Прекрасная Анни из Лох-Роян

Прекрасная Анни из Лох-Роян

Шотландская баллада

— О, кто мне станет надевать
Мой легкий башмачок,
Перчатку тесную мою,
Мой новый поясок?

Кто желты косы гребешком
Серебряным расчешет?
Кто, милый друг мой, без тебя
Мое дитя утешит?

— Тебе наденет твой отец
Нарядный башмачок,
Перчатку — матушка твоя,
Сестрица — поясок.

Твой братец косы гребешком
Серебряным расчешет.
Пока твой милый далеко,
Господь дитя утешит!

— Где взять мне лодку и гребцов,
Готовых в путь опасный?
Пора мне друга навестить…
Я жду его напрасно!

Родной отец ей дал ладыо.
С семьей она простилась.
Младенца на руки взяла
И в дальний путь пустилась.

Златые мачты далеко
Сверкали в синем море.
Шелка зеленых парусов
Шумели на просторе.

Она плыла по гребням волн
Не более недели,
И лодка к замку подошла —
К ее желанной цели.

Глухая ночь была темна,
И ветер дул сердитый,
И плакал мальчик на груди,
Плащом ее прикрытый.

— Открой, лорд Грегори, открой!
Мне страшен мрак глубокий,
Гуляет ветер в волосах,
И дождь мне мочит щеки.

Она стучалась без конца,
Но спал — не слышал милый.
Вот вышла мать его к дверям.
— Кто там? — она спросила.

— Открой, открой мне, милый друг.
Я — Анни из Лох-Роян.
В моих объятьях твой сынок
Озяб и не спокоен.

— Поди ты прочь, поди ты прочь!
Русалка ты из моря,
Ты фея злобная — и нам
Сулишь печаль и горе!

— Я не русалка, милый друг,
Клянусь, не злая фея.
Я — Анни верная твоя.
Впусти меня скорее!

— Коль Анни вправду бы ждала
Там, за моим порогом,—
Она явилась бы ко мне
С любви моей залогом!

— А ты забыл, как пировал
У нас в отцовском зале,
Как наши кольца мы с тобой
Друг другу передали.

Прекрасный перстень ты мне дал
И взял мой перстень чудный.
Твой был червонно-золотой.
А мой был изумрудный.

Открой, открой мне, милый друг.
Впусти меня скорее.
Твой сын к груди моей прильнул,
Дрожа и коченея!

— Поди ты прочь, поди ты прочь!
Я двери не открою.
Тебя давно я позабыл
И обручен с другою.

— Коль ты другую полюбил,
Коль ты нарушил слово,
Прощай, прощай, неверный друг.
Не встретиться нам снова!

Она пошла от замка прочь,
Лишь выглянула зорька.
В свою ладью она вошла
И стала плакать горько.

— Эй, уберите, моряки,
Вы мачту золотую.
На место мачты золотой
Поставьте вы простую.

Достаньте парус, моряки,
Из грубой, серой ткани.
В шелках и золоте не плыть
Забытой, бедной Анни!

Проснулся милый той порой
И грустно молвил он:
— Мне снился сон, о мать моя,
Мне снился тяжкий сон.

Я видел Анни, мать моя,
Мне страшно и теперь.
Она под ветром и дождем
Стучалась в нашу дверь.

Мне снилась Анни, мать моя,
Я вспомнить не могу.
Лежала мертвая она
У нас на берегу.

— Мой сын! Тут женщина была
С ребенком в эту ночь.
Я не решилась их впустить
И прогнала их прочь…

О, быстро, быстро он встает,
Бежит на берег моря
И видит: парус вдалеке
Уходит, с ветром споря.

— Вернись, о милая, вернись!
Эй, Анни, слушай, слушай! —
Но каждый крик под грохот волн
Звучал слабей и глуше.

— Эй, Анни, Анни, отзовись.
Вернись, пока не поздно! —
Чем громче звал он, тем сильней
Был грохот моря грозный.

Там ветер гнал за валом вал.
Ладья неслась, качалась.
И скоро Анни в пене волн
К его ногам примчалась.

Она неслась к его ногам
В бушующем прибое,
Но не вернулось вместе с ней
Дитя ее родное.

К груди подруги он припал.
В ней не было дыханья.
Он целовал ее в уста,
Хранившие молчанье.

— О, злая мать! Пусть ждет тебя
Жестокая кончина
За смерть возлюбленной моей
И маленького сына!

О, помни, помни, злая мать,
Страданья бедной Анни,
Что за любовь свою ко мне
Погибла смертью ранней!

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.