Чиж

Басня Эзопа

Чиж в клетке висел на окне и пел среди ночи. На голос его прилетела летучая мышь и спросила, почему это он днем молчит, а ночью поет?
Ответил чиж, что есть у него на то причина: пел он когда-то днем и попался в клетку, а после этого стал умнее. Сказала тогда летучая мышь: «Раньше бы ты был таким осторожным, пока тебя еще не поймали, а не теперь, когда это уже бесполезно!»
Басня показывает, что после несчастья раскаянье никому не нужно.

Самодельный нат

Бирманская сказка

В давние времена в одной деревне близ города Чаумьяун (что в теперешнем округе Швейбоу) жил человек по имени Маун Toy По. Он служил гребцом на большой грузовой лодке. На лодке было несколько гребцов, и они гоняли ее с товарами вверх и вниз по Иравади.
Однажды лодка, как обычно, шла по реке. В пути нужно было пройти большой водоворот, и гребцы, прежде чем преодолеть его, решили отдохнуть на берегу и закусить.
Маун Toy По минуты не мог без дела сидеть. Пока другие отдыхали, он подобрал невдалеке деревянную чурку и стал строгать ее ножом. Понемногу из чурки стал получаться человечек. Маун Toy По вырезал человечка, повязал ему голову красной тряпочкой, поставил на землю, да еще рядом и горсточку риса положил. Как раз в это время старший гребец позвал его, и Маун Toy По оставил своего человечка и пошел к лодке. Все расселись по своим местам, изо всех сил налегли на весла и прошли водоворот.
На том месте, где они перед тем отдыхали, останавливались чуть ли не все лодки: обычно гребцы отдыхали, прежде чем плыть через водоворот. После Маун Toy По там побывало еще множество других. И когда гребцы видели человечка, которого вырезал Маун Toy По, они думали, что это изображение ната водоворота, и поклонялись ему. Мало-помалу установилось так, что никто не осмеливался плыть дальше, не поклонившись нату.
Однажды к этому месту снова причалила лодка, на которой греб Маун Toy По. Маун Toy По вышел на берег и вдруг увидел: на специальной подставке для изображений натов стоит человечек, которого он когда-то вырезал, и все ему поклоняются. Тут Маун Toy По разобрал смех. Но другие гребцы верили в ната, они думали, что нельзя идти против всех. Как Маун Toy По ни уговаривал своих товарищей: «Да бросьте вы перед ним кланяться!», те только сердились и ругали его.
— Ну, а я все равно не буду кланяться этому нату — я сам его сделал! — сказал тогда Маун Toy По.
Он отошел в сторону, а его товарищи продолжали бить поклоны перед деревянным человечком.
Потом все снова уселись в лодку и повели ее к водовороту. Но когда они пытались пройти опасное место, им это не удалось. Тут все гребцы набросились на Маун Toy По.
— Это все из-за тебя! — кричали они. — Это ты не захотел делать, как другие!
Скоро все устали, и пришлось вернуться на берег, пристать снова к тому же самому месту на отдых.
На берегу Маун Toy По подошел к деревянному человечку и сказал:
— Ну, друзья, смотрите! Сейчас я ему поклонюсь как следует!
Он поднял фигурку и со словами: «Вот так я поклонюсь вашему нату!» — расколол ее ножом на куски.
Гребцы с ужасом смотрели на Маун Toy По, а тот продолжил:
— Что же тогда будет, если я стану бояться ната, которого сам сделал? Ну, а теперь, как говорится, «когда корчуешь — не оставляй пеньков». Надо довести дело до конца!
И, сказав так, Маун Toy По сжег расколотую деревяшку.
Гребцы долго отдыхали на берегу. А потом снова уселись в лодку и вывели ее к большому водовороту. Когда все дружно, что было сил, налегли на весла, лодка прошла водоворот и благополучно поплыла дальше.

Божество в грязном рубище

Из «Вестей из потустороннего мира» Ван Яня

Начальник приказа общественных работ Хэ Чун, по прозванию Цы-дао, был родом из уезда Луцзян. С малолетства он уверовал в Закон, устремившись к нему всеми помыслами и делами. Хэ Чун установил в трапезной высокое сиденье, завесил его пологом, убрал цветами и украсил драгоценными камнями. На то ушел целый год. Надеялись, что на трон снизойдет божество.
Однажды на большом собрании присутствовало великое множество монахов и мирян. Среди них был какой-то монах в одеянии грубом и грязном, обличья дурного и подлого. Он вышел из толпы и направился прямо к трону. Усевшись на троне, он молча поклонился и далее не проронил ни слова.
Собрание пришло в крайнее изумление: не иначе их хотят одурачить. Хэ Чун тоже забеспокоился: на его лице отразилось крайнее недовольство. В продолжение всей трапезы монах восседал на троне, а по ее завершении с патрой в руке вышел из залы. Обернувшись напоследок к Хэ Чуну, он молвил:
— Ваши благие устремления были напрасны!
Тут же он подбросил патру вверх, вознесся сам и исчез.
Хэ Чун, монахи и миряне кинулись вслед за ним. Их взору предстал, а затем скрылся из виду светлый, величавый и прекрасный образ. Они досадовали на себя, многие дни подряд били челом и каялись.

Мальчик, объевшийся потрохов

Басня Эзопа

Зарезали люди в жертву богам быка в поле и созвали соседей на угощение. Среди гостей пришла и одна бедная женщина, а с нею ее сын.
Во время долгого пира наелся мальчик до отвала потрохов, напился вина, заболел у него живот, и закричал он от боли: «Ой, мама, из меня потроха лезут!» А мать и говорит: «Не твои это потроха, сынок, а те, которые ты съел!»
Эту басню можно применить к должнику, который берет чужое с охотою, а когда приходит пора платить, страдает так, словно отдает свое собственное.

Лев, волк и лиса

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Лев и волк и лиса побратались и на охоту вышли, и нашли барана, овцу и ягненка. Во время обеда лев сказал волку: «Раздели-ка между нами эту добычу.» И волк сказал: «О, владыка, Бог сам уже разделил: барана — тебе, овцу — мне, а ягненка — лисе».И лев, в ярости, ударил волка в челюсть, и выскочили у того глаза, и сел волк и горько заплакал. И сказал лев лисе: «Раздели-ка овец между нами.» И лиса сказала: «О, владыка, Бог сам уже разделил: барана — тебе на обед, овцу — тебе на закуску и ягненка — тебе на ужин». И лев сказал: «О, хитрая тварь, кто научил тебя так правильно делить?»И лиса сказала: «Меня научили глаза волка, что выскочили».

Ласка и Афродита

Басня Эзопа

Ласка влюбилась в прекрасного юношу и взмолилась к Афродите, чтобы та превратила ее в женщину. Богиня сжалилась над ее страданиями и преобразила ее в прекрасную девушку. И юноша с одного взгляда так в нее влюбился, что тут же привел ее к себе в дом. И вот, когда они были в опочивальне, Афродите захотелось узнать, переменила ли ласка вместе с телом и нрав, и пустила она на середину их комнаты мышь. Тут ласка, позабыв, где она и кто она, прямо с постели бросилась на мышь, чтобы ее сожрать. Рассердилась на нее богиня и вновь вернула ей прежний облик.
Так и люди, дурные от природы, как ни меняют обличье, нрава изменить не могут.

Родился у осла внук

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Принесли ослу весть, радуйся, мол, и ликуй, а дары сверши премногие, ибо родился внук у тебя. А осел сказал: «Горе мне, друзья, родись у меня хоть сто внуков, не облегчат они тяжесть груза на моей спине».

Авраам и идолы

Еврейская сказка

Ферах занимался изготовлением идолов, которыми торговал на базаре. Однажды он поручил продажу своего товара Аврааму. Подходит на базаре человек к Аврааму и спрашивает:
— Не найдется ли для меня подходящего бога?
— А тебе какого надо? — спрашивает Авраам.
— Видишь ли, — отвечает тот, — я богатырь и хотел бы приобрести себе бога-богатыря.
Авраам снял истукан, помещавшийся выше остальных, и говорит:
— Вот этот самый для тебя подходящий.
— Но разве он богатырь?
— Глупец! — бтвечает Авраам. — Уж таков искони порядок среди идолов: который поставлен выше остальных, тот богатырем и слывет.
Когда этот человек собирался уходить со своей покупкой, Авраам остановил его вопросом:
— Скажи, сколько тебе лет?
— Семьдесят.
— И тебе, прожившему на свете семьдесят лет, не стыдно воздавать божеские почести идолу, сделанному день назад.
Покупатель с презрением бросает идол, берет обратно деньги и уходит.
Подошла женщина и передала Аврааму, в дар идолам, полную миску тонкопросеянной муки. Взял Авраам палку, разбил всех идолов, кроме одного, самого крупного, которому и вложил в руки палку.
Приходит отец и спрашивает:
— Как это произошло? Кто это сделал?
— Расскажу, — отвечает Авраам, — ничего от тебя не скрывая. Дело было так: принесла женщина миску с мукою и просит принести в жертву идолам. Стал я совершать, как следует, жертвоприношение, а идолы и завели спор между собою, — один кричит: “я хочу поесть раньше”, а другой: “нет, я раньше!” Но тут встал самый крупный идол и — видишь — разбил все.
— Но ты издеваешься надо мною, — закричал отец, — разве способны эти…
— Да? Так вдумайся же сам, отец, в слова свои…

Когда все пьют дождевую воду, ее приходится пить и королю

Бирманская сказка

Давным-давно в одной стране при королевском дворе был мудрец, по движению небесных светил он умел предсказывать будущее.
Однажды мудрец посмотрел на небо и по расположению звезд определил, что через семь дней должен пойти необычный дождь. Он пошел к королю и доложил:
— Государь! Через семь дней пойдет сильный дождь. Он будет идти ровно семь дней. Дождь этот будет не простой: всякий, кто напьется в это время дождевой воды — будь то монах или простой человек, — станет безумным.
— Хорошо, мой мудрец! — решил король. — Пусть все люди пьют эту воду. Мы же с тобой прикажем заранее вдоволь заготовить чистой воды и станем пить только ее.
Король повелел наполнить во дворце все большие и малые кувшины чистой водой и хранить эту воду в дворцовой кладовой.
Когда прошло семь дней, все небо затянуло темными тучами, грянул гром и полил страшный ливень. Ливень не переставал семь дней. Все жители страны пили дождевую воду, и все становились безумными. Один лишь король и его придворный мудрец ни разу не испили этой воды и сохранили разум.
На следующий день после того как прекратился ливень, король с мудрецом решили отправиться в город. Им хотелось посмотреть, как ведут себя безумные жителя города — простые люди и монахи, которые напились дождевой воды.
Когда король и звездочет вышли в город, они увидели, что его безумные жители, утративши стыд, без одежды, нагишом разгуливают по улицам. Едва эта толпа увидела короля с мудрецом, которые, единственные среди них, были одеты, да еще в праздничные одежды, все набросились на них с криками: «Это безумцы, безумцы! Гнать их отсюда!»
Поняв, что толпа, того и гляди, расправится с ними, король с мудрецом укрылись за углом и быстро вернулись во дворец.
Во дворце они стали думать, что делать. «Все жители страны обезумели, — говорили они. — Мы одни изо всех сохранили разум, и, раз мы не похожи на них, они считают нас безумными. Верно, нам с ними не сладить — не дадут они нам житья. Остается только одно: напиться дождевой воды, чтобы стать, как все!»
И король с мудрецом, которым не оставалось иного выхода, напились дождевой воды и тоже обезумели.
Вот с тех пор и говорит: «Когда все пьют дождевую воду, ее приходится пить и королю».

Журавль, царь птиц, и осел

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Собрались птицы и порешили: «Сделаем царем над нами того, чей голос сильнее, чтоб в час войны призвал нас.» И журавль поднялся в небо и закричал — понравился он птицам и избрали его царем. Пришел осел и сказал: «Подсоби вы мне хоть чуточку, чтоб поднялся я ввысь, вы б услышали тогда, чей голос сильнее».