Шотландский брауни

Шотландский брауни

Шотландское поверье

Шотландский брауни принадлежит к классу существ, отличных по привычкам и характеру от непостоянных и вредных эльфов. Он худ, космат и выглядит диким.
День он проводит в уединении, вдали от старых домов, которые любит посещать, а ночью усердно исполняет любую трудную работу, которую считает желательной для семьи, служению которой он себя посвятил. Но брауни трудится не в надежде на вознаграждение. Наоборот, он деликатно держится в стороне, и предложение награды, в первую очередь еды, обычно служит поводом для его исчезновения навсегда. Рассказывают, что когда-то брауни часто посещал семью, жившую в приграничье, – никого из ее членов уже не осталось в живых. И когда у женщины начались роды, а слуга, посланный в Джедборо за акушеркой, не проявил необходимой расторопности, семейный дух натянул пальто медлительного слуги, поскакал на лучшей лошади хозяина в город и привез акушерку.
За время его отсутствия Твид, который они никак не могли миновать, поднялся до опасной отметки, но торопившегося брауни такое препятствие остановить не могло. Он бросился в воду вместе с перепуганной пожилой дамой и благополучно переправил ее на другой берег, где ее помощи очень ждали. Поставив лошадь в стойло (где ее позже и обнаружили в весьма прискорбном состоянии), брауни прошел в комнату слуги, обязанность которого выполнил, и, увидев, что он только натягивает сапоги, как следует отхлестал нерадивого малого его же собственным хлыстом. Такая преданная служба не могла не вызвать глубокой признательности лэрда. Он слышал, что брауни выражал желание иметь зеленую куртку. Поэтому он приказал сшить ее и оставить там, куда часто приходил дух. Тот взял подарок, но больше его никто и никогда не видел. Можно предположить, что он, устав от тяжелой домашней работы, отправился в своем новом облачении к феям.

Брауни из Бодсбека

Брауни из фермерского дома в Бодсбеке, что близ Моффата, оставил свою службу около ста лет назад по аналогичной причине. Он так старательно трудился, выполняя работу и дома, и в поле, что Бодсбек стал самой процветающей фермой в районе. Он всегда выбирал еду, которая ему нравилась, но скромно и в умеренных количествах. Когда работа была особенно тяжела, например в период сбора урожая, хозяин счел возможным подумать о несколько большем вознаграждении и оставил брауни отдельную миску хлеба и молока. Он решил, что, когда положение улучшается и все слуги получают лучшее вознаграждение – и по качеству, и по количеству, очень полезный брауни тоже получит больше. Но хозяин очень быстро убедился в своей ошибке. Брауни покинул дом навсегда, сообщив:

Зови брауни, зови,
Удача из Бодсбека пошла в Лейтенхолл.

Вместе с брауни из Бодсбека ушла удача, обосновавшись на соседней ферме Лейтенхолл, которой брауни отдал свою дружбу и службу.

Я-сам

Я-сам

Шотландская сказка

Жил на свете мальчик по имени Перси. И как все мальчики и девочки, он ни за что не хотел вовремя ложиться спать.
Хижина, где он жил с матерью, была небольшая, из грубого камня, какого много в тех местах, и стояла как раз на границе между Англией и Шотландией. И хотя они были люди бедные, по вечерам, когда в очаге ярко горел торф и приветливо мигала свеча, их дом казался на редкость уютным.
Перси очень любил греться у огня и слушать старинные сказки, какие ему рассказывала мама, или же просто дремать, любуясь причудливыми тенями от пылающего очага. Наконец мать говорила:
— Ну, Перси, пора спать!
Но Перси всегда казалось, что еще слишком рано, и он спорил с ней и препирался, прежде чем уйти, а стоило ему лечь в свою деревянную кроватку и положить голову на подушку, как он тут же засыпал крепким сном.
И вот как-то вечером Перси так долго спорил с мамой, что у нее лопнуло терпение, и, взяв свечу, она ушла спать, оставив его одного возле пылающего очага.
— Сиди, сиди тут один у огня! — уходя, сказала она Перси. — Вот придет старая злая фея и утащит тебя за то, что мать не слушаешься!
«Подумаешь! Не боюсь я злых старых фей!» — подумал Перси и остался греться у огня.
А в те далекие времена в каждой фермерской усадьбе, в каждой хижине водился свой малютка брауни, который каждую ночь спускался по каминной трубе и наводил в доме порядок, начищал все и отмывал. Мама Перси оставляла ему у двери целый кувшинчик козьих сливок — в благодарность за его работу, — и утром кувшинчик всегда оказывался пустым.
Эти малютки брауни были добродушными и приветливыми домовыми, только уж очень легко они обижались чуть что. И горе той хозяйке, которая забывала оставить им кувшинчик со сливками! На другое утро все в ее доме бывало перевернуто вверх дном, мало того, обидевшись, брауни больше и носу к ней не казали.
А вот брауни, который приходил помогать маме Перси, всегда-всегда находил кувшинчик со сливками и потому ни разу не ушел из их дома, не прибрав все хорошенько, пока Перси и его мама крепко спали. Но у него была очень злая и сердитая мать.
Эта старая злая фея терпеть не могла людей. О ней-то и вспомнила мама Перси, уходя спать.
Сначала Перси был очень доволен, что настоял на своем и остался греться у огня. Но когда огонь начал постепенно угасать, ему сделалось как-то не по себе и захотелось скорей в теплую постель. Он уж собрался было встать и уйти, как вдруг услышал шорох и шуршание в каминной трубе, и тут же в комнату спрыгнул маленький брауни.
Перси от неожиданности вздрогнул, а брауни очень удивился, застав Перси еще не в постели. Уставившись на длинноногого брауни с острыми ушками, Перси спросил:
— Как тебя зовут?
— Сам! — ответил брауни, скорчив смешную рожицу. — А тебя?
Перси решил, что брауни пошутил, и захотел его перехитрить.
— Я-сам! — ответил он.
— Лови меня, Я-сам! — крикнул брауни и отскочил в сторону.
Перси и брауни принялись играть у огня. Брауни был очень проворный и шустрый бесенок: он так ловко перепрыгивал с деревянного буфета на стол — ну точно кошка, и скакал, и кувыркался по комнате. Перси глаз не мог от него оторвать.
Но вот огонь в очаге почти совсем погас, и Перси взял кочергу, чтобы помешать торф, да на беду один горящий уголек упал прямо на ногу малютке брауни. И бедняжка брауни так громко завопил, что старая фея услышала его и крикнула в каминную трубу:
— Кто тебя обидел? Вот я сейчас спущусь вниз, тогда ему не поздоровится!
Испугавшись, Перси шмыгнул за дверь в соседнюю комнату, где стояла его деревянная кровать, и забрался с головой под одеяло.
— Это Я-сам! — ответил брауни.
— Тогда чего же ты вопишь и мешаешь мне спать? — рассердилась старая злая фея. — Сам себя и ругай!
И следом за этим из трубы высунулась длинная, костлявая рука с острыми когтями, схватила за шиворот малютку брауни и подняла его вверх.
Наутро мама Перси нашла кувшинчик со сливками на том же месте у двери, где она оставила его накануне. И больше малютка брауни в ее доме не появлялся. Но хоть она и огорчилась, что потеряла своего маленького помощника, зато была очень довольна, что с этого вечера ей больше не приходилось дважды напоминать Перси, что пора идти спать.