Жизнь человека

Македонская сказка

Когда господь бог сотворил мир, явился к нему человек:
— Слушай, господи! Сотворил ты меня, так скажи: сколько буду я жить, как буду питаться, что мне делать положено?
Отвечал ему бог:
— Жизни я назначил тебе тридцать лет. А питаться ты будешь, чем только душа твоя пожелает. Ну, а делать тебе вот что положено: быть властелином в этом мире.
— Ну спасибо тебе! — промолвил человек. — Хорошую жизнь ты мне назначил, только уж очень короткую.
— Подожди! — отвечал ему бог. — Посиди там в углу, подожди.
Тут как раз предстал перед господом бык и сказал:
— Сотворил ты меня скотом, так скажи, сколько буду я жить, как я буду питаться, что мне делать положено?
Отвечал ему бог:
— Видишь, вон там, в сторонке, сидит человек? Это твой повелитель. Должен ты ему землю пахать да повозку таскать, ну, а есть будешь летом траву, а зимою — солому. Так и будешь в ярме ходить тридцать лет.
Ну, а бык недоволен:
— Господи! Тридцать лет такой каторжной жизни? Убавь!
Услыхал эти речи человек, сидевший в углу, и тихонечко шепчет:
— Отними у него хоть немного годочков — и прибавь мне!..
А бог рассмеялся и молвил:
— Ну что ж, хорошо! Уважу вас обоих — возьми у быка двадцать лет.
Получил человек двадцать лет бычьей жизни, а уж к богу собака спешит:
— Сотворил ты меня в этом мире собакой — так скажи, сколько буду я жить, как буду питаться, что мне делать положено?
Отвечает ей бог:
— Видишь там, в уголке, человека? Это — твой повелитель. А работа твоя — сторожить ему дом, и стадо, и богатства его. Кормиться будешь объедками, какие останутся после его трапезы. Срок твоей жизни — тридцать лет. Услыхала все это собака и молвит:
— Пощади меня, господи! Хоть немного убавь!
Услыхал ее речи сидевший в углу человек и показывает знаками: «Отними у собаки хоть немного годочков да прибавь-ка их мне!» Ну, бог улыбнулся и молвил:
— Уважу вас обоих — возьми, человек, двадцать лет у собаки.
Так-то вот получилось: оставил бог десять лет для собаки, ну а век человечий продлил до семидесяти. Тут как раз прибежала к творцу вселенной обезьяна, поклонилась и молвит:
— Боже, боже, сотворил ты меня обезьяной. Так скажи, сколько буду я жить, чем я буду питаться, что мне делать положено?
Отвечает ей бог:
— Видишь, там вот, в сторонке, сидит человек. Это — твой повелитель. Будешь верно служить ему, забавлять своего господина, его детишек развлекать. Кормить тебя будут лесными орехами и другими плодами. Ну, а жизни тебе — тридцать лет.
Услыхала ту речь обезьяна — вздохнула:
— Непутевая жизнь! Поубавь-ка мне, господи!
Снова делает знак человек:
— Отними у нее хоть немножко, да мне и прибавь!
Улыбнулся господь.
— Уважу вас обоих — возьми, человек, двадцать лет обезьяньих.
Ну, взял человек эти годы, и стало жизни ему девяносто лет.
Вот и живет человек тридцать лет привольной человеческой жизнью. С тридцати до пятидесяти — трудится он, словно бык, чтоб жену и детей прокормить. А как заработает, скопит деньжонок — так собакой становится: все думает, как бы добро сохранить. Так и лается он лет до семидесяти с домочадцами, скаредничает, скандалит, орет. Ну, а семьдесят стукнет человек что твоя обезьяна: все над ним потешаются, все смеются.

Солнце и Акаруио Бокодори

Солнце и Акаруио Бокодори

Сказка индейцев бороро

После потопа земля заселялась снова; но к этому времени люди так размножились, что Мэри, Солнце, испугался и стал думать, как уменьшить их число.
Он приказал всем жителям деревни пересечь большую реку по стволу дерева. Дерево Мэри сознательно выбрал непрочное. И оно действительно сломалось под тяжестью, и все погибли, за исключением человека по имени Акаруио Бокодори. который немного замешкался, потому что у него были кривые ноги.
У жителей деревни, которых увлек водоворот, волосы стали волнистыми или кудрявыми, а у тех, что утонули в спокойной воде, — тонкими и прямыми. Это выяснилось позже, когда Акаруио Бокодори воскресил всех своими заклинаниями, сопровождаемыми звуками барабана. Сначала он воскресил Буремоддодогуэ, потом Рарудогуэ, Битодудогуэ. Пугагуэгеугуэ, Рокуддудогуэ, Кодогуэ и, наконец, своих любимцев Боиугуэ. Но в живых он оставил только тех. что принесли ему дары. Остальных же убил стрелами, за что получил прозвище Мамуиаугуэксуба, «убийца», или Эвидоксеба. «причиняющий смерть».