Про лентяя

Про лентяя

Грузинская сказка

У бедной старухи был ленивый сын. Сызмала не любил работать. Как ни бились с ним, рукой не шевельнул никогда. «Слушай, парень, не малое ведь ты дитя. Поднимись, потрудись! Я состарилась уж, силы не те», – говорит ему то и дело мать. А он полеживает себе, ждет, когда есть дадут. Поест и к соседям идет язык почесать. «Один у меня сын, и тот лентяй. Гореть будешь, с места не встанет, ворот не отворит. Мне-то от него ничего не надо – пусть мои дни продлят его жизнь, – с ним самим что будет, вот о чем я тужу», – плачется соседям старуха. А соседи отвечают ей:
– Расти дитя, как враг, вырастет – будет тебе другом!
Думали, думали, что делать с лодырем, и присоветовали матери: «Жени его, бог даст – наберется ума, а больше ничего не поможет!»
Женили нерадивого парня. Бедняга жена его трудится от зари до зари. А лодырь ест да пьет, тем и живет. Жена не вынесла тяжких трудов и унесла наши с вами беды. Снова женили лодыря, привели молодуху. Матушка его долго жить приказала. Молодуха просит парня: «Пошевеливайся, принимайся за дело! Хоть бы малых ребят пожалел. Детей плодить и воробей горазд, да и тот растит их, кормит и поит». Лодырь и ухом не ведет, зря старается молодуха.
Однажды пошел лентяй в церковь. Вернулся веселый. Жена у него спросила:
– Что-то ты в духе сегодня. Что тебя развеселило?
– Батюшка-поп проповедь читал, как нужно жить. Я все так и буду делать!
– Как же? Скажи и нам!
– Да вот, жизнь, оказывается, мгновение. О завтрашнем дне заботиться совсем не надо, а вечное блаженство на том свете лишь. Там ни богачей, ни бедняков нет. Если не грешил здесь, Христос в рай тебя пустит, – там ничего делать не надо, сиди себе и болтай ногами. По мне это, ей-богу! Вот и решил я на тот свет уйти и вас с собой увести!
Жена тотчас же смекнула, в чем тут дело:
– Всем места в раю может не хватить. Сходи ты один, нашли на нас сон, про все в нем расскажи, тогда и мы с ребятами придем!
Лодырь согласился. Да вот загвоздка – как ему попасть на тот свет, туда ведь только мертвых пускают?!
– Ну, так и я помру, – сказал он жене, – закрою глаза, вытяну ноги, сложу на груди руки и пойду на тот свет!
Жена поддакивает. Купила гроб, пробила в нем глазок и уложила лодыря. Еду в уголок сунула. Плачут все, убиваются, лодыря в церковь волокут. А из церкви ангелы увлекут его ввысь, туда, где ничего делать не надо…
Лодырь слышит, как рыдают-стенают его жена и дети. Хотел было утешить их: не плачьте, не так страшно помирать, как говорят. И не болит нигде, и делать ничего не надо, есть только, – а уж я голодом морить себя не стану! – да вспомнил вовремя, что мертвый. Подумал, на том свете даже есть не придется, так будет вольготно. Вспомнил деревню, детство, матушку, жену первую… да вдруг сразу позабыл обо всем – устал лежать на спине…
Тем временем подошли к церкви. Поп отпер врата, втащили гроб, поставили посредине, заперли опять врата, и разошлись все. Остался лодырь один, лежит в гробу навзничь. Стемнело, полночь подошла, заполночь зашло, а ангелов не видно, и в помине нет, никто его в рай не увлекает.
А шурин лентяя приставил к стене церкви лестницу и взбирается на крышу. Лодырь услышал шорох и подумал: наконец-то, ангелы с небес слетели. Насторожился. Вдруг раздался горний глас:
– Внимайте мне все, я архангел Гавриил! По божьей воле и промыслу его принимаемся завтра строить в небе храм. Новые покойники спозаранку придут. Кто арбы не приведет, в корзине будет камни таскать. Полгода пропитание самим нужно добывать. Кто упрется – горе несчастному! Отдадут его черту Реджебу на расправу, а он ослушника в аду в кипящей смоле утопит!
У лодыря чуть сердце не лопнуло от страха. Своими ушами слышит, что камни таскать надобно, и как закричит на весь божий храм:
– Помогите! Я от работы бежал, а там еще хуже. Не хочу на тот свет, останусь на этом!
На крик сбежались монахи. Отперли церковь, уж не мертвец ли ожил? Дрожат, крышку гроба отколачивают, молятся, крестятся. Ожил, плут! Послали нарочного к жене. Она примчалась и повела мужа домой. Дорогой говорит лодырю:
– Если и там нужно трудиться, значит, нигде нет спасения. Чем на том свете камни таскать, лучше на этом полегче что-нибудь делать!
Лодырь слушает и на ус мотает. И образумился-таки, начал трудиться. К попу с тех пор ни ногой.
Сказ окончился, а слушатель пусть живет долго предолго…

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.