Про попа и батрака

Про попа и батрака

Грузинская народная сказка

Быль то или небылица, жил на свете бездетный поп со своей попадьей. За счет щедрых прихожан раздобрели поп с попадьей. Однажды попадья и говорит мужу: хочешь не хочешь, обучи меня латыни! Задумался поп: кого бы нанять попадье в учителя такого, чтобы в латыни был сведущ? Проведал про то один бедный парень на селе, стал поутру возле поповских ворот и спрашивает:
– Батюшка, а батюшка, не нужен ли тебе батрак?
– Как же, как же, – обрадовался поп, – работы у нас хватает!
Пошли они в виноградник. А виноградник от поповского дома был на изрядном расстоянии. В обеденную пору поп послал батрака домой за едой.
Явился батрак и застал попадью с молодым парнем за накрытым столом – яства, какие душе угодно.
– Зачем ты пришел? – спросила попадья батрака.
– Поп прислал меня за обедом.
Женщина встала, дала ему купати (колбасы), сыру и велела:
– Смотри не проговорись при батюшке, что у меня был гость!Выйдя за дверь, батрак спрятался и стал подслушивать. Попадья и говорит гостю:
– Как бы батрак не рассказал обо всем попу, давай вынесем стол под персиковое дерево.
Батрак побежал, забрался на персиковое дерево и притаился. Хозяйка и гость расположились со своей закуской под деревом.
– Чем займемся вначале? – спросила хозяйка.
– Сначала поедим, – ответил гость.
Вдруг батрак так взвыл на дереве, что хозяйка и гость перепугались, едва ноги унесли. Они решили, что на дереве сидел разбойник.
Батрак прыгнул с дерева, собрал все яства со стола в хурджин и отправился к попу. Поп упрекнул его за опоздание.
– Я по дороге заглянул к своим, у них был званый обед, я и решил, чем попадью тревожить, возьму все отсюда – так и сделал.
Увидев яства, поп был крайне удивлен: кто из нас богаче – хозяин или работник?
Вечером они вернулись домой. Довольный поп тихо прошептал на ухо жене: какой батрак нам достался – клад, сегодня он прихватил из дому такой обед, какого нам с тобой и в десять лет раз отведать не приходится.
А наутро батрак заявил попу:
– За положенную цену я у тебя работать не могу.
– Почему это?
– Потому что я знаток латыни.
Поп весьма обрадовался и говорит: тогда начни обучать мою жену, и, сколько ты потребуешь, я тебе заплачу.
На следующий день, как обычно, отправились они в виноградник. День был субботний. В обеденное время поп опять послал батрака домой. Пришел батрак и видит, что у попадьи опять гость.
– Зачем ты пришел? – спросила его попадья.
– Поп прислал меня за обедом.
Она опять дала ему купати и сказала:
– Порази тебя гром небесный! Смотри не проговорись перед попом, кто у меня был в гостях.
Вышел батрак, спрятался за дверью и стал подслушивать. Хозяйка говорит гостю: как бы не проговорился он попу, ведь он нас обоих убьет. Давай укроемся в нашей заброшенной мельнице.
Как только услышал это батрак, побежал, забрался в мельницу и запер за собой дверь. Женщина наполнила хурджин и сказала гостю:
– Ты ступай вперед, а я приберу немного и приду.
Гость не спеша отправился в путь, подошел к мельнице, толкнул дверь, а она оказалась запертой.
Изнутри ему послышался голос:
– А ну-ка, милый человек, просунь в щель свою бороду.
Гость просунул бороду, а батрак поцеловал ее.
– Ну-ка еще разок просунь! – сказал снова батрак.
Когда гость вторично просунул бороду, батрак вынул нож и начисто ее откромсал. Гость бросил хурджин и с воплем убежал. Батрак вышел, схватил хурджин и давай бог ноги. Вернувшись к попу, он доложил: я опять к своим заглянул, у них был званый обед, я взял остатки со стола и принес, а к вам идти я поленился. Поп при виде обилия яств был крайне удивлен:
– Что за работник у меня, такой обед он называет объедками!
По случаю субботы они раньше обычного кончили работу и отправились домой.
Наступило воскресенье. Батрак тихо шепнул попадье: видел я вчера, как гость ваш бежал через виноградники; если вы желаете его видеть, он и посейчас, я полагаю, находится в заброшенной мельнице, наденьте на голову чихтикопи (грузинский женский головной убор) и, когда подойдете к мельнице, крикните три раза: «Что у тебя болит, то находится при мне», – и он выйдет вам навстречу. Сказав это, батрак сам поспешил на мельницу.
Попадья обрадовалась. Надела на голову чихтикопи и, подойдя к мельнице, трижды проговорила в дверь: «Что у тебя болит, то находится при мне, что у тебя болит, то находится при мне, что у тебя болит, то находится при мне!»
– Ах, дорогая, умереть готов я вместо тебя, ну-ка просунь в щелочку язык, я его поцелую! – сказал ей батрак.
Женщина просунула язык и батрак его поцеловал. Она спросила:
– Что с тобой случилось?
– А ну, еще разок просунь язык, я еще раз его поцелую!
Попадья опять просунула язык, а батрак схватил и вырвал его. Попадья взвыла, заголосила. Вышел из мельницы батрак и, увидев, что попадья не может вымолвить ни слова, побежал и обрадовал попа, что его жена научилась латыни и по-грузински больше не говорит.
Вернулась попадья и стала умолять попа: поведи, мол, меня к врачу и помоги, но поп из ее невнятной речи ничего понять не смог и обратился к батраку:
– Что она говорит?
Батрак сказал ему:
– Она говорит: давай все наше состояние оставим батраку, а сами пойдем по свету странствовать, я ведь научилась латыни, мы такое богатство раздобудем, что сами себе станем завидовать.
Поп поверил батраку, взял свою жену под руку, и пустились они в путь-дорогу. Жена думает, что поп ведет ее к врачу, а муж – что она его ведет к богатству – желанной обители.
Так и затерялись, пропали без вести поп с попадьей. Поповская усадьба досталась батраку. Устроил батрак отменный пир, на который пригласил всех соседей. И я там был и хлебнул лишку.
Мор там, пир здесь.
Отсев там, мука здесь.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.