотела узнать, что с ним случилось.
— Я не успокоюсь до тех пор, пока ты мне все не расскажешь приставала она, и Джаным наконец рассказал ей все.
— Мне уже много лет, и слава обо мне идет немалая. Я решил жениться и взять жену под стать себе. Так я решил и c таким намерением изъездил много мест, но нигде не нашел такой девушки, какую искал. Я уже возвращался домой, как вдруг услыхал, что в далеком краю живет хорошая девушка — сестра семи братьев-адауы. Я приехал туда, где она жила, и послал к братьям одного человека рассказать, что я хочу жениться на их сестре. Но братья-адауы передали мне ответ через свата: «Пускай, мол, он сначала выстроит дом из рыбьих костей, тогда мы выдадим за него свою сестру». Как же я могу сделать это? Но пока я жив, ни на ком не женюсь, кроме этой девушки! Вот почему я печален,— ответил Джаным.
Тогда Куара воскликнула:
— Пусть твоя сестра умрет за тебя, Джаным, стоит ли печалиться из-за такого дела? Я думала, что тебе предложили что-то такое, что человек не в силах сделать, ну а это легко исполнить! Запряги своих быков и поезжай на берег моря. Там, на берегу, лежит много красных мелких камешков. Нагрузи арбу доверху этими камнями и поезжай к адауы. По соседству с ними живут карлики. А напротив того места, где они живут, есть большое болото. Вот в него-то и высыпь те камешки, которые ты привезешь.
Потом она подала Джаныму горсть проса и сказала:
— Это семена проса. Их дала мне моя мать. Я не думала тратить эти семена, но хочу помочь твоему горю. Возьми это просо и брось его у ворот карликов, только раздели семена на семь частей. Красные камешки вытащат из болота кости рыб. Карлики хорошие плотники. Правда, они не понимают человечьего языка, но просо — это знак, который покажет им, что надо выстроить дом из семи комнат. Если сегодня к вечеру ты сможешь посыпать это просо, то завтра утром увидишь готовый дом, точно такой, какой ты хочешь.
Джаным удивился. Он никогда не думал, никогда не ожидал, что его сестра, которую он считал глупой, даст такой совет и справится с таким делом.
Через минуту Джаным уже запряг быков, взял с собой горсть проса и поехал. Он сделал все так, как сказала сестра: набрал камешков и бросил их в болото, просо разделил на семь частей и рассыпал у ворот карликов. Ночь Джаным проспал, приходит утром, смотрит: стоит замечательный дом из рыбьих костей, а в доме — семь комнат. Обрадовался Джаным и пошел по селу собирать людей себе в помощь. Все разом люди подняли дом и перенесли его во двор адауы.
Тогда Джаным спросил братьев-адауы:
— Я принес и поставил дом, о котором вы говорили. Что вы мне теперь скажете?
— Что мы можем сказать? — ответили братья.—- Пока тебе многого не хватает. За один этот дом мы не можем отдать нашу сестру. Но мы отдадим ее, если ты пойдешь в тот лес, который растет на востоке, откуда поднимается солнце. В том лесу водится огромный олень. Каждый волосок на его шкуре поет свою песню. Вот если ты, не убив оленя, снимешь с него шкуру и принесешь эту шкуру нам, тогда мы отдадим тебе сестру.
До тех пор Джаным никогда нe слыхал о таком олене. Долго он думал, но не смог ничего придумать и вернулся домой ни с чем, напрасно затратив так много труда.
А братья-адауы нарочно придумывали трудные задачи, и, сколько бы Джаным ни трудился, они все равно не выдали бы за него свою сестру.
Джаным вернулся домой еще грустнее, чем в первый раз.
Куара, сидя на своем месте, спросила:
— Что случилось? Или ты нe смог выстроить дом из рыбьих костей?
— Дом из рыбьих костей уже готов, — ответил Джаным, — но братья-адауы задали мне другую задачу, с которой ни один человек не сможет справиться: там, на востоке, откуда встает солнце, растет большой лес, в том лесу водится огромный олень. Каждый волосок на шкуре этого оленя поет свою песню. Братья-адауы сказали мне: «Вот если ты, не убивая оленя, сдерешь с него шкуру и принесешь нам, тогда мы отдадим тебе нашу сестру». А я ведь даже не подозревал, что такой олень есть на свете, не говоря уже о том, чтобы принести его шкуру!
Тогда Куара, сидя на своем месте, засмеялась и сказала:
— Ох, брат, чтоб умереть твоей сестре! А я-то думала, что ты услыхал от адауы такое, что людям He под силу. А твоя задача совсем легкая. Только мне придется потратить то, чего не хотелось тратить.
Куара пошла и достала перочинный нож и ножницы.
— Вот эти вещи остались после нашей матери. Ты их возьми, захвати свой топорик для хвороста и пойди в тот самый лес. Как пойдешь по лесу, увидишь большой дуб. Этому дубу двести лет. Вершина его уже высохла, но зато внизу, на стволе, на сажень от земли, растет несколько веток с мелкими листьями. Ты полезай на дерево и начинай рубить ветви. Олень услышит стук и сам придет к тебе. Кроме листьев этого дуба, он ничего не ест. Когда же олень прибежит и станет под деревом, кидай в него свой нож. Если нож упадет и вонзится оленю прямо в лоб, олень остановится и какой-то миг не в силах будет двинуться с места. Тут и прыгай вниз, прямо ему на спину, и быстро приложи эти ножницы к его губам. Если сможешь так сделать, кожа сама слезет с оленя. Только так и можно решить эту задачу, — сказала Куара.
Джаным поверил ее словам, взял то, что она ему дала, и пошел в лес. Вошел, разыскал дуб, о котором ему рассказала сестра Куара, быстро взобрался на него и стал рубить ветви. Не успел он и двух веток срубить, как вдруг к нему издали донеслось пение. Такого пения еще ни одному человеку не приходилось слышать. Это были какие-то странные разные голоса. Звуки все приближались и приближались. Джаным не знал, что случилось.
Но вот прибежал огромный олень и остановился под деревом. Каждый волосок на шкуре этого оленя пел свою песню. Сначала Джаным сильно перепугался, но потом пришел в себя и кинул свой нож. Нож попал прямо в лоб оленю, олень вздрогнул раза два-три, но не смог сойти с места. Тогда Джаным одним прыжком очутился на шее оленя, приложил ножницы к его губам, и с оленя в один миг слезла кожа и упала на землю. Олень остался совсем без шерсти, с одними рогами. Он засмеялся и, собираясь уходить, сказал Джаныму:
— На моей шкуре каждый волосок поет свою песню, а я, никогда не старея, живу на свете вот уже тысячу сто лет. Никто, кроме тебя, никто — ни живой ни мертвый — не смог бы снять с меня шкуру. Теперь, если на мне не вырастет новая шерсть, я заберусь в какую-нибудь пещеру и буду доживать там свой век. А тебя, который оставил мне только рога, похожие на белый валежник, я проклинаю: с тобой случится большое несчастье, и ты не достигнешь своей цели!
Так проклял олень Джаныма и пошел куда глаза глядят.
Оленья шкура весила пудов десять. Джаным повесил ее на топорик, взвалил на плечо и пошел. Всю дорогу шкура распевала разные песни.
Так Джаным пришел во двор братьев-адауы. Весь народ, услышав песни, собрался туда. А Джаным отнес шкуру в дом из рыбьих костей. Оленья шкура была так велика, что покрывала сверху донизу все семь комнат этого дома.
Тогда Джаным спросил адауы:
— Вот, дад, я принес то, о чем вы мне говорили. Что теперь скажете мне в ответ?
— Что нам сказать? — ответили братья-адауы. — Теперь на-
значим срок свадьбы. — И они установили срок.
Джаным вернулся домой. Он договорился с друзьями, приготовился сам и стал ожидать назначенного срока.
Тем временем сестра адауы, сидя в доме из рыбьих костей на оленьей шкуре, каждый волосок которой пел свою песню, позвала братьев и сказала им так:
— Ах вы гнилые! Как же вы осрамились: из семерых не оказалось ни одного умного! Единственную свою сестру, которую вы ни за кого не выдавали замуж, теперь продаете за этот дом. Стыдно вам будет перед людьми, когда они услышат об этом!
Но братья воскликнули:
— Что ты говоришь, сестра! Да знаешь ли ты, что мы с ним сделаем? Мы сожжем его в нашем железном доме! А иначе зачем нам было тянуть и выдумывать сроки? Если бы мы хотели отдать тебя ему в жены, он бы не ушел отсюда с пустыми руками, мы выдали бы тебя замуж.
И братья-адауы как решили, так и подстроили. А Джаным откуда может знать, что они готовят? Он думает: «Вот поеду и привезу жену» — и ждет назначенного с.рока.
Накануне отъезда за невестой Куара увидела во сне, что Джаныма хотят запереть и сжечь в железном доме. Сестра вскочила и стала будить брата:
— Брат мой, Джаным, напрасно ты собираешься! Когда ты приедешь к адауы, они убьют тебя. Утром сбегай к ручью Химата, поднимись к дубу, что растет на левом берегу, и спроси лису, которая живет в дупле, как найти выход. Расскажи ей: «Вот какое дело случилось: если я поеду за невестой, меня убьют адауы». Лисица тебе скажет, как найти выход, а я больше ничем не могу тебе помочь.
Не теряя времени, Джаным поспешил к ручью Химата, перешел его и, подойдя к дубу, о котором говорила Куара, увидел лису. Он сел рядом с ней и рассказал обо всем.
И лисица ответила ему так:
— До сих пор у меня не было средства помочь твоему горю и потушить огонь, а вот недавно, когда меня поймали в курятнике и бросили в огонь, я всех обманула, спаслась из огня с помощью резины. Эту резину я сама сделала, но сейчас отдала Старшине муравьев. Пойдем к нему! — И они вдвоем пошли к Старшине муравьев.
Пришли туда, лисица и говорит:
— Мы пришли за резиной. У Джаныма горе. Дай ему резину! Как только он вернется, принесет ее обратно.
Муравьи воскликнули:
— Как вам нe дать!
Они притащили какую-то резину, Джаным поднял ее c земли и вместе с лисой пошел назад.
Пришли, а лисица и говорит:
— Приляг, Джаным, отдохни! Теперь ничего не бойся, мы победим адауы!
Джаным, успокоившись, лег и уснул. Тогда лисица потихоньку просунула резину в горло Джаныма, налила в нее воды, завязала ее сверху ниткой, а нитку привязала к зубу Джаныма.
После этого лиса толкнула его и разбудила.
— Теперь не теряй даром времени, поезжай своей дорогой‚ —
сказала она Джаныму, — только возьми с собой надежных товарищей, но не много: столько человек, сколько братьев у невесты. Когда вы туда приедете, тебя запрут в раскаленном доме, но ты не бойся, дерни за нитку, что привязана к твоему зубу, и тогда увидишь, что случится.
Джаным так и сделал: собрал семь товарищей, на которых он вполне надеялся, семь ровесников, и поехал. В их числе была и лисица.
Приезжают к адауы, а там уже стоят накрытые столы. Но братья-адауы говорят Джаныму:
— Пока нe сели за стол, пойди к невесте, поговори с ней, она там, в комнате! — и послали Джаныма в железный дом. Но как только он вошел, адауы развели под домом огонь, и железный дом раскалился. Тогда Джаным дернул за нитку, которая была привязана к его зубу, вода вылилась из резины, что находилась внутри Джаныма, и охладила дом.
Лисица еще до этого предупредила товарищей Джаныма:
— Наверное, братья-адауы подумают, что Джаным уже погиб, и возьмутся за нас. К этому времени вы держите наготове вот что: ты возьми мой коготь с передней лапы, — сказала она одному из товарищей Джаныма и подала ему свой коготь. — Когда к тебе подойдет адауы с протянутой рукой, чтобы поздороваться, ты, подавая свою руку, держи этот коготь между пальцев и вонзи ему в руку.
— А ты, — сказала лиса другому товарищу Джаныма — возьми мой зуб. — И она отдала ему свой зуб. — Когда адауы приблизится к тебе — брось в него этот зуб!
Третьему товарищу лисица отдала кольцо и сказала:
— Когда к тебе подойдет какой-нибудь из братьев-адауы, ты не бойся, бросай ему в голову это кольцо!
Четвертому лисица отдала коготь со своей задней лапы:
— Когда подойдет к тебе адауы, брось ему под ноги этот коготь так, чтобы он на него наступил.
Пятому товарищу она дала гребень:
— Когда адауы приблизится к тебе, ты быстро подними этот гребень и приложи к его губам.
Последнему лиса подала точильный брус и говорит:
— Возьми этот точильный брус. Когда какой-нибудь адауы захочет тебя втянуть к себе в рот, чтобы проглотить, ты быстро положи этот брус ему на язык.
Как лиса сказала, так и случилось: самый младший из братьев-адауы решил, видно, что Джаным уже сгорел, и подошел к его спутникам. А первый товарищ был уже наготове, держа между пальцев коготь лисицы. Как только адауы взял его за руку, коготь вонзился ему в тело, и он упал замертво.
Тогда второй из адауы направился к товарищам Джаныма. В это время один из них бросил в адауы лисьим зубом. Зуб попал адауы прямо в сердце, и, опрокинувшись, он упал на землю.
После него пошел третий брат-адауы. Не успел он подойти к товарищам Джаныма, как тот, который держал кольцо, бросил его в голову адауы. Шея и голова адауы свернулись в сторону, и он умер.
После этого адауы пошел его старший брат. Тогда товарищ Джаныма, который держал в руках коготь с задней лапы лисицы, бросил его под ноги адауы, тот наступил на коготь, и коготь, пройдя через него, выскочил из головы. Так погиб четвертый брат невесты.
После него к товарищам направился пятый адауы, но не успел он приблизиться, как тот, который держал гребень, приложил его к губам адауы. Гребень вонзился в адауы и прошел насквозь.
Тогда шестой брат-адауы, решив уиичтожить всех спутников Джаныма, пошел на них. Он надеялся, что вдохнет их и проглотит, и потянул в себя воздух, но в этот миг тот из товарищей Джаныма, который оказался возле адауы, быстро вытащил точильный камень и положил на язык адауы. И тут же язык его окаменел, и адауы умер.
Все это огнем жгло сердце старшего из семерых братьев-адауы, и он двинулся па товарищей Джаныма, но как только он пошел, лисица ударила его своим хвостом и рассекла на две половины. Уничтожив всех адауы, товарищи Джаныма кинулись к железному дому, где был заперт Джаным. Не успели они отомкнуть дверь, как Джаным вышел к ним навстречу и спросил:
— Товарищи, вы целы или нет?
Теперь эти люди, погубив всех адауы, решили взять их сестру. Бедная девушка, кто сейчас мог за нее заступиться? Вот уже ее вывели во двор. А Джаным решил про себя: «Привезу ее домой, устрою свадьбу, а потом мы вернемся сюда и заживем в доме из рыбьих костей». Но пока Джаным со своими товарищами и невестой возвращались домой, его брат Джаткяр вырыл в кухне у порога яму, чтобы столкнуть туда брата, а невесту, добытую им, взять себе в жены. Джаткяр завидовал геройству Джаныма и, как только тот приехал, вызвал его из дому:
— Хочу тебе что-то сказать‚ — промолвил завистливый Джаткяр. — Пойдем-ка на кухню, только входи первым!
Джаткяр остался снаружи, а Джаным, ступив за порог кухни, упал в яму. Тут Джаткяр начал быстро засыпать его землей, пока не зарыл совсем. Так сбылось проклятие оленя: Джаным, еще не назвав красавицу своей женой, умер. Олень ведь сказал: «Твои усилия не принесут тебе пользы!» Так и случилось: невесту Джаныма взял тот, который не приложил никаких усилий, а он сам пропал, как шея у свиньи.

О человеке, которого сопровождали звери

Сказка амхара (Эфиопия)

Как-то один человек, взяв с собой обезьяну, змею и крысу, отправился в другую страну. Они шли весь день, а когда наступил вечер, свернули в деревню в поисках ночлега. У дверей одного дома они встретили человека. Низко поклонившись ему, пришелец говорит:
— Здравствуй, брат мой. Позволь переночевать у тебя.
А хозяин дома отвечает сердито:
— Конечно, ты сможешь есть то, что мы едим, и пить то, что мы пьем; крыса найдет достаточно зерна у амбара; обезьяна будет сыта травой и листьями; но что мне делать с этой злой ядовитой гадиной?! Чем я буду ее кормить и где положу спать? Ну зачем ты привел ее ко мне?!
Тогда змея говорит:
— Господин, не разлучай меня, пожалуйста, с моими товарищами, позволь мне переночевать у тебя вместе с ними. А насчет пищи не беспокойся: на ужин и на завтрак у меня будет вот эта пыль, что у вас под ногами. А если уж говорить о коварстве, то я ничуть не коварнее человека, который привел меня сюда. Прошу тебя, пусти меня переночевать.
Хозяин дома поверил змее и пригласил человека и зверей в дом. Он хорошо принял их и на следующее утро проводил в дорогу.
Все это видел один деревенский сплетник. Он отправился к правителю области и рассказал ему о происшедшем. Выслушав его, правитель приказал слугам немедленно связать и привести к нему человека, который предоставил ночлег обезьяне, крысе и змее. Слуги поспешили к дому провинившегося и, связав его, привели к правителю. И тогда правитель огласил приговор:
— За то, что этот человек пустил к себе в дом на ночлег обезьяну, крысу и змею, его скот и имущество переходят в руки государства.
Потеряв состояние, этот человек стал нищим и решил покинуть свою страну. Много дней ой провел в пути и вдруг на краю деревни увидел ту самую крысу, которая в тот раз ночевала у него в доме. Он подошел к ней и говорит:
— Знаешь, крыса, за то, что я в тот раз пустил тебя, обезьяну и змею к себе в дом и накормил вас, меня лишили всего скота и имущества. Теперь я нищий и поэтому прошу тебя помочь мне.
И крыса отвечает:
— Господин мой, я маленькое и слабое существо, живу в земле и питаюсь чем придется. У меня ничего нет, чтобы помочь тебе, но я видела, как в одном месте закопали клад. Поэтому раздобудь где-нибудь лопату, и я покажу тебе это место.
Человек раздобыл лопату и последовал за крысой. Та привела его к развалинам древнего города и показала, где зарыт клад. Человек долго копал и через несколько часов обнаружил глиняный горшок, полный золота и серебра. Он очень обрадовался этой находке, горячо поблагодарил крысу и, купив себе осла и мула, отправился дальше.
Через некоторое время он повстречался с человеком, которого в ту ночь пустил к себе в дом на ночлег. Он рассказал ему о своем горе, о том, как отблагодарила его крыса, а потом и говорит:
— Ну, брат мой, теперь ты помоги мне по мере возможности.
— Хорошо,— ответил тот.— Оставь здесь своего осла и мула с грузом и пойдем со мной.
Как только они подошли к пропасти, неблагодарный внезапно столкнул его вниз, а сам, завладев чужим добром, скрылся. К счастью, катясь по откосу, человек упал на спину огромной обезьяне и остался жив.
Вокруг собралось много обезьян, и они стали расспрашивать человека, откуда он и что с ним случилось. Среди них оказалась и та обезьяна, которую в ту ночь он пустил к себе в дом на ночлег. Обезьяна вспомнила о том, как хорошо обошелся с ней тогда этот человек, и решила помочь ему. Ее товарищи подняли человека и понесли в свое логовище. Там человек подробно рассказал о наказании, которое понес за то, что пустил их к себе на ночлег, о том, как покинул свою страну, о добром поступке крысы и о том, как его неблагодарный постоялец сбросил его в пропасть.
Потом он сказал:
— Не можешь ли ты, обезьяна, помочь мне деньгами?
— У меня нет денег,— отвечала обезьяна,— я не стану обещать то, чего не могу сделать. Однако я дам тебе такой совет. Здесь, напротив нас, люди собирают урожай, и я со своими родственниками могу доставить им много хлопот. Пойди к людям и скажи, что, если они тебе заплатят, ты скажешь им, как сохранить урожай. Если же они не поверят тебе, мы наделаем им столько хлопот, что заставим обратиться к тебе за помощью.
Собрала обезьяна своих родственников, и стали они бегать по полям, разбрасывая снопы и унося с собой пучки колосьев.
Люди выскочили из домов, подняли шум и гвалт.
Тогда человек подошел к ним и говорит:
— Если вы дадите мне денег, я скажу, как избавиться от обезьян.
Услышав эти слова, все согласились дать ему деньги, лишь бы избавиться от набегов обезьян. И когда все деньги были собраны, их оказалось так много, что человек сразу же разбогател.
Купил он много ослов, мулов, богатую одежду и отправился дальше. Едет, едет, вдруг видит: ползет по дороге та самая змея, которую он когда-то пустил к себе в дом на ночлег. Человек рассказал ей подробно о постигшем его горе, о всех своих приключениях, а потом и говорит:
— Ну, а ты, змея, можешь мне сослужить добрую службу?
И змея ответила:
— У меня нет никакого богатства, и я не могу тебе ничего дать. Но мне известно, что далеко на юге в горах есть большой город, в котором живет негус. У него есть красивая дочь, которую он очень любит и собирается выдать замуж. Я могу ужалить ее, а ты возьми это лекарство от яда, приди к негусу и скажи ему: «Я спасу твою дочь от смерти, если ты выдашь ее за меня замуж».
Человек согласился, и они вместе двинулись в долгий путь.
Когда они достигли дворца негуса, человек остался снаружи, а змея по стене проникла внутрь и ужалила дочь негуса.
Негус срочно созвал все родственников, всех принцев и вельмож. Во дворце был объявлен траур. Тот человек подходит к слугам негуса и говорит, что, если бы негус согласился выдать за него свою дочь, он спас бы ее от смерти.
Как только негус узнал об этом, он вызвал его к себе и говорит:
— Хорошо. Я согласен. Кроме того, я обещаю тебе в награду за это много земли, скота в вещей.
Тогда человек достал лекарство, которое дала ему змея, и дочь негуса, приняв его, сразу же выздоровела.
Потом они справили свадьбу. Человек завел богатое хозяйство, построил дом и до конца дней своих жил в мире и согласии со своей женой.
Так рассказывают.

Сирота

Чукотская сказка

Давным-давно жил у дяди сирота. Выходил каждый день сирота к завалинке и плакал. Потом домой шел. Дядя спрашивал его:
— Откуда пришел?
Сиротка отвечал:
— Вон оттуда пришел!
Затем дядя говорил:
— Поешь, не плачь!
Сиротка говорил:
— Да я потом!
Вот однажды плачет сиротка у завалинки. Вдруг травинка говорит ему:
— Ну, не плачь! Перестань плакать! Когда придешь домой, скажи дяде: «Сделай мне лук, я буду на птичек охотиться».
Продолжала говорить травинка:
— Пусть хорошую стрелу сделает! Хорошенько пусть остругает! Когда сама будет сквозь переднюю стенку полога проходить, тогда скажи дяде: «Хватит строгать!»
Вернулся сиротка домой радостный. Дядя спрашивает:
— Чего это ты сегодня такой веселый?
А сиротка говорит:
— Сделай мне лук, я буду на птичек охотиться!
Дядя говорит:
— Сейчас сделаю. А ты пока поешь и поспи!
Стал дядя делать лук. Когда окончил; сиротка говорит ему:
— Остругай, пожалуйста, стрелу получше!
Дядя отвечает:
— Ладно, остругаю получше!
Стал дядя делать стрелу.
Стругает ее. Кончил стругать, положил у задней стенки полога.
Стрела сама до середины полога дошла.
Сиротка говорит дяде:
— Еще постругай стрелу!
Снова дядя стал стругать стрелу. Постругал, у задней стенки полога положил. Стрела сама уже до передней стенки полога дошла.
Сиротка просит дядю:
— Еще постругай!
Снова дядя постругал стрелу. Постругал стрелу, у задней стенки положил. Прошла стрела сквозь переднюю стенку полога и упала на улице. Сиротка говорит:
— Вот теперь довольно стругать!
Взял сиротка лук, стал стрелять на улице. Куда полетит стрела, туда и он идет.
Вот однажды говорит сирота тетке:
— Приготовь мне еду на дорогу!
Тетка опрашивает:
— Из чего тебе еду приготовить?
Сиротка отвечает:
— Если есть оленина, то из оленины.
Тетка сказала:
— Хорошо!
Сварила еду. В дорогу приготовила. Сиротка еще тетку попросил:
— Положи мне на дорогу вместе с олениной куски мяса тундровых и морских зверей!
Собрала тетка дорожный припас. Взвалил сиротка на спину мешок с провизией и вышел. Выстрелил из лука и пошел, куда стрела полетела.
Идет сиротка, видит — яранга. Вошел сиротка в ярангу. Там девочка играет пальцами с веревочкой, только веревочка у нее очень плохая. Вытащил сиротка свою веревочку для игры на пальцах. Обрадовалась девочка. Стали они вместе верёвочкой на пальцах играть. А мать девочки шьет, на них и не смотрит. Говорит дочь матери:
— А ну-ка, посмотри, как мы веревочкой на пальцах играем!
Мать одним глазом посмотрела на играющих, обернулась и говорит сиротке:
— Ты, наверное, по какому-нибудь делу идешь?
Сиротка отвечает:
— Ищу я жену дяди, которую кто-то в позапрошлом году увел. Ее-то и ищу.
— A-a!
Затем накормила она сиротку. Когда поели, говорит ему:
— Ну ладно, может, и найдешь. Вот увидишь, будешь ты с другом!
Вышел сиротка из яранги, опять из лука выстрелил. И опять за стрелой пошел.
На пути маленькая яранга попалась. Подошел сиротка, в ярангу вошел. Очень хорошо его встретили. Это, оказывается, птичий народ был. Спрашивает его птичка-старичок, говорит:
— Ты, наверное, кого-нибудь ищешь?
Отвечает сиротинушка:
— Ищу я жену моего дяди, которую кто-то в позапрошлом году увел. Ее-то и ищу.
Птичка-старичок говорит ему:
— Поешь и дальше иди! Мой сын товарищем с тобой пойдет.
Пошли вдвоем. Вдруг очень темно стало. А сирота с товарищем все дальше идут. Сиротка говорит товарищу:
— Очень я пить захотел!
— И я тоже очень пить хочу, — отвечает товарищ.
Ищут они воду, не могут найти. Вдруг мальчик-птичка говорит ему:
— Что-то я круглое нащупал!
Стали вместе щупать. Сиротка говорит мальчику-птичке:
— Давай-ка я проколю это!
Проколол. Из дырочки сок пошел. Пососал мальчик-птичка и говорит:
— Холодное что-то и кислое.
Сиротинушка говорит ему:
— Ну, так давай попьем!
Оказывается, это морошка была. Попили они сок морошки и дальше отправились. Идут, идут они в темноте. Наконец к границе света вышли. Видят — дыра в земле. Глянули в эту дыру, увидели две большущие горы, которые неба касаются. Горы то отдаляются, то сближаются. Каждый раз, как разойдутся в стороны, много птиц между ними пролетит.
Говорит мальчик-птичка сироте:
— Когда еще раз горы разойдутся и первая птица пролетит, ты в путь отправляйся! А как на той стороне окажешься, ты увидишь двух кэле. Ближнему кэле оставь мясо тундровых животных, дальнему — мясо морских животных. Пройдешь мимо этих кэле, увидишь ярангу. В ней и живет жена твоего дяди.
Сказал это мальчик-птичка и улетел.
И действительно, снова расступились горы, первая птица показалась, отправился в путь и сиротинушка. Как только ущелье прошел, сомкнулись горы. А сирота дальше двинулся. Видит — кэле. Мимо проходя, коснулся сиротка языка кэле, мяса тундровых животных ему положил. Затем дальше отправился. Второго кэле увидел, снова его языка коснулся, мяса морских животных положил на язык. Дальше отправился.
Долго шел. Наконец ярангу увидел. Подошел к двери. А за дверью большущие медведи, белый и бурый, привязаны. Подошел к ним сирота, зарычали медведи. Сирота ошейник снял, намочил и погрозил им медведям. Легли медведи. Он даже по их носам прошел. Они только порычали на него. Говорит муж жене:
— Ну-ка, посмотри, что там!
Пошла жена посмотреть. Отвечает:
— Да это мой старший братишка!
— Ну, заходи!
Вошел. Стали есть. В одном углу полога кто-то смеется. Посмотрел сиротинушка в ту сторону. А там несколько кэле едят. У одних рты на животе, у других — на спине. А у некоторых поперек лица.
Вот кончили есть.
Говорит хозяин сироте:
— Поспи! — И вышел из яранги.
А под полом что-то ухает, эхом отдается. Не спит сирота, тихонько так лежит.
Жена дяди говорит ему:
— Под этим пологом дыра. В дыре огонь пылает. Там хозяин будет с тобой состязаться.
Вдруг хозяин вошел, говорит сиротке:
— А-а, ты проснулся! Давай-ка сначала поедим, а потом играть будем!
И вот, когда поели, попросил хозяин себе старые домашние торбаза, а сиротке — новые.
Раскрыли пол. Тут все кэле подошли смотреть, что будет.
Хозяин говорит сиротинушке:
— Может быть, ты сначала прыгнешь?
А сиротинушка отвечает хозяину:
— Нет, сначала ты!
Прыгнул хозяин в дыру. Спустя немного возвращается. Оказалось, только края подошвы сгорели.
Сиротинушка перед тем как прыгнуть, по примеру хозяина, свои бусы помочил.
Говорит хозяин сиротинушке:
— Теперь ты прыгай!
Сиротка отвечает ему:
— Я, наверное, не смогу, но попробую.
Прыгнул сиротка. Очень долго в яме был. Вернулся — только чуть-чуть края подошвы обгорели.
Говорит хозяин:
— Да-а, не зря ты пришел. Завтра к моей жене пойдем!
Сиротинушка отвечает:
— Ну что ж! А теперь давай поедим! Идем в полог!
Вошли. Поели. Снова вышел хозяин. Только тогда сиротка уснул.
Проснулся на другой день. Поели и на берег моря пошли. Там, оказывается, две лодки. На одной лодке гарпун. На другой лодке копье.
Говорит хозяин сиротке:
— Ты на какой лодке будешь: с гарпуном или с копьем?
Сиротинушка отвечает:
— Сяду в ту, где гарпун.
Отправились порознь на лодках. В пути мирно беседовали. Приплыли к другому берегу. Хозяин говорит сиротке:
— Вон та мужская яранга — моей жены дом. Сейчас она в тундре, коренья собирает. Жди ее возвращения! — Сказал это и ушел.
Сиротинушка привязал лодку и пошел в мужскую ярангу. Вдруг слышит — какой-то крик. Не успела женщина-кэле войти, выскочил сиротинушка из яранги, побежал к лодке. Прибежал, сел в лодку и сразу же от берега отчалил.
Вошла женщина-кэле в ярангу, схватила женский нож и к берегу спустилась.
А на берегу очень большие камни лежали. Один из них плоский, гладкий. Прибежала женщина-кэле на берег, самый большой камень женским ножом изрезала. И говорит:
— Вот что я хотела с тобой сделать!
Сиротинушка вернулся. Отвечает:
— Ara! А я вот что хотел с тобой сделать!
Подошел к плоскому камню. Бросил в него гарпун. Раскололся камень на кусочки. Одним осколком женщину-кэле и убило. Поплыл сиротинушка обратно. Приходит к хозяину, хозяин спрашивает:
— Ну, что она с тобой сделала?
Отвечает сиротинушка:
— Ничего не сделала. А что она могла сделать?.
— А ведь других пришельцев убивала!
— Разве может все делающая меня убить? — говорит сиротинушка.
Хозяин спрашивает:
— А где же она?
— На дне моря лежит убитая!
Говорит хозяин:
— Ну что ж, оставайся у меня до завтра! Утром поезжай домой и жену дяди с собой бери!
Пошел к хозяину. Поели и спать легли. Назавтра собрались сиротинушка с женой дяди домой. Идут, до второго кэле дошли. Говорит сиротинушке кэле:
— Спасибо тебе! Я было с голоду умирал, а ты меня накормил. Я тебе тоже услугу окажу. Там дальше мой товарищ, и он вам поможет.
Дальше пошли сиротинушка с женой дяди. До другого кэле дошли. Говорит кэле:
— Спасибо тебе! Я уж было с голоду умирал, а ты меня накормил. Я вам тоже помогу. Садитесь на мой язык. А как горы разойдутся, первая птица появится, скажите мне и сразу глаза закройте. Тогда можете открыть глаза, когда почувствуете, что остановились.
Разошлись горы, и, как только показалась первая птица, сиротинушка сказал кэле:
— Вот уже первая птица летит! — И зажмурились оба. Выплюнул кэле этих людей.
Чувствуют они, что несет их куда-то, а глаз не открывают. Вдруг остановились, открыли глаза. Темно вокруг. Говорит сиротинушка жене дяди:
— Куда это мы попали?
И вот пошли они в темноте. Вдруг сиротинушка на мешок наткнулся. Сразу узнал то место, где он с мальчиком-птичкой сок морошки пили. Говорит сиротинушка:
— Вот так прямо нам и надо идти! На этом месте мы с товарищем сок морошки пили.
Идут дальше в темноте. Вдруг под ногами стал песок скрипеть. Насыпала жена дяди этот песок в мешок. Дальше пошли. Вот наконец к границе света вышли. Сорвала жена дяди ветку и положила в чулок. Опять дальше отправились. Вдру видят — яранга. Сиротинушка говорит:
— Это мы к птичьему народу пришли.
Жена дяди спрашивает:
— Помогал тебе птичий народ?
Сиротинушка отвечает:
— Считай, что это они тебя сюда привели.
Жена дяди говорит:
— А-а!
Вошли они в дом.
Дала жена дяди женщине-птичке много бус из мешка, в который она недавно песок насыпала.
Затем снова отправились. Дошли до яранги, где девочка с веревочкой была. Говорит сиротинушка жене дяди:
— Если есть у тебя что-нибудь, подари женщине!
Вошли в ярангу. Жена дяди вытащила из чулка вышитый кусок материи, дала девочке. Затем стали есть. Поели, дальше пошли. Наконец домой пришли.
Дядя с женой и сиротинушка до конца жизни хорошо жили. Вся сказка.

Синяя свеча

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Жил на белом свете солдат, и был он своему королю верным служакой много и много лет сряду. Когда же война окончилась, и солдат из-за многих полученных им ран не мог более оставаться на службе, король сказал ему: «Ступай домой — ты мне больше не нужен; и денег ты тоже более не получишь, потому что жалованье получает тот, кто может службу нести».
Вот и не знал солдат, как ему жить да быть: ушел он со службы озабоченный и шел целый день, пока не пришел вечером в лес.
С наступлением темноты увидел он огонек, приблизился к нему и пришел к дому, в котором жила ведьма. «Приюти ты меня на ночлег и дай что-нибудь поесть да попить, — сказал он, — не то придется мне подохнуть с голода!» — «Ого! — отвечала ведьма. — Где это видано, чтобы хоть что-нибудь давали беглому солдату? Ну, да уж так и быть: я над тобою сжалюсь и приму тебя, если ты исполнишь мое желание». — «А чего ты желаешь?»  — спросил солдат. «Чтобы ты мне завтра вскопал мой сад».
Солдат согласился и весь следующий день работал что есть мочи, но до вечера не мог своей работы закончить. «Вижу, — сказала ведьма, — что ты сегодня не можешь более работать; продержу тебя еще одну ночь, а ты за это завтра наколи мне дров».
Солдат провозился за этим делом целый день, а вечером ведьма предложила ему остаться у нее еще одну ночь. «Завтра ты выполнишь для меня самую ничтожную работу, — сказала ведьма. — Позади моего дома есть старый колодец, в него упала моя свечка, горит там голубым огоньком и не потухает. Вот ее-то мне и достань оттуда».
На другой день старуха привела его к колодцу и спустила туда в корзине. Солдат нашел в колодце свечку с голубым огнем и подал ведьме знак, чтобы она его опять вытянула наверх. Она и потянула его, но, когда уж он приближался к краю колодца, ведьма протянула руку и хотела отнять у него свечку. Солдат заметил, что у нее недоброе на уме, и сказал: «Нет, свечи я тебе не отдам прежде, чем почувствую землю под ногами». Тогда ведьма пришла в ярость, спустила его обратно в колодец и ушла прочь.
Бедняга-солдат упал на сыроватое дно колодца, но не ударился, и свеча в его руке продолжала гореть… Да что в том толку? Он отлично понимал, что придется ему умереть в колодце.
Посидел он немного пригорюнившись, затем, случайно сунул руку в карман, нашел в нем свою трубочку, до половины набитую табаком. «Ну вот, курну еще разок напоследок!» — подумал он, вытащил трубку из кармана, зажег ее синею свечой и стал курить.
Когда табачный дым расползся по низу колодца, перед солдатом вдруг появился маленький черненький человечек и спросил его: «Господин, что прикажешь мне?» — «Что я тебе стану приказывать?» — возразил ему солдат в изумлении. «Я все должен выполнить, что ты прикажешь», — отвечал человечек. «Ну, так прежде всего выведи меня из колодца».
Человечек взял его за руку и повел подземным ходом, не забыв и синюю свечку прихватить с собою. При этом он показал ему сокровища, собранные и снесенные туда ведьмой, и солдат набрал себе в запас столько золота, сколько мог снести.
Выбравшись на белый свет, солдат сказал человечку: «Теперь ступай, свяжи старую ведьму и сведи ее в суд». Немного спустя ведьма со страшным криком промчалась мимо солдата на дикой кошке, и солдат не успел оглянуться, как человечек вернулся к нему и сказал: «Все исполнено, и ведьма уже качается на виселице! А теперь что прикажешь мне, господин?» — «Сейчас ничего не прикажу, — сказал солдат, — может идти домой; но чуть только кликну тебя, чтобы ты тотчас же был у меня под рукой!» — «И кликать тебе не нужно, — сказал человечек, — стоит только закурить трубочку синею свечою, я тотчас и явлюсь перед тобою».
Сказал и исчез.
Солдат вернулся в тот город, в котором он служил. Пришел в лучшую гостиницу, заказал себе отличное платье и велел хозяину гостиницы убрать себе комнату как можно роскошнее.
Когда комната была готова, солдат призвал к себе черного человечка и сказал: «Я королю служил верой и правдой, а он выгнал меня со службы и заставил голодать — за это хочу отомстить ему». — «Что прикажешь мне делать?» — спросил человечек. «Поздно вечером, когда королевна уже будет в постели, принеси ее сюда сонную, пусть она мне служит как служанка». Человечек сказал: «Для меня это не трудно, а для тебя будет опасно — если об этом прознают, тебе, пожалуй, плохо придется».
Едва пробило полночь, дверь распахнулась, и человечек внес королевну в комнату солдата. «Ага! Ты здесь! — крикнул солдат. — Изволь-ка сейчас же приниматься за работу! Ступай, принеси сюда половую щетку и вымети комнату!»
Когда королевна вымела комнату, он подозвал ее к своему стулу, протянул ей ноги и сказал: «Сними с меня сапоги!» — швырнул ей свою обувь, а она вынуждена была сапоги поднять, вычистить и глянец на них навести.
Она исполняла все, что он приказывал, без прекословия, молча, с полузакрытыми глазами. Как прокричали первые петухи, человечек опять отнес ее в королевский замок и уложил в постель.
На следующее утро, поднявшись с постели, королевна пошла к отцу своему и рассказала ему, что ей привиделся ночью диковинный сон: «Мне снилось, что кто-то с быстротою молнии перенес меня по — всем улицам в комнату к солдату, у которого я должна была заменять служанку и исполнять всякую черную работу — пол мести и сапоги чистить… Хоть это и был только сон, а я все же так утомилась, как будто все это со мною наяву было». — «Это могло происходить с тобою и наяву, — сказал король, — и я тебе дам такой совет: набей полон карман гороху, а в кармане сделай маленькую дырочку; если тебя опять унесут, то горох из твоего кармана просыплется и укажет твой след».
В то время как король все это говорил, человечек присутствовал здесь невидимкою и все слышал.
Ночью, когда он опять понес спящую королевну через улицы, несколько горошинок действительно просыпалось из ее кармана, но следа никакого не указали, потому что маленький хитрец заранее разбросал много гороха по улицам. И пришлось королевне опять до первых петухов быть служанкой у солдата.
Король на другой день выслал своих людей, чтобы поискать следов, но это оказалось совершенно напрасно, потому что на всех улицах дети бедняков собирали горох и говорили: «Нынче ночью горох дождем с неба сыпался…»
Король и сказал: «Надо нам что-нибудь иное придумать; сегодня ты ложись в постель в башмаках и, прежде чем тебя принесут обратно домой, спрячь там, где ты будешь, один из своих башмаков, а я уж сумею отыскать его!»
Но черный человечек слышал и этот сговор и посоветовал солдату в тот вечер не требовать, чтобы он еще раз принес к нему королевну… «Против этой уловки, — сказал он, — ничего нельзя поделать; а если башмак будет у тебя найден, то тебе плохо придется!» — «Делай, что я тебе приказываю!» — возразил солдат, и королевне пришлось и на третью ночь быть служанкой у солдата, но, прежде чем она была унесена домой, ей удалось один из своих башмаков припрятать под кровать.
На другое утро король приказал во всем городе разыскивать башмак своей дочери: башмак найден был у солдата, и сам солдат (который по просьбам черного человечка успел уже за ворота города выбраться) был вскоре схвачен и брошен в темницу. Во время своего бегства он позабыл захватить с собою лучшее, что он имел, — синюю свечу и золото, и у него в кармане оказался всего-навсего один дукат.
В то время, как он, отягощенный цепями, стоял у окна своей тюрьмы, мимо нее проходил один из его бывших товарищей. Он постучал ему в окно, а когда тот зашел в тюрьму, солдат сказал ему: «Будь так добр, принеси мне тот маленький узелок, который я забыл в гостинице, я тебе за это дам дукат». Товарищ сбегал в гостиницу и принес ему узелок. Солдат, оставшись один в тюрьме, тотчас закурил свою трубочку и призвал черного человечка. «Будь покоен, — сказал тот своему повелителю, — и ступай туда, куда они тебя поведут; не тревожься, что бы ни случилось с тобою, не забудь только захватить с собою синюю свечку!»
На другой день солдата судили, и хотя он ничего дурного не сделал, судьи все же приговорили его к смертной казни.
Когда его уже вывели на казнь, он стал просить короля оказать ему последнюю милость. «Какую же?» — спросил король. «Дозволь мне перед казнью выкурить еще одну трубочку». — «Пожалуй, хоть три выкури, — сказал король, — но только не думай, что я тебя помилую».
Тогда солдат вытащил свою трубку, зажег ее от синей свечи, и чуть только пустил два колечка дыма, черный человечек явился перед ним с небольшою дубинкою в руках и сказал: «Что прикажет мне господин мой?»  — «Пришиби всех этих судей и их угодников, да и королю не давай спуска за то, что он так дурно поступил со мною».
И тотчас человечек с быстротою молнии начал носиться взад и вперед, туда и сюда, и кого только он касался своею дубинкою, тот уж валился на землю и ворохнуться не смел.
Король перепугался, стал просить солдата о пощаде. И ради того только, чтобы тот пощадил его жизнь, отдал ему и королевство свое, и дочку выдал за него замуж в придачу.

Счастливчик и его преданная собака

Сказка амхара

Жил очень богатый человек, у которого было много скота и зерна. У этого богача было много слуг, служанок и собак, которые охраняли его двор. Жена богача должна была скоро родить, и одна из собак богача ждала щенят.
Жена богача родила мальчика и дала ему имя Счастливчик.
В тот же день ощетинилась и собака. Сын богача и щенок росли вместе. Щенок этот всегда играл с мальчиком, проводил с ним все время и научился говорить, как человек. Когда щенку исполнился год, его мать заболела и умерла. А спустя года два умерли от тифа мать и отец Счастливчика, оставив ему все свои богатства.
Вся прислуга, которая была в доме, разбежалась, и Счастливчик остался один со своей собакой. Так как в доме некому было ухаживать за ним и кормить его, ему было очень трудно.
Тогда жившая по соседству семья взяла мальчика к себе. Но, как говорится, яйцо со временем превращается в цыпленка. Вот и эти бедняки задумали завладеть состоянием мальчика и решили отравить его.
Однажды они договорились между собой накормить Счастливчика отравленным фытфытом. Их разговор услышала собака. А бедняки не знали, что эта собака умеет говорить. Когда Счастливчик возвратился из школы, собака подбежала к нему и говорит:
— Я слышала, как они сегодня договаривались положить в фытфыт отраву. Поэтому, если они дадут тебе фытфыт, не ешь его. Я обнюхаю фытфыт, а ты скажешь, что не будешь есть фытфыт, который нюхала собака.
Мальчик поступил так, как ему сказала собака, и, когда ему подали фытфыт, сказал, что не будет его есть.
На другой день собака подслушала, как хозяева договаривались напоить мальчика отравленным тэлля. Собака опять побежала к нему и говорит:
— Сегодня они собираются насыпать в тэлля отраву и дать тебе. Поэтому ты ешь только инджэра, а тэлля не пей. Когда ты будешь обедать, я подойду, опрокину кувшин с тэлля и убегу.
Счастливчик и на этот раз последовал совету собаки и спасся от смерти.
В следующий раз хозяева договорились ночью убить мальчика в постели. Счастливчик спал в одной постели с сыном хозяев. На Счастливчике всегда была новая шэмма, а на сыне бедняков — старая.
Собака, подслушав разговор хозяев, подбежала к мальчику и говорит:
— Сегодня ночью они хотят убить тебя. Поэтому ты надень старую шэмму их сына и ляг с той стороны, где обычно спит он, а на него надень свою новую шэмму и положи его спать с той стороны, где спишь ты.
И Счастливчик сделал так, как ему посоветовала собака.
В полночь хозяин дома поднялся и подошел к постели, на которой спал Счастливчик. Он заколол кинжалом собственного сына, спавшего в новой шэмме, и ушел.
А ночью Счастливчик и его собака поднялись и вышли из дома.
Когда же ранним утром злодеи проснулись, они увидели в постели своего собственного сына, истекающего кровью. Тут они взяли сына и, причитая, побежали к лекарю. А до его дома был день ходьбы.
Как только собака увидела, что хозяева ушли, она вместе со Счастливчиком возвратилась в дом. Они взяли скот, золото и серебро и бежали из этой деревни. Собака, чтобы унести и сохранить золото, серебро и прочие драгоценности, проглотила их.
Пока они шли, их скот забрел на луг, где пасли скот негуса.
Стражники побежали, чтобы схватить чужой скот. Тогда собака сказала Счастливчику:
— Я сейчас заберусь на ту гору и стану кричать: «Ой, что стало с ягненком негуса! Ой, что стало с ягненком негуса!» Стражники сбегутся ко мне, а ты в это время заберешь свой скот и скроешься.
Собака поднялась на гору и стала лаять и кричать: «Ой, что стало с ягненком негуса! Ой, что стало с ягненком негуса!» Стражники, прибежавшие захватить скот Счастливчика, повернули и сломя голову бросились на гору. Собравшись вокруг собаки, они с удивлением слушали, как она говорит человечьим голосом, а Счастливчик тем временем забрал свой скот и угнал его далеко от этого луга. Собака же осмотрелась и, улучив момент, проскользнула между людьми и бросилась наутек. Когда стражники обернулись, чтобы посмотреть, где пасется скот, на лугу уже никого не было.
— Что за чудо приключилось с нами! Что за наваждение! Упаси нас бог! — говорили они в смущении.
А собака и мальчик тем временем благополучно добрались до тех мест, где правил другой негус.
Однажды, когда Счастливчик вместе со своей собакой пас свой скот рядом с лесом, на опушке леса появился негус. Он пришел в лес поохотиться и высматривал зверя. А в это время притаившийся на дереве леопард приготовился броситься на него. Увидев леопарда, Счастливчик вонзил в него свое копье. Леопард, хрипя, свалился с дерева и распластался у ног негуса. Когда негус увидел это, он очень испугался. Он обернулся, чтобы посмотреть, кто спас его от леопарда, и увидел мальчика, который подошел, чтобы взять свое копье. Негус стал благодарить его, а потом попросил, чтобы он поселился в его дворце. Мальчик согласился и, взяв с собой свою собаку и скот, отправился во дворец негуса. Счастливчик долго прожил во дворце. Негус был очень доволен всем, что делал юноша, очень полюбил его и наконец решил выдать за него замуж свою дочь.
Однажды собака почувствовала, что скоро умрет. Она позвала Счастливчика и сказала ему:
— Собаки живут недолго. На этой неделе я умру. Ты закопай мое тело под своей кроватью, а через восемь дней раскопаешь мою могилу. Ты найдешь там серебро, золото, бриллианты, щит, копье, лемд и каббу твоего отца.
Юноша, узнав о том, что его собака скоро умрет, опечалился и заплакал. Он не хотел, чтобы его жена видела, как он будет закапывать свою собаку, и поэтому отправил ее на неделю в дом отца. Когда он закапывал собаку, один слуга видел это. Не успела жена Счастливчика вернуться домой, как слуга рассказал ей обо всем. А та пожаловалась отцу на своего мужа за то, что он закопал в доме свою собаку.
— Я закопал дома не собаку, а богатства, украшения и оружие своего отца,— ответил негусу Счастливчик.
По приказу негуса могила была открыта, и там, как это и сказала собака, оказались богатства отца Счастливчика. Все были поражены и восхищены. Когда негус увидел богатства и украшения отца Счастливчика, он понял, что юноша происходит из знатного рода, и очень обрадовался. И он пожелал в будущем передать ему свой престол. А тех, кто распускал слухи и порочил доброе имя Счастливчика, негус посадил в тюрьму.

Двое королевских детей

Немецкая сказка из «Домашних сказок» братьев Гримм

Жил-был на свете король, и у него родился маленький сыночек, и на нем стоял такой знак, по которому можно было видеть, что ему на шестнадцатом году предстоит погибнуть от оленя.
Когда он достиг этого возраста, королевские егеря отправились с ним однажды на охоту. В лесу королевич отстал ото всех и вдруг увидел большого оленя, в которого задумал стрелять, но никак нагнать его не мог; и бежал тот олень до тех пор, пока не заманил королевича в самую чащу леса; там вдруг вместо оленя появился высокий громадный мужчина и сказал: «Хорошо, что я тебя сюда залучил; из-за тебя я уже шесть пар лыж на охоте износил, а все добыть тебя не мог».
И взял он его с собой, переправил через широкую реку и привел в большой королевский замок, где они сели за один стол и стали есть. Когда они вместе поели, этот король сказал королевичу: «У меня три дочери; ты должен провести ночь в спальне у старшей, не смыкая глаз, от девяти часов вечера до шести утра, и я стану приходить к тебе каждый раз, когда будет ударять колокол, стану тебя окликать, и если ты хоть один раз не откликнешься мне, то будешь завтра утром казнен; если же каждый раз будешь мне отвечать, то получишь мою дочь в жены».
Когда королевна и королевич пришли в опочивальню, там стоял каменный истукан, и королевна сказала ему: «В девять часов придет мой отец и затем будет являться каждый час, пока три не ударит; когда будет он окликать, то дай ему ответ вместо королевича».
Каменный истукан молча кивнул головой и затем стал кивать все тише и тише, пока голова его не стала попрежнему неподвижна.
На другое утро король сказал королевичу: «Ты оказался молодцом, но старшую дочь я не могу за тебя выдать — ты должен еще у второй дочери целую ночь бодрствовать; а тогда я подумаю, можно ли тебе жениться на моей старшей дочери. Но я ежечасно буду приходить сам, и если тебя окликну, то отвечай мне; а если окликну и не ответишь, то кровь твоя должна будет пролиться».
Вот и пошел королевич с королевной в ее опочивальню, а там стоял еще больший каменный истукан, которому королевна сказала: «Когда отец будет окликать, то отвечай ты». Кивнул большой каменный истукан головою молча и стал качать ею все медленнее и медленнее, пока голова опять стала неподвижна. А королевич лег на пороге опочивальни, подложил руку под голову и заснул.
На другое утро король сказал ему: «Хоть ты и хорошо выполнил свое дело, однако же и вторую мою дочь я не могу за тебя выдать замуж; ты должен еще одну ночь бодрствовать у моей младшей дочери в опочивальне, тогда я подумаю, можно ли за тебя вторую дочь выдать. Но не забудь, что я каждый час стану сам приходить, и если тебя окликну, то отвечай мне; а коли окликну, да не ответишь, то кровь твоя должна будет пролиться».
Пошел королевич с младшею королевной в ее опочивальню и там увидел истукана еще больше и еще выше, чем в опочивальне двух первых королевен. И сказала королевна истукану: «Станет отец окликать, отвечай ты». Ответил на это каменный истукан кивком головы и качал ею с полчаса, пока она не перестала качаться. А королевич лег на пороге и заснул.
На другое утро король сказал ему: «Хоть ты и хорошо бодрствовал, но я все же не могу за тебя мою дочь выдать, а вот есть у меня большой лес, и если ты мне тот лес с сегодняшних шести часов утра до шести часов вечера весь вырубишь, так я, пожалуй, о замужестве дочери подумаю». Дал он королевичу стеклянную пилу, стеклянный клин и топор.
Как только королевич пришел в тот лес да рубанул разок топором — топор пополам; взял было клин да приударил по нем, и тот в песок рассыпался. Он был этим так поражен, что уже думал — смерть его пришла; сел, да и заплакал.
Когда настал полдень, король сказал дочерям: «Одна из вас, девушки, должна ему чего-нибудь снести поесть». — «Нет, — отвечали обе старшие, — мы ему ничего не снесем; пусть та, у которой он провел последнюю ночь, и несет ему». Вот и должна была младшая снести ему поесть.
Придя в лес, она его спросила: «Ну что? Как?» — «Совсем плохо», — отвечал он. Тогда она сказала ему, что он должен сначала чего-нибудь поесть; но он отвечал, что этого не может сделать, что должен умереть и есть не будет. Но она приласкала его и уговорила, чтобы он хоть немного отведал; он подошел и поел.
Когда он насытился, она сказала: «Приляг ко мне на колени, я почешу тебе голову, и ты повеселеешь духом». Когда она стада ему в голове чесать, он вдруг почувствовал усталость и заснул; а она взяла свой платочек, завязала на нем узелочек, трижды ударила узелочком о землю, приговаривая: «Арвегерс, сюда!»
И явилось к ее услугам множество человечков из-под земли и стали спрашивать, что повелит им королевна. Тогда она сказала: «В течение трех часов лес должен быть вырублен, и все вырубленное должно быть сложено в кучи».
Пошли человечки, созвали всех своих на помощь и тотчас принялись за работу, и прежде чем три часа прошли, все было сделано. А человечки опять пришли к королевне и доложили ей о том. Тут она опять взяла свой белый платочек и сказала: «Арвегерс, домой!» И все человечки разом исчезли.
Когда королевич проснулся, то очень обрадовался, а королевна сказала ему: «Когда пробьет шесть часов, тогда иди домой».
Он так и сделал; и король спросил его: «Что же ты, вырубил лес?»  — «Да», — сказал королевич.
Когда они все сели за стол, король сказал: «Не могу еще отдать за тебя свою дочку: ты должен мне еще одну службу сослужить». Королевич спросил: «Какую службу?» — «Есть у меня большой пруд,  — сказал король,  — завтра должен ты туда сходить и вычистить его так, чтобы он был, как зеркало, и чтобы водились в нем всякие рыбы».
На следующее утро король дал ему стеклянную лопату и сказал: «В шесть часов вечера пруд должен быть готов».
Пошел королевич на пруд, ткнул лопатой в тину — и лопата сломалась; ткнул киркой в тину — и та сломалась. Видя это, он совсем растерялся…
В полдень же принесла ему молодая королевна поесть и сказала: «Ну что? Как?» — «Совсем плохо! — отвечал королевич. — Видно, придется мне сложить свою голову: мне даже и приступить к работе не с чем!» — «О,  — сказала она, — ступай сюда да покушай сначала чего-нибудь, тогда у тебя на душе повеселеет». — «Нет, — сказал он, — есть я ничего не могу; я слишком уж опечален».
Тут она его приманила ласковым словом и заставила поесть. Потом стала у него в голове перебирать и усыпила его; когда же он заснул, взяла она платочек, завязала на нем узелочек, ударила узелочком трижды в землю и сказала: «Арвегерс, сюда!»
И явилось опять к ней множество подземных человечков и все стали спрашивать, чего она желает. Приказала она им пруд в течение трех часов так вычистить, чтобы он блестел как зеркало — хоть глядись в него!  — и всякие рыбы в нем водились.
Пошли человечки на пруд, созвали к себе всех своих на помощь — и поспела работа их через два часа. Потом опять пришли к королевне и сказали: «Все мы исполнили, что было приказано». Тогда взяла королевна платочек, ударила трижды в землю и сказала: «Арвегерс, домой!» И все они исчезли.
Проснулся королевич — видит, что готова работа. Тогда ушла и королевна и сказала, чтобы он в назначенное время приходил домой.
Как он пришел, король его спросил: «Что ж? Очищен ли пруд?»  — «Очищен», — отвечал королевич. «Ну, хоть ты и очистил его, — сказал король, — однако же я не могу за тебя выдать мою дочь. Прежде ты мне еще одну службу сослужи». — «Да что же еще?» — «А вот на той большой горе, что вся заросла колючим терновником, ты весь терновник выруби да построй там большой замок, прекрасней которого нельзя было бы вообразить и чтобы в том замке было все для житья необходимое».
Когда на другой день королевич поднялся, король дал ему стеклянный топор и стеклянный бурав и приказал закончить всю работу к шести часам.
Чуть только он ударил топором по первому терновому кусту, как топор рассыпался вдребезги, да и бурав тоже оказался непригодным к делу. Запечалился королевич и стал поджидать свою милую — не поможет ли хоть та ему из беды выпутаться?
В самый полдень она и пришла к нему, и принесла ему поесть; он пошел ей навстречу, рассказал ей все, что случилось, поел того, что она ему принесла, положил голову на колени, чтобы она почесала, а сам заснул. И опять она трижды ударила узелком платка в землю и проговорила: «Арвегерс, сюда!» И опять явилось столько же подземных человечков и спросили ее, чего она желает.
«В течение трех часов, — сказала она, — должны вы очистить гору от всего кустарника, а на верху горы должны поставить замок, из красивых красивейший, и все необходимое для жизни должно быть в том замке».
Пошли они, созвали всех своих на помощь, и когда истекло назначенное время, все было уже готово. Пришли они затем к королевне и доложили об этом, а та опять ударила платочком трижды по земле и сказала: «Арвегерс, домой!» И они тотчас исчезли.
Когда королевич проснулся и все это увидел, то обрадовался, как птичка радуется в воздушном просторе.
Немного спустя пошли они домой. Король и спросил у королевича: «А что же? Замок-то готов?» — «Да», — отвечал королевич. Усевшись за стол, король сказал: «Мою младшую дочь я отдать за тебя не могу, пока не просватаю двух старших».
Королевич и королевна были этим очень опечалены, и королевич решительно не знал, чем своему горю пособить.
Как-то ночью пошел он к королевне и вместе с нею бежал из королевского замка. Пробежав некоторую часть пути, королевна обернулась и увидела, что отец их нагоняет. «Ах, — сказала она, — как нам быть? Мой отец нас нагоняет и хочет нас вернуть домой. Я тебя оберну терновником, а сама обернусь розою и все буду держаться среди твоих колючек».
Когда отец приблизился к тому месту, то увидел терновый куст и розу среди него.
Он хотел было ту розу сорвать, да терновник стал колоть его своими шипами, и он должен был вернуться домой с пустыми руками.
Тут спросила его жена, почему он не привел с собою дочку. Он ответил жене, что почти нагонял ее, да вдруг потерял из глаз и вместо беглецов увидел перед собою терновый куст и розу среди него. «Стоило тебе только розу сорвать, — сказала королева, — куст бы сам собою за нею пришел».
Пошел король опять на то место, чтобы добыть розу.
Между тем королевич с королевной были уже далеко, и королю опять пришлось бежать за ними следом. И вот обернулась дочка еще раз и увидела отца своего…
«Как нам быть? — сказала она снова. — Я оберну тебя кирхою, а сама буду в той кирхе пастором: стану на кафедре и начну проповедовать».
Подошел отец к тому месту и видит кирху, а на кафедре стоит пастор и проповедует. Послушал он проповедь и домой пошел.
На вопрос королевы, почему он дочь с собою не привел, король отвечал: «Пришлось мне за ними далеко бежать; а как нагнал их, вижу, что стоит кирха и в ней пастор проповедует». — «Да тебе бы только стоило привести с собою пастора, — сказала королева, — а кирха сама бы за тобою пошла! Нет, вижу, что нельзя тебя за ними в погоню посылать, надо мне самой за ними бежать».
Когда она пробежала часть пути и уже завидела вдали беглецов, случайно обернулась королевна назад и увидела, что мать за ними гонится.
«Беда нам грозит! — сказала королевна. — Матушка сама за нами гонится!.. Вот оберну тебя прудом, а сама в том пруду стану плавать рыбою».
Пришла мать на то место и видит — большой пруд, а в нем рыбка плещется, головку из воды выставляет и плавает веселешенька. Хотела она поймать ту рыбку, да никак ей это не удавалось! Разозлилась она и задумала выпить весь пруд досуха, чтобы рыбку поймать. И выпила — да стало королеве так дурно, что она должна была снова весь пруд изрыгнуть…
Тогда она и сказала: «Вижу, что ничего не могу с вами поделать!» — и призвала их к себе.
И вот приняли они опять свой прежний вид, и королева дала дочери три ореха, добавив: «Эти орехи тебе в нужде пригодятся».
И пошли молодые люди далее своею дорогою. Пробыв в дороге часов С десяток, пришли они к деревне, невдалеке от замка королевича. Тут и сказал он своей невесте: «Обожди здесь, моя милая, я прежде один побываю в замке и оттуда явлюсь к тебе снова с повозкой и слугами, чтобы свезти тебя в замок».
Когда он в замок явился, все чрезвычайно обрадовались его возвращению; а он рассказал им, что есть у него невеста, что она дожидается его в деревне и что он сейчас поедет за нею в повозке и привезет в замок. Тотчас запряжена была повозка, и много слуг явилось около нее.
Но едва только королевич хотел в ту повозку сесть, мать поцеловала его в уста, и он от этого поцелуя сразу забыл все, что случилось с ним и что ему предстояло сделать. Мать приказала выпрячь коней из повозки, и они все снова вернулись домой.
А королевна тем временем сидела в деревне да поджидала, когда за нею приедут, но никто не являлся.
Пришлось королевне наняться в работницы на мельницу около замка, и каждый день после полудня она должна была сидеть у воды и перемывать посуду.
Случилось, что королева вышла как-то из замка, пошла по берегу и, увидев эту красивую девушку, сказала: «Что это за красотка? Очень она мне нравится!» Стала она всех о ней расспрашивать, но никто ничего о той девушке не знал.
Много минуло времени, а девушка все продолжала попрежнему честно и верно служить у мельника. Между тем королева подыскала для своего сына жену откуда-то издалека. Когда приехала невеста, свадьба должна была тотчас состояться.
Сбежалось множество народа на ту свадьбу смотреть; стала и молодая работница на ту свадьбу проситься у мельника. «Ступай, пожалуй!..»  — сказал ей мельник.
Собираясь идти на свадьбу, вскрыла королевна один из трех орехов, вынула из него красивое платье, надела, пошла в нем в кирху и стала у самого алтаря.
Вот явились и жених с невестою и стали против алтаря, но в то время, когда пастор собирался их благословлять, невеста вдруг глянула в сторону и поднялась с колен. «Не хочу я венчаться, — сказала она, — пока у меня не будет такого же красивого платья, как у той дамы».
Тогда они все должны были вновь вернуться домой и приказали спросить у нарядной дамы, не желает ли она то платье продать. «Продать не, продам, а за услугу отдам», — отвечала она.
Спросили ее, чего ж ей надо. Она сказала, что отдаст платье, если ей дозволено будет провести ночь перед дверьми того покоя, где спал королевич. На это согласились; но одного из слуг королевича заставили дать ему сонного зелья.
И вот королевна легла на порог двери в его опочивальню и всю-то ноченьку жалобно ему выговаривала, что она и лес для него вырубила, и пруд очистила, и замок диковинный выстроила, что и терновником его оборачивала, и кирхою, и прудом, спасая от погони, а он позабыл ее так скоро.
Королевич-то ничего не слыхал, а слуги от ее жалоб пробудились и стали прислушиваться и никак не могли понять, что бы это могло значить.
На следующее утро, когда все поднялись, невеста надела платье королевны и пошла с женихом в кирху. Между тем королевна вскрыла второй орех и увидела в нем другое платье, еще наряднее первого, надела его и пошла в кирху к самому алтарю — и все произошло точно так же, как накануне.
И еще одну ночь пролежала она на пороге двери, которая вела в опочивальню королевича, и слуге было приказано вторично отуманить его сонным зельем; а слуга, напротив того, дал ему бессонного зелья, с тем и уложил его в постель. Королевна же легла по-прежнему у дверей на пороге и стала жалобно рассказывать по порядку обо всем, что было ею сделано.
Все это услышал королевич, очень опечалился, и вдруг припомнилось ему все минувшее.
Он хотел было выйти к своей милой, но его мать заперла дверь на замок.
На следующее утро, однако же, он тотчас пришел к королевне, рассказал, как все случилось, и просил на него не гневаться, что он так долго не мог о ней вспомнить.
Тогда королевна вскрыла и третий орех и вынула из него наряд, еще лучше двух первых: она его надела и поехала с королевичем в кирху… Дети осыпали их цветами и устилали их путь пестрыми кусками материи…
В кирхе они приняли благословение от пастора и весело отпраздновали свадьбу.
А коварная мать и ее избранная невеста должны были удалиться.
У того же, кто мне всю ту сказку сказывал, не успели после свадьбы обсохнуть уста влажные…

Исцеление через беса

Еврейская сказка

Вышел указ, воспрещающий евреям праздновать субботу и совершать обрезание.
Желая добиться отмены указа р. Рувим бен Истробул постригся и оделся по-римски и, выдавая себя за римлянина, стал заводить знакомство с властями.
Однажды, заведя с ними разговор об указе, он говорит:
— Как, по-вашему, чего мы должны желать врагу: обеднеть или разбогатеть?
— Обеднеть, разумеется.
— В таком случае, вы запретите евреям работать по субботам, и это будет для них прямым убытком.
— Ты совершенно прав.
Спрашивает р. Рувим далее:
— А пожелаете ли вы врагу быть слабосильным или же, наоборот, здоровым и крепким?
— Слабосильным, конечно.
— Пускай же евреи таки обрезывают своих сыновей на восьмой день от рождения и вместе с кровью теряют и силы.
— И в этом ты прав.
Перестали исполнять приказ. Но вскоре узнали, что советчик этот сам еврей, — и запрещение возобновили.
Стали евреи совещаться, кого послать в Рим добиться отмены указа. И решено было послать р. Симеона бен Иохая, человека, испытанного в чудесах, а вместе с ним р. Элазара бен Иосе.
По дороге в Рим является им бес Бен-Темалион и говорит:
— Хотите, пойду и я с вами?
Заплакал р. Симеон:
— Рабыне праотца нашего (Агари) трижды ангел являлся; я же ни разу не удостоился этого, а является мне на помощь бес. Пусть же придет избавление через кого бы то ни было.
Поспешил бес вперед и вселился в дочь кесаря. Пришел р. Симеон и крикнул:
— Бен-Темалион, выходи! Бен-Темалион, выходи!
Услыша голос р. Симеона, бес оставил царевну и исчез.
Говорит им кесарь:
— Просите в награду чего хотите; все сокровищницы мои открыты перед вами.
Получив свободный вход повсюду, они разыскали тот указ и разорвали его.

О семерых соперниках

Сказка амхара (Эфиопия)

Жил знатный человек. У него было четыре жены. Одна родила ему пятерых сыновей, другая — троих, третья — двоих, а четвертая — одного сына. Прошло время, человек состарился, и на глазах его появилась какая-то пелена, которая мешала ему видеть. Пришел лекарь, осмотрел era и сказал:
— Твои глаза может исцелить только змеиный жир. Если ты смажешь им глаза, пелена исчезнет.
Тогда старик собрал всех сыновей и сказал им:
— Я созвал вас из-за своей болезни. Лекарь говорит, что глаза мои может исцелить только змеиный жир. Поэтому ступайте на охоту, убейте змею и принесите мне ее жир.
Сыновья взяли щиты и копья, захватили с собой собак и отправились на охоту. Вдруг они увидели огромную змею. Извиваясь, она спустилась вниз и исчезла в своем логовище. Юноши замерли от страха. Между ними начался спор: никто не хотел входить в логовище змеи. В конце концов, угрожая копьями, они насильно втолкнули в логовище того юношу, который был единственным сыном у своей матери. Когда он, вооруженный щитом и копьем, оказался в логовище змеи, то увидел, как вслед за ним туда вбежал его верный пес. Змея бросилась на собаку, и в этот момент человек пронзил ее копьем. Тогда она кинулась на человека. Тут собака стала кусать ее. Так они вместе убили змею. Юноша распорол ей брюхо и извлек оттуда жир. Когда он вышел наружу, его братья отняли у него змеиный жир и, опередив его, пришли к отцу и сказали ему:
— Отец! Мы убили змею и принесли тебе ее жир.
Отец смазал жиром глаза, но это не помогло ему. В это время пришел тот сын, который был единственным у своей матери. Когда его братья отнимали у него жир, у него в руках все же осталось немного, и он принес его с собой. Подойдя к отцу, он рассказал ему о жестокости своих братьев и отдал принесенный змеиный жир. И как только отец помазал им свои глаза, зрение вернулось к нему. Тогда отец сказал юноше:
— Сын мой! Тебе не придется делиться со своими братьями деньгами или имуществом. Для тебя достаточно будет моего благословения. Я благословляю тебя! Ты настоящий сын! Отправляйся сейчас в одну сторону. По дороге ты встретишь семерых слуг. Узнай у каждого из них, что он умеет делать, и возьми их к себе на службу. Только смотри не говори им, что ты не возьмешь их к себе!
Отец благословил сына, и тот отправился в путь.
Прошло немного времени, и юноша повстречал на дороге семерых слуг.
— Куда вы держите путь? — спросил он.
— Мы хотим поступить в услужение к какому-нибудь господину. Возьми нас к себе в услужение! — попросили они его.
— А что вы умеете делать? — поинтересовался он.
И они по очереди рассказали ему, что могут делать.
Первый сказал:
— Я могу, унести столько, сколько унесет тысяча человек.
Второй сказал:
— Я умею за один присест съесть столько, сколько съест тысяча человек.
Третий сказал:
— Я знаю военные приемы, при помощи которых можно саблей заставить отступить тысячу воинов, наступающих спереди, и тысячу, наступающих сзади.
Четвертый сказал:
— Я умею давать советы в сложных и затруднительных случаях.
Пятый сказал:
— Я могу за один день пройти путь, на который требуется один год.
Шестой сказал:
— Я сумею узнать, что делается в стране, находящейся на расстоянии одного года ходьбы отсюда.
Седьмой сказал:
— Я берусь за одну минуту построить десять домов.
Юноша очень обрадовался тому, что нашел таких необыкновенных слуг, и спросил слугу, который мог узнать, что делается в отдаленных странах:
— Что сейчас происходит в далеких странах?
— В одной далекой стране есть могущественный негус, а у него дочь, которую он собирается выдать замуж. Негус решил не искать ей мужа в своей стране и ждет, когда к ней посватается жених из какого-нибудь другого государства.
Тогда юноша позвал слугу, который обладал способностью давать советы при сложных и затруднительных обстоятельствах, и спросил его:
— А ну-ка, посоветуй, как мне быть?
И слуга дал такой совет:
— Ты можешь жениться на дочери этого негуса. Для этого у тебя есть все основания. А потом ты завладеешь всем государством,
Юноша позвал слугу, за день проходящего путь, на который требуется год, и сказал ему:
— Иди к такому-то негусу и скажи ему, что такой-то великий негус просит у него руки его дочери! Сделай это и возвращайся!
И слуга за один день прошел расстояние, на которое требуется год ходьбы, и, представ перед негусом, сказал ему, что такой-то негус из такой-то страны просит руки его дочери.
И негус из далекой страны ответил, что согласен выдать за него замуж свою дочь. С этим ответом слуга вернулся к своему господину. И в назначенный день юноша, взяв с собой семерых слуг, отправился в эту далекую страну. В горах их застал дождь с градом, и тогда, опасаясь за жизнь своих людей, юноша обратился за помощью к слуге, который мог построить десять домов сразу. Тот построил дом и спас их от смерти. После того как дождь с градом прошел, они опять двинулись в путь и наконец достигли страны негуса. Люди негуса были очень удивлены, увидев, что с женихом прибыло всего лишь семь человек. Им подали угощение на тысячу человек и на тысячу человек накрыли стол. Тут поднялся один из них и за один присест съел все. Увидев это, все так и пооткрывали рты от удивления.
Потом им вынесли приданое невесты, которое могла унести тысяча человек. Тогда подошел тот, кто мог унести столько, сколько унесет тысяча человек, завернул все вещи и понес.
Видя, что это какие-то необыкновенные люди, негус отдал приказ армии задержать их и отнять у них дочь.
Получив приказ, войска двинулись в бой, но тут поднялся тот, который мог саблей заставить отступить тысячу человек, наступающих спереди, и тысячу, наступающих сзади, и тысячи солдат обратились в бегство под ударами его сабли. Так юноша и семеро его слуг победили войско негуса и захватили его государство.
Когда же началось распределение должностей, поднялся
спор. Каждый говорил, что должность наместника больше подходит ему. Наконец наместником был назначен слуга, который давал советы; военным министром — тот, кто владел военным искусством; слуга, который мог унести столько, сколько унесет тысяча человек, был назначен министром перевозок; тот, кто мог за одну минуту построить десять домов,— министром строительства; гонец—министром авиации; тот, кто знает, что происходит в далеких странах,— министром почты и телеграфа.
Тому же, кто мог много съесть, работы не нашлось.