История об одном невежественном священнике

История об одном невежественном священнике

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Так как в книге одного священника значилось, что праздник непорочного зачатия надо отмечать так же, как и рождество, только слово «рождество» следует заменить словом «зачатие», то он, когда дошел до Евангелия, где стоит: «Авраам же родил Исаака, Исаак же родил Иакова» и т. д., заменив «рождение» «зачатием», читал: «Авраам же зачал Исаака, Исаак же зачал Иакова, Иаков же зачал…» и т. д. Когда его прервали, он сказал: «Вы собираетесь исправлять Священное писание? Посмотрите в мой бревиарий!». Они, увидав и бревиарий, и глупость этого человека, чрезвычайно расхвалили его усердие.

Сказка для маленьких радиослушателей

Сказка для маленьких радиослушателей

Советская детская страшилка

Жил один человек. Однажды он включил радио и услышал: «По городу едет гроб на колесиках и ищет тебя!» Через несколько секунд: «Гроб на колесиках нашел твой дом!» Еще через несколько секунд: «Гроб на колесиках нашел твой подъезд!» Человек открыл окно и слышит: «Гроб на колесиках нашел твою квартиру!» Человек забрался на окно: «Гроб на колесиках въезжает в твою дверь!» Человек выпрыгнул с третьего этажа.
Человек потерял сознание. Через несколько минут он очнулся и услышал: «Мы передавали сказку для наших маленьких радиослушателей!»

Друзья по несчастью

Друзья по несчастью

Албанская сказка

Жил на свете осел. Его хозяин был человеком жадным и жестоким. Настрадался осел от него. Отправятся они, бывало, в лес за дровами. Всю дорогу хозяин едет верхом на осле, а там нагрузит на него такие охапки дров, какие поднять не под силу даже двум ослам, не то что одному, да еще по дороге поднимет и положит на спину бедняге несколько палок, которые увидит на обочине, или какую-нибудь корягу, упавшую в воду, а то и просто кирпич или камень.
— Тащи, тащи, бездельник, работай, хватит баклуши бить, — говорил хозяин ослу. Ему будто и невдомек, что у осла спина раскалывается от тяжести. А то погонит хозяин осла на мельницу с мешками зерна, а обратно, кроме своих мешков, кинет ему на спину еще два-три мешка своих соседей и друзей, чтобы угодить им.
— У меня осел крепкий, — хвалился он своим знакомым и приятелям. — На него сколько ни грузи, он все поднимет и потянет!
И так зимой и летом, из года в год. Когда надо было покормить осла, хозяин считал каждую охапку сена, зато на побои никогда не скупился. Терпел осел, терпел, наконец и его терпению пришел конец, и решил он уйти от хозяина. Что решено, то сделано: однажды на рассвете, когда хозяин еще спал, вышел осел из хлева и отправился по дороге, ведущей в горы. Шел он налегке, и на душе у него тоже становилось все легче, потому что не было у него больше ни злого хозяина, ни тяжелой поклажи.
У ограды небольшого домика увидел он здорового барана, который блеял и верещал так, словно ему к горлу приставили острый нож.
— Что ты так раскричался, братец? — спросил его осел. — Что за несчастье с тобою случилось? Мне кажется, ты здоров и хорошо накормлен, мяса и жира на тебе достаточно, а рога у тебя острые, как копья.
— Как же мне, несчастному, не блеять и не вопить от горя? — ответил ему баран. — Мой хозяин сейчас точит нож, чтобы меня зарезать. Что мне делать?
— Что делать? Пошли со мной.
— А куда?
— На горное пастбище. Там найдется много хорошего корма. Я тоже ушел от своего хозяина, который замучил меня работой.
— Пошли, — сказал баран.
Отправились они в путь вдвоем, осел впереди, баран за ним. По дороге встретили кошку, которая сидела на обочине и отчаянно мяукала.
— Что ты так размяукалась, подруга? — спросил ее осел.
— Как же мне, несчастной, не мяукать? — ответила кошка. — Когда я была молода и проворна, я ловила мышей в доме моих хозяев, тем и питалась. Теперь я состарилась, мышей ловить не могу, а хозяева мне есть не дают. Все домашние осыпают меня насмешками, пинками и затрещинами. Что мне делать?
— Пошли с нами!
— Куда?
— В горы. Там еды на всех хватит.
— Пошли, — сказала кошка.
Так и отправились они все вместе дальше: впереди осел, за ослом баран, а за бараном кошка. Идут и видят петуха, который сидит на огороде и кукарекает во все горло.
— Что ты так раскукарекался, приятель? — спросил его осел.
— Как же мне, несчастному, не кукарекать? — ответил петух. — Сегодня хозяйка зарежет меня и сварит на ужин. Она уже и казан с водой на очаг поставила, и нож наточила. Что мне делать?
— Пошли с нами!
— Куда?
— В горы. Там и для тебя пища найдется.
— Пошли, — ответил петух.
Отправились они дальше вчетвером. Идут друг за другом: впереди осел, за ним баран, за бараном кошка, а замыкает шествие петух. Немного они так прошли, и повстречался им в ущелье волк. Завидев издали четверых друзей, волк потянул носом воздух и со всех ног помчался им навстречу. «Вот удача, — подумал он. — Я тут бегаю, ищу, чем бы поживиться, а добыча сама идет мне в рот». Больше остальных понравился ему жирный баран, при виде его у волка даже слюнки потекли. Он хотел прямо с ходу наброситься на барана и съесть его, но вовремя разглядел, что у того очень уж длинные и острые рога. Тогда он решил схитрить и обмануть четверых приятелей.
— Добрый день, друзья! — обратился к ним волк. — Куда путь держите?
— В-в г-горы, — ответил, запинаясь, осел, и нижняя губа у него задрожала от страха.
— В горы? — с интересом переспросил волк. — А меня с собой не возьмете? Давайте пойдем вместе и будем жить на горном пастбище в дружбе и согласии, как братья. Я знаю несколько пастбищ с очень хорошей травой. Вы будете на них пастись, а я буду сторожить, чтобы какой-нибудь дикий зверь на вас не напал.
Теперь уже у осла затряслись от страха ноги. Он понял замысел волка. Баран тоже понял, что на уме у волка, но не испугался. Бараны вообще не боятся волков, если встречаются с ними нос к носу, они боятся их только тогда, когда те нападают на них сбоку или сзади. Поэтому баран сказал волку:
— Послушай, волк, хочешь, я подам тебе прекрасную мысль?
— Ну, говори, — согласился волк.
— Ты выглядишь очень голодным, а мне не хотелось бы испытывать твое терпение. Одна старуха в деревне сказала мне, что рано или поздно я все равно закончу свои дни у тебя в желудке. Поэтому давай не откладывать это дело в долгий ящик. Ты иди, садись возле пня и приготовься: глаза закрой, а рот открой. Я разбегусь и сам вскочу тебе прямо в пасть.
— Хорошо, — сказал, обрадовавшись, волк, — так и сделаем, тем более, что это совпадает и с моим желанием.
Волк подошел к пню, уселся возле него, открыл пошире пасть, закрыл глаза и стал ждать, когда баран впрыгнет ему прямо в рот. Баран отошел на несколько шагов назад, пригнул голову и, разбежавшись, проткнул волка острыми рогами. У волка искры посыпались из глаз, он повалился и завыл от боли, корчась на земле. Тут подскочил осел и несколько раз лягнул хищника копытом. Волк испустил дух, а приятели содрали с него шкуру, набили ее листьями, взвалили на осла и пошли своей дорогой.
Вскоре стало смеркаться. Куда идти дальше, они не знали.
— Петух, взберись-ка ты на этот высокий дуб и посмотри, что в округе делается, — сказал осел.
Петух взлетел на ветку дуба и осмотрелся.
— Там вдали я вижу огонек, — прокукарекал он.
— Пошли туда, — решил осел.
Четверо приятелей прибавили шагу и вскоре приблизились к небольшому домику. Заглянули в окно и видят: там устроили свое логовище волки. Тогда осел сбросил возле порога шкуру убитого волка, постучал копытом в дверь и прокричал:
— А ну, выходите все из дома на свою погибель!
После этого приятели начали горланить кто как мог: осел затрубил, баран заблеял, кошка замяукала, петух запел. Волки всполошились, не понимая, кто кричит таким голосом, а их вожак выскочил на крыльцо и впотьмах натолкнулся на шкуру убитого волка.
— Бежим, а то они нас съедят! — крикнул он своим сородичам и пустился прочь со всех ног. А за ним кинулась и вся волчья стая. Не прошло и минуты, как они скрылись в темноте. Когда волки убежали, приятели вошли в дом. Они увидели приготовленный ужин, хорошо поели, задули очаг, и каждый выбрал себе удобное место для сна: петух высоко под потолком на балке, кошка у теплого очага, баран возле двери, а осел снаружи, во дворе.
А волки бежали, бежали, совсем выдохлись и наконец остановились. Собравшись все вместе и дрожа от страха, они стали обсуждать случившееся.
— Кто же это все-таки мог быть? — спросил вожак стаи. — Надо бы выяснить.
— Может, мне сходить посмотреть? — предложил самый молодой волк.
— Сходи, — сказал ему вожак, — но будь осторожен, а то как бы они и тебя не съели.
Молодой волк со всех ног помчался к домику, но, прибежав, не рискнул войти в дверь, так как у самого порога лежала шкура убитого волка. Тогда он по лестнице взобрался на крышу и проник на чердак, а оттуда решил спрыгнуть в комнату. Только он приготовился прыгать, как проснулся задремавший было петух и, рассердившись, что его разбудили не вовремя, клюнул волка раза два-три что было силы прямо в голову. Волк, ошеломленный внезапным нападением, не удержался на потолочной балке, свалился в комнату и отшиб себе все бока. Придя в чувство и осмотревшись, он увидел в кромешной тьме у очага две светящиеся искры и пополз в ту сторону. Но это оказались не искры, а глаза кошки. Изловчившись, она прыгнула прямо на волка, изодрала ему в кровь морду и чуть не выцарапала глаза. В ужасе волк бросился к двери, но там баран, вскочив на ноги, пригвоздил его к стене рогами. Волк с трудом отбился от него и выскочил во двор, где осел дал ему два таких пинка копытом, что тот кубарем покатился по земле.
Завывая от боли, молодой волк с трудом дотащился до того места, где его ждала вся стая.
— Ну, что ты видел? — спросил вожак.
— Наш дом захватили разбойники, — убежденно ответил молодой волк, едва переводя дух и зализывая царапины и раны. — Когда я забрался на чердак, чтобы спрыгнуть в комнату, один из них несколько раз ударил меня молотком по голове. Я свалился вниз и подполз к очагу, но там кто-то кинулся на меня с ножом, чуть глаза не выколол. Тогда я бросился бежать, но у двери стоял третий разбойник, он стукнул меня булавой с острыми шипами. А во дворе ждал еще один разбойник и два раза ударил по спине поленом. А как страшно они кричали! Какой шум подняли! «Хватай его, хватай!» — вопили они на все голоса. Не пойдем туда больше, братья волки, там ждет нас гибель!
Поджав хвосты от страха, волки скрылись в горах и больше никогда не подходили близко к тому домику, где поселились осел, баран, кошка и петух.

Ведьма и робот

Ведьма и робот

Советская детская страшилка

В одном доме по ночам стали пропадать люди. В первую ночь пропал мальчик. Искали его, искали, нигде не нашли. Во вторую ночь исчезла девочка. В третью ночь не оказалось и матери. Все это произвело на отца страшное впечатление. Он не знал, что делать, но потом догадался и купил в магазине робота. Вечером он положил его в свою кровать, а сам спрятался в укромное место и стал ждать.
Наступила ночь. Часы пробили двенадцать. В комнате появилась ведьма, подошла к кровати и говорит: «Хочу крови… Хочу мяса!..”
Робот встает с кровати, вытянув правую руку и говорит:
— А двести двадцать не хочешь?**

Желтое пятно

Желтое пятно

Советская детская страшилка

Одна девочка увидела на потолке небольшое желтое пятно. Пятно росло и росло, и становилось все больше. Девочка испугалась и позвала бабушку. Бабушка посмотрела на потолок, увидела растущее пятно и упала в обморок. Девочка позвала маму. Маме тоже стало плохо. Девочка позвала папу. Увидев пятно, папа испугался и вызвал милицию. Милиционеры полезли на чердак, а там в углу писал котенок.

Барин в овине

Барин в овине

Латышская сказка

Дошли до барина слухи, что молотильщики во время молотьбы по овину да вокруг овина слоняются или спят. Решил он это проверить и, пока работники на молотьбу собирались, забрался, крадучись, под навес и спрятался в соломе. Но один работник увидал его и сказал овинщику. Тому тут же пришло на ум хорошенько проучить грозного барина. Шепнул он одному молотильщику, чтоб тот притаился где-нибудь. А тем временем ток к молотьбе приготовили.
— Ну, живее за работу! — крикнул овинщик работникам. — Все ли на месте, может, кого не хватает?… Вот-те раз, одного-то нет! И куда это он запропастился? Уж, верно, бездельник залез куда-то и спит себе. Эй, Карлис, пойдем поищем! Этого лодыря уже на первом посаде нет! Ну, погоди, я ему покажу! Пошли они искать, поначалу, понятно, по другим местам, а потом и под навесом. Карлис первым в темноте на человека наткнулся.
— Тут он, дрыхнет! Принялся овинщик колотить барина по спине да приговаривать:
— Ах ты, лодырь! Ах ты, лентяй! Будешь под навесом валяться, когда другие до седьмого пота работают! Наконец барин не выдержал, завопил и назвал себя.
— Ой, барин! Кто ж мог подумать, что это вы? — воскликнул овинщик в отчаянии. С той поры не ходил больше барин за работниками подглядывать.

Сколько пальцев?

Сколько пальцев?

Японская сказка

К бонзе часто приходили гости, и послушник весь день только тем и был занят, что варил рис на кухне.
Однажды бонза сказал послушнику:
— Вот что, сын мой. Каждый раз, когда у нас бывают гости, ты высовываешь свою голову из-за двери и спрашиваешь: «Учитель, сколько мерок риса сварить сегодня?» Это никуда не годится. Теперь мы будем поступать иначе. Как только ты выглянешь, я тебе молча покажу на пальцах, сколько следует сварить. Сколько выставлю пальцев, столько мерок риса и очищай. Понял? Выставлю один — значит, одну мерку, два — две мерки.
На следующий день послушник осторожно подошёл к гостиной, где бонза принимал гостей, и чуть-чуть приоткрыл лёгкие раздвижные двери. Бонза заметил его и поднял два пальца. Послушник отправился на кухню, отмерил две мерки рису и стал его очищать.
Так они поступали и в другие дни. Но как-то раз, против обыкновения, в гости к бонзе никто не пришёл. Бонза решил воспользоваться этим, чтобы проверить поля и огороды, принадлежащие храму. Эти поля и огороды обрабатывали крестьяне. В тот год всё время шли дожди, поля вымокли и урожай риса был плохой. Конечно, крестьяне в этом вовсе не были виноваты, но бонза страшно сердился, кричал и ругал их.
В этот день он был особенно раздражён и поэтому, обходя поле, поскользнулся и упал. Из-за дождей земля набухла, размягчилась, так что бонза сразу почувствовал, что погружается в грязь. Он испугался, закричал: «Эй, послушник! Скорее ко мне!” — и замахал рукой, зовя на помощь.
Послушник в это время был в храме. Он закончил уборку и собирался уже приступить к очистке риса, как вдруг услыхал голос бонзы. Послушник сразу же отозвался и выбежал на задний двор храма, откуда начинались поля. Голос бонзы доносился откуда-то издалека. Мальчик присмотрелся и заметил вдалеке бонзу, который махал ему одной рукой.
«Вот оно что, — подумал послушник,— учитель поднял руку! Но сколько же на одной руке пальцев? Один, два, три, четыре, пять… Ой, как много! Опять сегодня целая толпа гостей!»
И послушник изо всех сил пустился бежать на кухню.
Тут бонза по-настоящему перепугался. Когда ученик показался во дворе храма, бонза сразу повеселел, уверенный, что теперь-то он спасён. Но не тут-то было! Послушник не только не поспешил к нему на помощь, но даже бросился бежать назад быстрее обычного.
Испуганный бонза снова принялся громким голосом звать послушника. Тот сидел в это время на кухне, весь поглощённый чисткой риса. Вдруг ему снова слышится голос бонзы. «Ну что ты будешь делать! — подумал маленький послушник. — Ведь до обеда я и пяти мерок не успею очистить, а он опять зовет меня! Он только и знает, что заставляет меня работать!»
С этой мыслью мальчик быстро вытер руки и вышел во двор. Глядь, а бонза опять поднял руку!
«Вот беда! Ещё пять мерок риса!» — Тут послушник сломя голову пустился бежать на кухню…
Убедившись, что крики напрасны, бонза отчаялся и попытался встать сам, без всякой помощи. Это ему удалось.
Он подумал: «Очевидно, послушник поспешил согреть воду, чтобы вымыть мне ноги, когда я вернусь»
Но, вернувшись в храм, он увидел, что послушник, тяжело дыша, изо всех сил чистит рис.

За что?

За что?

После того, как 4 апреля 1886 года Дмитрий Каракозов совершил в Петербурге неудачное покушение на царя, Александр III спросил у задержанного террориста:
— Ты поляк?
— Нет. — ответил Каракозов.
— Тогда за что? — удивился царь.

Попова жена

Попова жена

Грузинская народная новелла

Быль то или небылица, был один поп, у которого была пригожая жена. Завела себе попадья любовников – тоже попов и однажды, когда супруг ее пошел в соседнюю деревню, назначила им свидание: одному – в восемь часов вечера, другому – в девять, а третьему – в десять. А муж ее должен был возвратиться в одиннадцать часов.
Ровно в восемь часов явился первый поп, принес он с собой закуски и вина. За трапезой, в сладкой беседе незаметно прошел час. В дверь постучался второй поп. Женщина сделала вид, что испугалась: «Ой, ой, мой муж вернулся. Куда же мне тебя спрятать!» Был у них огромный кувшин, она сняла крышку, посадила в него попа и открыла дверь второму попу. И этот, нагруженный закусками и выпивкой, вошел в комнату. За трапезой и в сладкой беседе снова прошел час. В дверь постучался третий поп. Женщина опять притворилась испуганной: мой муж вернулся, куда же мне тебя спрятать! Открыла она крышку того же кувшина и посадила в него второго попа. С третьим попом, когда постучался наконец муж, она проделала то же самое.
Муж ничего не заметил, плотно поужинал и спокойно уснул. Поутру поп отправился в ту же деревню, что и накануне. Отправив мужа, попадья открыла крышку, взглянула в кувшин и увидела, что все три попа захлебнулись в вине. Она решила: чтобы муж не узнал о моих проделках, надо их куда-нибудь выкинуть. Выволокла она одного попа и тут же бросила его. Наняла одного работника и договорилась с ним, чтобы за десять рублей он выбросил попа куда-нибудь подальше.
– Этот поп, – сказала она, – напился вина из этого кувшина. Нечего ему здесь делать, выброси его на свалку.
Бедняк взвалил попа на плечи, понес и выбросил в овраг на краю деревни. Когда он вернулся за обещанными деньгами, увидел, что у кувшина лежит второй поп. Взвалил он и этого попа на плечи, понес и сбросил его с высокой горы. Когда он снова вернулся за деньгами, увидел, что у кувшина опять валяется поп. Взвалил он и этого на плечи, понес и выбросил его в тот же овраг в конце деревни.
Снова возвратился за деньгами, но по дороге увидел попа, ехавшего верхом на лошади. Это муж хитрой попадьи возвращался из деревни домой. Бедняк подумал: поп едет верхом на лошади, я его не смогу пешком опередить и потеряю обещанные десять рублей. Налетел он на него, сбросил с лошади, сначала крепко избил его, а потом размозжил голову камнем и выбросил в тот же овраг. Сам сел на лошадь и поехал за получением денег.
Что было делать попадье? Отдала она бедняку-простаку обещанный червонец…

Честный и послушный слуга

Честный и послушный слуга

Шведская народная сказка

Жил на свете помещик. Человек он был пустой и никчемный и все свое имение на ветер пустил. Но зато без меры чванился он своим знатным родом и считал, что хоть и обеднел он, а жить без слуги ему не пристало. И принялся он подыскивать себе слугу. Много всякого люда к нему приходило, только никто ему угодить не мог. Вот однажды пришел к нему наниматься один паренек. Помещик ему и говорит:
— Мне нужен слуга честный и послушный. Чтобы всегда правду говорил и чтобы все мои приказания в точности исполнял.
— Не сомневайтесь, господин,- отвечает ему паренек.- Честнее и послушнее слуги, чем я, вам вовек не сыскать.
Как-то явились к помещику знатные гости. Привел он их в горницу, усадил за стол и кричит слуге:
— Эй, ты! Принеси-ка нам скатерть тонкого голландского полотна стол накрыть!
— Так ведь у нас их и в заводе нет,- отвечает слуга. Помнил он, что хозяин велел ему всегда правду говорить. Отозвал помещик слугу в сторонку и шепчет ему:
— Дурень ты! Надо было сказать: «Она в лохани с бельем мокнет».
— Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Решил помещик себя хлебосольным хозяином перед гостями показать. Позвал он слугу и говорит ему:
— Эй, ты! Подай нам сыру! А тот отвечает:
— Он в лохани с бельем мокнет.
Помнил он, что помещик велел ему все его приказания в точности исполнять. Разозлился помещик и зашептал на ухо слуге:
— Олух ты! Надо было сказать: «Его крысы съели».
— Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Тут решил помещик показать гостям, что у него в погребах и вино водится. Позвал он слугу и говорит:
— Эй, ты! Принеси нам бутылку вина!
А тот отвечает:
— Ее крысы съели.
Помещик от злости чуть не лопнул. Выволок он слугу на кухню, влепил ему затрещину да как закричит:
— Дубина! Надо было сказать: «Я ее с полки уронил, и она на мелкие кусочки разбилась».
— Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Тут захотел помещик показать гостям, что у него полон дом прислуги. Позвал он слугу и говорит:
— Эй, ты! Приведи-ка сюда стряпуху.
А тот отвечает:
— Я ее с полки уронил, и она на мелкие кусочки разбилась.
Поняли гости, что помещик только пыль в глаза пускает. Высмеяли они его и отправились по домам.
А помещик того парня вон со двора прогнал и с той поры закаялся себе честных и послушных слуг искать.