Как старуха сделала море

Новогебридская сказка

Люди не знали имени этой старой женщины. С ней в доме жили двое мальчиков, но никто не знал, как звали их отца и мать. Говорили, что мать этих мальчиков была дочерью старухи.
Дом старухи окружала тростниковая изгородь, а позади дома был отгорожен еще небольшой участок земли, где старуха могла оставаться совсем одна,— мальчикам туда ходит не разрешалось. На этом участке позади дома старая женщина бережно хранила огромный лист таро. Дети говорили, что из этого листа она всегда достает воду, но строго следит, чтобы они не видели, как это делается.
Однажды старуха собралась в поле, чтобы принести немного пищи для них троих.
— Не ходите за дом! — предупредила она детей, и они ответили:
— Хорошо, не пойдем.
Старуха вышла из дома и пошла в поле, а братья, играя, стреляли ящериц из своих луков.
Немного погодя один из мальчиков сказал:
— Хорошо бы пойти туда, куда старуха запрещает нам ходить, посмотреть, что там такое.
— Пойдем,— согласился его брат.
Они пошли за дом и увидели там большой лист таро. На листе они заметили ящерицу, и один из них пустил стрелу, но промахнулся и попал в лист. Вода, что хранилась в нем, тут же прорвалась наружу. Старуха услышала это и поняла, что дети продырявили лист.
Она поднялась и громко крикнула:
— Разливайся вокруг земли! Разливайся шире!
Вот тогда-то море впервые окружило землю, а до тех пор моря не было.
Так старуха сделала море.

Почему монахи вечно побираются

Сербская сказка

В давние времена ходил по свету святой Савва, проповедовал слово божье, наставлял людей на праведный путь. Вместе с ним странствовал некий монах. Как-то раз двинулись проповедники в путь из села, а тот хозяин, что приютил их на ночь в своем доме, дал монаху три просфоры на дорогу и говорит:
— Пресвятая богородица! Храни их от всякой напасти, пока не кончатся просфоры!
Подошли святой Савва с монахом к боснийской границе и сели обедать, глядь, а просфор только две осталось — третью монах съел украдкой.
Спрашивает его святой Савва:
— Кто съел третью?
— Я не ел, клянусь спасением души своей! — А кто же ее съел?
— Не знаю, клянусь святой церковью!
Проповедовали они в народе, проповедовали, да прослышали о них турки. Выследили монахов, схватили обоих и бросили в огненную печь. Святой Савва прикрыл монаха своим телом, от пламени его защищает, а сам ему на ухо шепчет, чтобы турки не услышали:
— А ну-ка, признайся перед смертью, кто съел третью просфору?
— Пусть меня изжарят, да еще и сварят — все равно не признаюсь, раз я не виноват.
Прогорела печь, а святой Савва и монах живы и невредимы вышли из огня ведь они божьими угодниками были. Увидели турки, какой оборот дело приняло, тотчас же выпустили святого Савву и монаха, бросились им в ноги, молят:
— Простите нас, неразумных и грешных, требуйте от нас любой награды!
Отвечает святой Савва:
— Ничего нам от вас не надо! Дайте нам только триста дукатов.
Выдали им турки триста дукатов, и проповедники вернулись в Сербию в свой монастырь. Тут святой Савва и говорит:
— Надо поделить эти триста дукатов на три части — по числу просфор. Сто дукатов я возьму себе за ту просфору, которую я съел, а тебе вот вторая сотня — за твою просфору. Третья же сотня пусть хранится у меня до тех пор, пока не отыщется тот человек, что съел третью просфору.
Тут монах как закричит:
— Клянусь святой церковью, третью просфору я съел, когда с тобой по селам ходил. Отдавай мне третью сотню дукатов — я согласен с твоим решением.
— На! возьми, если уж на то пошло! — молвил святой Савва. — Да пусть господь бог и все святые предназначат вам, монахам, в удел вечно побираться и никогда не насытиться!

Зачем Богу тратить наличные?

Еврейский анекдот

Раввин рассказывает:
— Однажды бедный дровосек нашел в лесу грудного младенца. Ребенок явно был голоден, но чем мог накормить его дровосек? Он обратился с молитвой к Богу, и случилось чудо: у дровосека появились груди, и он накормил дитя.
— Рабби, — возражает ему один юноша, — не нравится мне эта история. Зачем мужчине такая вещь, как женские груди? Бог всемогyщ. Он мог бы положить рядом с младенцем кошелек с золотом, и дровосек нашел бы для ребенка кормилицу: это было бы куда лучше.
Раввин долго думает, потом говорит:
— Чушь, полная чушь! Зачем Боry тратить наличные, если он может обойтись бесплатным чудом?

Кого диавол обогатит, потакая их алчности, тех в конце концов толкает в геенну

«Римские деяния»

Некий богатый ремесленник, живший в одном городе вблизи моря, был без меры алчным и дурным человеком. Он скопил много денег и спрятал их в деревянном чурбане, который положил на виду перед очагом, чтобы никто не подозревал, что в нем спрятаны деньги. Однажды – все крепко спали – морской прилив залил дом, и когда волна отступила, унесла набитый монетами чурбан. Его долгое время носило по волнам, пока не прибило, наконец, к какому-то городу, где жил человек, который пекся о нищих и странниках. Этот человек встал поутру и, видя, что плывет какой-то чурбан, вытащил его на землю, думая, что это простой кусок дерева, случайно попавший в море. Человек был весьма щедр и опекал нищих и странных людей. В один из дней странники остановились у него в доме, а пора была очень студеная; хозяин стал колоть чурбан и после третьего или четвертого удара топора услышал звон. Продолжая рубить, он обнаружил деньги и обрадовался, спрятал находку на случай, если объявится ее хозяин, чтобы вернуть ему.
А ремесленник в поисках своих денег ходит из города в город и приходит в город и дом, где жил гостеприимец, который выловил из воды чурбан. Когда пришедший упомянул о разыскиваемом им чурбане, гостеприимец понял, что деньги принадлежат ему, и подумал: «Я посмотрю, есть ли божья воля на то, чтобы я вернул ему эти деньги». Он велел сделать три колоба и в середину первого положить землю, в середину второго – человеческие кости, в третий – золотые монеты, которые нашел в чурбане. Сделав так, он говорит ремесленнику: «Давай, съедим три колоба с вкусной начинкой, которые у меня припасены. Какой ни возьмешь, будешь сыт». Ремесленник взвесил на ладони один за другим все три, выбрал колоб с землей, который был тяжелее прочих, и говорит: «Если захочу еще, вторым возьму вот тот, – и дотронулся рукой до колоба с человеческими костями. – А третий будет твой».
Гостеприимец, глядя на это, сказал в своем сердце: «Теперь я ясно вижу, что нет божьей воли на то, чтобы этот несчастный получил свои деньги». Он тут же созвал нищих, убогих, слепых и хромых и в присутствии ремесленника разломил колоб и говорит: «Вот, несчастный, твои деньги, которые я давал тебе в руки, а ты выбрал колобы, внутри которых были земля и кости, и хорошо сделал, потому что богу неугодно, чтобы ты получил назад свои деньги». С этими словами он на глазах ремесленника разделил все его золотые между нищими, и несчастный пошел прочь в великом смущении.

Отец и сын

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Один человек привел невесту сыну, и сын женился на девушке, и когда соединился с ней, очень восхитился супружеским делом и возликовал, и стал поучать отца в нем. И отец сказал: «О, сынок, я супружеским делом породил тебя, и ты же теперь поучаешь меня?!»

Скаредный барин

Латышская сказка

Жил некогда неслыханно богатый барин. И такой он скаредный был, что жениться опасался: жена, мол, есть много будет; такую же, чтоб совсем не ела, нигде ведь и не сыщешь.
А в той же волости у одного бедняка была раскрасавица дочка. И каждое утро, окна протирая, она рот разевала; видать, уж такая привычка у нее была. Случилось однажды барину мимо ехать, когда она окна протирала. Он и спрашивает:
— Ты чего рот разинула?
— А! Отец-то у меня нищий. Вот я воздух и хватаю, тем и кормлюсь, — отрезала девица.
— Вот это да! — воскликнул барин. — Раз ты воздухом кормишься, будешь мне хорошей женой! Ладно, согласилась девица. И в следующее воскресенье поехали они венчаться.
Вернулись из церкви, а на обед им подали двух жареных уток. И что же? Накинулась молодая жена на уток да и уплела их — мужу ничего не оставила. Вот жалость-то какая! Увидал барин, какого едока в свой дом привел, и тотчас же с горя заболел, да так тяжко, что пришлось за лекарем послать. Пришел лекарь и спрашивает:
— Что болит? А больной с горя-то уж и говорить не может, лепечет с трудом:
— Съе-съе-съе-ла два, два!
Ничего лекарь понять не может, спрашивает жену:
— Да что это с ним, о чем он?
— Он хочет сказать, — отвечает жена, — что умирает и отказывает мне два своих села в наследство. Услыхал это барин, еще больше разъярился и вправду от злости помер. А молодой жене два села достались, и зажила она счастливо.

Умная дочь падишаха

Курдская сказка

Жил падишах. Однажды вернулся он с охоты, позвал свою дочь, положил ей на голову яйцо и выстрелил в него из лука. Сбил падишах яйцо.
— Ну, как? — спросил он свою дочь.— Хорошо я стреляю или нет?
— Не похваляйся, отец, — сказала девушка. — Невелика заслуга — все дело тут в навыке.
Рассердился отец и приказал везиру:
— Убей мою дочь!
Везир отвел девушку в лес и отпустил ее. Вернулся везир к падишаху и сказал:
— Убил я девушку.
А девушка все шла по лесу. Много ли мало ли шла она — встретила пастуха.
— Куда ты идешь, бедняжка? — спросил пастух.
— Я — совсем одна, никого у меня нет, возьми меня к себе в дочери,— попросилась девушка.
— Ладно, возьму, у меня своих детей нет, ты будешь мне дочкой,— согласился пастух.
Пришли к пастуху домой. Поужинали, легли спать. Утром девушка вынула из косы жемчужину, дала ее пастуху и говорит:
— Не ходи больше овец пасти, возьми эту жемчужину, продай ее и купи все, что нужно из одежды и еды.
Пастух сделал так, как сказала ему девушка. На другой день девушка сказала:
— Пойдем с тобой погуляем.
Отправились они гулять. Пришли к подножию горы. Место там красивое, родник из-под земли бьет.
— Пойди к падишаху,— сказала девушка, — попроси его, пусть продаст тебе этот участок земли.
Пришел пастух к падишаху.
— Продай мне кусок земли, что у подножия горы, — просит пастух.
Видит падишах: пастух к нему пришел, а где пастуху денег взять на покупку земли?
— Бери так, не нужны мне деньги, — сказал падишах.
Вернулся пастух домой.
— Падишах подарил нам этот участок земли,— сказал он.
Девушка дала пастуху вторую жемчужину.
— Пойди продай ее купцу и скажи, пусть он взамен подстроит здесь дворец в сорок этажей, — сказала девушка пастуху.
Купец согласился. Когда дворец в сорок этажей был построен, девушка сказала пастуху:
— Отец, иди на базар, купи мне только что отелившуюся корову с теленком-бычком.
Пастух пошел на базар, купил корову с теленком, привел домой. Девушка взяла теленка к себе наверх. Каждый день по три раза брала она теленка на руки и спускалась с ним вниз. Там она доила корову, поила молоком теленка и снова поднималась с ним наверх.
Пять лет носила она теленка вверх и вниз. Теленок уже превратился в огромного быка.
Однажды падишах охотился в том лесу.
— Отец, — сказала девушка пастуху, — сегодня падишах в лесу охотится. Пойди к нему и скажи: «Падишах, сегодня вечером ты — мой гость!»
Подошел пастух к падишаху и говорит:
— О милостивый падишах, сегодня вечером будь моим гостем.
Падишах согласился и вечером пришел к пастуху. Девушка приготовила угощение, а сама пошла доить корову. Снесла она на руках быка вниз, подоила корову, потом снова отнесла быка наверх. Увидел это падишах — есть перестал.
— Пастух! — воскликнул он.— Что это за чудо, расскажи мне про свою дочь!
Девушка услышала эти слова и сказала падишаху:
— О кибла всего мира! Тут нет никакого чуда, все дело в навыке.
Услышал это падишах и заплакал: вспомнил он, что дочь его точно так же когда-то ему сказала, а он без вины ее убил.
Слезы у падишаха так и полились…
— Почему ты плачешь? — спросила падишаха девушка.
Падишах рассказал ей все.
— Безвинно загубил я свою дочку,— вздохнул падишах.
— Падишах,— спросила девушка,— а жив ли тот человек, который убил твою дочь?
— Да, жив.
— Позови его сюда.
Послал падишах слугу за везиром. Пришел везир.
— Послушай, везир,— спросил его падишах,— убил ли ты тогда мою дочь?
— О падишах, подари мне мою ложку крови, я тогда скажу тебе.
— Я подарил.
— Не убивал я твоей дочери, падишах,— признался ему везир.
— Падишах,— сказала девушка,— если я сейчас приведу твою дочь, обещаешь ли не наказывать ее?
— Обещаю.
Девушка сняла с головы покрывало. Узнал ее отец, обрадовался.
— Да, ты оказалась умнее меня,— сказал он ей.
Девушку выдали замуж за везира, а пастуха падишах взял к себе во дворец.
Семь дней, семь ночей длилась свадьба. Я тоже пил и ел на той свадьбе. Три яблока принес я со свадьбы: одно — тебе, другое — мне, а третье — дядюшке Слте.

Рассказ о любителе хашиша

«Тысяча и одна ночь», ночи 142-143

Один человек предавался любви к красавицам и тратил на них деньги, пока совсем не обеднел и у него совершенно ничего не осталось. И мир сделался для него тесен, и стал он ходить по рынкам и искать, чем бы ему прокормиться, и, когда он ходил, вдруг острый гвоздь воткнулся ему в палец и оттуда потекла кровь, и тогда он сел и, вытерев кровь, перевязал палец и потом поднялся на ноги, крича.
И он проходил мимо бани и вошёл туда и снял с себя одежду, а оказавшись внутри бани, он увидел, что там чисто, и сел возле водоёма и до тех пор поливал себе водою голову, пот не устал…»
И Шахразаду застигло утро, и от прекратила дозволенные речи.
Когда же настала сто сорок третья ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что бедняк сел возле водоёма и до тех пор поливал себе водой голову, пока не устал. И тогда он подошёл к холодному бассейну, но не нашёл там никого, и, оставшись один, он вынул кусок хашиша и проглотил его.
И хашиш растёкся у него в мозгу, и он покатился на мраморный пол, и хашиш изобразил ему, что знатный начальник растирает ему ноги, а два раба стоят над его головой — один с чашкой, а другой с принадлежностями для бани — всем тем, что нужно банщику. И, увидев это, бедняк сказал про себя: «Эти люди как будто ошиблись насчёт меня, или они из нашего племени — едят хашиш».
Потом он вытянул ноги, и ему представилось, что банщик говорит ему: «О господин мой, подходит время тебе подниматься: сегодня твоя смена». И бедняк засмеялся и воскликнул про себя: «Чего Аллах захочет, то будет, о хашиш!» — а потом он сел молча. И банщик взял его за руку и повязал ему вокруг пояса чёрный шёлковый платок, а рабы пошли сзади него с чашками и его вещами, и шли с ним, пока не привели его в отдельную комнату, и зажгли там куренья.
И он увидел, что комната полна всяких плодов и цветов, и ему разрезали арбуз и посадили его на скамеечку из чёрного дерева, и банщик, стоя, мыл его, а рабы лили воду. А затем его как следует натёрли и сказали ему: «О владыка наш, господин, будь здоров всегда!» А после того все вышли и закрыли за собой дверь, и, когда бедняку представилось все это, он поднялся и отвязал платок с пояса и так смеялся, что едва не потерял сознание. И он продолжал смеяться некоторое время и сказал про себя: «Что это они обращаются ко мне, как к везирю и говорят: «О владыка наш, господин?» Может быть, они сейчас напутали, а потом узнают меня и скажут: «Это голыш!» — и досыта надают мне по шее!»
Затем он выкупался и открыл дверь, и ему представилось, что к нему вошёл маленький невольник и евнух, и невольник был с узлом. И невольник развязал узел и вынул три шёлковые салфетки, и одну из них он накинул ему на голову, другую на плечи, а третью повязал ему вокруг пояса. А евнух подал ему деревянные башмаки, и он надел их, и к нему подошли невольники и евнухи и стали поддерживать его, и, пока это происходило, он все смеялся. И он вышел и вошёл под портик и увидел там великолепное убранство, подходящее только для царей, и к нему поспешили слуги и усадили его на сиденье и до тех пор растирали ему ноги, пока сон не одолел его.
А заснув, он увидел у себя в объятиях девушку, и поцеловал её и положил её себе между бёдер и сел с нею, как мужчина садится с женщиной, и, взяв в руку свой закар, он притянул к себе женщину и подмял её под себя…
И вдруг кто-то говорит ему: «Проснись, голодранец, уже пришёл полдень, а ты спишь!» И он открыл глаза и увидел себя у холодного бассейна, и толпа вокруг него смеялась над ним, а его айр поднялся и салфетка на поясе развязалась. И ему стало ясно, что все это пучки сновидений и привиделись они из-за хашиша. И он огорчился и, взглянув на того, кто его разбудил, сказал ему: «Ты бы подождал, пока я вложу его». И люди закричали: «Не стыдно тебе, пожиратель хашиша, ты спишь, а твой закар поднялся!» И его колотили, пока у него не покраснела шея, и он был голоден и попробовал вкус счастья во сне».

Мужество Камсы

Абхазская сказка

Жили старик со старухой. У них были сын Камса и дочь.
Дочь была ведьмой. По ночам она тайно отправлялась к сове, волку и змее — летела, сидя на горлышке большого кувшина.
Камса знал о всех проделках своей сестры. Как-то раз ночью Камса пошел и забрался в кувшин. Ровно в полночь пришла сестра, села на горлышко кувшина, сказала «Кшы» — и кувшин полетел. Сестра не знала, что Камса сидит в кувшине.
Вот она прилетела к сове. Как только сестра прилетела, сова и говорит ей:
— Я сегодня не смогу взять тебя с собой туда, куда тебе хочется. Когда я не поем человечьих глаз, у меня пропадает сила.
Если ты принесешь мне глаза человека, я возьму тебя туда, куда ты хочешь.
A сестра в ответ:
— Если так, то я сделаю вот что: завтра мой брат зарежет барана и станет снимать с него шкуру. Когда же он будет держать в руках нож, к нему на щеку сядет муха. Мои брат захочет спугнуть муху и нечаянно попадет ножом себе в глаза. Глаза выпадут и я принесу их тебе.
Всё, что они говорили, слышал Камса — он ведь сидел в кувшине.
После этого сестра опять села на горлышко кувшина и вернулась домой. Как только они прилетели, Камса незаметно вышел из кувшина, пошел и лег в свою постель.
На другой день Камса зарезал барана и стал снимать с него шкуру, но старался пореже брать в руки свой нож: он помнил все что говорилось накануне.
Сестра его стояла рядом и ждала, когда он выколет глаза, чтобы отнести их сове, но Камса знал об этом.
И вот в то время, когда они так стояли, прилетела муха и села на щеку Камсы. Камса сразу бросил нож и только после этого спугнул муху. Увидела это сестра, удивилась и говорит:
— Тебе что-то попало в глаз, дай-ка я выну! — и хотела было сама выколоть ему глаза, но Камса это знал. Он быстро схватил нож, чтобы убить сестру. Увидела сестра, что брат решил ее убить, и подняла крик: «Помогите!»
На крик прибежали отец с матерью. Они хотели было разнять сына и дочь, но тут прилетела сова, прибежал волк, приползла змея и убнли отца с матерью. Они думали убить и Камсу, но Камса сам их всех перебил.
С тех пор Камса остался один. Он взял кинжал, шашку и пошел куда глаза глядят.
Шел, шел, исходил очень много, наконец зашел в один лес.
Через лес вела тропинка. Камса пошел по этой тропинке. Смотрит — сидит там красивая девушка и плачет. Камса подошел к ней.
— Почему ты здесь? — спросил он. — Почему сидишь и плачешь? Откуда ты, кто ты такая?
А девушка в ответ:
— Я дочь князя. У меня были две сестры-старше меня, но каждый год к моему отцу прилетает агулшап, и отец каждый год должен отдавать ему по одной дочери. Теперь настал мой черед: я сижу здесь и жду — скоро прилетит агулшап и сожрет меня.
Подумал Камса и говорит ей:
— Не бойся, я спасу тебя!
Девушка молчит, ничего не может сказать. А хочется ей сказать Камсе, что не справится он с чудовищем.
Заметил это Камса и успокоил ее:
— He бойся, я справлюсь, но только мне надо выспаться. Я положу голову на твои колени и засну, но, как только ты услышишь, что агулшап приближается, возьми иглу, уколи меня в щеку и разбуди.
Сказал так Камса, положил голову на колени девушки и yснул.
Прошло немного времени. Вдруг девушка слышит — агул-шап приближается. Но ей жаль стало будить Камсу, и она заплакала. Одна слезинка упала на щеку Камсы, он проснулся, вскочил на ноги, выхватил шашку и стал наготове.
Прилетел агулшап. Камса ему кричит:
— Драться будем или добром кончим?
— Будем драться! — отвечает агулшап.
— Тогда выходи! — сказал Камса и пошел навстречу агулшапу с блестящей шашкой в руках.
Это был семиголовыйт агулшап.
Он ударил Камсу своим хвостом так, что тот очутился по колено в земле. Тогда Камса отрубил своей шашкой две головы агулшапа.
Долго сражались они, пока наконец Камса не отрубил все головы у агулшапа.
Не успел Камса убить одно чудовище, оглянулся, смотрит — летит как стрела другой агулшап.
Это был старший брат первого агулшаиа. Он имел двенадцать голов. Но и этого агулшапа, хотя и трудно было, Камса убил. Тогда прилетел агулшап о двадцати пяти головах. Стали биться. Камса собрал все свои силы и убил третье чудовище.
Видя все это, девушка поражалась.
— Ты совершил такой подвиг, какого никто не мог совершить! — воскликнула она.
Потом девушка повела Камсу к себе домой, а он упирался, не хотел идти. Пришли домой. Увидел князь, что Камса спас его дочь, и говорит:
— Теперь ты можешь взять ее в жены!
Князь подарил им половину своего имения, устроил свадьбу, и с тех пор молодые зажили отдельно от князя.

Дерущиеся грачи и черная мышь

Английская легенда

Следующая история была прислана лорду Галифаксу в 1880 году его дядей Фрэнсисом Р. Греем, сыном лорда Грея, многие годы служившего священником в Морпете.
Мой бывший викарий Ф. Хоусон провел эту неделю с нами. В прошлом году он служил викарием в церкви Всех Святых на Маргарет-стрит, а теперь вместе с Чадвиком в церкви св. Михаила на Уэйкфилд. Вчера он рассказал нам две истории, за истинность которых ручался.
Некоторое время назад, еще когда не было телеграфного сообщения с Индией, одна леди весенним днем сидела в своем саду на острове Уайт, как вдруг увидела в небе двух дерущихся грачей, один из которых, окровавленный, упал к ее ногам, так что на белом платье остались капельки крови. Она поднялась в смятении и убежденно сказала, что вскоре услышит дурные вести о своем единственном сыне, который был в Индии. Она тотчас отправилась в комнату и написала на оконном ставне дату – день и час, когда это случилось. Шли дни, и бедная женщина в тревоге ждала почты из Индии. Когда наконец письмо пришло, то в нем сообщалось, что ее сын убит на дуэли. Сопоставили время, и оказалось, что ее сын погиб в тот самый день и час, когда мать увидела дерущихся грачей.
Вторая история, рассказанная священником, произошла у смертного одра человека, который вел очень дурную жизнь. Вместе с женой умирающего священник бодрствовал у кровати, и вдруг на покрывало забралась черная мышь. Они пытались спугнуть ее, но она сидела на месте, хотели поймать, но она всякий раз убегала от них. И несмотря на все их усилия, мышь продолжала сидеть на покрывале, пока человек не скончался. И тут она исчезла так же внезапно, как появилась.
У почившего остался сын, который унаследовал пороки отца. Когда через несколько лет после его кончины молодой человек тоже оказался при смерти, случилось так, что у его постели молился с матерью тот же священник. Вновь появилась черная мышь, которую не смогли прогнать, и оставалась до того момента, когда молодого человека не стало, а потом исчезла.
Думаю, Хоусон слышал эти истории от священника, присутствовавшего при обеих кончинах.