Ростам, сын Заля (часть 2)

Курдская сказка

Посмотрим теперь, что делает Камбар.
Проснулся он утром: «Дай-ка, пойду навещу Ростама», — думает. Пришел он, видит: ни Ростама, ни шатра. Только земля вся словно вспахана. Куда девался Ростам — как узнать?
Горько раскаялся Камбар, тяжело ему стало. Вернулся он к Залю во дворец и все ему рассказал. Созвал Заль кочаков: «Узнайте, куда девался Ростам!»
— «Див Хынгрман запрятал его в подземелье, под дно морское», — ответили кочаки.
А теперь расскажем о Бедране.
Узнал Бедран, сын Камбара, что отец его оставил Ростама одного на горе и что див Хынгрман унес Ростама, поклялся Бедран: «Убью я отца, отомщу за своего двоюродного брата!»
А Камбар спрятался, чтобы сын не убил его. Сел Бедран на коня, отправился на поиски Ростама. Много ли мало он ехал— одному богу известно. Что утомлять вас, язык ведь без костей, — не устанет. Попал Бедран в город, где правил Крале Кафыр. Приехал в город — все тут чужие, никого и ничего он не знает. Попросился Бедран к одной старухе:
— Бабушка, принимаешь гостей?
— Сынок, такие, как ты, должны идти в гости к богатым, к знатным, а у меня места нет и тебя-то уложить, не то что лошадь твою поставить!
— Бабушка, не печалься! Вот тебе деньги, пойди на базар, купи постель себе и мне и еще всякой еды, а утром — что бог< пошлет!
Старуха взяла деньги, купила все и принесла домой. Поели они, Бедран и говорит старухе:
— Бабушка, мне на крыше постели, я на воздухе спать буду.
Старуха постелила ему на крыше, лег Бедран и уснул. Через несколько часов проснулся, смотрит: яркий полдень. «Стыдно,— спохватился Бедран, — народ увидит меня тут на крыше». Он быстро оделся — сразу наступила ночь, лег в постель —опять полдень. Что утомлять вас долгими разговорами — до утра семь раз рассвело, семь раз стемнело.
Когда настало утро, Бедран оделся, взял свою постель, спустился. Старуха приготовила завтрак, поели они, Бедран и спрашивает:
— Бабушка, сколько ночей и сколько дней у вас в одних утках?
— Один день и одна ночь, сынок.
— Почему же тогда за сегодняшнюю ночь семь раз рассвело и семь раз стемнело?
— А-а, ты ведь чужой здесь, ничего не знаешь: это Гевремыльк— дочь Крале Кафыра. Когда она выходит на балкон, то в той стороне, куда она поворачивается лицом, светло делается. Она поворачивается туда, откуда доносится запах Бедрана. Вдыхает она этот запах — сердце ее успокаивается. Не иначе, как Бедран где-то близко сейчас, потому она и выходила на балкон целых семь раз.

— Я и есть Бедран, бабушка, — сказал Бедран. — Умеешь ли ты хранить тайны?
— Только это и делаю, сынок! — отвечала старуха.
— Тогда никому не говори, что я здесь, скажи об этом только Гевремыльк. Но как ты ее увидишь?
— Я хожу мыть ей голову, — отвечала старуха.
— Как раз завтра пойду и скажу ей, что ты здесь.
Дал Бедран старухе пригоршню золота, обрадовалась старуха. Пошла она на следующее утро к Гевремыльк и говорит:
— Тот, кого ты ищешь, — у меня дома.
— Пусть он придет ко мне сегодня в двенадцать часов ночи, — сказала Гевремыльк.
В двенадцать часов старуха показала Бедрану дорогу. Бедран пришел к Гевремыльк. Обрадовалась Гевремыльк. Всю ночь предавалась они ласкам и утехам. Утром Бедран вернулся к старухе. Так целый месяц Бедран каждую ночь к Гевремыльк ходил. Забыл Бедран Ростама. А Крале Кафыр узнал о том, что Бедран спит с его дочерью. Созвал он своих витязей и сказал им:
— Станьте в дверях комнаты Гевремыльк. Когда выйдет оттуда Бедран, схватите его и убейте.
Утром вышел Бедран от Гевремыльк, видит: со всех сторон витязи его обступили. Всех убил Бедран. Теперь открыто стал он к Гевремыльк ходить.
Видит Крале Кафыр: опозорил его Бедран перед народом. Созвал он всех кочаков.
— Что мне делать, как избавиться от Бедрана? — спрашивает.
— Вырой яму у порога Гевремыльк и прикрой ее. Бедран будет идти от Гевремыльк, свалится в нее, тогда пусть твои витязи его убьют.
Крале Кафыр так и сделал. Вырыли яму. А Бедран ничего не подозревал. Утром выходил он от Гевремыльк и свалился в яму. Схватили тут витязи Бедрана, поволокли в город. А в городе был глубокий колодец, называли его «колодец в сорок хариров». В тот колодец Бедрана и кинули. А сверху положили мельничный жернов с дыркой.
Велел Крале Кафыр сбрить Гевремыльк волосы, продеть ей в ноздри иголку, вымазать лицо сажей, посадить на осла лицом к хвосту и пустить по городу. А жителям Крале Кафыр приказал: «Будет Гевремыльк просить милостыню для себя — не давайте, только если скажет: «Бедран в колодце голодный — тогда подайте».

Пусть пока Гевремыльк побирается, кормит Бедрана в колодце, а мы посмотрим, что делает жена Ростама.
Родила она — сына дал ей бог. Мальчика назвали Орындж.
Он был такой красивый, что от лица его свет исходил. Дед его Заль маску ему из кожи сделал, чтобы Орынджа от дурного глаза уберечь.
Вырос Орындж, исполнилось ему уже пятнадцать лет. Мать Орынджа не говорила ему, что он — сын Ростама. «Ты сын Заля»,— говорила она ему. Однажды пришел Орындж к Залю — и мать вместе с ним. Орындж говорит Залю: «Отец», и мать Орынджа говорит Залю: «Отец».
Смекнул Орындж — что-то скрывают от него,
— Кто мой отец? — спросил он мать.
— Заль — твой отец! — отвечает мать.
— Если так, то почему ты его тоже отцом зовешь? Говори правду, кто мой отец! — сказал Орындж.
— Подожди до завтра, завтра придешь к Залю, он тебе все расскажет, — ответила мать Орынджу.
Пошла она к Залю и сказала ему: «Отец, Орындж догадался обо всем!» Пришел Орындж к Залю, и Заль открыл ему всю правду.
Орындж взял оружие, сел на коня, собрался в путь. «Пусть запретным будет для меня мясо овцы, пока не отыщу своего отца!» — поклялся Орындж, попрощался с матерью и с дедом и пустился в путь.
Что утомлять вас долгими рассказами, — приехал Орындж в один город. Долго бродил он по городу, повстречалась ему старуха. Попросился Орындж к ней в гости. Старуха постелила ему, лег Орындж, а заснуть не может — у старухи в доме блох полным-полно. Встал Орындж, пошел бродить по городу.
Идет по одной из улиц, а навстречу ему — див. «Ведь я — сын Ростама,— сказал себе Орындж. — Вот попался мне див навстречу, как же мне не убить его?» Ударил он дива мечом по шее, отрубил диву голову. Потом отрезал у нею оба уха, спрятал в карман и вернулся к старухе. Утром встала старуха, смотрит: гость ее меч свой, запачканный кровью, обтирает.
Ничего не сказала старуха, занялась своим делом.

А теперь расскажем о жителях города.
Проснулись жители утром, вышли из своих домов, видят: на улице убитый див лежит — ни пройти, ни проехать. Дали знать падишаху. Падишах созвал к себе весь народ:
— Кто убил дива и тем исполнил мое желание? Пусть требует от меня чего хочет!
Каждый стал кричать:
— Я убил, я убил, я убил!
— А где уши дива? Покажите!
А где им взять уши дива?
— Кто остался еще в нашем городе? — спросил падишах.
— Да тут к одной старухе гость пришел, — сказали ему.
— Приведите его сюда! — велел падишах.
Пошли к старухе, привели Орынджа. Пришел Орындж к падишаху, взглянул на него падишах — остолбенел: такой красивый Орындж.
— Не ты ли убил дива, юноша? — спросил падишах.
— Да, я убил, — ответил Орындж и вытащил из кармана уши убитого дива.
— Дарю тебе свою дочь! — сказал падишах.
— Пусть мое кольцо пока останется на пальце твоей дочери, — сказал Орындж, — а ты скажи, не знаешь ли, где находится див Хынгрман.
— В первый раз слышу о нем, —сказал падишах.
Народ разошелся: Орындж попрощался с падишахом, сел на коня и уехал.
Много ли мало ехал — приехал в один город. Стемнело. Орындж остановился возле одного дома, сошел с коня, постучался. Ему открыла старуха.
— Бабушка, гостей принимаешь?
— Всякий гость — гость от бога, заходи в дом.
Вошел Орындж в дом. Старуха поставила его коня в стойло, накрыла на стол, подала что бог послал. Поужинали.
Старуха постелила Орынджу постель. Орындж лег.
— Бабушка, дай мне воды, пить хочется, — попросил Орындж.
Заметалась старуха туда-сюда — нет воды. Взяла она чашку, вышла из комнаты, помочилась в чашку, принесла Орынджу.
— Бабушка, почему вода соленая?
— Прости, сынок! Что от тебя скрывать — что от бога! Нет у нас воды, помочилась я в чашку, дала тебе!
— А почему нет воды у вас?
— Дракон засел у истоков нашего родника. Каждую пятницу ему привозят невинную девушку, котел риса, жареного быка и пуд хлеба — все это он пожирает. И пока он пожирает рис, быка и девушку, народ берет воду, запасается до следующей пятницы. А я уже старая — пока один-два кувшина наберу, дракон опять у истока родника ложится.
— Когда будет пятница? — спрашивает Орындж.
— Завтра.
— Не возьмешь ли и меня с собой? — попросился Орындж. — Хочу посмотреть, как дракон человека пожирает!
— Отчего не взять, возьму, — сказала старуха.
Утро наступило для всех семидесяти двух народов — и для Орынджа. Взяла старуха кувшин, пошла к роднику. Орындж — за ней. А в тот день была очередь дочери падишаха, — ее должны были везти к роднику. В доме падишаха плач стоит, а народ радуется — вода будет. Тут — слезы, там — веселье!
Собрался народ к роднику. А дочь падишаха, связанную, на арбе привезли. Целый котел риса, жареного быка и пуд хлеба приволокли и сложили у родника. Дерево росло у родника.
Девушку привязали к дереву. Дракон выполз из своей засады, стал пожирать рис, хлеб, мясо. А народ пока водой запасался.
Но вот дракон к девушке направился, чтоб и ее сожрать. Крик девушки до самых небес поднялся.
«Горе мне, — сказал себе Орындж, — к чему моя доблесть, если дракон у меня на глазах девушку сожрет?» Дракон подполз уже совсем близко к девушке. Орындж выхватил меч, подскочил к дракону, ударил его мечом — на куски изрубил.
Вода в роднике с кровью смешалась. А народ берет себе воду внизу, ни о чем не подозревает. Подошел Орындж к девушке, отвязал ее от дерева.
— Иди к себе домой, — сказал он ей.
Девушка не оказалась неблагодарной — окунула руку в кровь, приложила к спине Орынджа и убежала.
Мать и отец выбежали ей навстречу:
— Почему ты убежала, доченька? Теперь дракон весь город сожрет!
— Нет, отец, какой-то юноша — да станем оба мы с тобой его жертвой! — убил дракона, — сказала девушка.
— Кто же это убил? — спросил падишах.
— Какой-то незнакомый юноша, я не знаю его, он дракона убил. Я окунула руку в кровь, к его спине приложила, — отвечала дочь.
А Орындж между тем вернулся к старухе. Старуха наполнила водой кувшины и тазы. Вода оказалась пополам с кровью.
— Что это за вода? — сказал Орындж старухе. — Одна кровь!
Посмотрела старуха: и правда, одна кровь!
— Ступай эту воду вылей, чистой принеси, — сказал Орындж.
— Нет, там дракон сидит, не пойду.
— Какой-то юноша убил дракона, — сказал Орындж.
Обрадовалась старуха, схватила кувшин, побежала к роднику. Видит: и правда, убитый дракон у родника лежит.
Набрала старуха чистой воды, принесла домой.
А падишах созвал к себе народ:
— Тот из вас, кто убил дракона, силой своего меча мою дочь заслужил. Пусть требует у меня чего пожелает!
Каждый стал похваляться:
— Я убил, я убил!
Дочь падишаха стояла на балконе.
— Никто из них не убил, — сказала она отцу.
— Остался кто-нибудь еще в городе, кто не пришел сюда? — спросил падишах.
— К одной старухе гость пришел, — ответили ему, — только он один не пришел сюда.
Падишах послал слуг за Орынджем. Пришел Орындж во дворец к падишаху. Девушка еще издали узнала его:
— Это и есть тот самый юноша, — сказала она отцу.
— Наверное, потому ты признала его, что он очень красивый, не так ли? — спросил падишах.
— Вовсе нет! Я ему отметину на спине сделала, ведь я же говорила тебе, — сказала девушка.
Вошел Орындж во дворец, дочь падишаха отвернула ему рубаху на спине — все увидели отпечаток руки дочери падишаха.
Сказал падишах Орынджу:
— Силой своего меча ты уже получил мою дочь! Требуй у меня чего хочешь!
— Я хочу только одного: знать, где находится див Хынгрман, — отвечал Орындж.
Огорчился падишах.
— Впервые слышу о нем, — сказал он Орынджу, — но может быть, птица Симург знает? Я скажу тебе, как к ней добраться.
Падишах рассказал Орынджу, где находится птица Симург. Потом устроил падишах Орынджу угощение. Семь дней, семь ночей длился пир. Целую неделю оставался Орындж у падишаха, а падишаху казалось, будто Орындж всего минуту рядом с ним сидел.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.