Принц Чистозолото

Боснийская сказка

Жил на свете бедняк, голь перекатная, кое-как перебивался он в хибарке, из худых досок сколоченной, смерти своей каждый день дожидался. Хранился у бедняка в сенях бурдюк с мукой. Да, на беду, повадилась к нему лиса муку таскать. Выследил бедняк лису и стал умом раскидывать, как бы ее поймать. Нищета проклятая до того горемыку довела, что не мог он и плохонького замочка себе купить. А лиса меж тем что ни ночь, то в сени заглядывает, и мука в бурдюке все тает да тает. Решил тогда бедняк на дверь щеколду навесить — авось да и попадется лисица. Так оно и вышло.
Однажды утром просыпается бедняк, глядь, а лиса по сеням прогуливается, — значит, попалась, воровка. Вышел бедняк в сени, изловил лису, связал ее, выволок во двор и притащил заостренный кол, хочет ее убить. (Топора и того не было у бедняка.)
Видит лиса, что не сносить ей головы, и ну человека упрашивать:
— Пощади меня, выпусти! Я тебя за это на царской дочери женю.
«Вот еще глупости какие! — подумал было бедняк. — Знать, решила лиса меня облапошить!» А потом так рассудил: «Ладно. Ну убью я ее, а какая мне от того корысть? Если же выпустить лису на волю, небось не посмеет она больше и носа сюда сунуть. Отпущу-ка я ее на все четыре стороны».
Так и сделал. Только развязал лису, а она давай бог ноги и в лес удрала. «Ну, видно, не дождаться благодарности от воровки», — подумал бедняк и закричал вдогонку:
— Куда это ты, тетушка, кинулась?
А лиса ему в ответ:
— Иду сватать царскую дочь.
— Брось ты свою затею! — говорит бедняк. — Если бы тебе и удалось высватать царскую дочку, все равно мне ее привести некуда.
Но лиса лишь хвостом махнула:
— Не твоя забота!
Сказала и скрылась в лесу.
Лиса от своего слова не отступилась. Побежала она прямиком к царскому дворцу и вскоре благополучно добралась до места. Осмотрелась и без дальних околичностей к страже.
— Бог в помощь!
А стража отвечает:
— Спасибо, тетушка.
— Нельзя ли мне повидать высокочтимого царя? — спрашивает лисица.
— Подожди немного, сперва узнать надо, пожелает ли царь принять тебя.
Пошли стражники к царю и говорят, так, мол, и так, пожаловала ко дворцу тетушка-лиса и просит допустить ее к вашему величеству по какому-то делу. Царь велел привести к себе лису. Слуги передали лисе приглашение, и лиса вмиг предстала перед царскими очами:
— Бог в помощь, высокочтимый царь!
— Спасибо, тетушка, — отвечает царь. — Какое несчастье привело тебя ко мне?
Говорит лиса:
— Высокочтимый царь! Не случилось со мной ничего худого, а если дозволишь, я тебе скажу кое-что…
Отвечает царь лисице:
— Перед моим троном каждый волен говорить и просить, о чем пожелает. Или тебе, лиса, сие неведомо? Ежели есть у тебя что-нибудь на душе, сказывай без стеснения!
А лиса, что баба, — ей только дай языком почесать, — и пошла и пошла.
— Высокочтимый царь! Слышала я, что у тебя есть дочь, красой своей прославленная на весь белый свет. А у меня есть принц — не принц, а чистое золото. Люди про него говорят, да и я скажу — не совру, что он в сто девять раз прекрасней твоей дочери. Теперь скажи — не хочешь ли ты отдать свою дочь за мое Чистозолото?
— Да как же я ее отдам! А ну как дитятко не согласно за твое Чистозолото замуж идти! Ведь кровь не вода, девке не прикажешь!
— Давай тогда спросим царевну, — говорит лиса, — посмотрим, что она ответит.
Тотчас царь приказал позвать к нему дочку. Не успела царевна порог переступить, как царь рассказал ей все напрямик и закончил так:
— Так-то вот, милое мое дитятко! Если хочешь за лисицыного принца идти, откройся нам, а нет — пусть тетка убирается восвояси!
Выслушала его царевна, очи потупила и молчит. А лису будто ветром подхватило — подлетела к царевне и давай божиться:
— Клянусь, царевна, куриным насестом, мой принц — чистое золото! Прекраснее тебя в сто девять раз и в десять раз богаче отца твоего! Тут и раздумывать нечего — соглашайся сразу, не пожалеешь!
Видит царевна, что отец тоже не противится, дала свое согласие и вышла вон.
Тут и говорит царь лисице:
— Ну, тетка! Теперь ты ответ наш знаешь, и ничего тебе другого не остается, как забирать мою дочь к себе. Только раньше чем через полгода ты за ней и не думай являться, — до тех пор приданое не будет готово. Да смотри приводи не меньше чем пятьсот человек сватов, а ежели больше наберешь, и того лучше.
Лисица тут же покинула царский дворец и единым духом махнула к своему Чистозолоту. Увидел бедняк тетушку, и повеселело на душе — он ведь и не чаял повстречаться с лисою. А как узнал, что лиса высватала за него царскую дочку и через полгода должен он ехать за царевной со сватами, затосковал пуще прежнего. Взмолился принц Чистозолото:
— Скажи, ради бога, что же нам делать? Гол я как сокол. Сама видишь, негде мне гостей принять, некуда царскую дочку привезти!
— Ничего, не бойся! — утешает его лиса. — Ни о чем не беспокойся! Положись на меня.
День за днем проходит, пора уж за невестой ехать. Лиса между тем и знать не знает, где сватов достать. А принц Чистозолото и совсем закручинился, все думает, что с ним станется.
Наконец настал день отъезда. Говорит лиса своему принцу:
— Пора в путь!
Запричитал бедняк:
— Откуда нам сватов взять? Где платье нарядное для меня раздобыть?
А лиса свое твердит:
— Твое дело маленькое — знай за мной поспешай!
Видит принц Чистозолото, что так и этак пропадать, и очертя голову бросился вслед за лисой. Вот вдали показался царский дворец, и принц Чистозолото снова лису тормошит:
— Что же нам делать, тетка, говори, ради бога!
А лиса свое заладила:
— Ни о чем, сынок, не беспокойся.
Возле самого царского дворца набрели они на большущую лужу. Увидела лужу лиса и давай по воде с боку на бок перекатываться. И принцу своему велела то же самое делать. «Ну, — думает бедняк, — раз я ее до сих пор слушался, и теперь послушаюсь». И вывалялся в грязи. Посмотрели бы вы, что за славная парочка вылезла из лужи! Лисица еле хвост волочит, а принц Чистозолото бредет по дороге да комья грязи с себя стряхивает, чтобы от тяжелого груза немного избавиться. А тут и пора наступила во дворец идти ждут уж там жениха. Лиса без промедления — к страже, давно уж ей дворцовые ворота не преграда. И велит доложить царю, что к нему пожаловала лиса с принцем Чистозолото. Стража побежала к начальнику узнать, кто из них самый расторопный, кто мигом слетает к царю с Лисицыным поручением. Лиса-то, видишь ли, велела страже поторопиться. Понял тут начальник, что дело спешное, снял своего деда с караула и послал к царю. Старикашка приналег на свою палку и со всех ног припустился. Прибежал во дворец и говорит:
— Так, мол, и так, высокочтимый царь, у ворот дожидается лиса и принц Чистозолото. Спрашивает лиса, можно ли к тебе войти.
Молвил царь:
— Пусть войдут!
Дед затрусил к воротам, передал лисе, что может она пройти к царю. Взяла лиса своего принца за руку, привела в царские покои и промолвила такие слова:
— Бог в помощь, царь!
— Спасибо, тетка! — ответил царь.
— Вот я пришла к тебе! — говорит лиса.
— А где же твой принц? — спрашивает царь.
— Да вот он, рядом со мной стоит, — отвечает лиса.
Удивился царь:
— Что же это вы оба такие грязные?
— Уж и не спрашивай, высокочтимый царь! — затараторила лиса. Стряслась с нами в пути беда. Пришлось нам по мосту болото переходить, только вступили мы на мост — я, да мой принц, да свита, — как вдруг, на наше несчастье, мост обрушился и все утонули. Только нам с принцем удалось из трясины выкарабкаться, поэтому-то мы к тебе и явились такие чумазые. У принца нет с собой перемены. Не можешь ли ты по такому случаю дать ему платье, если не насовсем, так хоть взаймы?
— Не печалься, лиса, будет твоему принцу платье, — ответил царь и тут же приказал слугам принести самые красивые наряды, какие только найдутся в его сундуках.
А лиса не унимается:
— Сам посуди, высокочтимый царь, какая беда ужасная потерять разом всех сватов. Стыдно нам вернуться домой в одиночку и снова тратить деньги на снаряжение свиты. Не можешь ли ты дать нам пять сотен сватов и все, что в дорогу потребуется.
— Будь по-вашему, любезные мои детки, — отвечает царь, — с каждым может такое несчастье приключиться, и со мной тоже! Ни о чем не беспокойтесь.
Кликнул тут царь своих слуг и повелел им сзывать всех вельмож — царь, мол, приглашает их сватами к своей дочери, и если вельможи согласны, пусть явятся ко дворцу.
Скоро и вечер наступил. Царь с принцем отправились ужинать в трапезную, а лиса осталась у очага обгладывать куриные косточки. Поужинав, принц пошел спать в свою комнату, а с ним и тетушка-лиса. Принц улегся в кровать на перину, а тетка за печкой примостилась.
Утром поднялся с постели царь и все домочадцы. Проснулся и принц Чистозолото, оделся и крикнул лисе, чтобы и она вставала. К обеду собрались во дворец все сваты и, перед тем как отправиться в путь, сели за стол вместе с царем и принцем Чистозолото. В середине обеда позвал царь свою дочь, дал наставление:
— Вот тебе, дочь дорогая, суженый твой, будь с ним счастлива до гробовой доски. А тебе, зять, отдаю свою дочку, единственное мое дитя! Никому другому я бы ее не отдал, а тебе вот отдаю! Береги ее хорошенько и будь с ней счастлив!
— Аминь! — закричали сваты.
Тут и обед кончился, грянули пушки, сваты песню затянули, а у принца кошки черные на сердце скребутся. Что-то с бедной его головушкой станется? Ведь сватов-то некуда вести! Стоит ему остаться наедине с лисою, всплеснет он руками и давай вздыхать:
— Скажи, ради бога, как же мне теперь быть?
А лиса твердит:
— Твое дело — сторона.
Расселись гости в повозки — по двое, а то и по трое; в одну повозку усадили царевну со свахою, а в другую — принца с тетушкой-лисой. Повозка катит по дороге, принц покоя себе не находит, вертится, словно грешник на сковородке, лиса же знай приговаривает — не бойся да не бойся.
Проехали половину пути, тут лиса и говорит принцу:
— Я напрямик через поле побегу, а ты езжай по дороге. Да только смотри — в свою лачугу гостей не зови, а как будешь от нее неподалеку, прислушайся внимательно — я тебе голос подам. Вот на мой голос ты сватов и веди.
С этими словами выскочила лиса из повозки и — в лес. Вскоре перед ней выросли стены огромного дворца. В нем жили великаны. Лиса — во дворец, а великаны ее спрашивают:
— Что там такое на дороге грохочет, тетушка?
— Братцы мои! Голубчики! — заохала лиса. — Весь божий свет на вас ополчился, хотят перебить! А я прибежала упредить: убирайтесь скорее, а не то не сносить вам головы.
— Милая тетушка, куда же нам бежать теперь? — перепугались великаны.
— Полезайте вот туда, под солому, — отвечает лиса.
Великаны и рады стараться — забились в солому, а лиса подожгла омет, и все великаны сгорели. То-то счастье лисе привалило!
Тем временем принц Чистозолото едет дорогой и сам себя ругает: «Дурак я, дурак! И зачем только я тут остался! Надо было и мне убежать с лисою!» За этими думами не заметил, как очутился возле своей хибарки. Прислушался принц, слышит — тетка из лесу голос ему подает. Принц повернул в ту сторону, откуда голос доносился. Приезжают — и что же перед ними! Поднялись дворцы под самые облака, лестницы к ним ведут из белого мрамора. Сваты любуются не налюбуются на такую красоту! А у принца одно на уме: кто хозяин этих прекрасных дворцов? Будь у него такие хоромы, не совестно было бы в них сватов принять. Вдруг на крыльцо выходит лиса и говорит:
— Ну, вот и приехали! Вылезайте из карет!
А принц со страха дрожит, словно лист на ветру, все думает, как-то их встретит хозяин прекрасного дворца. Но тетушка-лиса улучила минутку и рассказала ему, как было дело. Принц от радости прямо голову потерял!
Вскоре подали ужин, гости ели, гости пили — всех на славу накормили! Сваты выпивали за здоровье друг друга и радовались счастью царской дочери, — никто ведь не ожидал, что Лисицын принц окажется таким богатым. Сваты пировали ровно три недели, а на четвертой с песнями и ружейной пальбой отправились домой. Доложили они царю, как свадьбу молодые справили, и царь остался доволен.
А принц Чистозолото со своей красавицей и до сих пор живет себе счастливо во дворце, если только не умер.

Мохаммад

Курдская сказка

Мохаммад и три его приятеля в хадж собрались. Сели они на коней, поехали. Проехали часть пути, конь Мохаммада устал.
— Устал мой конь, — сказал он своим товарищам, — я не могу дальше ехать. Поезжайте одни, счастливого пути вам! Уехали его приятели. Мохаммад сошел с коня, расседлал его, пустил на траву. Когда конь отдохнул, Мохаммад снова оседлал его, сел и поехал дальше. Доехал до кочевья, видит: у края дороги большой шатер стоит. Он подъехал к шатру, смотрит: у входа в шатер женщина сидит. Остановился Мохаммад, поздоровался с женщиной, спрашивает:
— Не примешь ли гостя?
— Всякий гость — гость от бога, добро пожаловать, — сказала женщина.
Мохаммад сошел с коня, женщина привязала коня на лужайке, потом вернулась, расстелила войлок, сняла с Мохаммада башмаки и носки, вымыла ему ноги, принесла еды. Поели они. Мохаммад и спрашивает.
— А есть в доме кто-нибудь из мужчин?
— Что тебе? — отвечала женщина.— Ты гость тут, пришел — добро пожаловать. Что тебе до того, есть ли мужчины в доме, нет ли?
Вечером женщина постелила ему. Оба легли спать. Ночью Мохаммад проснулся, встал, подошел к женщине.
— Ты ведь здесь гость, — сказала она Мохаммаду, — спи себе, что тебе надо от меня? Вот вернется муж, я спрошу его, согласится — пожалуйста, спи со мной!
Мохаммад лег к себе и проспал до утра. Утром проснулся.
— Где мой конь, я поехал дальше! — сказал он.
— Подожди, — сказала женщина, — сначала поешь, потом поезжай.
Принесла она еды, Мохаммад поел, вдруг видит: всадник на сером коне с ружьем подъехал, спешился у шатра. Женщина взяла у него коня, отвела в конюшню. Мохаммад едва не лопнул от страха.
— Сегодня ночью наш гость хотел лечь со мной, — сказала женщина мужу, — а я ему отвечала, что хозяина моего нет, как приедет, спрошу его!
Ничего не сказал муж, промолчал.
— Приведи мне коня, я поеду, — сказал Мохаммад женщине.
— Подожди, — сказал муж, — я ведь только что приехал, мы еще не ели вместе, поедим, потом поедешь.
Жена опять принесла еды. Сел Мохаммад с хозяином, поели они. Мохаммад опять говорит:
— Приведите мне коня, я поеду.
— Постой, — опять удерживает его хозяин, — мы ведь с тобой только и поели что меду и кислого молока. Вот вернется стадо, зарежем бычка, поедим жаркое, сегодня ты переночуешь у нас, а завтра поезжай.
Мохаммад остался. Зарезали бычка, сделали жаркое, поели. Вечером постелили Мохаммаду постель.
— Иди ложись с моей женой, — сказал хозяин, — а я лягу на твою постель.
— Нет, твоя жена мне — как сестра или мать, — отвечал Мохаммад. Утром проснулся Мохаммад, собрался ехать.
— Погоди, — опять говорит ему хозяин, — позавтракаем, потом поедешь!
Поели они, хозяин говорит жене:
— Испеки нашему гостю гаты в дорогу и поджарь мяса.
Мохаммад со страхом в душе попрощался с хозяевами, вышел из шатра, смотрит: конь его оседланный стоит, хурджин набит едой. Сел Мохаммад на коня, поехал. Приехал домой, а надо сказать, что Мохаммад был очень богат, несколько лавок у него было. Как-то раз стоит он в дверях своей лавки, видит: двое женщину за руки тащат. Мохаммад узнал ее — это была та самая женщина, у которой он когда-то остановился.
— Куда ведете ее? — спросил Мохаммад.
— Муж ее — наш должник, мы взяли ее за долги! — отвечали те.
— А сколько он вам должен?
— Сто туманов.
— Вот вам сто туманов, отдайте мне женщину.
Взял он женщину домой, привел к жене и говорит:
— Это — моя сестра, одень ее, накорми, пусть живет у нас.
Прошел год, другой. Как-то раз Мохаммад опять видит, что двое мужчину за руки тащат. Мохаммад узнал его.
— Куда ведете его? — спросил Мохаммад.
— Он — наш должник, мы его за долги ведем, — отвечали они.
— Сколько он вам должен?
— Двести туманов.
Дал им Мохаммад двести туманов, отобрал у них должника, привел к себе домой. Отправил он его в баню, дал ему хорошую одежду, накормил, привел к себе в лавку и говорит:
— В этом конце лавки я торговать буду, а в том — ты торгуй.
Через некоторое время Мохаммад сказал ему:
— Я хочу тебя женить.
— Делай как знаешь.
— Есть у меня сестра — хорошая женщина, за тебя и выдам ее.
А надо сказать, что ни муж, ни жена не узнали Мохаммада. Привел он мужа к жене, узнали они друг друга, обрадовались.
— Как ты сюда попала? — спросил муж.
— Сто туманов за меня заплатили — выкупили, — сказала жена.
— А за меня — двести, — сказал муж.
Семь лет прожили они у Мохаммада. Однажды муж сказал жене:
— Семь лет мы работаем на своего хозяина, неужели не отработали эти триста туманов?
А Мохаммад разбил на соседней горе шатер, пригнал туда табун коней, стадо коров и быков, отару овец, принес туда всякую одежду, ковры, посуду. Однажды муж сказал Мохаммаду:
— Отпусти нас, мы хотим уехать.
— Езжайте, отпускаю вас, —сказал ему Мохаммад.
Велел он своей жене нажарить мяса, напечь гаты, дал им с собой в дорогу. Усадил их верхом на коней, сам поехал впереди, муж и жена — сзади. Привез их Мохаммад на гору. Видят муж и жена: там табуны, стада, отары, шатер стоит, а в шатре — ковры, одежда, утварь всякая.
— Все это — ваше, — сказал им Мохаммад. — Семь лет вы работали у меня, это — плата за ваш труд.
Попрощался с ними Мохаммад, уехал. «Как же мне отплатить ему?—подумал муж. — Давай-ка убью я его, освобожусь от груза благодарности». Повернул он коня.
— Постой! — окликнул он Мохаммада.
Тот сразу понял, в чем дело, остановился. Подъехал к нему муж и говорит:
— Ты сделал столько добра! Как мне расплатиться за это? Я должен убить тебя и освободиться от груза благодарности к тебе!
— Разве ты не узнаешь меня? — спросил Мохаммад. — Ведь я — тот самый человек, который был вашим гостем и хотел лечь с твоей женой. Она сказала тебе об этом, а ты в ответ оказал мне всяческие почести. Я вернулся и дал себе слово, что вы для меня — как брат и сестра. Я тебе и половины того добра не сделал, сколько сделал мне ты!
Обнялись они тут, поцеловались. Муж и жена зажили себе в том шатре. А Мохаммад вернулся к своей жене, и все зажили счастливо,

Господин из Яоани

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Господин из Яоани был человеком строгим, сдержанным, редко кого принимал у себя дома. Однажды он беседовал с каким-то человеком, одетым в лохмотья, потом позвал моего младшего брата и сказал ему:
— Это правнук Сунь Мань-чжу. Я давно о нем ничего не слыхал, теперь вот удалось свидеться. Во время военного мятежа в конце династии Мин твоему прадеду было одиннадцать лет. Он погиб бы на чужбине, если бы не Сунь Мань-чжу. — И тут же начал строить планы, как помочь гостю.
Предостерегая моего брата, он сказал:
— Проявление чувства долга должно быть вознаграждено и без разговоров о делах и воздаянии за них.
В этих «воздаяниях за дела» ошибок не бывает.
Когда-то один человек был обязан другому жизнью. Разбогатев, он узнал, что семья его благодетеля разорилась, но отнесся к этому совершенно безразлично, будто речь шла о совсем чужих ему людях.
Прошло время, он заболел. Только было собрался принять лекарство, как вдруг, словно во сне, увидел руку своего благодетеля, протягивающего ему два письма, оба не запечатанные. Пригляделся, а это его старые письма, в которых он просил о помощи. Тогда он бросил на пол чашку с лекарством и сказал:
— Я умираю с опозданием.
Он умер в ту же ночь.

О воздаянии за добро и в особенности за правый суд

Из «Римских деяний»

Слепой король Феодосий правил весьма справедливо. Он издал закон, чтобы во дворце висел колокол и любой, кто пожелает обратиться с жалобой, своей рукой ударял в колокол, и тогда появлялся бы приставленный для этого судья и разбирал всякое дело.
Во дворце жила змея, которая устроила себе гнездо в том месте, куда свешивалась веревка колокола, и вскоре вывела детенышей. Когда они могли уже ползать, мать однажды взяла их на прогулку за городскую стену. В отсутствие змеи жаба забралась в ее гнездо и заняла его. Змея со своими детенышами возвратилась и, увидев, что гнездо ее занято, бросилась на жабу, но не могла ее одолеть, и так жаба завладела ее гнездом. Тогда змея обвилась хвостом вокруг веревки, с силой потянула ее к себе и ударила в колокол, словно говоря: «Иди сюда, судья, и защити меня, ибо жаба неправо заняла моё гнездо».
Когда судья заслышал удары колокола, он пришел, но, не видя никого, снова удалился. Тут змея во второй раз ударила в колокол, судья снова пришел и заметил, что веревку дергает змея, жаба же сидит в ее гнезде; он ушел и рассказал обо всем королю. Король говорит ему: «Вернись и не только прогони, но и убей жабу, чтобы змея вновь могла занять свое гнездо». Так судья и поступил.
В один из дней после этого происшествия, когда Феодосий лежал на своей постели, змея вползла в его опочивальню, держа в зубах драгоценный камень. Когда слуги ее увидели, они предупредили короля, что в покой вползла змея, а он в ответ: «Не прогоняйте ее! Я не сомневаюсь, что она не причинит мне зла». Змея между тем вползла на постель и приблизилась к лицу его; добравшись до глаз короля, она выпустила из зубов своих камень и тотчас покинула опочивальню. Лишь только камень коснулся век короля, он прозрел. В великой радости Феодосий велел сыскать змею, но она исчезла. Король берег полученный от нее камень и окончил жизнь в мире.

О благодарности за добродеяния

Сказка из «Римских деяний»

Один рыцарь больше всего на свете любил охотиться. Однажды он отправился на охоту, а навстречу ковыляет хромой лев и показывает рыцарю свою лапу. Рыцарь сошел с коня, вытащил из лапы зверя острую колючку, приложил к ране мазь, и лев стал здоров.
После этого происшествия как раз в тот самый лес прибыл поохотиться здешний король, поймал того льва и много лет держал в своем дворце. Рыцарь же совершил какой-то проступок против короля и скрылся в лесу, грабя и убивая мимо идущих путников. Король изловил рыцаря и решил бросить его на съедение льву, а для того, чтобы лев съел его, держал льва голодным. Рыцаря бросили в ров, и он весьма страшился в ожидании, когда лев на него кинется, а лев внимательно посмотрел на рыцаря и, узнав, обрадовался и семь дней оставался без еды.
Когда король услышал об этом, подивился, велел освободить рыцаря из рва и говорит ему: «Скажи, любезнейший, как это могло случиться, что лев тебя не тронул?». Тот говорит: «Государь, как-то я охотился в лесу, и этот самый лев, хромая, вышел мне навстречу, я вытащил из лапы его колючку и уврачевал рану; потому, я думаю, он теперь меня и не трогает». Король сказал: «Раз тебя пощадил лев, помилую и я, буде приложишь старание исправить свою жизнь». Рыцарь поблагодарил короля и впоследствии усовершился и окончил дни свои в мире.

О человеке, которого сопровождали звери

Сказка амхара (Эфиопия)

Как-то один человек, взяв с собой обезьяну, змею и крысу, отправился в другую страну. Они шли весь день, а когда наступил вечер, свернули в деревню в поисках ночлега. У дверей одного дома они встретили человека. Низко поклонившись ему, пришелец говорит:
— Здравствуй, брат мой. Позволь переночевать у тебя.
А хозяин дома отвечает сердито:
— Конечно, ты сможешь есть то, что мы едим, и пить то, что мы пьем; крыса найдет достаточно зерна у амбара; обезьяна будет сыта травой и листьями; но что мне делать с этой злой ядовитой гадиной?! Чем я буду ее кормить и где положу спать? Ну зачем ты привел ее ко мне?!
Тогда змея говорит:
— Господин, не разлучай меня, пожалуйста, с моими товарищами, позволь мне переночевать у тебя вместе с ними. А насчет пищи не беспокойся: на ужин и на завтрак у меня будет вот эта пыль, что у вас под ногами. А если уж говорить о коварстве, то я ничуть не коварнее человека, который привел меня сюда. Прошу тебя, пусти меня переночевать.
Хозяин дома поверил змее и пригласил человека и зверей в дом. Он хорошо принял их и на следующее утро проводил в дорогу.
Все это видел один деревенский сплетник. Он отправился к правителю области и рассказал ему о происшедшем. Выслушав его, правитель приказал слугам немедленно связать и привести к нему человека, который предоставил ночлег обезьяне, крысе и змее. Слуги поспешили к дому провинившегося и, связав его, привели к правителю. И тогда правитель огласил приговор:
— За то, что этот человек пустил к себе в дом на ночлег обезьяну, крысу и змею, его скот и имущество переходят в руки государства.
Потеряв состояние, этот человек стал нищим и решил покинуть свою страну. Много дней ой провел в пути и вдруг на краю деревни увидел ту самую крысу, которая в тот раз ночевала у него в доме. Он подошел к ней и говорит:
— Знаешь, крыса, за то, что я в тот раз пустил тебя, обезьяну и змею к себе в дом и накормил вас, меня лишили всего скота и имущества. Теперь я нищий и поэтому прошу тебя помочь мне.
И крыса отвечает:
— Господин мой, я маленькое и слабое существо, живу в земле и питаюсь чем придется. У меня ничего нет, чтобы помочь тебе, но я видела, как в одном месте закопали клад. Поэтому раздобудь где-нибудь лопату, и я покажу тебе это место.
Человек раздобыл лопату и последовал за крысой. Та привела его к развалинам древнего города и показала, где зарыт клад. Человек долго копал и через несколько часов обнаружил глиняный горшок, полный золота и серебра. Он очень обрадовался этой находке, горячо поблагодарил крысу и, купив себе осла и мула, отправился дальше.
Через некоторое время он повстречался с человеком, которого в ту ночь пустил к себе в дом на ночлег. Он рассказал ему о своем горе, о том, как отблагодарила его крыса, а потом и говорит:
— Ну, брат мой, теперь ты помоги мне по мере возможности.
— Хорошо,— ответил тот.— Оставь здесь своего осла и мула с грузом и пойдем со мной.
Как только они подошли к пропасти, неблагодарный внезапно столкнул его вниз, а сам, завладев чужим добром, скрылся. К счастью, катясь по откосу, человек упал на спину огромной обезьяне и остался жив.
Вокруг собралось много обезьян, и они стали расспрашивать человека, откуда он и что с ним случилось. Среди них оказалась и та обезьяна, которую в ту ночь он пустил к себе в дом на ночлег. Обезьяна вспомнила о том, как хорошо обошелся с ней тогда этот человек, и решила помочь ему. Ее товарищи подняли человека и понесли в свое логовище. Там человек подробно рассказал о наказании, которое понес за то, что пустил их к себе на ночлег, о том, как покинул свою страну, о добром поступке крысы и о том, как его неблагодарный постоялец сбросил его в пропасть.
Потом он сказал:
— Не можешь ли ты, обезьяна, помочь мне деньгами?
— У меня нет денег,— отвечала обезьяна,— я не стану обещать то, чего не могу сделать. Однако я дам тебе такой совет. Здесь, напротив нас, люди собирают урожай, и я со своими родственниками могу доставить им много хлопот. Пойди к людям и скажи, что, если они тебе заплатят, ты скажешь им, как сохранить урожай. Если же они не поверят тебе, мы наделаем им столько хлопот, что заставим обратиться к тебе за помощью.
Собрала обезьяна своих родственников, и стали они бегать по полям, разбрасывая снопы и унося с собой пучки колосьев.
Люди выскочили из домов, подняли шум и гвалт.
Тогда человек подошел к ним и говорит:
— Если вы дадите мне денег, я скажу, как избавиться от обезьян.
Услышав эти слова, все согласились дать ему деньги, лишь бы избавиться от набегов обезьян. И когда все деньги были собраны, их оказалось так много, что человек сразу же разбогател.
Купил он много ослов, мулов, богатую одежду и отправился дальше. Едет, едет, вдруг видит: ползет по дороге та самая змея, которую он когда-то пустил к себе в дом на ночлег. Человек рассказал ей подробно о постигшем его горе, о всех своих приключениях, а потом и говорит:
— Ну, а ты, змея, можешь мне сослужить добрую службу?
И змея ответила:
— У меня нет никакого богатства, и я не могу тебе ничего дать. Но мне известно, что далеко на юге в горах есть большой город, в котором живет негус. У него есть красивая дочь, которую он очень любит и собирается выдать замуж. Я могу ужалить ее, а ты возьми это лекарство от яда, приди к негусу и скажи ему: «Я спасу твою дочь от смерти, если ты выдашь ее за меня замуж».
Человек согласился, и они вместе двинулись в долгий путь.
Когда они достигли дворца негуса, человек остался снаружи, а змея по стене проникла внутрь и ужалила дочь негуса.
Негус срочно созвал все родственников, всех принцев и вельмож. Во дворце был объявлен траур. Тот человек подходит к слугам негуса и говорит, что, если бы негус согласился выдать за него свою дочь, он спас бы ее от смерти.
Как только негус узнал об этом, он вызвал его к себе и говорит:
— Хорошо. Я согласен. Кроме того, я обещаю тебе в награду за это много земли, скота в вещей.
Тогда человек достал лекарство, которое дала ему змея, и дочь негуса, приняв его, сразу же выздоровела.
Потом они справили свадьбу. Человек завел богатое хозяйство, построил дом и до конца дней своих жил в мире и согласии со своей женой.
Так рассказывают.

О доблестной битве Христа и его победе

«Римские деяния»

В царствование Цезаря жил некий знатный и храбрый рыцарь, который проезжал однажды по лесу и увидел, как жаба сражалась со змеей; преимущество было на стороне жабы, и в конце концов она победила змею. Видя это, рыцарь помог змее, а жабу сильно ранил; сам же пришпорил коня и обратился в бегство, однако жаба успела нанести рыцарю опасную рану. Почувствовав боль, он соскочил с коня. Жаба оставила в ране свой яд. Рыцарь добрался до дома и долгое время рана его не заживала, а потому он составил завещание и стал готовиться к смерти.
Однажды, когда он лежал как смертельно больной вблизи очага, появилась змея, которую рыцарь спас от гибели. Его слуги, заметив это, сказали ему: «Господин, сюда вползла змея». Когда рыцарь увидел змею, он признал, что эта та самая, защищая которую он получил рану и попал в беду, и говорит: «Не трогайте ее. Я уверен, что она не причинит мне зла». А змея между тем на глазах всех вползла на постель рыцаря и принялась языком вылизывать из раны яд, пока не набрала его полную пасть. Затем змея уползла прочь из дома и изрыгнула яд в траву, воротилась и еще дважды или трижды принималась очищать рану рыцаря, пока не высосала из нее весь яд. После этого рыцарь напоил змею молоком. Когда она пила, явилась жаба, которая укусила рыцаря, и снова напала на змею, словно была рассержена тем, что змея уврачевала рану ее врагу.
Видя это, рыцарь сказал своим слугам: «Любезнейшие, без всякого сомнения это та же самая жаба, которую я ранил, защищая змею, и которая повинна во всех моих страданиях. Если она победит сейчас змею, набросится на меня, и поэтому, коли вам дорога моя жизнь, тотчас убейте ее». Слуги, слыша эти слова, своими мечами и дубинами убили жабу, а змея, словно в знак радости и благодарности, вилась вокруг ног рыцаря, а потом уползла. Рыцарь полностью исцелился от своего недуга.