Просьба старого кенгуру

Просьба старого кенгуру

Сказка Редьярда Киплинга из сборника «Сказки и легенды»
    Нашему старому кенгуру было вечно жарко; но в те времена, о которых я говорю, он был совсем другим зверьком и бегал на четырех коротеньких ногах. Шкурка у него была серая, пушистая, и он отличался гордым нравом. Странно, он больше всего гордился тем, что танцевал на горной площадке в центре Австралии. Вот однажды у него так закружилась голова, что он пошел к маленькому австралийскому богу Нка.
    Пришел он к Нка в шесть часов утра и сказал:
    — Пожалуйста, сделай так, чтобы к пяти часам пополудни я перестал походить на всех остальных животных.
    Нка сидел на песке, услышав же просьбу старого кенгуру, подскочил и крикнул:
    — Убирайся!
    Кенгуру был весь серенький, пушистый и гордился тем, что танцевал на скале в середине Австралии. Он пошел к богу побольше, которого звали Нкинг.
    Он пришел к Нкингу в восемь часов после завтрака и сказал:
    — Пожалуйста, сделай меня непохожим на всех остальных зверей и, кроме того, устрой так, чтобы меня знали решительно все, и все это к пяти часам пополудни.
    Нкинг сидел в норке, и, услышав, что ему говорит кенгуру, он выскочил из нее и закричал:
    — Убирайся!
    Кенгуру был серенький, пушистый и у него была странная гордость: он гордился тем, что танцевал в центре Австралии. Подумав, он пошел к большому богу по имени Нконг.
    Пришел он к нему в девять часов, до обеда, и сказал:
    — Сделай так, чтобы я не походил на всех остальных зверей; сделай так, чтобы все обращали на меня внимание, чтобы за мной гонялись, и все это — к пяти часам пополудни.
    Нконг купался в соленой воде; услышав просьбу кенгуру, он сел в воде и закричал:
    — Хорошо, сделаю!
    Нконг позвал динго, желтого пса динго, зверя вечно голодного и пыльного. Динго спал на солнышке, но проснулся. Нконг показал ему кенгуру и сказал:
    — Динго, проснись, динго! Видишь господина, который танцует на песке? Он хочет прославиться, хочет также, чтобы за ним гонялись. Беги за ним, динго!
    Динго, желтый пес динго, вскочил и сказал:
    — Гонять этого зверька, не то кошку, не то кролика? Хорошо!
    И динго, желтый пес динго, вечно голодный и грязный, побежал. Он гнался за кенгуру, открыв пасть широко, как совок для каменного угля.
    А гордый кенгуру мчался на своих коротких четырех лапках и слегка подпрыгивал, как дикий кролик.
    Вот, моя любимая, и конец первой части рассказа о кенгуру.
    Кенгуру бежал через пустыню; бежал он через горы, бежал через солончаки, бежал через тростниковые заросли, бежал через рощи синих камедных деревьев, бежал через чащи араукарий, бежал так долго, что у него заболели передние ноги.
    Вот как!
    А динго, желтый пес динго, вечно голодный, преследовал его, раскрыв пасть широко, как мышеловку; он не догонял кенгуру, но и не отставал от него.
    Вот как!
    Кенгуру, старый кенгуру, все бежал. Бежал он через рощи деревьев, бежал по высокой траве, бежал по траве короткой, перебежал через тропики Рака и Козерога, бежал, пока наконец у него не заболели задние ноги.
    Вот как!
    И динго бежал, желтый пес динго; голод все больше и больше мучил его, и его пасть открылась широко, как конский хомут; он не догонял кенгуру, но и не отставал от него. Так прибежали они к реке Волгонг.
    Надо тебе сказать, что на этой реке не было моста, не было и парома, и кенгуру не мог перебраться на ее другой берег, поэтому он поднялся на свои задние лапы и стал прыгать.
    Прыгал он через камни, прыгал через кучи песка, прыгал по пустыням Средней Австралии. Прыгал, как прыгают кенгуру.
    Сперва он делал прыжки в один ярд; потом в три ярда; потом в пять ярдов; его ноги становились сильнее; его ноги становились длиннее. Он не мог отдохнуть и подкрепить свои силы, хотя ему нужно было поесть и полежать.
    А динго, желтый пес динго, по-прежнему гнался за ним. Динго страдал от голода и с удивлением спрашивал себя: «Какие земные или небесные силы заставляют прыгать старого кенгуру?»
    Ведь кенгуру прыгал, как кузнечик, как горошина в кастрюле, как новый резиновый мячик на полу детской.
    Вот как!
    Он прижал к груди свои передние ноги и прыгал на задних; он вытянул хвост для равновесия и все прыгал и скакал по долине реки Дарлинга.

Как динго гонялся за кенгуру.

Здесь нарисован старый кенгуру в пять часов пополудни, то есть в то время, когда у него, по обещанию большого бога Нконга, уже сделались длинными задние ноги. Посмотри на любимые часы большого бога Нконга. Видишь? Их стрелки показывают пять часов. Под часами — Нконг в соленой луже; видишь, он выставил наружу пальцы своих ног. Старый кенгуру только что выругал желтого пса динго. Желтый пес динго гнался за кенгуру по всей Австралии. Ты можешь видеть следы ног кенгуру; отпечатки эти уходят далеко через все обнаженные холмы. Я сделал черным желтого пса динго, потому что мне не позволено раскрашивать эти картинки красками из ящика; кроме того, желтый пес динго весь почернел от грязи и пыли; ведь он столько времени бежал по песку. Я не знаю, как называются цветы, которые растут около лужи Нконга. Две маленькие фигурки в пустыне — два других чародея, с которыми старый кенгуру разговаривал в это утро. На животике кенгуру ты видишь кармашек и на нем надпись. Ему необходим карман так же, как необходимы ноги.

    А динго, утомленный пес динго, бежал за ним. Ему больше прежнего хотелось есть, он был очень смущен, изумлен и все спрашивал себя, какие земные или небесные силы остановят старого кенгуру?
    Вот Нконг выглянул из соленой лужи и сказал: «Пять часов».
    И динго сел на землю, бедный пес динго; по-прежнему голодный, весь покрытый пылью, сел он на солнце и, высунув язык, завыл.
    Сел и кенгуру, старый кенгуру, подставил свой хвост, как скамеечку, и сказал:
    — Как я рад, что «это» кончено.
    — Почему ты не поблагодаришь желтого пса динго? Почему ты не поблагодаришь его за все, что он для тебя сделал?
    Кенгуру же, утомленный старый кенгуру, сказал:
    — Он выгнал меня из дома, где я жил в детстве, он помешал мне есть в обычное время, он изменил мою фигуру, так что я никогда не сделаюсь прежним, и из-за него у меня болят ноги.
    Нконг ему ответил:
    — Если я не ошибаюсь, ты просил меня сделать тебя необыкновенным зверем, не похожим на всех остальных животных, а также, помнится, тебе хотелось, чтобы за тобой гонялись? И теперь пять часов.
    — Правда, — сказал кенгуру. — Но мне жаль, что я попросил тебя об этом… Я думал, что ты изменишь меня волшебством и заклинаниями, а ты просто подшутил надо мной.
    — Подшутил? — сказал Нконг, сидевший между синими камедными деревьями. — Только повтори это, и я призову динго, и он опять погонит тебя так, что ты останешься совсем без задних ног.
    — Нет, — сказал кенгуру, — я извиняюсь. Ноги, во всяком случае, годятся, и я прошу тебя оставить их в покое.
    Я только хотел объяснить твоей милости, что я с утра ничего не ел и у меня пусто в желудке.
    — Да, — сказал динго, желтый пес динго, — я чувствую совершенно то же самое. Мне удалось сделать его непохожим на всех животных Но что дадут мне к моему чаю?
    Тогда Нконг, сидевший в соленой луже, сказал:
    — Приди и спроси меня об этом завтра, потому что теперь я собираюсь мыться.
    И два зверя, старый кенгуру и желтый пес динго, остались в центре Австралии и сказали друг другу:
    — Это твоя вина!

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.