Шрамана-индус Ци-юй

«Вести из потустороннего мира» Ван-Яня

Шрамана Ци-юй был уроженцем Индии. Пришел он из западных краев морем, побывал в Гуаньчжуне и Лояне. По дороге в старый Сянъян Ци-юй собирался переправиться на северный берег озера. Лодочник увидел индуса-шрамана в рваной и ветхой одежде и побрезговал им — не пустил в лодку. Лодка еще только подходила к северному берегу, а Ци-юй уже был там. Все, кто были в лодке, изумились. Навстречу Ци-юю, поджав уши и виляя хвостом, вышли два тигра. Ци-юй потрепал их по головам рукой, и те тотчас ушли в заросли. Люди с северного и южного берегов кинулись к Ци-юю с расспросами, но тот не проронил до конца дня ни слова. Когда он продолжил путь, несколько сотен человек бросились за ним вдогонку. Ци-юй шел степенно, не спеша, однако преследователи так и не настигли его.
На исходе правления императора Хуэй-ди (290—307) Ци-юй прибыл в Лоян. Праведные мужи Лояна приходили к нему выразить свое почтение. Бывало, Ци-юй даже не приподнимется им навстречу, а то и обругает за излишества в одежде:
— Вы и ваша братия не принадлежите к истинным и преданным последователям Будды! Вы — пустоцветы, домогающиеся подношений!
Увидев императорский дворец в Лояне, Ци-юй воскликнул:
— Дворец на небесах Трайястримша точь-в-точь такой же! Этот дворец сооружен с такой же сноровкой и умением, что и небесный, но какими тяжкими трудами простых смертных!
Юные Чжи Фа-юань и Чжу Фа-син пришли на поклон к Ци-юю. Ци-юй поднялся, вышел навстречу и приветствовал их. Фа-юань совершил ритуал поклонения, и Ци-юй погладил его по голове, приговаривая:
— Прекрасный бодхисаттва, рожденный среди баранов, явился к нам!
Увидев вошедшего следом в ворота Фа-сина, Ци-юй очень обрадовался и засмеялся. Он вышел ему навстречу, поклонился и обнял, а затем поднял над головой, восклицая:
— Прекрасный бодхисаттва, рожденный среди небожителей, явился к нам!
Один служащий императорского провизорного ведомства болел несколько лет и был при смерти. Ци-юй пришел к нему, осмотрел и промолвил:
— Каким же было грехопадение, вызвавшее такие муки!
Больного положили на пол; под него положили циновку, а на живот поставили патру, сверху покрытую полотняной тканью. Ци-юй пропел индийский гимн в три гатхи, произнес индийское заклинание в несколько тысяч слов. Тотчас помещение наполнилось дурным запахом, а больной молвил:
— Я еще жив.
Ци-юй велел снять ткань, и все увидели в патре что-то вроде нечистот. Больной сразу же выздоровел.
Наместник в Чанша Тэн Юн-вэнь был истым приверженцем Учения. Вот уже год, как в Лояне его разбил паралич нижних конечностей — бёри-бёри. Ци-юй произнес заклинание, и в тот же миг обе его ноги распрямились. А через несколько дней он уже поднимался и ходил.
В Монастыре на полноводной реке было Древо, пробуждающее мысль. Оно совсем засохло, и Ци-юй стал его заклинать. Через десять дней дерево ожило и расцвело.
В том же монастыре жил монах Чжу Фа-син, которого в искусстве вести беседы равняли с Юэ . Фа-син повстречал Ци-юя и, преклонив главу, вопросил:
— Вы сподобились овладеть Учением. Не угодно ли будет Вам дать мне свои наставления?
— Держите рот закрытым, а свои мысли оставляйте при себе! Не позволяйте себе нарушать это правило и сторонитесь суетного мира, — изрек Ци-юй.
— Тому, кто овладел Учением, не пристало повторять то, что известно каждому, изрекать истины, которые учат наизусть шраманера (послушники). Не то мы надеялись от Вас услышать, — сказал Фа-син.
— Судя по вашим словам, господин, то, что заучил восьмилетний ребенок, не в состоянии исполнить и столетний старец, — молвил с усмешкой Ци-юй. — Люди знают и чтят того, кто овладел Учением. Но неведомо людям, как самим обрести Учение. Я смотрю на это просто. Сокровенный закон — в Вас самих. Как жаль, что Вы об этом не знаете!
Столичная знать и простой люд поднесли Ци-юю в дар несметное множество одежд. Прежде чем покинуть Лоян, Ци-юй изготовил из части даров восемьсот хоругвей, навьючил их на верблюдов и отправил впереди себя с купцами, возвращавшимися в Индию. Еще он принял от шрамана Фа-сина монашескую рясу-кашая, сшитую из целой холстины, сказав так:
— В стране очень силен грех нововведений. Как бы не пожалеть об этом!
На проводах Ци-юя собралось несколько тысяч человек. Совершив дневную трапезу в одном из монастырей Лояна, Ци-юй отправился в путь. В тот же день из Чанъани пришел человек, который видел там Ци-юя в одном из монастырей. Купцы, отправившиеся в путь ранее Ци-юя, с караваном верблюдов и погонщиками достигли реки близ Дуньхуана. Там один из них повстречал младшего брата, идущего из Индии. Тот сказал, что видел Ци-юя неподалеку, в Дуньхуанском монастыре. Ученик Та-дэн говорил, что он встретился и беседовал с Ци-юем на севере Зыбучих Песков. Было это на десятый день по выходе Ци-юя из Лояна. Пройденный им к этому времени путь равнялся десяти тысячам ли.

Могилы на берегу Евфрата

Могилы на берегу Евфрата

Арабская сказка, «Чудеса мира»

Рассказывают, что в Сиффине, там, где повелитель верующих Али, да пребудет над ним благословение Аллаха, вел сражение, вблизи от Евфрата, если встать по эту сторону и посмотреть, то увидишь все могилы, одну за другой, так что их можно даже сосчитать. Если ты будешь на той стороне реки, то увидишь ровную землю. Могилы там незаметны. Причина этого никому не известна.

Удивительные растения Индии

Удивительные растения Индии

Арабская сказка, «Чудеса мира»

В Индии есть трава. Если человек коснется ее рукой, трава прильнет к земле и широко расстелется. Если руку убрать, она снова распрямится. Людей трава сторонится. Корень ее — здоровый.
***
В Индии есть большое дерево. На нем вьют гнезда попугаи. Дереву поклоняется одно из племен Индии. Если ударить дерево ножом, выступит кровь, как у всех животных.
***
В Индии есть дерево. Его называют ваквак. Плод его как голова человека: есть у него глаза, рот, брови и нос. Мякоть плода разделена как у грецкого ореха. Дерево плодоносит и покрывается листьями раз в два года. Попугаи питаются плодами этого дерева. По ночам с дерева доносится лай как от большого числа шакалов. Путники, которые делают там остановку, слышат его.
Я, раб, много раз видел это дерево. Если ногтем отколупнуть кусочек коры, потечет прозрачная жидкость.

Залиха и её хозяйка

Залиха и её хозяйка

Арабская легенда

Когда герой этих мемуаров (отец автора) совершал паломничество в 1156 году (1743–1744), он познакомился в Мекке с шейхом Омаром аль-Халаби, который поручил ему купить для него белую рабыню с такими-то достоинствами. И вот когда отец автора вернулся из хаджа, то обратился к торговцам этим товаром в поисках такой рабыни, какую хотел шейх. Он занимался этим до тех пор, пока не нашел ее и не купил. Герой рассказа привел рабыню к жене, чтобы она пожила вместе с ней, пока он не отошлет ее с нарочным шейху. Когда же настало время ее отъезда, отец автора предупредил об этом жену с тем, чтобы она приготовила для рабыни провизию и необходимые принадлежности. Однако жена сказала ему: «Я очень полюбила эту девушку и не смогу с ней расстаться. У меня нет детей, она будет моей дочерью». Девушка по имени Залиха тоже расплакалась и сказала: «Я не покину свою хозяйку, никогда ее не оставлю». – «Что в таком случае делать?» – спросил муж жену. Та ответила: «Я заплачу за нее своими деньгами, а ты купи другую девушку». Он так и поступил. Затем супруга дала рабыне вольную, передала девушку мужу по брачному контракту. Она купила мебель и обставила ею отдельные апартаменты девушки. В 1165 году он женился на ней. Первая жена не могла оставаться без девушки даже на час, хотя та стала одной из жен супруга и родила ему детей. В 1182 году освобожденная рабыня заболела, и первая жена тоже заболела из-за этого. Болезнь обеих прогрессировала. Утром бывшая рабыня поднялась и взглянула на свою госпожу, когда та была, видимо, при смерти. Девушка заплакала и сказала: «О, Аллах, мой Господин, если Ты предписал моей хозяйке смерть, то пусть моя кончина настанет днем раньше». Затем она снова легла в постель, ее болезнь усилилась, и следующим вечером она умерла. Ее завернули в простыню и положили рядом с хозяйкой. Ближе к ночи хозяйка проснулась, ощупала покойницу рукой и стала звать: «Залиха! Залиха!» Ей сказали, что девушка спит. Но она ответила: «Сердце подсказывает мне, что она умерла: я видела это во сне». Тогда ей сказали: «Да продлится твоя жизнь!» Когда супруга убедилась в смерти девушки, она поднялась в постели, села и сказала: «Без нее мне не жить». Она плакала и рыдала до наступления дня, когда начались приготовления для быстрого захоронения рабыни. В присутствии супруги покойницу обмыли и понесли к могиле. Затем хозяйка снова подошла к постели и упала в предсмертной агонии. Она умерла к концу дня. На следующий день ее труп понесли хоронить, так же как ее предшественницу».

Река в Йемене

Река в Йемене

Арабская сказка, «Чудеса мира»

В пределах Йемена есть река. Когда всходит солнце, река течет в направлении с востока на запад. После того как солнце сядет, она течет в направлении с запада на восток. И никогда не было так, чтобы эта река и день и ночь текла в одном направлении.

Дейламанская трава

Дейламанская трава

Арабская сказка, «Чудеса мира»

В пределах Дейламана есть трава, ядовитая, как змея или скорпион. Если чужеземец срежет траву, то станет больным. Может случиться, что он погибнет. Дейламанцы же ее едят. Траву они называют «скорпионова трава».

Статуя

Статуя

Арабская сказка, «Чудеса мира»

В Туркестане на вершине одной горы из камня вытесана статуя мужчины. Обе руки его приложены ко рту. В год, в который не бывает дождя и наступает голод, приходят жители той местности, совершают перед статуей молитвы и обкуривают ее благовониями. С собой они приводят вождя племени, руками он держится за голову. Ему связывают руки и ноги и бросают перед идолом, а он молится. Идолу они говорят: «Нет никого дороже для нас, чем этот человек. Мы привели его, дабы принести тебе в жертву!» Вождь умоляет и просит, и тогда идол отнимает руку ото рта.
Изо рта идола льется вода в таком количестве, что приводит в движение мельницу. Вода будет течь столько времени, сколько им надо. Затем рука снова возвращается ко рту идола и становится неподвижной. Вода перестает течь. У вождя, просьба которого будет удовлетворена таким образом, среди его потомков будет тот, кто удостоится царства. Никто не знает, как сделали этого идола .

Цветы, вызывающие огонь из воды

Цветы, вызывающие огонь из воды

Арабская сказка, «Чудеса мира»

В Индийском океане есть остров, который весь утопает в цветах. Среди цветов есть большой источник. Вода в нем — светлая, в ней водятся всякого рода водяные животные .
Если ты нарвешь тех цветов и положишь их на покрывало, а покрывало будешь держать над водой, то из воды появится огонь и сожжет все цветы, покрывалу же не причинит ущерба.

Чудо святого Георгия о юноше, похищенном из Сирии

Чудо святого Георгия о юноше, похищенном из Сирии

Византийская легенда

Однажды войско агарян вторглось в пределы Пафлагонии, и воины увели оттуда много пленных и захватили большую добычу. Среди пленников находился некий юноша, который нес службу при храме святого в деревне, называемой местными жителями Фатри. И вот всех пленных привели к нечестивому военачальнику — одни стали жертвой мечей, других по его приказу сделали рабами. Юноша же тот, поскольку он показался краше остальных, попал в рабство к самому военачальнику. Когда господин юноши пришел в дом свой, он пытался склонить пленника отречься христианской веры. За то, что тот не соглашался, господин не предал его смерти, но не приставил к какому-нибудь более приличествующему ему занятию, а отослал на кухню носить воду и колоть дрова. А юноша тот, раздумывая, как после честного служения мученику он попал в позорное рабство к неверным, слезно молил святого сжалиться над его злосчастьем и простереть руку помощи просящему его заступничества.
И вот, когда вера в великого слугу божиего крепла в сердце юноши и он неутешно плакал, поздним вечером он возвращался к себе спать, и, входя в дверь, ведущую со двора в дом, услышал, как кто-то снаружи зовет его по имени, и спросил: «Кто ты, господин?». Тот назвался его знакомым и сказал, что хочет с ним побеседовать. Юноша без колебаний, но очень удивленный, как, стоя на улице, пришедший мог его увидеть через стену, немного приоткрывает ворота и видит какого-то всадника, молодого годами и прекрасного лицом. Юноша приветствовал его и стал внимательно в него вглядываться, чтобы убедиться, знает ли он своего гостя. А тот, словно желая обнять юношу, наклонился и, подняв его с земли, перебросил через шею коня. Затем пустил коня вскачь и помчался вперед. Вскоре он снял юношу с коня и на руках внес в какой-то дом, затем обнял его и исчез. Юноша не понимал, что случилось, и от изумления так обессилел, что заснул, не зная ни того, что с ним произошло, ни страны и дома, куда попал.
На рассвете, когда кто-то вошел туда со светильником, юноша пришел в себя и встал ему навстречу. Стоило вошедшему увидеть человека в платье, какое носят агаряне, как он испугался и, приняв юношу за вора, со страху начал кричать; и юноша, увидев вошедшего христианина, одетого как клирик, в свою очередь закричал от удивления. Сбежавшиеся люди схватили юношу и стали его спрашивать, кто он и откуда и как при закрытых дверях сюда вошел. Объятый ужасом, юноша рассказал им все по порядку, а они прослезились, слыша это, и вспомнили его приметы: ведь это по большей части оказались люди, которые вместе с ним были при храме святого. А когда подлинно узнали юношу и громко восславили бога, который через святого своего мученика творит столь дивные чудеса, сказали: «Ты в храме святого мученика Георгия, из которого был уведен в плен». Юноша пришел в себя и, уверовав, что приключившееся ему не сон, вместе со всеми ними воздавал слезную хвалу господу. Потом он постоянно рассказывал о чудесах величайшего мученика.

Чудесные мирты

Чудесные мирты

Арабская сказка, «Чудеса мира»

В конце владений румского императора есть остров. На том острове много миртовых деревьев. Никто в мире не укажет деревьев огромнее этих. Весной на деревьях распускаются цветы. Тот, кто понюхает их, сразу погрузится в сон и увидит много сновидений.