Ослик

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Некогда жили на свете король с королевой. Были они и богаты, и всего у них было вдоволь; одного только — детей — у них не было.
Королева, которая еще была молода, об этом день и ночь сокрушалась и говорила: «Я точно поле, на котором ничего не растет!»
Наконец, Бог исполнил их желание; но когда ребенок родился на свет, то на вид оказался не как все люди, а больше похож на осленка. Когда увидела это мать, так и стала вопить и жаловаться, что уж лучше бы ей вовсе детей не иметь, чем осленка родить.
И велела королева-мать в отчаянье и горе его в воду бросить рыбам на съеденье.
Король же отменил это повеление и сказал жене: «Нет, коли уж Бог его дал, так пусть он и будет мне сыном и наследником, пусть сядет после смерти моей на мой королевский трон и наденет на себя мой королевский венец».
Вот и стали ослика воспитывать.
И стал он подрастать, и уши его тоже стали расти, большие такие и прямые.
А впрочем, он был ослик веселый, прыгал кругом да играл и особенно любил музыку.

Читать дальше

Михалевы чины

Чешская сказка

Жил на свете купец, денег у него куры не клевали. И был у него сын Михаль, уже совершеннолетний. Как-то он и говорит отцу:
— Папаша, в нашем городе, как в медвежьем углу, тут ничего не увидишь. Что мне здесь сидеть? Отпустите меня свет поглядеть, счастья попытать.
— Верно говоришь, сыночек, иди. Погляди, как люди живут, свое дело самостоятельное заведи.
Михаль взял с собой денег, сколько хотел, и отправился Никакой торговли он не завел, только шлялся по разным городам и кутил.
Когда растранжирил все деньги, записался в солдаты. Вскоре пишет домой: «Я, дескать, уже капрал; у капрала расходов много, надо тратиться на целый эскадрон».
Ну, папаше денег считать не приходилось, только сунул руку в кошель и послал ему. Михалек наш опять за свое: кутил, пока все деньги не вышли. Снова пишет домой: «Меня, дескать, повысили, пришлите еще». Этак, пока он дойдет до генерала, облупит папашу дочиста!
Так он все чины «прошел». Наконец, и правда, пишет, что стал генералом. «Пришлите, мол, денег, да еще — коляску и лошадей». Отцу это показалось чудно.
— Ишь ты, проклятый мальчишка! Знаешь что, мамаша, отвезу-ка я ему деньги сам, по крайности разузнаю, правду ли пишет.
— Правильно, — говорит жена, — свой глаз всего лучше. Взял купец две коляски, две пары лошадей, чемодан денег и поехал. Приехал аккурат в тот город, где войска были на ученьях. А Михалек-то был барин большой — солдат простой!
Испугался Михалек:
«Господи Иисусе! Папаша сюда приехал!» Побежал он к генералу, пал перед ним на колени:
— Уступите мне на время вашу квартиру! Как только папаша уедет, я хорошо заплачу!
Ну, тот видит, что подмазка будет жирная, отдал Михалю свою квартиру. И генерал не прочь иной раз хапнуть. Вот Михаль и стал генералом — на один день. Нарядился в генеральский мундир, принял своего папашу замечательно, угостил на славу. Лакеи им подают, серебро так и звенит. Папаша попировал, повеселился, оставил Михалю деньги, коляску и лошадей и уехал домой.
Дома говорит жене:
— Верно, мать, — наш Михалек генерал! До самой смерти будет в роскоши жить.
Михалек отдал генералу коляску и лошадей, а денежки У него не долго продержались: быстро глазки-то протер. Что ж ему оставалось делать? Взял и дезертировал из армии. Когда бежал, пришлось ему пробираться через императорский сад. Вот прокрался он туда и слышит: в беседке этот самый генерал с принцессой разговаривает. А Михалек зашел сзади и подслушивает:
— Моя милая, разлюбезная, уже столько лет мы с тобой гуляем, а еще ни разу вместе не спали!
— Ах, какие пустяки! Это очень просто: в девять часов подойди под моё окно, брось в стекло песком, я спущу тебе пояс.
Михаль подождал в саду. В половине девятого взял горсть песка и бац в окно. Она сейчас же спустила ему пояс, солдат и взобрался. Что они там делали? Ну, известно, не сказки рассказывали, потому что вскорости принцесса оказалась с кузовком. Между поцелуями Михаль ей и говорит:
— Моя разлюбезная, мне нужны деньги на целый полк.
— Вон, — мол, — сундук, возьми сколько хочешь.
Михаль набрал себе денег, прихватил еще и ее именной перстень: дескать, подари мне его на память, — и положил себе в карман. Через минуту — аккурат в девять часов — приходит генерал и раз песком в окно. Принцесса спрашивает:
— Что такое?
— Кто-то нас подслушал, этого еще недоставало! Нет ли у тебя здесь ночного горшка? Брось ему в голову.
У принцессы ночной горшок был тяжелый, мраморный. Схватила его и — бац! — швырнула прямо в лицо генералу, всю морду ему расквасила.
Под утро солдат ушел. А она в темноте и не узнала, кто это с нею был: то ли от любви охмелела, то ли дура такая была. Утром генерал идет мимо дворца, она сейчас же — к нему. А он фыркает:
— Отойди от меня прочь. Вчерась бросила мне в глаза ночной горшок.
— Не может этого быть! Ведь ты со мною спал.
— Бес его знает, кто с тобою спал!
— Ах, дура я этакая!
Сейчас побежала она по всем ювелирам и говорит им:
— Если кто-нибудь принесет вам на продажу мой именной перстень, сейчас же задержите этого человека и пришлите ко мне.
А Михаль опять загулял, закутил. Вот прокутил все деньги и пошел продавать перстень. Пришел как раз к тому мастеру, который этот перстень делал. Тот для отвода глаз торгуется с ним, а сам в это время послал за принцессой. Она сейчас же приехала со стражей и забрала Михаля.
Да теперь-то ей все равно деваться было некуда: уже последний месяц ходила. Накупила ему королевских нарядов, и поженились. Стал Михаль королем.
Вот пожили они немного вместе, он и говорит ей:
— Разлюбезная моя супруга, хочу я проведать своих родителей. Не думай, что я из каких-нибудь простых. У нас денег куры не клюют. Один я сколько их расшвырял! Если через год и день не вернусь, поезжай следом за мной.
И сейчас же нарисовал ей, куда ехать.
Вот Михаль заехал на постоялый двор, сел за карты и тут же проиграл все деньги, что у него с собой были. Осталась у него только одежда и конь. На втором постоялом дворе проиграл и коней и мантию. На третьем постоялом дворе все оставил: куда девалась и королевская звезда! Чтоб не бегал голышом, дали ему старую рубаху, шапку и ночные туфли и выпроводили вон: иди, мол, с богом!
Бежит он домой, а купец из окна выглянул:
— Господи Иисусе! Наш оборванец плетется! Вот так генерал!
Жена говорит:
— Не пускай его в дом, на черта он здесь нужен! Запри в овчарню.
Купец загнал его в овчарню, и стал наш Михаль муштровать овец. Строил их в шеренгу, в колонну, в каре — по-всякому.
Ждет принцесса Михаля, а он все не возвращается. Она уж и траур надела. Как прошел год и день, запрягла карету четверней и пустилась за ним. Приезжает на первый постоялый двор. Села за карты и выиграла кучу денег, еще больше, чем он там оставил! На втором постоялом дворе отыграла и коней и золотую мантию. Ну, игроки-то сразу поняли, в чем дело. На третьем постоялом дворе отыграла королевскую звезду и одежду, больше ничего и брать не хотела. После этого едет прямо к купцу.
Там все так и вытаращили глаза:
— Глянь, какая-то княжна сюда едет!
Сняла она у купца две комнаты. Когда накрыли ей к обеду, спрашивает купца:
— Есть ли у вас сын?
— Есть.
— Велите ему подавать на стол. Купцу деваться некуда, зовет Михаля:
— Иди, тебя дама важная требует.
Самому совестно за парня, даже и не посмотрел на него. Вот Михаль понес суп и растянулся на пороге. — Проклятая, — мол, — борода! Под ногами путается!
А он за этот год ни разу не брился и не переодевался. Когда принес миску супа, принцесса и говорит:
— Поди сюда, кушай со мной.
Он сел к столу, и стали они вместе обедать. А на кухне купец уже бранится:
— Чего этот проклятый лодырь за вторым не идет? Что он там делает?
Заглянул в столовую — и скорей к жене:
— Ну, что ты скажешь! Ведь он там расселся, обедает вместе с ней, жрет прямо из миски, как свинья!
— Возьми плетку и отлупи его!
Купец со всех ног — в столовую, а принцесса говорит:
— Я ему разрешила.
Пообедали они, потом принцесса велела принести котел воды и послала за парикмахером. Вымыла Михаля, нарядила в королевские одежды, приколола королевскую звезду и послала за купцом и купчихой.
— Ваш сын?
Они так и обмерли. Ползают на коленях, просят прощения. А Михаль говорит:
— Ну, ну, не наваливайтесь! Не видите: я — король!
Сейчас же они все свои лавки и дом продали и поехали с Михалем во дворец. И живется им там лучше, чем мне. Ещё бы!

Пастух при дворе

Итальянская сказка

Однажды мальчик пас стадо овец. Один ягненок свалился в глубокую канаву с водой и утонул.
Родители не любили сына, и когда паренек возвратился домой, били его и ругали, а потом выгнали из дому, хотя была уже темная ночь. Долго мальчик бродил в слезах по горам. Потом нашел расщелину в скале и набросал туда листьев. Он закоченел от холода, но напрасно пытался согреться в них и уснул.
Глубокой ночью к его убежищу пришел человек и сказал:
— Ты занял мою постель, дерзкий! Что ты здесь делаешь в эту пору?
Мальчик вне себя от страха рассказал, как его выставили из дому, и упросил оставить здесь на ночь.
— Ты натаскал сюда сухих листьев, — сказал человек, — а мне этого никогда не приходило в голову… Ладно, оставайся. — И улегся рядом.
А мальчик сжался в комок, чтобы не мешать незнакомцу, и лежал, не шевеля ни единым пальцем. Он делал вид, что спит, но не закрывал глаз и все посматривал на своего соседа. А тот тоже не спал и бормотал себе под нос, думая, что мальчик уснул.
— Что бы мне подарить этому мальчугану, ведь он принес сухих листьев в мою расщелину, а сейчас устроился в сторонке, чтобы не беспокоить меня? Подарю-ка я ему скатерть. Стоит только расстелить ее, как на ней появится столько еды, сколько пожелаешь… А еще подарю шкатулку. Всякий раз, как ее открываешь, внутри появляется золотая монетка… И, пожалуй, губную гармонику. Стоит на ней заиграть, как все тут же запляшут…
Под это бормотание паренек уснул. На заре он проснулся. Сначала он подумал, что все это приснилось. Но около себя нашел скатерть, шкатулку и губную гармонику. Незнакомца не было, он даже не помнил его в лицо!
После долгого пути пришел наш герой в город, где готовились к большому турниру. Победителю турнира король обещал руку принцессы и все богатства королевства.
«Вот теперь самое время испытать мою шкатулку, — подумал пастушок. — Если она действительно чеканит деньги, я тоже приму участие в турнире».
И он принялся открывать и закрывать ее. Всегда, едва он открывал ее, внутри шкатулки появлялась блестящая монетка. Пастух купил лошадей, богатые доспехи и одежду принца, завел оруженосцев и слуг и распустил слух, что он сын португальского короля. Он победил во всех состязаниях, и король должен был объявить его женихом своей дочери.
Однако парень вырос среди овец, и при дворе сразу об этом догадались: ел он руками, вытирал их о скатерть, а графинь фамильярно похлопывал по плечу. Все это вызвало подозрение у короля. Он послал гонцов в Португалию. Скоро они привезли известие: португальский принц никуда не уезжал из своего дворца, так как был болен водянкой. Тогда король приказал, чтобы обманщика сейчас же бросили в тюрьму. Королевская тюрьма находилась как раз под пиршественным залом. Как только за пастухом захлопнулись тюремные двери, девятнадцать узников встретили его хором насмешек, они уже слышали о женихе принцессы, но пастух не обращал на них никакого внимания.
В полдень тюремщик принес узникам миску фасолевой похлебки. Юноша подбежал к миске опрокинул ее ногой и вылил всю похлебку на землю.
— Сумасшедший! Что же мы теперь будем есть? Ты нам дорого заплатишь за это!
А он им в ответ:
— Молчите и смотрите, — вынул из кармана скатерть и говорит: — На двадцать персон! — и развернул ее.
И в мгновение ока на скатерти появился великолепный обед на двадцать человек: суп, жаркое, сладости и великолепное вино. Все пришли в восторг.
Миску с фасолью узники каждый день опрокидывали вверх дном, а были сыты и веселы, как никогда раньше. Тюремщик рассказал обо всем королю. Его охватило любопытство. Он спустился в тюрьму и спросил, что тут происходит.
Пастух выступил вперед:
— Знайте, ваше величество, это я кормлю и пою моих товарищей! Они едят лучше, чем вы за королевским столом. И с вашего разрешения я приглашаю ваше королевское величество откушать с нами и уверен, вы останетесь довольны.
— Ладно! — согласился король. Пастух развернул скатерть и сказал:
— На двадцать одного, да по-королевски! Появился обед, роскошнее которого еще никто не видывал. Король широко открыл глаза, потом сел за стол вместе с преступниками и с великим удовольствием принялся за еду. Как только обед кончился, король сказал:
— Продай мне эту скатерть!
— А почему бы и нет, ваше величество? — ответил пастух. — Но при одном условии, что вы позволите мне провести одну ночь с вашей дочерью, моей невестой.
— А почему бы и нет, узник? — ответил король. — Но с условием: всю ночь ты пролежишь на краю постели безмолвно и недвижимо, в присутствии восьми стражников, при открытых окнах и при зажженных свечах; устраивает это тебя — прекрасно, не устраивает — до свиданья.
— А почему бы и нет, ваше величество? По рукам! Таким образом, король получил скатерть, а юноша провел всю ночь с принцессой, не коснувшись ее пальцем и не проронив ни слова. Наутро он снова был в тюрьме.
Когда заключенные увидели, что он вернулся, они стали громко смеяться над ним:
— Посмотрите-ка на принца Португальского! А знаешь ли ты, осел, что теперь мы снова будем есть пустую похлебку из фасоли. Хорошую сделку ты заключил с королем, нечего сказать!
— А разве мы не сможем купить на деньги все, что нам захочется? — ответил тот, будто ничего не случилось.
— Деньги? А у кого из нас есть деньги?
— Успокойтесь, — сказал пастух и начал доставать из шкатулки золотые монеты. С этого дня узники стали заказывать вкусные обеды в соседней остерии, а похлебку из фасоли, как и раньше, выливали на землю.
Тюремщик снова обо всем рассказал королю. Король спустился в темницу, узнал секрет шкатулки и захотел купить ее.
— Не продашь ли ты мне шкатулку? — спросил он.
— А почему бы и нет, ваше величество? — И пастух снова предложил королю те же условия, и король снова согласился.
Так пастух отдал свою шкатулку и провел всю ночь с принцессой, не дотронувшись до нее и не сказав ни слова.
Узники, как только увидели его, опять стали издеваться:
— Теперь-то мы никуда не уйдем от фасоли. То-то будет весело!
— Весело должно быть всегда. Нечего есть — танцевать будем.
— Как это прикажешь понимать?
Парень вынул из кармана губную гармонику и заиграл. Тут все узники заплясали вокруг него, зазвякали своими кандалами. Менуэты, гавоты, вальсы… Остановиться они не могли. На шум прибежал тюремщик, но услышал музыку и тоже пустился в пляс, звеня связкой ключей.
В это время король и его гости уселись за стол. Но как только из темницы раздались звуки губной гармоники, все вскочили на ноги и заплясали. Танцевали они как одержимые: дамы — с лакеями, кавалеры — с кухарками. Танцевала даже мебель, рюмки сталкивались с тарелками и со звоном разбивались, а жареные цыплята расправляли крылья и улетали. И уже нельзя было разобрать, кто из танцующих налетал головой на стену, а кто подпрыгивал и стукался головой о потолок. Приплясывая, король кричал, чтобы все немедленно прекратили танцы. Неожиданно юноша перестал играть, и танцоры попадали на пол. У всех дружилась голова и дрожали ноги.
Запыхавшийся король спустился в темницу.
— Кто этот шутник? — кричал он гневно.
— Это я, ваше величество, — вышел вперед пастух. — Не хотите ли увериться в этом? — Едва он заиграл, король поднял ногу, чтобы сделать первое па.
— Перестань, перестань, — взмолился король. — Лучше продай мне гармонику.
— А почему бы и нет, ваше величество? Но на каких условиях?
— На тех же, что и раньше.
— Э-э, ваше величество. Здесь нужен новый уговор, или я снова заиграю!..
— Не надо! Не надо! Говори, чего хочешь?
— Разрешите мне ночью разговаривать с принцессой.
Король подумал и согласился.
— Только я удвою стражу, — сказал он, — и прикажу зажечь две люстры.
— Как вам будет угодно, ваше величество. Вечером король позвал свою дочь и по секрету шепнул:
— Запомни хорошенько — на все вопросы этого разбойника ты должна отвечать только «нет». И смотри мне, ничего другого, кроме «нет».
Принцесса обещала.
Пришло время ложиться спать. Пастух, как и раньше, вошел в освещенную и полную стражи спальню принцессы и растянулся на краю кровати на почтительном расстоянии от своей невесты.
— Супруга моя, — сказал он, — нравится ли вам, что в такую холодную погоду мы должны спать с открытыми окнами?
— Нет, — ответила она.
— Стража, слышали? — крикнул юноша. — По желанию принцессы немедленно закройте окна!
И стража закрыла окна.
Не прошло и четверти часа, как юноша снова:
— Супруга моя, нравится ли вам, что мы лежим в постели, окруженные стражей?
— Нет, — ответила она.
— Стража! Слышали? По желанию принцессы убирайтесь вон и больше не показывайтесь здесь!
Стража, не веря своим ушам, вышла из спальни принцессы и отправилась спать.
Еще через четверть часа:
— Супруга моя, а нравится вам лежать в постели вот так, при обеих люстрах?
— Нет…
Тогда он потушил люстры, и стало темно-темно.  Он лег, как и прежде, на край постели и сказал:
— Дорогая моя, мы — законные супруги, а далеки друг от друга, словно нас разделяет изгородь из терновника. Нравится тебе это?
— Нет, — ответила принцесса.
Тогда он сжал ее в своих объятиях и поцеловал Когда наступило утро и король вошел в комнату принцессы, она сказала:
— Я сделала все так, как вы приказали мне, но что случилось, то случилось, — этот юноша все-таки стал моим мужем. Простите нас…
Королю ничего не оставалось, как устроить пышную свадьбу с балом и состязаниями на турнире. Так пастуху выпало счастье: он стал сначала наследником короля, а затем — королем.

Пастушонок и трое купцов

Македонская сказка

Проезжали трое купцов мимо одной деревни и решили сделать привал на полянке, дать лошади роздых и самим немножко передохнуть. А на той поляне деревенские ребятишки пасли коров и телят. Веселились парнишки, шумели. Лишь один сидел в стороне, не участвовал в общих забавах.
Проезжий купец и говорит своим сотоварищам:
— Видите, сидит паренек, подперев рукой голову, и о чем-то задумался?
— Видим, — ответили они. — А что ж тут удивительного? Задумался парнишка и сидит, подперев голову рукою.
— Сдается мне, что тот паренек немалого разума, негоже ему оставаться простым пастушонком. Ему бы стать крупным купцом, а то и царем.
Подозвали они паренька, расспросили, откуда он родом, живы ли у него мать и отец. Мальчуган отвечал, что в семье у них бедность великая, живет при нем мать-старушка, все хозяйство в упадке, а поправить его невозможно: в пастушьем кошельке денег не густо. Вот о чем он думал, сидя ото всех в сторонке.
— Ну, не прав ли я был? Не зря я похвалил паренька? — сказал купец. Нынче под вечер зайдем к нему домой, поговорим с матерью — пусть отдаст его к нам в ученье. А уж мы бы о нем позаботились, человеком бы сделали. Просто грех, чтобы такой умный парнишка весь век оставался пастухом.

Далее

Железный Ганс

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Жил да был король, у которого около замка был большой лес, а в том лесу всякая дичь водилась. Однажды послал он в тот лес егеря, который должен был ему застрелить дикую козу, а егерь и не вернулся. «Быть может, с ним случилось какое-нибудь несчастье?» — сказал король и на другой день выслал за ним, на поиски двоих егерей; но и те не вернулись.
Тогда король на третий день собрал всех своих егерей и сказал: «Весь лес должны вы обыскать и до тех пор ко мне не возвращайтесь, пока вы их троих не разыщете». Но и из этих никто не вернулся, и из той стаи собак, которую они с собою взяли, ни одна не пришла обратно домой.
С той поры уж никто не решался заходить в тот лес, и затих он, молчаливый и одинокий; изредка только орел над ним подымется либо ястреб взлетит.
Так прошло много лет, и вдруг явился к королю иноземный егерь, попросился к нему на службу и взялся в тот опасный лес заглянуть.
Король на это не хотел дать согласия и сказал: «В том лесу нечисто, и я опасаюсь, что тебе там также несдобровать, как и тем, что в нем пропали, и ты оттуда не выйдешь». Егерь отвечал на это: «Государь, хочу попытаться на свой страх, а боязни я еще никогда не испытывал».
Вот и пошел он со своею собакою в лес. Немного спустя собака напала на след зверя и хотела гнать по следу; но едва она пробежала шага два, как очутилась перед глубокой лужей и не могла ступить ни шагу далее, а из лужи выставилась голая рука, схватила собаку и стащила ее в ту же лужу.

Читать дальше

Мамед-падишах и его везир

Курдская сказка

Однажды Мамед-падишах и его везир, переодевшись, отправились бродить по свету. К вечеру пришли на окраину города. Там жил пастух. Падишах и везир остановились у него. Вечером жена пастуха рожать собралась. Видит падишах: пастух взад-вперед ходит.
— Ты что это все взад-вперед ходишь? — спрашивает падишах.
— Да вот жена моя рожает.
— Ну, давай выйдем, а ты позови соседку, пусть придет поможет.
Пастух позвал соседку. Жена пастуха родила.
— Ну, кого родила твоя жена? — спрашивает пастуха падишах.
— Да сына родила.
Везир усмехнулся.
— Чего усмехаешься.» — спросил падишах.
— Да ничего, просто мне смешно стало, я и усмехнулся.
— Ну нет, говори правду!
— Если сказать правду, то этот мальчик — суженый твоей дочки.
— Я не допущу этого! — сказал падишах.
Пошел падишах к пастуху и говорит:
— Продай мне своего сына!
— Пойду посоветуюсь с женой, — отвечал пастух.
Жена говорит ему:
— Давай потребуем с него столько, что он не сможет дать!
Пришел пастух к падишаху и говорит:
— Дай нам золота столько, сколько весит мой сын!
Падишах раскрыл свой хурджин, отмерил золота весом с мальчика и увез мальчика с собой.
Проезжали по мосту. Падишах говорит:
— Везир, ты сказал, что этот мальчик — суженый моей дочки, так?
— Так, — отвечает везир.
Падишах тут же мальчика бросил в воду. Поплыл мальчик по течению. Мельник заметил, что по воде сверток какой-то плывет. Взял он длинную палку, вытащил сверток, видит: мальчик. Взял мельник мальчика, стал его растить.

Читать дальше

Шестеро слуг

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Много лег тому назад жила-была на свете старая королева, да притом еще колдунья; и была у ней дочка, первая красавица на всем свете. А старая колдунья только о том и думала, как бы ей погубить побольше людей, и потому, когда являлся к ней жених к дочке свататься, она задавала ему сначала загадку, а если он той загадки не разгадывал, то должен был умереть.
Многих ослепляла красота ее дочери, и решались они свататься; но ни один не мог разгадать колдуньиной загадки, и всем им без милосердия отрубали головы.
Прослышал о дивной красавице и еще один королевич и сказал своему отцу: «Отпусти меня, я хочу тоже к этой красавице посвататься». — «Ни за что не пущу! — отвечал отец. — Коли ты уйдешь, тебе не миновать смерти».
И вдруг сын слег и тяжело заболел, и пролежал семь лет, и никакой врач не мог ему помочь. Когда увидел отец, что нет никакой надежды, он с сердечною грустью сказал: «Ступай искать своего счастья — вижу, что ничем иным тебе помочь нельзя».
Как только это сын услышал, так тотчас поднялся с постели и выздоровел, и весело пустился в путь.
Случилось, что когда он проезжал по одной поляне, то еще издали увидел, что лежит что-то на земле, словно большая копна сена, а когда он подъехал поближе, то увидел, что это лежит на земле такой толстяк, у которого брюхо, словно большой котел.

Читать дальше

Три брата

Кабардинская сказка

Жил-был на свете старый князь. Было у него три сына. Однажды князь занемог и почувствовал, что больше ему не подняться. Позвал он своих сыновей:
— Дети мои, осталось мне жить недолго. Обещайте исполнить моё желание. Как умру я, похороните меня и три ночи подряд охраняйте мою могилу. В первую ночь пусть караулит старший, во вторую ночь — средний, а на третью — младший.
Поклялись сыновья выполнить заветы отца.
Вскоре старый князь умер. Похоронили сыновья его и вернулись домой.
Наступила первая ночь. Надо было старшему брату на кладбище идти — караулить могилу, как завещал отец. А старший брат не собирается туда идти — наряжается на пир. Видит младший брат, что старший нарушает наказ отца, и спрашивает:
— Разве не пойдёшь ты, старший из нас, охранять могилу?
И услышал в ответ:
— Иди карауль, если хочешь, а я не пойду.
Решил младший брат сам отправиться на кладбище в первую ночь. Оседлал он коня, взял отцову саблю и поехал.
Приехал на кладбище, спешился, отпустил коня, а сам спрятался в кустах у могилы. Долго сидел он, уже стало его клонить в сон, как вдруг поднялась буря, и перед могилой остановился красный всадник на гнедом коне. Искры вылетали из ноздрей коня и опаляли всё вокруг.
Заговорил всадник громовым голосом:
— Теперь, старый князь, тебе не уйти от меня! Всю жизнь ты не давал мне покоя, и я не дам тебе покоя!
С этими словами сошёл он с коня, но в тот же миг выскочил из кустов младший брат.
— Пока я жив, ты не осквернишь могилу моего отца! — воскликнул он и обнажил саблю.
Началась битва. Долго сражались они, и победил младший сын князя. Снял он с поверженного врага оружие, взял его коня и на рассвете возвратился домой.
А старшие братья так и не узнали, что их младший брат был на кладбище. Они веселились в соседнем ауле.
Настал второй вечер, и снова спросил младший брат:
— Кто пойдёт караулить нынче ночью?
Старшие братья только рассмеялись в ответ:
— Ты у нас самый храбрый, ты и карауль! А мы повеселиться хотим.
Ничего не сказал им младший брат, а когда они ушли, он снарядился, сел на коня и поехал на кладбище.
Когда настала полночь, появился белый всадник на белом коне.
Долго бился с ним младший брат и наконец одолел врага. Взял юноша белого коня и оружие, спрятал всё и вернулся домой. И в этот раз старшие братья не узнали о том, что младший был на кладбище.
На третий день младший брат уже ничего не сказал братьям. Дождался, когда они уйдут, и снова отправился на кладбище.
На этот раз в полночь прискакал чёрный всадник на вороном коне. Сын князя победил и его.
Так никто и не узнал о том, что младший сын князя одолел трёх врагов. Никто не ведал, где спрятал он свою добычу — трёх чудесных коней и оружие.
Скоро сказка сказывается — ещё быстрее летит быстротечное время. Разнеслась по Кабарде весть, что богатый князь отдаёт замуж свою красавицу дочь.
Старшие братья и говорят между собой:
— Поедем, попытаем счастья. А этот негодник пусть караулит дом.
— Дорогие братья, возьмите и меня с собою! — взмолился младший брат.
— У тебя молоко на губах ещё не обсохло. Рано тебе выходить со двора, — ответили старшие.
На другой день рано утром поднялись старшие братья и отправились в путь. Только выехали они за ворота, младший вывел гнедого коня, взял оружие и снаряжение красного всадника и поскакал следом за ними. Догнал братьев, пожелал им удачи.
Братья не узнали в славном джигите своего младшего брата, приветливо заговорили с ним. Поехали они все вместе и вскоре добрались до княжеских владений.
А там уже всё готово к состязанию женихов.
На высоком шесте подвесили иглу.
Пустил стрелу старший брат — не попал, пустил стрелу средний — и тоже промахнулся.
Тут подъехал всадник на гнедом коне, почти не целясь пустил стрелу и сбил иглу.
В тот же миг хлестнул он коня и ускакал, только его и видели.
Вернулся юноша домой, спрятал коня и снаряжение и сидит себе как ни в чём не бывало. Вечером вернулись братья. Рассказали младшему, какого прекрасного джигита-стрелка встретили они.
— Завтра утром снова поедем к князю. Сегодня мы не смогли сбить иглу, но, может быть, завтра нам повезёт и мы будем первыми на скачках?
Утром старшие братья сели на коней, а младший стал просить их взять и его с собою. Разозлились братья, отхлестали его плетью и ускакали.
Только выехали они за ворота, юноша вывел белого коня и поехал следом за ними.
Видят братья, догоняет их на белом коне вчерашний джигит-стрелок. Не узнали они своего младшего брата. Так втроём и приехали на скачки. А там уж собралось немало народу. Всадники выстроились в ряд. Только джигит на белом коне стоял в стороне.
— Становись с нами, — позвали его братья.
— Нет, нет, пусть все трогаются, а я потом, — отвечал юноша и отъехал ещё дальше.
Словно на крыльях, понеслись быстрые кони и скрылись из виду. Тогда пустил своего коня младший брат. Он обогнал всадников и пришёл первым.
Люди глазом не успели моргнуть, а прекрасного джигита на белом коне уже нет — ускакал.
Возвратился младший брат домой, спрятал белого коня и боевые доспехи и снова уселся у огня. Вернулись вечером братья. Неудача разозлила их.
— Опять этот неизвестный джигит был первым! — сказали они младшему брату. — Завтра мы поедем на последнее состязание. Кто убьёт свирепого быка, тому князь отдаст свою дочь.
Утром, как только уехали старшие братья, младший вывел вороного коня. Догнал он братьев и вместе с ними помчался на состязания.
А там уже всё готово к бою. Открыли двери темницы и выпустили разъярённого быка.
Как увидели женихи это чудовище, разбежались кто куда. А старшие братья со страху даже с места не могли двинуться. Но тут вылетел прекрасный джигит на вороном коне и одолел быка.
Радостными криками приветствовал народ победителя.
Отдал князь ему в жёны свою дочь.
С красавицей невестой и богатыми подарками вернулся младший брат в родной дом. Тут и узнали братья, что младший брат, над которым они смеялись, победил их.
Семь дней, семь ночей продолжался свадебный пир. И я там был, много выпил хмельной бузы и вдоволь поплясал с красивыми девушками.

Принц Чистозолото

Боснийская сказка

Жил на свете бедняк, голь перекатная, кое-как перебивался он в хибарке, из худых досок сколоченной, смерти своей каждый день дожидался. Хранился у бедняка в сенях бурдюк с мукой. Да, на беду, повадилась к нему лиса муку таскать. Выследил бедняк лису и стал умом раскидывать, как бы ее поймать. Нищета проклятая до того горемыку довела, что не мог он и плохонького замочка себе купить. А лиса меж тем что ни ночь, то в сени заглядывает, и мука в бурдюке все тает да тает. Решил тогда бедняк на дверь щеколду навесить — авось да и попадется лисица. Так оно и вышло.
Однажды утром просыпается бедняк, глядь, а лиса по сеням прогуливается, — значит, попалась, воровка. Вышел бедняк в сени, изловил лису, связал ее, выволок во двор и притащил заостренный кол, хочет ее убить. (Топора и того не было у бедняка.)
Видит лиса, что не сносить ей головы, и ну человека упрашивать:
— Пощади меня, выпусти! Я тебя за это на царской дочери женю.
«Вот еще глупости какие! — подумал было бедняк. — Знать, решила лиса меня облапошить!» А потом так рассудил: «Ладно. Ну убью я ее, а какая мне от того корысть? Если же выпустить лису на волю, небось не посмеет она больше и носа сюда сунуть. Отпущу-ка я ее на все четыре стороны».
Так и сделал. Только развязал лису, а она давай бог ноги и в лес удрала. «Ну, видно, не дождаться благодарности от воровки», — подумал бедняк и закричал вдогонку:
— Куда это ты, тетушка, кинулась?
А лиса ему в ответ:
— Иду сватать царскую дочь.
— Брось ты свою затею! — говорит бедняк. — Если бы тебе и удалось высватать царскую дочку, все равно мне ее привести некуда.
Но лиса лишь хвостом махнула:
— Не твоя забота!
Сказала и скрылась в лесу.
Лиса от своего слова не отступилась. Побежала она прямиком к царскому дворцу и вскоре благополучно добралась до места. Осмотрелась и без дальних околичностей к страже.
— Бог в помощь!
А стража отвечает:
— Спасибо, тетушка.
— Нельзя ли мне повидать высокочтимого царя? — спрашивает лисица.
— Подожди немного, сперва узнать надо, пожелает ли царь принять тебя.
Пошли стражники к царю и говорят, так, мол, и так, пожаловала ко дворцу тетушка-лиса и просит допустить ее к вашему величеству по какому-то делу. Царь велел привести к себе лису. Слуги передали лисе приглашение, и лиса вмиг предстала перед царскими очами:
— Бог в помощь, высокочтимый царь!
— Спасибо, тетушка, — отвечает царь. — Какое несчастье привело тебя ко мне?
Говорит лиса:
— Высокочтимый царь! Не случилось со мной ничего худого, а если дозволишь, я тебе скажу кое-что…
Отвечает царь лисице:
— Перед моим троном каждый волен говорить и просить, о чем пожелает. Или тебе, лиса, сие неведомо? Ежели есть у тебя что-нибудь на душе, сказывай без стеснения!
А лиса, что баба, — ей только дай языком почесать, — и пошла и пошла.
— Высокочтимый царь! Слышала я, что у тебя есть дочь, красой своей прославленная на весь белый свет. А у меня есть принц — не принц, а чистое золото. Люди про него говорят, да и я скажу — не совру, что он в сто девять раз прекрасней твоей дочери. Теперь скажи — не хочешь ли ты отдать свою дочь за мое Чистозолото?
— Да как же я ее отдам! А ну как дитятко не согласно за твое Чистозолото замуж идти! Ведь кровь не вода, девке не прикажешь!
— Давай тогда спросим царевну, — говорит лиса, — посмотрим, что она ответит.
Тотчас царь приказал позвать к нему дочку. Не успела царевна порог переступить, как царь рассказал ей все напрямик и закончил так:
— Так-то вот, милое мое дитятко! Если хочешь за лисицыного принца идти, откройся нам, а нет — пусть тетка убирается восвояси!
Выслушала его царевна, очи потупила и молчит. А лису будто ветром подхватило — подлетела к царевне и давай божиться:
— Клянусь, царевна, куриным насестом, мой принц — чистое золото! Прекраснее тебя в сто девять раз и в десять раз богаче отца твоего! Тут и раздумывать нечего — соглашайся сразу, не пожалеешь!
Видит царевна, что отец тоже не противится, дала свое согласие и вышла вон.
Тут и говорит царь лисице:
— Ну, тетка! Теперь ты ответ наш знаешь, и ничего тебе другого не остается, как забирать мою дочь к себе. Только раньше чем через полгода ты за ней и не думай являться, — до тех пор приданое не будет готово. Да смотри приводи не меньше чем пятьсот человек сватов, а ежели больше наберешь, и того лучше.
Лисица тут же покинула царский дворец и единым духом махнула к своему Чистозолоту. Увидел бедняк тетушку, и повеселело на душе — он ведь и не чаял повстречаться с лисою. А как узнал, что лиса высватала за него царскую дочку и через полгода должен он ехать за царевной со сватами, затосковал пуще прежнего. Взмолился принц Чистозолото:
— Скажи, ради бога, что же нам делать? Гол я как сокол. Сама видишь, негде мне гостей принять, некуда царскую дочку привезти!
— Ничего, не бойся! — утешает его лиса. — Ни о чем не беспокойся! Положись на меня.
День за днем проходит, пора уж за невестой ехать. Лиса между тем и знать не знает, где сватов достать. А принц Чистозолото и совсем закручинился, все думает, что с ним станется.
Наконец настал день отъезда. Говорит лиса своему принцу:
— Пора в путь!
Запричитал бедняк:
— Откуда нам сватов взять? Где платье нарядное для меня раздобыть?
А лиса свое твердит:
— Твое дело маленькое — знай за мной поспешай!
Видит принц Чистозолото, что так и этак пропадать, и очертя голову бросился вслед за лисой. Вот вдали показался царский дворец, и принц Чистозолото снова лису тормошит:
— Что же нам делать, тетка, говори, ради бога!
А лиса свое заладила:
— Ни о чем, сынок, не беспокойся.
Возле самого царского дворца набрели они на большущую лужу. Увидела лужу лиса и давай по воде с боку на бок перекатываться. И принцу своему велела то же самое делать. «Ну, — думает бедняк, — раз я ее до сих пор слушался, и теперь послушаюсь». И вывалялся в грязи. Посмотрели бы вы, что за славная парочка вылезла из лужи! Лисица еле хвост волочит, а принц Чистозолото бредет по дороге да комья грязи с себя стряхивает, чтобы от тяжелого груза немного избавиться. А тут и пора наступила во дворец идти ждут уж там жениха. Лиса без промедления — к страже, давно уж ей дворцовые ворота не преграда. И велит доложить царю, что к нему пожаловала лиса с принцем Чистозолото. Стража побежала к начальнику узнать, кто из них самый расторопный, кто мигом слетает к царю с Лисицыным поручением. Лиса-то, видишь ли, велела страже поторопиться. Понял тут начальник, что дело спешное, снял своего деда с караула и послал к царю. Старикашка приналег на свою палку и со всех ног припустился. Прибежал во дворец и говорит:
— Так, мол, и так, высокочтимый царь, у ворот дожидается лиса и принц Чистозолото. Спрашивает лиса, можно ли к тебе войти.
Молвил царь:
— Пусть войдут!
Дед затрусил к воротам, передал лисе, что может она пройти к царю. Взяла лиса своего принца за руку, привела в царские покои и промолвила такие слова:
— Бог в помощь, царь!
— Спасибо, тетка! — ответил царь.
— Вот я пришла к тебе! — говорит лиса.
— А где же твой принц? — спрашивает царь.
— Да вот он, рядом со мной стоит, — отвечает лиса.
Удивился царь:
— Что же это вы оба такие грязные?
— Уж и не спрашивай, высокочтимый царь! — затараторила лиса. Стряслась с нами в пути беда. Пришлось нам по мосту болото переходить, только вступили мы на мост — я, да мой принц, да свита, — как вдруг, на наше несчастье, мост обрушился и все утонули. Только нам с принцем удалось из трясины выкарабкаться, поэтому-то мы к тебе и явились такие чумазые. У принца нет с собой перемены. Не можешь ли ты по такому случаю дать ему платье, если не насовсем, так хоть взаймы?
— Не печалься, лиса, будет твоему принцу платье, — ответил царь и тут же приказал слугам принести самые красивые наряды, какие только найдутся в его сундуках.
А лиса не унимается:
— Сам посуди, высокочтимый царь, какая беда ужасная потерять разом всех сватов. Стыдно нам вернуться домой в одиночку и снова тратить деньги на снаряжение свиты. Не можешь ли ты дать нам пять сотен сватов и все, что в дорогу потребуется.
— Будь по-вашему, любезные мои детки, — отвечает царь, — с каждым может такое несчастье приключиться, и со мной тоже! Ни о чем не беспокойтесь.
Кликнул тут царь своих слуг и повелел им сзывать всех вельмож — царь, мол, приглашает их сватами к своей дочери, и если вельможи согласны, пусть явятся ко дворцу.
Скоро и вечер наступил. Царь с принцем отправились ужинать в трапезную, а лиса осталась у очага обгладывать куриные косточки. Поужинав, принц пошел спать в свою комнату, а с ним и тетушка-лиса. Принц улегся в кровать на перину, а тетка за печкой примостилась.
Утром поднялся с постели царь и все домочадцы. Проснулся и принц Чистозолото, оделся и крикнул лисе, чтобы и она вставала. К обеду собрались во дворец все сваты и, перед тем как отправиться в путь, сели за стол вместе с царем и принцем Чистозолото. В середине обеда позвал царь свою дочь, дал наставление:
— Вот тебе, дочь дорогая, суженый твой, будь с ним счастлива до гробовой доски. А тебе, зять, отдаю свою дочку, единственное мое дитя! Никому другому я бы ее не отдал, а тебе вот отдаю! Береги ее хорошенько и будь с ней счастлив!
— Аминь! — закричали сваты.
Тут и обед кончился, грянули пушки, сваты песню затянули, а у принца кошки черные на сердце скребутся. Что-то с бедной его головушкой станется? Ведь сватов-то некуда вести! Стоит ему остаться наедине с лисою, всплеснет он руками и давай вздыхать:
— Скажи, ради бога, как же мне теперь быть?
А лиса твердит:
— Твое дело — сторона.
Расселись гости в повозки — по двое, а то и по трое; в одну повозку усадили царевну со свахою, а в другую — принца с тетушкой-лисой. Повозка катит по дороге, принц покоя себе не находит, вертится, словно грешник на сковородке, лиса же знай приговаривает — не бойся да не бойся.
Проехали половину пути, тут лиса и говорит принцу:
— Я напрямик через поле побегу, а ты езжай по дороге. Да только смотри — в свою лачугу гостей не зови, а как будешь от нее неподалеку, прислушайся внимательно — я тебе голос подам. Вот на мой голос ты сватов и веди.
С этими словами выскочила лиса из повозки и — в лес. Вскоре перед ней выросли стены огромного дворца. В нем жили великаны. Лиса — во дворец, а великаны ее спрашивают:
— Что там такое на дороге грохочет, тетушка?
— Братцы мои! Голубчики! — заохала лиса. — Весь божий свет на вас ополчился, хотят перебить! А я прибежала упредить: убирайтесь скорее, а не то не сносить вам головы.
— Милая тетушка, куда же нам бежать теперь? — перепугались великаны.
— Полезайте вот туда, под солому, — отвечает лиса.
Великаны и рады стараться — забились в солому, а лиса подожгла омет, и все великаны сгорели. То-то счастье лисе привалило!
Тем временем принц Чистозолото едет дорогой и сам себя ругает: «Дурак я, дурак! И зачем только я тут остался! Надо было и мне убежать с лисою!» За этими думами не заметил, как очутился возле своей хибарки. Прислушался принц, слышит — тетка из лесу голос ему подает. Принц повернул в ту сторону, откуда голос доносился. Приезжают — и что же перед ними! Поднялись дворцы под самые облака, лестницы к ним ведут из белого мрамора. Сваты любуются не налюбуются на такую красоту! А у принца одно на уме: кто хозяин этих прекрасных дворцов? Будь у него такие хоромы, не совестно было бы в них сватов принять. Вдруг на крыльцо выходит лиса и говорит:
— Ну, вот и приехали! Вылезайте из карет!
А принц со страха дрожит, словно лист на ветру, все думает, как-то их встретит хозяин прекрасного дворца. Но тетушка-лиса улучила минутку и рассказала ему, как было дело. Принц от радости прямо голову потерял!
Вскоре подали ужин, гости ели, гости пили — всех на славу накормили! Сваты выпивали за здоровье друг друга и радовались счастью царской дочери, — никто ведь не ожидал, что Лисицын принц окажется таким богатым. Сваты пировали ровно три недели, а на четвертой с песнями и ружейной пальбой отправились домой. Доложили они царю, как свадьбу молодые справили, и царь остался доволен.
А принц Чистозолото со своей красавицей и до сих пор живет себе счастливо во дворце, если только не умер.

Кан Иныжа

Кабардинская сказка

Жил да был на свете князь. Владел он несметными богатствами, да только не знал он радости — не было у князя сына-наследника. Поехал однажды князь на охоту и заблудился в горах.
Поднялся он на самую высокую гору. Видит — мерцает вдали огонёк. Поехал князь на тот огонёк.
Долго ехал князь и приехал в чудесный сад. Деревья в том саду стоят диковинные, увешаны дивными плодами, каких никто никогда не видывал.
Вдруг подул ветер, да такой сильный, что богатырский конь князя не мог устоять на месте.
Видит князь, идёт к нему великан-иныж.
— Кто ты, чужеземец? — спрашивает иныж громоподобным голосом. — Какие дела привели тебя, маленький человек, на землю великанов?
— Не своей волей попал я сюда, на охоте заблудился, — отвечал князь. — Помоги мне найти дорогу к дому.
Рассказал князь иныжу, кто он и откуда и какое у него в жизни горе.
Выслушал его великан и говорит:
— Сорви яблоко с яблони, съешь его, и твоё желание исполнится!
Глядит князь на дерево — ни одного яблока не видит. Тогда великан тряхнул яблоню, и на землю упали четыре красивых яблока.
— Ты и твоя жена должны съесть эти яблоки, — сказал иныж, — и у вас родится четыре сына. Младшего сына ты отдашь мне в каны, на воспитание. А теперь спеши домой. Сейчас вернутся с охоты мои братья, несдобровать тебе тогда.
Воротился князь в свой аул. Вскоре родилось у его жены четыре сына.
На радостях забыл князь о своём обещании отдать младшего сына.
Живёт себе князь, горя не зная. Но вот однажды налетел на аул ураган страшной силы. Когда ветер стал слабеть, а потом и вовсе утих, предстал перед князем грозный иныж.
Только теперь вспомнил князь о своём обещании. Делать нечего, отдал он иныжу своего младшего сына Башира.
Много ли, мало ли времени прошло, кто знает. Живёт Башир у великана, растёт, сил набирается.
В один день, когда иныж был на охоте, подбежал Башир к дверям конюшни. Увидал мальчика белый конь, стукнул копытом и толкнул огромный абра-камень, поднять который могли только самые сильные из великанов. Абра-камень ударил Башира, и упал мальчик без памяти.
Вернулся домой иныж. Увидел он мальчика бездыханным, привёл его в чувство и строго-настрого приказал близко не подходить к конюшне.
Да не таков был Башир. На следующий день он снова отправился к конюшне. На этот раз мальчик взял с собою семь кизиловых палок.
Вошёл Башир в конюшню, вывел белого коня и вскочил на него. Вихрем взвился белый конь в небо. Чего только ни выделывал конь — то взмывал к самому солнцу, то бросался камнем вниз, норовил сбросить седока, — да только всё напрасно. Крепко сидел Башир на белом коне. Оценил конь мужество седока.
— Если ты всегда будешь достойным всадником, я буду для тебя достойным конём! — сказал белый конь человечьим голосом.
С того дня иныж стал брать своего кана на охоту. Понял иныж, что Башир — славный богатырь.
— Я вырастил тебя славным богатырём, чтобы ты освободил моих братьев, — сказал иныж. — Вот уже много лет томятся они в плену у повелителя иныжей.
— Разве это трудно? — ответил Башир. — Для этого только надобны хорошее оружие да верный конь.
Снарядил великан Башира в дорогу.
Долго ехал Башир по безлюдным степям, по сыпучим пескам, по топким болотам. Не знал Башир отдыха ни днём ни ночью и наконец приехал к повелителю иныжей.
Вошёл он в комнату, где лежал повелитель. В той комнате сидели три девушки — дочери иныжа. Они вышивали золотом.
По обычаю, при виде гостя они должны были встать. Но ни одна из них даже не пошевелилась — сидят себе, хохочут. Смешно им было глядеть на маленького человека.
— Откуда взялся этот маленький человек? Его не хватит даже на полглотка, — сказал иныж-повелитель.
Разгневался Башир, как стукнет иныжа по голове! Полетел тот кувырком в угол.
«Надо проводить его подобру-поздорову, не то он нас всех перебьёт!» — думает глупый иныж-повелитель.
— Скажи, милый человечек, что тебе надобно, какие дела привели тебя в наш край? — ласково спросил он юношу.
— Я приехал сюда за двумя братьями старого великана, которых ты томишь в плену вот уже двадцать лет. Отпусти их немедленно, не то я сделаю с тобой то же, что вот с этой рукоятью.
Он сжал камышовую рукоять плети, и — вот чудо! — потёк из неё сок.
Испугался глупый иныж и тотчас выпустил пленников да ещё и выкуп дал — две арбы золота.
Вернулся Башир к своему воспитателю — аталыку.
Живёт Башир у великанов, охотится.
Стали великаны замечать, что заскучал юноша.
— Скажи, дитя, что тебя печалит? — спрашивают. — Твоё слово для нас закон!
— Одна у меня к вам просьба: отпустите меня домой к отцу-матери!
Собирали иныжи Башира в дальний путь.
Много ли, мало ли проехал Башир, кто знает. Приехал он в аул, где было большое празднество — состязание женихов.
Тот, кто перепрыгнет глубокий ров и попадёт в мишень на крыше высокой башни, — тот и станет ханским зятем.
Семь дней шло уже веселье, но ни один джигит не сумел перепрыгнуть тот ров или попасть в ту мишень.
Башир тоже решил попытать счастья. Разогнался он как следует — и перепрыгнул ров, прицелился — и попал в мишень.
Ропот недовольства прошёл по толпе женихов — не хотели они уступить незнакомцу ханскую дочь. А Башир не мешкая подбежал к возвышению, где сидел хан со своими приближёнными, схватил дочь хана — и был таков.
Говорят, огромную погоню устроили женихи. Да где им было догнать такого ловкого джигита.
Приехал Башир в свой родной аул.
Разве мог кто-нибудь из жителей аула узнать в славном джигите младенца, какого много лет назад унёс лохматый великан! Только материнское сердце не ошибается: княгиня-мать сразу узнала своего сына. Никто не поверил ей.
— Поглядите: если у него на лбу есть родинка, это мой сын, — настаивала женщина.
Посмотрели — и правда, на лбу у юноши родинка.
На радостях устроил князь большой пир, а потом и пышную свадьбу.
Семь дней, семь ночей веселился на свадьбе весь аул.