Птичка и яблоня

Птичка и яблоня

Абхазская сказка

В одном селе жил князь. В саду у него росла яблоня. Каждый год на ней вырастало семь яблок. Одно такое яблоко ценилось в тысячу рублей. Каждый год князь бережно собирал яблоки, продавал их и получал большие деньги.
У князя было три сына. Старшего звали Хадзгери, среднего — Джомлат, а младшего — Хаджарат.
Князь был очень богат и жил прекрасно. Каждую весну яблоня князя покрывалась белыми цветами, потом цветы спадали, и на яблоне оставалось семь яблок. Яблоки эти росли и в свое время созревали.
Но вот какая-то птичка заметила эти яблоки и в одну ночь унесла одно из них. На следующий день князь заметил, что на яблоне не хватает одного яблока. Он собрал всех своих слуг и спросил:
— He видали вы, кто сорвал яблоко?
Слуги испугались. Со слезами на глазах они отвечали:
— Мы не рвали, и никто из нас не видел, кто сорвал яблоко.
Князь очень горевал о пропавшем яблоке.
А на другую ночь снова прилетела птичка и унесла еще одно яблоко. Утром глянул князь на яблоню и видит: еще одного яблока не хватает, осталось только пять яблок. Князь рассвирепел, стал ругаться, но делать было нечего. Ночью он приставил к яблоне сторожей и сказал им:
— Если этой ночью кто-нибудь унесет хоть одно яблоко, я снесу вам головы!
Всю ночь сторожа караулили, а под утро заметили, что какая-то птичка с пестрыми перышками подлетела к яблоне, сорвала одно яблоко и улетела. Сторожа начали стрелять, но птичка была не из тех, кого можно убить, и улетела. Сторожа, зная, что это им даром не пройдет, разбежались куда глаза глядят, пока князь не встал с постели. Вот князь проснулся, поглядел на яблоню и видит: еще одного яблока не хватает. Он рассердился, стал браниться:
— Эх, разве это сторожа? Не сторожа, а падаль! Разве падаль могла убить вора? Этих сторожей самих стоит поубивать!
На следующую ночь князь приставил к яблоне других сторожей, но и у этих птичка стащила яблоко. Утром, как только князь заметил это, он еще больше рассвирепел, стал кричать и ругался до тех пор, пока не отрубили головы всем сторожам.
Так у князя осталось всего три яблока.
Снова наступила ночь. В эту ночь князь послал охранять яблоню своих трех сыновей и сказал им:
— Вы должны непременно узнать, кто ворует яблоки!
Всю ночь напролет братья, окружив яблоню, стояли возле нее. Когда же стало светать, старший и средний брат легли и заснули, а младший не спал: он сидел с берданкой в руках.
Вдруг, когда он так сидел, прилетела пестрая птичка и села на ветку. Младший брат заметил птичку. Он смотрел и смотрел на нее — никак не мог наглядеться, а птичка тем временем сорвала яблоко и улетела.
Тут совсем рассвело, князь проснулся и пришел разузнать, что случилось за ночь. Поглядел князь на яблоню и видит: осталось только два яблока. Князь обругал своих сыновей:
— Эх вы, дурни безмозглые, не могли узнать, кто ворует мои яблоки!
Тут младший брат поведал отцу, кто ворует яблоки.
Тогда отец сказал:
— Если вы не разыщете ту птичку, где бы она ни была, не приходите домой, вам тут нет места! Делать нечего. Братья собрались, оседлали крепких коней и уехали. Ехали, ехали, доехали до перекрестка семи дорог и, увидев там место для отдыха, остановились, слезли с коней, отдохнули и покурили. После этого младший брат, Хаджарат, сказал своим братьям:
— Братья, чем нам вместе ехать, давайте разъедемся по разным дорогам. Над нами нависла беда —— где мы сможем найти летающую птичку?
— Очень хорошо! — ответили братья Хадзгери и Джомлат, согласившись с младшим братом.
Тогда Хаджарат сказал:
— Братья, перед тем, как разъехаться, давайте припрячем здесь свои перочинные ножи, чтобы узнать, кто из нас первым вернется обратно.
— Хорошо, — ответили братья.
Все трое достали свои перочинные ножи и спрятали в таком месте, где никто бы их не нашел. Братья условились, что тот, кто вернется раньше других, возьмет свой нож, а остальные ножи оставит на месте.
И вот братья разъехались по разным дорогам. Старший брат, Хадзгери, поехал вверх, средний брат, Джомлат — вниз, а младший, Хаджарат, поехал по боковой дороге.
Вот едет младший брат, едет, долго едет. Конь его намучился и устал. Тогда Хаджарат слез с коня и взял его под уздцы. Так он шел, шел и наконец сам утомился. Хаджарат свернул с дороги, подошел к ольхе, снял с коня седло и повесил на ольху.
Конь повалился на землю, а сам Хаджарат в глубоком раздумье отошел в сторону и сел на белый камень. Долго он так просидел, размышляя.
Но вот его стало клонить ко сну, он лег и заснул. Спал он тревожно, все время думал, что конь, его опора, подохнет от усталости и он останется один. Вдруг Хаджарат приподнялся, как будто вовсе не спал. Он протер глаза, оглянулся по сторонам и говорит:
— Где ж это я очутился? Не сон ли это?
Хаджарат подошел к коню, погладил его по шее, но конь уже подыхал. Для Хаджарата это было большим горем, он заплакал, потом вынул платок, вытер слезы и стал ходить, чтобы успокоиться.
— Что меня ожидает, несчастного?! — воскликнул Хаджарат. — Отец наш, чтоб ему околеть, ненасытному, мучает нас из-за своих яблок! — Рассерженный, он подошел к дереву, снял седло, положил его на плечо и пошел дальше.
Шел, Шел — далеко зашел. Наконец, устал, не смог больше идти и говорит:
— Почему бы мне не найти коня, которого суждено получить от бога?
И в тот же миг прекрасный конь с седлом и уздечкой выбежал из лесу и стал перед Хаджаратом.
Обрадовался Хаджарат, поблагодарил бога и вскочил на коня. Свое старое седло он бросил в лесу.
И вот, как только Хаджарат сел на доброго коня, он сам стал смелее. Поехал дальше. Ехал, ехал, далеко заехал и очутился в какой-то пещере. Хаджарат въехал в пещеру. Посмотрел, а перед ним посреди дороги сидит огромный дракон-агулшап.
— Куда я попал? — удивился Хаджарат. Он испугался, потому что этот агулшап охранял дорогу в глубь пещеры. Кто бы ни ступал на эту дорогу, всех агулшап пожирал. «Вот где мне суждено погибнуть,— подумал Хаджарат — Этот агулшап меня сожрет!»
А меж тем агулшап спрашивает Хаджарата:
— Эй ты, всадник! Кого мне из вас съесть —— тебя или твоего коня?
Услыхал Хаджарат эти слова, волосы дыбом у него встали.
— Ты что, не слыхал моих слов? — спросил опять агулшап.
— Если ты решил нас съесть, то пожирай обоих‚ — ответил Хаджарат — Что мне делать без коня на такой дороге?
— Оставь это, — сказал агулшап. — Но если разрешишь мне съесть твоего коня, тогда я исполню то, ради чего ты пустился в путь.
Услыхав это, Хаджарат соскочил на землю, убил своего коня, разрезал его на куски и накормил агулшапа.
Тогда агулшап спросил:
— Спрос не беда: куда ты едешь и что ищешь?
— Я ищу одну птичку. Пока ее не найду, не могу вернуться домой.
— Если так, я доставлю тебя туда, где эта птичка. Она очень далеко!
— Мне обязательно надо увидеть ее. Помоги мне, добрый мой агулшап! — стал просить Хаджарат.
— Садись на меня верхом и три раза хлестни плетью, да покрепче!
Хаджарат так и сделал. Изо всех сил он ударил агулшапа три раза, и тот полетел. Хаджарат крепко держался за него.
Агулшап летел через скалы, через горы, залетел далеко и очутился вблизи того места, где находилась птичка.
Эта птичка принадлежала одному князю. У князя была единственная дочь, и птичка была ровесницей княжеской дочери. Они воспитывались вместе. Птичка умела говорить человечьим голосом и, чего бы ни пожелала, все могла сделать. Вот она-то и воровала яблоки князя, но не ела их, а приносила княжеской дочери.
Дочь князя была прекрасна, к тому же умела становиться невидимой и так быстро меняла облик, что никто не мог ее разглядеть. У дверей ее комнаты висела золотая клетка, в клетке сидела птичка.
Когда агулшап и Хаджарат прилетели к княжескому дворцу, агулшап сказал:
— Теперь ты пойди к князю и скажи ему так: «Продай мне свою птичку. За ценой я не постою, сделаю все, что ты захочешь».
Хаджарат так и сделал: оставил своего агулшапа у дворца и направился к князю. Открыл ворота, вошел во двор, поднялся на второй этаж и спросил княжеских слуг:
— Нельзя ли пройти к князю?
Слуги пошли и доложили князю:
— Князь, тебя хочет видеть какой-то человек. Впустить его?
— Хорошо, впустите! —— ответил князь.
— Заходи! Князь разрешил тебе войти! — сказали слуги Хаджарату.
И вот Хаджарат, стройный, с тонкой талией, похожий на молодой красивый тонкий хмель, открыл дверь, вошел к князю с приветствием:
— Добрый день!
— Добро пожаловать! —— ответил князь и пригласил его сесть. Потом он спросил юношу:
— Чего ты хочешь?
Хаджарат не посмел изложить князю свою просьбу.
— Не стыдись, расскажи, чего ты хочешь — ободрил его князь.
Тогда Хаджарат сказал:
— Говорить о том, чего я хочу, очень трудно, но и не говорить нельзя. Я приехал из дальних стран, намучился в дороге, и все для того, чтобы купить птичку, заранее зная, что ты мне ее не продашь. Но все же я надеюсь на тебя, помня пословицу: «За человека человек отрежет кусок своего тела»! За ценой я не постою, требуй все, чего захочешь!
Князь задумался, но потом сказал:
— У меня и в мыслях не было продавать эту птичку. Но ты верно сказал: человек для человека может много сделать. Только цена будет большая — ты не согласишься!
— Нет, пусть будет какая угодно цена. Говори, что ты хочешь за нее, — я ни перед чем не остановлюсь! — ответил Хаджарат.
— Если так, то слушай: мне нужен конь-араш. Араш этот принадлежит одному князю и стоит очень дорого. Но если ты мне достанешь этого араша, я отдам тебе мою птичку.
— Очень хорошо! — сказал Хаджарат. — Я достану тебе араша.
Хаджарат ушел, а князь подумал: «Он не сможет достать араша, и не видать ему птички. Это я ловко придумал!»
Между тем Хаджарат вернулся к агулшапу и рассказал, что князь отдаст ему свою птичку, если он достанет араша.
— Этот араш далеко отсюда, но ничего, полетим, — ответил агулшап.
Хаджарат вскочил на него, ударил три раза, и они полетели.
Мчались, неслись, далеко залетели —— агулшап знал, где живет тот князь, который владел арашем. Вот приблизились к тому княжеству, агулшап остановился и говорит:
— Я здесь останусь, а ты сходи к князю и попроси, чтобы он продал тебе своего араша. Он запросит огромную цену, но ты не отказывайся, а только скажи: «Я дам любую цену, но сперва должен испытать ход твоего араша». Князь разрешит тебе сесть верхом, а ты, как только сядешь, проведи рукой по шее коня, будто гладишь его, и вырви у него из гривы один волосок. Если ты сможешь это сделать, конь будет наш!
После этого Хаджарат пошел прямо в дом князя и говорит ему:
— Добрый день!
— Добро пожаловать, заходи! — стал приглашать князь.
Хаджарат вошел к князю.
— Садись, гость, — сказал князь и предложил ему скамью.
Хаджарат сел. Тогда князь спросил его:
— Что хочешь, чего ищешь?
А Хаджарат в ответ:
— Говорить о том, чего я хочу, трудно, но и не говорить нельзя.
— Что же это такое, о чем тебе так трудно рассказать? А нy-ка говори, послушаем, что за диво! — сказал князь.
— Я приехал, князь, купить твоего араша! — ответил Хаджарат. — Я слыхал, что ты продаешь его, а мне он очень нужен.
— Да, у меня есть араш. Многие приезжали, чтобы купить его, но никто не купил — цена большая.
— За ценой я не постою, — сказал Хаджарат. — Ты не смотри, что я молод, я дам столько, сколько ты захочешь.
— Вот цена моего араша. В одном селе живет князь, у него есть ручной голубь. Если бы ты достал мне этого голубя, получил бы взамен араша. Да только князь не отдаст тебе его.
— Если так, все в порядке, я достану тебе голубя! — ответил Хаджарат- Но сперва я должен испробовать ход твоего араша. Может быть, это и не араш, а какая-нибудь ленивая, загнанная кляча, тогда и голубя не стоит разыскивать!
— Хорошо, попробуй его ход! — ответил князь и послал своих слуг вывести араша.
Араша вывели во двор. Хаджарат сел верхом, проехался по двору, поджигитовал. Араш был превосходный. Он был так силен, что ничто не смогло бы его задержать. Он танцевал на месте.
Хаджарат сделал вид, что гладит араша по шее, а сам незаметно вырвал из его гривы один волосок и спрятал в карман.
— Араш мне очень понравился, покупаю! — сказал Хаджарат и соскочил на землю. Он назначил срок и ушел, чтобы достать голубя. А князь после его ухода стал смеяться:
— Размялся мой араш, ому это полезно, а тот все равно голубя не достанет!
Меж тем Хаджарат пришел к агулшапу — своей гордости.
Агулшап спросил его:
— Ну, что он тебе оказал, что ты сделал?
— Он мне сказал то-то и то-то, а я сделал так, как ты мне советовал,—— ответил Хаджарат и показал агулшапу волосок из гривы араша.
— Хорошо, теперь он наш! — оказал агулшап. — Садись на меня, поехали.
Хаджарат сел, ударил агулшапа три раза плетью, и они полетели. Летели, летели, залетели очень далеко. Вот агулшап и говорит Хаджарату:
— Хаджарат, оглянись назад три раза и дерни меня за узду.
— Хаджарат подумал: «Посмотрим, что из этого выйдет» — дернул агулшапа за узду и оглянулся. Смотрит, а из лесу выскочил араш князя, на котором он джигитовал, с седлом и уздечкой. Обрадованный Хаджарат подпустил коня поближе, поймал его, и они с агулшапом помчались дальше. Летели, летели через долины и скалы, наконец прилетели к тому князю, у которого была птичка. Агулшап остановился и говорит Хаджарату:
— Иди теперь к князю, отдай ему араша и возьми птичку, но только не давай уздечки араша. И вот что я тебе еще скажу: если ты сможешь подойти к дочери князя и взять что-нибудь, что ей принадлежит, хотя бы один волосок, тогда она будет наша!
Хаджарат так и сделал. Верхом на араше въехал он во двор князя. Князь удивился. Он думал посмеяться над Хаджаратом, а тот и вправду достал араша. Обрадовался князь: он давно хотел купить араша, но никак не мог этого сделать.
Князь устроил пир в честь Хаджарата. Хаджарат пробыл там целые сутки, потом собрался в путь. Тогда князь дал ему свою птичку вместе с золотой клеткой. Уходя, Хаджарат подошел к дочери князя и как будто в шутку вырвал у нее один волос и положил себе в карман. Волос, уздечку и птичку в клетке он принес туда, где его поджидал агулшап.
— Что ты принес? — спросил его агулшап.
— Я принес птичку, уздечку и волос из косы княжеской дочери.
— Хорошо! — сказал агулшап. — Садись на меня!
Он полетел. Летели, летели, далеко залетели. Хаджарат дepжал золотую клетку с птичкой, птичка пела, а Хаджарат радовался и думал: «Да, я, бедняга, много потрудился, а птичку все-таки достал. Но вдруг этот агулшап разгневается на меня?»
А между тем агулшап говорит ему:
— Хаджарат, достань свою уздечку, встряхни ее и оглянись назад.
Хаджарат встряхнул уздечку и оглянулся назад. Вдруг перед ним появился тот самый араш, которого он оставил у князя. Араш был оседлан — оставалось только сесть на него. Хаджарат очень обрадовался. Он вскочил на араша, но агулшап сказал ему:
— Не садись на него, пусть идет рядом, потом найдется, кого на него посадить.
Хаджарат слушался агулшапа во всем: он пересел с араша ему на спину, а конь побежал рядом.
Помчались дальше. Летели, летели, далеко залетели. Агулшап снова говорит:
— Встряхни-ка уздечку и оглянись назад!
Хаджарат сильно встряхнул уздечку и оглянулся.
И тут из лесу вышла дочь князя, закутанная в покрывало, и стала перед Хаджаратом. Хаджарат обрадовался, поднял ее, посадил на араша, и они помчались дальше. Вот как повезло Хаджарату: он достал то, о чем никто и мечтать He мог: и араша, и жену, и птичку.
Так они летели, летели и прилетели к той пещере, где обитал агулшап. А Хаджарат то радуется, то черные мысли у него в голове: «Как бы этот самый агулшап, что сделал мне столько добра, не проглотил меня!»
А агулшап сказал Хаджарату так:
— Теперь возвращайся домой. Я достал все, что тебе надо.
Говоря это, агулшап похлопал Хаджарата по спине и отпустил.
Хаджарат вскочил на своего араша, и они поехали дальше.
Жена без солнца сияет, птичка в клетке поет, и едут они все дальше и дальше. Так приехали туда, где Хаджарат расстался со своими братьями. Хаджарат соскочил с араша и подошел к тому месту, где были спрятаны ножи: он хотел узнать, не вернулся ли кто-нибудь из братьев домой. Посмотрел и видит: все ножи лежат на месте. Ему стало неприятно, но все же, ничего не сказав жене, он поехал к своему дому.
А дома отец с матерью не узнали своего сына. Когда Хаджарат уезжал, он был совсем молод, у него еще не росло ни усов, ни бороды, а теперь он возмужал и усы уже выросли. Заметил Хаджарат, что отец с матерью не узнают его, и напомнил им о себе. А родители уже и поминки справили по своим сыновьям, думая, что они погибли. И вот младший сын вернулся к ним.
В честь его родители устроили пир. Им было чему порадоваться: сын вернулся с невесткой, с арашем, с той самой птичкой, которая воровала яблоки. Теперь они счастливы, радуются.
Другие сыновья где-то пропали, но младший заставил родителей забыть о них.
Между тем сам Хаджарат грустил о своих братьях.
— Эх я, герой! — думал он. — Неужели я, отыскав птичку, не смогу найти места, где погибли мои братья!
И вот однажды Хаджарат собрался в путь и сказал своей жене:
— Милая жена, я уезжаю. Ты оставайся у моих родителей — они тебя в обиду не дадут. А я, если мне не суждено умереть там, где погибли мои братья, вернусь.
Жена Хаджарата опечалилась.
— Куда ты уезжаешь, неужели не скажешь мне? — спросила она.
— Тебе—то я скажу, куда еду, — ответил Хаджарат. — Я должен разыскать то место, где погибли мои братья. Туда и еду.
— Ну, что поделаешь! Если и скажу тебе «Оставайся!» — все равно ты не останешься, — сказала ему жена.
Но отец с матерью сказали другое:
— Твои братья пропали, но ты вернулся домой цел и невредим. Мы тебя никуда не пустим!
Но Хаджарат не стал их слушать, вскочил на своего араша и уехал.
Ехал, ехал, далеко заехал. Ездил он и днем и ночью, всех расспрашивал, не видал ли кто таких-то людей, но нигде о своих братьях ничего не узнал.
Надоело Хаджарату ездить, сам себе он стал не мил. И вот как-то раз в одной долине Хаджарат увидел пастуха с большим стадом коз. «Пойду-ка я к нему, — подумал Хаджараг — Пастухи всегда носят с собой крепкий табак. Попрошу я у него и покурю немного».
Подумал так Хаджарат и подъехал к пастуху. Они обменялись приветствиями.
Пастух был средних лет с длинными-предлинными усами.
— Пастух, не дашь ли мне покурить твоего крепкого табака? — говорит Хаджарат.
— Отчего не дать. Слезай с коня, отдохнешь в тени! — ответил ему пастух.
Хаджарат и вправду очень устал. Он соскочил с коня, привязал его к суку ольхового дерева, сам же уселся в холодке.
Тогда пастух достал табак и дал ему закурить. Хаджарат свернул самокрутку, сидел, курил и думал, и пастух подсел к нему. Так они просидели долго, покуривая и разговаривая.
Между тем пастух, слушая речь Хаджарата, стал о чем-то догадываться.
— Можно ли узнать, откуда ты родом? — спросил он.
— О, если я начну рассказывать, откуда родом и что претерпел в своей жизни, я и за три месяца не кончу, — ответил пастуху Хаджарат. Потом он начал:
— У меня было два брата, оба старше меня. Все мы — сыновья князя. У нас росла одна яблоня. Каждый год на ней созревало по семь яблок, каждое яблоко стоило тысячу рублей. Но вот однажды какая-то птичка приметила эти яблоки и начала таскать их с дерева. Все мы, три брата, пустились разыскивать эту птичку. Мы разъехались по разным дорогам. Тяжело мне пришлось в дороге, но все-таки я сыскал ту птичку, а кроме птички я еще, благодаря богу, кое-что нашел. Я вернулся
домой, но мысль о братьях не давала мне покоя, и я поехал их разыскивать, но сколько ни спрашивал, ничего о них не узнал.
Услышав это, пастух с криком: «Брат мой, брат! Ты мой брат Хаджарат!» — вскочил на ноги. Радости его не было конца.
А Хаджарат глазам не верит:
— Что случилось, где я? Неужели ты мой брат Джомлат? Так ты жив, бедняга?
Тут братья, признав друг друга, расцеловались. Потом они сели вместе и начали говорить. Говорили обо всем, что они видели и что с ними случилось. Джомлат рассказал о себе:
— Я очень много ездил, но птички не нашел и решил не возвращаться домой: все равно отец убил бы меня. Я остался в этом краю, пришел к князю и нанялся к нему в пастухи — у него много скота. Вот уже тридцать пять лет, как я пасу его стада.
— Hy, a теперь ты вернешься вместе со мной домой? — спросил Хаджарат.
— Как же не вернуться, — ответил Джомлат, — если по божьей милости нам пришлось с тобой встретиться. Разве я теперь здесь останусь?
Братья пошли к князю. Князь, узнав, что случилось, очень обрадовался.
— Бедняга, — сказал князь про Джомлата‚ — он все время тосковал о своих братьях, и я очень рад, что вы встретились.
Князь стал готовиться к пиру, велел побрить, вымыть Джомлата и одеть его в черкеску‚ а когда братья собрались уезжать, подарил ему хорошего коня с седлом да еще пятьсот рублей: золотом в придачу. Младшего брата он тоже не забыл и с почестями проводил их домой.
Но братья не поехали прямо домой: они решили найти своего старшего брата или место, где он погиб.
Ехали братья, ехали, заехали очень далеко. Вдруг навстречу им скачет всадник. Братья решили: «Давай-ка спросим этого всадника, может, он что-нибудь знает о нашем брате!»
Они обратились к всаднику:
— Мы ищем пропавшего брата. Нет ли в вашем селе такого человека?
А всадник в ответ:
— Вот на этой поляне живет один князь. У него есть пастух, пасет индюков. Зайдите и спросите: может, этот пастух и есть тот самый человек, о ком вы спрашиваете.
Братья обрадовались и сказали всаднику:
— Ты добрый человек, принес нам хорошую весть. Будь настолько добр, покажи нам дом князя!
Тогда всадник поехал вперед, а братья за ним. Всадник показал им княжеские ворота и вернулся обратно.
Братья, нарядно одетые и обутые, въехали в княжеский двор. Смотрят и видят: какой-то человек, плохо одетый и пропахший индюшачьим пометом, держа в полах кукурузу, зовет индеек, а потом загоняет их в угол.
Братья подумали: «Ох, несчастный, неужели это наш брат?»
Но у пастуха были длинные-предлинные усы, и братья не признали в нем своего брата.
Братья сошли с коней. Княжеские слуги подбежали к ним. Одни привязали их лошадей, другие повели братьев в дом.
Князь ласково встретил их и усадил.
Прошло немного времени, и князь стал расспрашивать, зачем они приехали, что им нужно. Хаджарат встал и ответил:
— Mы ищем пропавшего брата. Мы слыхали, что оп живет у тебя. А сами мы много страдали, разыскивая брата.
— У меня много людей — отвечал им князь.—— Который из них ваш брат, я не знаю, но если он здесь, я вам скажу.
— Нашего брата зовут Хадзгери. Если он еще жив, то теперь в средних летах‚ — ответил князю Хаджарат.
— Если так, то ваш брат живет здесь, у меня, не беспокойтесь о нем, — сказал князь. — Вы молодцы: долго искали и все-таки нашли!
Братья очень обрадовались — они ведь не надеялись застать своего старшего брата в живых.
А князь тем временем послал человека за Хадзгери, и его привели.
Несчастный Хадзгери робко вошел в дом. Он был весь вымазан птичьим пометом, братья же были хорошо одетые, и он не узнал их.
Тогда князь спросил его:
— Хадзгери, смог бы ты узнать своих братьев, если бы их увидел?
— Бедные мои братья, — ответил Хадзгери. — Аллах ведает, где они теперь. Быть может, они, подобно мне, где-нибудь прозябают.
А князь в ответ:
— Вот твои братья, они приехали за тобой!
Услыхал это Хадзгери и от радости потерял сознание. А потом, когда пришел в себя, он обнял своих братьев и братья обняли его.
Князь принял гостей с большим почетом. Накормил их, напоил, как полагалось, а старшего брата велел вымыть, побрить, одеть как следует, подарил ему оседланного коня и отпустил вместе с братьями.
И вот братья все вместе вернулись домой.
Отец и мать обрадовались их возвращению. Они давно уже справили поминки по своим старшим сыновьям, но Хаджарат нашел их. Устроили большой пир и зажили по-прежнему. А со своей женой Хаджарат тоже жил в ладу.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.