Человек, орех и арбуз

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Посадил человек под ореховым деревом арбузное семечко. И как поспели плоды, пришел он и видит — орехи на нем мелкие. Человек сказал: «О, Господи, все, что создал ты, правильно и толково. Эти же два плода не правильны и на что не похожи.» Человеку казалось, что вместо орехов должны быть арбузы на дереве, а орехи — на арбузном кусте. И лег он под дерево и посмотрел наверх, и вдруг сорвался с дерева орех и больно ударил его по лбу, и рассек лоб, и кровь пошла. И вскочил человек с места и возопил: «О, Господи, все, что создал ты, правильно и совершенно, а кому не по душе сотворенное тобой, да случится с его лбом похуже, чем с моим, ибо, будь вместо ореха арбуз, меня бы убило».

Сборщик податей и глупец

Абхазская сказка

В одном селе жили два брата. Один был глупый, а другой — умный, полезный народу человек. Он многое знал, был большим костоправом, лечил вывихи и переломы костей.
Однажды в поселке Гырла молодые парни играли в мяч.
Во время игры двое столкнулись, и один парень сломал руку, а другой вывихнул ногу. В таких случаях всегда приглашали умного брата. Пригласили его и сейчас. Пока он ходил туда, где случилось несчастье, к братьям в дом пришел сборщик податей.
Пришел и говорит глупцу:
— Вы еще не уплатили царского налога. Плати сейчас же!
Глупец удивился:
— Мы только вчера заплатили налог, а ты опять пришел!
И они стали ссориться.
Началась драка, глупец схватил палку и изо всех сил ударил сборщика податей по голове, так что голова раскололась как деревянная чашка для фасоли.
Тогда глупец взял тело сборщика, отнес к большой рек бросил в воду.
Умный брат вернулся домой, и глупец рассказал ему, что он наделал. Умный пошел к реке, достал труп сборщика И зарыл в землю, а в реку бросил козла. Потом пришел домой и начал давать наставления брату, чтобы он никому ничего не рассказывал. Но разве глупец мог стерпеть?
Царю очень нe понравилось, что сборщик пропал. Созвал он сход всех больших и малых людей и начал спрашивать, кто видел сборщика.
Глупец и говорит со своего места:
— Если ты спрашиваешь о сборщике налогов, то я убил его и бросил в реку. Хотите, покажу то место? Идемте!
Когда он так сказал, царь разгневался. Все пошли к реке. Пришли туда, но никто не хотел лезть в воду.
— Я полезу! — сказал глупец.
Принесли веревку, глупец взял ее в руки, а люди держали другой конец. Так он спустился на дно реки и начал искать сборщика, но вместо него ему в руки попались козлиные рога.
Глупец закричал:
— Когда сборщик уходил из правления, у него были рога? У этого человека рога есть!
Потом опять пошарил и опять закричал:
— У сборщика много было волос? У этого человека очень много!
Пока они так переговаривались, пришел умный брат.
— Что случилось? Почему вы здесь собрались? — спросил он людей. L
— Твой глупый брат сказал, что он убил сборщика податей и бросил в реку. Он полез за сборщиком, и, когда мы спустили его на веревке, твой брат стал говорить так-то и так-то. — Рассказали ему.
Умный брат выслушал и сказал в ответ:
— Моего брата назвали глупцом не потому, что нет другого прозвища, а потому, что он и вправду глуп, а вы ему верите и собрались тут на берегу, как будто сборщик действительно лежит в воде.
— Да, глупец солгал! — решил народ.
Глупца вытащили на берег, а сборщик податей так и пропал без вести.
Вот что случилось между глупцом и сборщиком податей, когда они поссорились из-за царского налога.

Ходжа Насреддин знал этот горшок

Турецкий анекдот

У соседа Ходжи Насреддина украли горшок. Он увидел свой горшок у вора и позвал Ходжу в свидетели. Кази спросил у Ходжи: «Ты знаешь, что этот горшок принадлежит мусульманину?» — «Да, — сказал Ходжа, — я знаю его давно: сперва это была небольшая коробка для кила, но с тех пор она выросла у него на руках».

Мачатынь

Латышская сказка

Жил да был в своей избушке ловкий мужичок, по имени Мачатынь. Наживался ловкач на своем барине, как хотел. Вот однажды возвращался барин с охоты и завернул в избушку к Мачатыню отдохнуть. А Мачатынь, зная, что барин его простак из простаков, сварил в котле кашу, снял котел с крюка, поставил на пол посреди избы и показывает барину:
— Глянь-ка, глянь, видывал ли ты такой котел, чтоб каша в нем посреди избы без огня кипела? А я только так и делаю: налью воды, насыплю крупы, поставлю котелок посреди избы на пол, и он вовсю кипит. Глянул барин в котел: и правда — кипит. И невдомек ему, что каша, только что с огня снятая, еще булькает.
— Вот что, Мачатынь, я тебе тридцать три пурвиеты земли дам, а ты мне котелок отдай. Принес барин-простофиля котел домой и положил в него зайца — пусть варится. Да куда там без огня-то вариться! Понял барин, что его надули, приказал привести Мачатыня в имение и давай его дубинкой по спине молотить. А Мачатынь еще дома смекнул, что без выволочки не обойдется. И чтоб опять подшутить над барином, налил в телячьи кишки крови и привязал их к спине. Как ударил барин Мачатыня дубинкой, так кровь и брызнула во все стороны. Упал Мачатынь на землю, заскулил:
— Убил, убил, сам своего Мачатыня убил! Увидал барин, что его Мачатынь весь в крови лежит, прибежал к батракам и тихонько наказал, чтоб сунули они его в мешок, снесли на озеро и бросили в прорубь. Снесли батраки Мачатыня на озеро, а прорубь-то замерзла, пришлось за топором идти. Пока батраки топор искали, Мачатынь вылез из мешка и насыпал в него камней.
Через день-другой барин опять пошел на охоту. Не успел он зайца подстрелить, как вышел из своей избушки Мачатынь и давай в собак сосновыми шишками швырять. Увидел барин Мачатыня, удивился:
— Ты откуда взялся? И зачем моих собак гоняешь?
— Нынче-то я в собак деньгами кидаю: теперь, коли денег мне не хватит, я в прорубь прыг и целый ворох нагребу. Только не говори, барин, про это батракам, а то они в прорубь за моими деньгами полезут. Услыхал это барин, заторопился к озеру и — прыг в прорубь, да тотчас камнем ко дну пошел, и по сей день ищет он деньги Мачатыня.

Два мудреца

Бирманская сказка

В стародавние времена было принято устраивать состязания мудрецов разных стран.
Однажды король Бирмы получил известие, что в скором времени к его двору прибудет мудрец, посланный самим китайским императором, и что китайский мудрец задаст бирманскому мудрецу несколько очень трудных вопросов.
Бирманский король тотчас же ответил, что он согласен принять гостя, но потом крепко задумался:
«Что за вопросы будет задавать китайский мудрец? И найдется ли у меня при дворе кто-нибудь, кто сможет достойно на них ответить?»
Король очень обеспокоился и помрачнел. Придворные заметили это и рады были бы ему помочь, да никто не чувствовал в себе решимости соперничать в мудрости с гостем. Они только посоветовали королю разослать по всей стране гонцов: ведь где-нибудь обязательно найдется человек, способный ответить на вопросы китайского мудреца.
Гонцы разъехались по всей стране, стали бить в гонги и кричать:
— В нашу страну приезжает мудрец из Китая! Тот, кто сможет ответить на все его вопросы, получит тысячу монет, королевскую одежду и станет героем!
Так кричали они несколько дней и ночей, однако храбрец все не объявлялся. Совсем опечалился король.
И вот наконец явился ко двору какой-то пьянчужка и громко заявил, что он готов состязаться с китайским мудрецом. Король и придворные удивились, обрадовались и сказали пьянчужке, что его обязательно позовут, как только приедет мудрец, но что пока пусть идет восвояси.
И вот китайский гость прибыл, его встретили с большими почестями. На лужайке перед дворцом собралось множество зевак; когда же стало известно, что китайский мудрец станет задавать вопросы жестами, а его бирманский соперник будет отвечать также с помощью жестов, желающие поглазеть повалили толпой.
Наконец соперники сели друг против друга, и гость задал первый вопрос:
— Соблюдает ли ваш народ пять главных заповедей?
И удивительно: он не произнес при этом ни единого слова только поднял руку и показал пять пальцев.
Сидящий напротив пьянчужка подумал:
«Похоже, что он знает о моем пристрастии к вину и спрашивает, могу ли я выпить в один день пять бутылок. О, я не только пять, я все десять бутылок вина могу выпить в один день». И пьянчужка поднял две руки и показал десять пальцев.
«Подумать только, — поразился китаец, — бирманцы соблюдают не пять, а все десять заповедей праведного поведения!» И он одобрительно закивал головой, а потом задал свой второй вопрос:
— Как относится король Бирмы к своим подданным — жалеет ли он их?
И опять мудрец не произнес ни слова, а только приложил руку к сердцу.
«Кажется, он спрашивает меня, не жжет ли мне грудь после десяти бутылок, — подумал пьянчужка, — а мне не только жжет грудь, но и всю спину ломит от такой изрядной выпивки».
И пьянчужка приложил одну руку к груди, а другую — к спине.
«О-о-о! Сколь мудр король Бирмы, — восхитился китайский мудрец, — он не только сердцем, но и душой и телом со своим народом!»
Подумав так, он выразил свое глубокое почтение бирманскому королю, а также его придворному мудрецу, который так исчерпывающе и точно ответил на вопросы.
А довольный и счастливый король приказал выдать пьянчужке тысячу монет, королевскую одежду и провозгласил его героем.

Пшик

Латышская сказка

Однажды поломалась у барина карета! Счастье еще, что тут же кузнец был. Велел барин починить карету, а кузнец запросил за работу целый рубль. Делать нечего, пришлось раскошелиться. А домой едучи, барин все пуще распалялся:
— За эдакую безделицу целый рубль содрал! А сколько он тут поработал? Выходит, кузнец больше заработать может, чем барин, что в карете ездит. Коли подумать хорошенько, и я смогу кузнечные работы делать да целковыми карман набивать. Погоди-ка, надо бы тихомолком приглядеться, как кузнец работает, а там на Юрьев день прогнать его из имения. Сам буду кузнечить!
Ладно. Зачастил барин в кузню. И расспрашивает кузнеца, и то да се рассказывает, а сам все приглядывается, как кузнец кует. Через некоторое время, обучившись на глаз кузнечному ремеслу, прогнал барин кузнеца — пусть идет на все четыре стороны. Сам, мол, со своим кучером кузнечить будет: барин, вишь, ковать будет, кучер — мехи раздувать. Ладно. На другой день пришел из соседней волости один казенный крестьянин с большим куском железа и попросил лемеха выковать. Барин, как заправский кузнец, тотчас же взял железо, сунул в огонь, насыпал сверху большую груду углей и говорит:
— А ну, кучер, дуй! Кучер и задул, бедняжка, что есть мочи, пока железо добела не раскалилось. Тут барин швырнул железо на наковальню и велит крестьянину:
— Бей! Подхватил крестьянин большой молот и давай бить — искры так и посыпались. Бьет он, бьет — железо уж стало тонким-претонким, а кузнец и в ус не дует, знай свое твердит: “Бей, пока не остыло!” Наконец железо почернело. Делать нечего, пришлось опять сунуть железо в огонь, насыпать большую груду углей:
— А ну, кучер, дуй! Кучер, бедняжка, дул, пока железо опять не побелело. И давай опять ковать. Крестьянин, правда, сомневаться стал:
— Эдак-то мы все железо пережжем, — сказал он, — никаких лемехов не выйдет.
— Как не выйдет? — рассердился барин. — Будут тебе лемеха. Это ты, дурень, бить не умеешь. Кучер, поди-ка сюда, ты лучше управишься, бей ты! Взял кучер молот, ковал, ковал, а лемеха ну никак не выходят.
— Никудышное твое железо, не выйдут из него лемеха, лучше я топор выкую.
— Что ж, куйте топор, топор тоже в хозяйстве пригодится. Опять раскалили они железо и куют, куют что есть мочи. Немного погодя увидел барин: железа-то мало осталось.
— Слышь-ка, хозяин, топор тоже не выходит, выкую я нож.
— Что ж, куйте нож, он тоже в хозяйстве сгодится. Опять раскалили они железо и куют, куют что есть мочи. Немного погодя увидел барин: железа-то совсем уж мало.
— Слышь-ка, хозяин, нож тоже не выходит, выкую я шило.
— Что ж, куйте шило, шило тоже в хозяйстве сгодится. Опять раскалили они железо и куют, куют что есть мочи. Немного погодя увидел барин: железа-то почти нет, так, совсем пустяковый кусочек остался.
— Слышь-ка, хозяин, шило тоже не выходит, выкую я пшик. Сказал это барин, взял тот кусочек, что от железа остался, раскалил добела и бросил в воду. Пшшик! — зашипело в воде, вот пшик и готов. Сделав пшик, барин плату потребовал как за настоящую работу — целый рубль.
— Денег у меня нет, — сказал крестьянин, — однако пшеница дома есть! Приезжайте, господин кузнец, я с вами честь по чести расплачусь. И уехал крестьянин домой. Барин тут же приказал кучеру заложить карету, и поехали они вслед за крестьянином, чтоб быстрей плату получить. Всю дорогу барин кучера учил:
— Слышь-ка, я сам в амбар за пшеницей пойду, я-то ведь лучше знаю, сколько мне за работу причитается, а ты оставайся во дворе и слушай. Коли скажет хозяин: “Довольно!” — ты кричи: “Сыпь и на мою долю! Тяжко мне было бить!” Приехали они. Хозяин тотчас повел нового кузнеца в амбар. А там за дверью два дюжих парня притаились. Схватили они барина, растянули на полу, а хозяин давай его хлыстом стегать. Не хотел барин, чтоб кучер знал, что его выпороли, терпел, зубы стиснув. Отстегал хозяин барина хорошенько и говорит парням:
— Довольно! А кучер со двора в ответ:
— Сыпь и на мою долю! Тяжко мне было бить!
— Коли так, — смеется хозяин, — мне-то что — всыпем еще! Схватили парни барина вдругорядь, а хозяин, не скупясь, отмерил долю кучера незадачливому кузнецу. По дороге домой стал барин кучера бранить:
— Черт бы тебя побрал, кучер! Зачем ты кричал, чтобы еще сыпали?
— Ой, барин, ведь вы сами так велели!
— Ладно уж, ладно! А вот домой приедем — тотчас же сожги эту проклятую кузницу: больше я ковать не буду.

История об одном невежественном священнике

История об одном невежественном священнике

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Так как в книге одного священника значилось, что праздник непорочного зачатия надо отмечать так же, как и рождество, только слово «рождество» следует заменить словом «зачатие», то он, когда дошел до Евангелия, где стоит: «Авраам же родил Исаака, Исаак же родил Иакова» и т. д., заменив «рождение» «зачатием», читал: «Авраам же зачал Исаака, Исаак же зачал Иакова, Иаков же зачал…» и т. д. Когда его прервали, он сказал: «Вы собираетесь исправлять Священное писание? Посмотрите в мой бревиарий!». Они, увидав и бревиарий, и глупость этого человека, чрезвычайно расхвалили его усердие.

Глупец и арбуз

Глупец и арбуз

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Был у одного и наивного человека один дахекан (золотая монета) и, взяв дахекан, отправился он в город осла покупать, покружил по городу и по базару и не нашел осла за дахекан, потом снова пошел на базар и увидел большой арбуз и с восхищением спросил: «Что это?» И торговцы смекнули, что глупец он, и сказали, что яйцо индийского осла это, и вылупится из него большой индийский осел. И, обрадовавшись, человек отдал дахекан и купил яйцо индийского осла. И торговцы наказали, чтоб нес он в руках яйцо осторожно, не то разобьется оно, и убежит ослик. И стал человек с арбузом в руках спускаться по крутой дороге, и споткнулся он, арбуз выскользнул у него из рук и покатился в дремучий лес, и из леса выскочил заяц и пустился бежать, а человек подумал, что это яйцо разбилось, и ослик выскочил из него и бросился он за ним и звал зайца: «Эй, ослик индийский, горе мне, не убегай, пожалей ты меня, вернись!»

Одеяло стало много длиннее

Одеяло стало много длиннее

Финская сказка

Сшила старуха из деревни Хёльмёлы толстое одеяло своему мужу, только одеяло получилось короткое, и утром старик пожаловался, что всю ночь мерзли у него ноги.
— Что за беда, сейчас исправлю, — встрепенулась старуха.
Отрезала она верхнюю часть одеяла и пришила ее снизу. Потом повертела одеяло в руках, подумала и еще кусок отмахала ножницами — пришила и его по низу одеяла. И зовет мужа:
— Теперь тебе, старик, будет тепло, ноги не замерзнут. Я одеяло удлинила, пришила снизу два больших куска.
Ничего не ответил старик. А что тут скажешь, если одеяло удлинялось дважды? Ноги-то, правда, у него по-прежнему мерзли.

Сеньоры в шелковых мантильях

Сеньоры в шелковых мантильях

Португальская сказка

Жила-была вдова, и был у нее сын дурачок. Однажды мать сказала ему:
— Возьми меду, ступай в город, продай, а деньги мне принеси.
Взял парень мед и пошел в город. По дороге за ним целый рой мух увязался. Дурак и говорит:
— Сеньоры, хотите меда — я продам, только не кусайтесь.
Мухи в ответ ни слова, лишь пуще над ним вьются. Тогда дурак взял и вылил мед на камень:
— Вот вам, берите, отвяжитесь только, да денежки гоните.
Мухи налетели на мед, а денег не дают.
Рассердился парень и сказал, что подаст на них в суд, вот только домой зайдет костюм новый надеть — и к судье. Пришел парень домой, мать первым делом спросила, где деньги за мед.
— Я мед продал сеньорам в шелковых мантильях, а они мне не заплатили, — ответил сын.
— Ты их знаешь?
— В лицо знаю. Пойду к судье жаловаться.
Надел он новый костюм, пришел к судье и рассказал, как его обманули.
— А кто же все-таки эти сеньоры? — поинтересовался судья.
— Понятия не имею, но коли встречу, враз признаю.
— Когда встретишь, поколоти их хорошенько, — посоветовал судья дураку.
Тут на лоб судье муха села. Дурак — хлоп! — судью по лбу палкой:
— С одной я уже расквитался.