Пань Бань и наваждение

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Пань Бань: из Цанчжоу был искусен в каллиграфии и живописи. Сам он называл себя «Даос Хуан-е». Как-то раз он заночевал в кабинете у своего приятеля. Вдруг слышит, как за стеной кто-то тихонько проговорил:
— Раз господин не оставил никого ночевать с собой сегодняшней ночью, я к нему выйду.
Испуганный Пань Бань убежал из комнаты.
— Да тут давно уже водится это диво, — сказал ему приятель, — это прелестная девушка, никому не причиняющая вреда.
Потом приятель по секрету говорил близким людям:
— Разве господин Пань так всю жизнь и будет оставаться бедным ученым? Ведь это диво не бес, не лиса, я, правда, не доискивался, что оно такое, но только знаю, что к простым людям оно не выходит и к богачам не выходит; только если человек окажется очень талантливым, тогда оно выйдет, чтобы разделить с ним ложе.
Впоследствии Пань Бань потерпел неудачу. Лет через десять, а может, и больше ночью в кабинете вдруг послышался чей-то плач. На следующий день порывом ветра сломало старое абрикосовое дерево. На этом чудеса кончились.
Дед мой со стороны матери, господин Чжан Сюэ-фэн, как-то пошутил:
— Какое прекрасное наваждение! А он-то — все его помыслы и были лишь о красавицах!

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.