Упражнения Тан Шицы

Китайская легенда из «Тридцати шести стратагем»

Однажды — это случилось в конце II в. — город, находившийся под управлением Кун Жуна, осадило многочисленное вражеское войско. На следующий же день осаждавшие город воины с изумлением увидели, что один из подчиненных Кун Жуна, некто Тан Шицы, в сопровождении нескольких всадников выехал из ворот города, поставил у городской стены мишень и принялся стрелять в нее из лука. Расстреляв все стрелы, Тан Шицы и его спутники сели на лошадей и уехали обратно в город. На следующий день Тан Шицы и его спутники повторили свой выезд. На сей раз вражеские воины проявили гораздо меньший интерес к их появлению. А на третий день во вражеском лагере никто даже не смотрел в сторону Тан Шицы и его людей.
Наконец, на четвертый день Тан Шицы внезапно прервал свои упражнения в стрельбе из лука, вскочил в седло, со всей силы хлестнул коня плеткой и стремглав промчался сквозь ряды врагов, не ожидавших такого поворота событий. Когда же осаждающие опомнились, Тан Шицы был уже далеко. Так Тан Шицы удалось вывезти из осажденного города донесение с просьбой о помощи.

Немедленно выгоните этого мерзавца

Однажды Франц-Иосиф I инспектировал некую тюрьму. Как только он входил в камеру, ему в ноги бросалось несколько заключенных с просьбами о милости и заверениями о том, что в тюрьме они очутились по ошибке, никаких преступлений не совершали и, вообще, чисты и невинны перед законом. Так повторялось раз за разом; и вот, в очередной камере один из узников при виде императора даже не пошевелился.
— За что тебя посадили? — спросил, заинтересовавшись, Франц-Иосиф.
— Разбой, кража, изнасилование, мошенничество, убийство. — ответил заключенный.
— И ты действительно всё это совершил?
— Да.
Император подозвал начальника тюрьмы и приказал:
— Немедленно выгоните этого мерзавца. Он может дурно повлиять на всех этих честнейших людей, которые населяют ваше заведение.

Бюджет не пострадает

Бюджет не пострадает

Во время интервью некий журналист спросил у Лешека Бальцеровича:
— Говорят, что люди для вас — ничто; что вас заботит только бюджет…
— Пусть говорят, — ответил Бальцерович. — Бюджет-то от этого не пострадает…

За что?

За что?

После того, как 4 апреля 1886 года Дмитрий Каракозов совершил в Петербурге неудачное покушение на царя, Александр III спросил у задержанного террориста:
— Ты поляк?
— Нет. — ответил Каракозов.
— Тогда за что? — удивился царь.