Три волшебных листочка

Три волшебных листочка

Шведская сказка

Жил-был в стародавние времена король, сильный и могучий. Было у него три дочери. Краше всех самая младшая была. К тому же она была умной, работящей и услужливой. Любил ее отец больше жизни и никогда ей ни в чем не отказывал. По правде говоря, она ни о чем отца никогда и не просила.
Вот как-то осенью собрался король с оруженосцами на ярмарку. Вскочил он на коня и спрашивает дочек:
— Какой подарок вам привезти?
— Мне, батюшка, гребень серебряный, — просит старшая.
— А мне привези золотой перстень,- просит средняя. Младшая молчит, ни о чем не просит.
— А еще достань мне ожерелье алмазное! — добавила старшая.
— И браслет из камней лунных! — не отстает от сестры средняя.
Стали они наперебой у короля драгоценные уборы выпрашивать. Слушал, слушал король, и наконец сказал:
— Привезу, если не забуду!
Повернулся он к младшей дочке и говорит:
— А ты почему молчишь? Неужели нет у тебя никаких желаний?
— Спасибо, батюшка! Ничего мне не надо,- отвечает младшая.
— А ты подумай хорошенько!- просит король.
— У меня есть все, что мне нужно,- отказывается она.
— А все-таки, может, чего-нибудь желаешь? — спрашивает король.
— Есть у меня одно желание,- призналась принцесса.
— Ну так скажи — какое? — обрадовался король.- Я для тебя все, что ни попросишь, хоть из-под земли достану!
— Будь по-твоему, скажу! — согласилась принцесса.- Я слышала, что есть на свете дерево с тремя золотыми волшебными листочками, которые играют и поют. Как только я про эти листочки узнала, нет мне ни сна, ни покоя. Когда пряду, или золотом узоры вышиваю, все мне эти листочки мерещатся. О них только и думаю.
— Ладно,- кивнул король.- Добуду я тебе волшебные листочки. Если понадобится, я полкоролевства за них отдам. Читать далее

Ходжа Насреддин и украденный осел

Ходжа Насреддин и украденный осел

Турецкая сказка

У Ходжи украли осла. На следующий день Ходжа Насреддин,
 плачась, рассказал об этом друзьям и просил их помочь.
 Выслушав его, они начали подавать ему советы. Один 
сказал: «Нужно на дверях конюшни повесить замок».—
«Ну что там вешать замок на обыкновенную дверь? Какой из этого толк?—заметил другой.— Толкнешь 
дверь — и она рассыплется».— «А что ты скажешь о
 стене вокруг дома? Отчего ее не сделать несколько 
выше?» — «Да ты живой был или мертвый? Ведь не за пазуху себе сунул вор здоровенного осла? Где ты был,
когда он выводил осла из конюшни через двор от две
рей, ведущих на улицу?» — «Послушай, я ночью двери
 запираю изнутри, а ключ кладу себе под голову. И вор 
не может никак сорвать замок и увести у меня коровенку ли, осла ли». Словом, они засыпали Ходжу бесполезными речами, упреками и попреками. Потеряв тер
пенье, Ходжа сказал: «Дорогие друзья, вы рассуждаете
 правильно. Но только все это относится к прошлому, 
а на сегодня от ваших слов пользы нет никакой. Ну, по
судите сами: вся вина, стало быть, на мне? А вор так
 ни в чем и не виноват?»

Рона и Луна

Рона и Луна

Легенда народа маори

Рона была очень красивая, и муж горячо любил ее. Но они часто ссорились, потому что Рона то и дело сердилась и давала волю своему языку.
Однажды муж сказал Роне:
— Сегодня будет лунная ночь, в такую ночь хорошо удить рыбу. Я возьму мальчиков и поплыву подальше, до острова, там всегда много рыбы. Мы вернемся только завтра вечером, раньше нас не жди. Зато привезем хороший улов. Смотри, чтобы к нашему возвращению еда была готова.
На следующий день Рона приготовила печь и стала поджидать мужа и сыновей. Когда тени удлинились, она разожгла костер. Рона так хорошо рассчитала время, что раскаленные камни засветились в темноте, как раз когда до нее долетела песня спешивших домой рыбаков. Рона уже собралась положить еду в печь, как вдруг увидела, что в кувшинах нет воды. А ей нужно было вылить воду на раскаленные камни, чтобы на пару сготовить пищу.
Песня звучала все громче над затихшим морем, и Рона знала, что мужчины рассердятся, если еда не поспеет, потому что они долго ловили рыбу и сильно проголодались.
Источник был недалеко. Рона схватила кувшины и побежала. Уже совеем стемнело, но на небе сияла полная луна, и Рона хорошо видела тропинку, залитую лунным светом. Вдруг случайное облачко закрыло луну. После яркого света Рона оказалась в темноте и потеряла тропинку. Она споткнулась о корень, пошатнулась и, пытаясь устоять на ногах, ударилась о скалу и разбила подбородок.
Роне было очень больно, она рассердилась на луну за то, что та перестала освещать ей путь, и крикнула:
— Вареная башка!
Луна услышала эти оскорбительные слова — это злобное проклятие! — и спустилась на землю (Маори считали голову священной частью тела, поэтому употребление эпитета «вареная», низводившее голову до обычной пищи, воспринималось как угроза и тягчайшее оскорбление.). Она схватила Рону и потащила на небо. Тогда Рона, спасая свою жизнь, уцепилась за ветку дерева нгаио. Но кому под силу сражаться с богами? Луна вырвала с корнями дерево, за которое в отчаянии цеплялась Рона, и унесла женщину вместе с деревом. С тех пор Рона живет на луне, и каждый может увидеть, что она держит в руках два кувшина и дерево нгаио, которое донесла до своего нового дома.
Нерадостным оказалось возвращение мужа и детей с рыбной ловли. Огонь еще мерцал в уму, сырая пища лежала рядом с печью, а Роны нигде не было. Только взглянув на ночное небо, муж и сыновья поняли, что длинный язык Роны в конце концов вывел богов из терпения. На круглолицей луне они увидели Рону с нгаио и двумя кувшинами.
«Помните, как дурно поступила Рона!» — говорится в старой поговорке маори.

Морские чудовища Древней Греции

Морские чудовища Древней Греции

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Пятьдесят нереид — эти ласковые и благодетельные спутницы морской богини Фетиды — были русалками, дочерьми нимфы Дориды и Нерея — морского старика-прорицателя, который мог менять свое обличье.
Форкиды —дети Кето и Форкия, который также был морским кудесником, приходились родственниками нереидам. К их числу относят Ладона, Ехидну, трех обитавших в Ливии горгон и трех грай. Некоторые причисляют к ним еще гесперид. Горгон звали Сфено, Эвриала и Медуза, причем в свое время все они были красавицами. Однажды ночью Медуза возлегла с Посейдоном, и Афина, рассерженная тем, что встреча их происходила в одном из ее храмов, превратила Медузу в крылатое чудовище с горящими глазами, огромными зубами, высовывающимся языком, ужасными когтями и змеями вместо волос. Одного ее взгляда было достаточно, чтобы человек превратился в камень. Когда, наконец, Персей обезглавил Медузу и из ее мертвого тела появились дети Посейдона Хрисаор и Пегас, Афина прикрепила отрубленную голову к своей эгиде; некоторые, правда, утверждают, что эгида была сделана из кожи Медузы, содранной самой Афиной.
Граи имели приятную наружность и напоминали собой лебедиц, но у них от рождения были седые волосы и один глаз и один зуб на троих. Звали их Энио, Пемфредо и Дино.
Три геспериды по имени Геспера, Эгла и Эрифия жили в далеком саду на Западе, который мать-земля подарила Гере. Некоторые называют их дочерьми Ночи, другие называли их родителями Атланта и дочь Геспера — Геспериду. Были они сладкоголосы.
Ехидна была наполовину прекрасной женщиной, наполовину — пятнистой змеей. Когда-то она жила в глубокой пещере, в горных Аримах, где поедала людей. От своего мужа Тифона она родила несколько чудовищ. Когда она спала, ее убил стоглазый Аргос.
Ладон был настоящим змеем, хотя умел говорить по-человечески. Он сторожил золотые яблоки гесперид, и его настигла стрела Геракла.
Нерей, Форкий, Тавмант, Эврибия и Кето были детьми, рожденными матерью-землей от Понта, поэтому форкиды и нереиды считают себя родственниками гарпий. Это были прекрасноликие и быстрокрылые дочери Тавманта и океаниды Электры, которая передает эриниям преступников для наказания. Живет она в пещере на Крите.

Призрак священника

Призрак священника

Английская легенда

Лет восемнадцать – двадцать назад один священник, обладатель большого поместья на юге Девона, содержал маленький бенефиций, чтобы жить поближе к месту службы. Он привык исполнять свои обязанности каждое воскресенье и отправлялся в церковь в коляске по одной из узких тенистых аллей, коими славились тогда те места. Когда он умер, его останки перенесли в склеп церкви вышеупомянутого бенефиция. За гробом следовала пышная процессия: друзья, арендаторы и соседи. Однако его душе не суждено было успокоиться. Жителей деревни, возвращавшихся с полей, пугал скрежет колес экипажа в тенистой аллее, а один из них даже видел коляску, запряженную обезглавленными лошадьми. Сначала поползли слухи, будто собрали «двенадцать священников» для того, чтобы изгнать привидение в Красное море. Потом об этом уверенно заговорили в лавках и трактирах, но все по-прежнему верили, что по аллее блуждает призрак. Попытались выяснить причины неудачи и предположили: видимо, молитвы не подействовали потому, что один из двенадцати священников был близким другом покойного; он мог связаться с призраком и лишить заклинание силы. Того священника вычеркнули из списка, и викарий соседнего прихода, недавно прибывший в резиденцию, сделал все сам, и ни коляски, ни лошадей больше никто никогда не видел и не слышал.

Рассказ надсмотрщика

Рассказ надсмотрщика

Тысяча и одна ночь

И надсмотрщик сказал: Знай, что в прошлый вечер я был в одном собрании, где устроили чтение Корана и собрали законоведов; и когда чтецы прочитали и кончили, накрыли стол, и среди того, что подали, был засахаренный миндаль в уксусе. И мы подошли и начали есть миндаль, но один из нас отошёл и не стал есть его, и хотя мы заклинали его, он поклялся, что не будет есть миндаль. Мы все же заставляли его, и он воскликнул: «Не принуждайте меня, довольно того, что со мной случилось из-за того, что я поел миндаля! — И потом он произнёс:

На плечо возьми ты бубён и иди,
Коль сурьму такую любишь, так сурьмись».

А когда он кончил, мы спросили его: «Заклинаем тебя Аллахом, почему ты отказываешься есть миндаль?» И он ответил: «Если я уж непременно должен поесть его, то я его поем только после того, как вымою руки сорок раз мылом, сорок раз содой и сорок раз щёлоком, — а всего ею двадцать раз». И тогда хозяин пира приказал своим слугам принести воды и того, что требовал юноша, и гот вымыл руки так, как сказал я, а после того он подошёл и сел и протянул руку, как бы испуганный, и с отвращением коснулся миндаля и стал есть, заставляя себя. И мы пришли от этого в крайнее удивление. И рука юноши дрожала, и он выставил большой палец своей руки, — и вдруг мы видим: он обрублен, и юноша ест четырьмя пальцами.
И мы спросили его: «Заклинаем тебя Аллахом, что с твоим большим пальцем? Он так и создан Аллахом или его постигло несчастье?» И юноша отвечал: «О братья, таков не один этот большой палец, но и другой, и на обеих ногах тоже. Да вот, посмотрите». И он обнажил большой палец на своей другой руке, и мы увидели, что он такой же, как на правой, и ноги его тоже без больших пальцев. И, увидев, что это так, мы ещё больше удивились и сказали ему: «Нам не терпится узнать твою историю, и почему отсечены твои пальцы, и зачем ты вымыл руки ею двадцать раз!» Читать далее

Приключения охотника на тюленей

Приключения охотника на тюленей

Шотландская легенда

Когда-то давным-давно на далеком севере жил человек, который зарабатывал себе на жизнь ловлей и убийством рыб – всех размеров и видов. Жил он неподалеку от Джон-о-Грот-Хаус. Ему особенно нравилось убивать чудесных животных, наполовину собак, наполовину рыб, которых называют тюленями, без сомнения, потому, что за их шкуры он получал самую высокую цену. Эти шкуры не только ценны, но и очень необычны. Правда заключается в том, что большинство из этих животных не являются ни собаками, ни треской, а самыми настоящими феями, о чем вы и узнаете из этого рассказа. Как-то раз, когда рыбак закончил свои дела, его позвали к человеку, который был ему незнаком. Тот поведал, что с ним хочет поговорить некто, желающий заключить контракт на большое количество тюленьих шкур. Незнакомец сказал, что рыбак должен немедленно отправиться к таинственному нанимателю, чтобы сразу приступить к работе. Обрадовавшись возможности хорошо заработать и не заподозрив никакого подвоха, рыбак согласился. Оба мужчины сели на коня, принадлежавшего незнакомцу, и отправились в путь. Конь бежал с такой скоростью, что, хотя ветер и дул им в спины, создавалось впечатление, что он бьет в лицо. Достигнув огромной скалы, нависающей над морем, провожатый сообщил, что они прибыли на место.
– Где же тот человек, о котором вы говорили? – удивился рыбак. Читать далее

Сорочье гнездо

Сорочье гнездо

Английская сказка

Давным-давно, предавно,
Когда свиньи пили вино,
А мартышки жевали табак,
А куры его клевали
И от этого жесткими стали,
А утки крякали: кряк-кряк-кряк…

Птицы со всего света слетелись к сороке и попросили ее научить их вить гнезда.
Ведь сорока искуснее всех вьет гнездо!
Вот собрала она птиц вокруг себя и начала показывать им, что да как надо делать. Прежде всего она взяла немного грязи и слепила круглую лепешку.
— Ах, вот как это делается… — сказал серый дрозд и полетел прочь.
С тех пор серые дрозды так и вьют свои гнезда.
Затем сорока раздобыла несколько веточек и уложила их по краю лепешки.
— Теперь я все понял, — сказал черный дрозд и полетел прочь.
Так черные дрозды и поныне вьют свои гнезда.
Потом сорока положила на веточки еще одну лепешку из грязи.
— Все ясно, — сказала мудрая сова и полетела прочь.
С тех пор совы так и не научились вить лучших гнезд.
А сорока взяла несколько веточек и обвила ими гнездо снаружи.
— Как раз то, что мне надо! — обрадовался воробей и упорхнул.
Поэтому и до нынешнего дня воробьи вьют свои гнезда вот так неряшливо.
Что ж, а госпожа сорока раздобыла перышек и тряпочек и уютно выложила ими все гнездышко.
— Это мне нравится! — воскликнул скворец и полетел прочь.
И в самом деле, у скворцов очень уютные гнезда.
Так все и шло: послушают-послушают птицы, до конца не дослушают и улетают одна за другой.
А между тем госпожа сорока все работала и работала, не глядя ни на кого.
Все птицы уже разлетелись. И вот осталась одна-единственная птичка горлица. А надо вам сказать, что горлица эта и внимания не обращала на то, что делала сорока, и лишь без толку твердила:
— Мало двух, мало дву-у-ух…
В конце концов сорока услышала это — как раз когда укладывала поперек гнезда веточку — и сказала:
— Хватит и одной!
Но горлица продолжала твердить:
— Мало двух, мало дву-у-ух…
Сорока рассердилась и сказала:
— Хватит и одной, говорю же тебе! А горлица опять свое:
— Мало двух, мало дву-у-ух!
Тут сорока огляделась по сторонам и видит — рядом никого, кроме глупой горлицы. Сильно разгневалась сорока и улетела прочь. И в другой раз уж не захотела учить птиц, как вить гнезда.
Потому-то разные птицы и вьют свои гнезда по-разному.

Счастье царя Соломона

Счастье царя Соломона

Еврейская притча

Однажды некий уважаемый горожанин пришел к Соломону, наслаждавшемуся зрелищем рыб, плескавшихся в пруду, и поведал:
– Царь, я в замешательстве! Каждый день моей жизни похож на предыдущий, я не отличаю рассвет от заката, и больше не ведаю счастья.
Соломон задумался и сказал:
– Многие мечтали бы оказаться на твоем месте, обладать твоим домом, твоими садами и твоими богатствами. А о чём мечтаешь ты?
Ответил проситель:
– Сначала я мечтал освободиться из рабства. Потом я мечтал, чтобы моя торговля приносила доход. А теперь я не знаю, о чем мечтать.
Тогда Соломон изрек:
– Человек, не имеющий мечты, подобен рыбам, что плавают в этом пруду. Каждый день их жизни похож на предыдущий, они не отличают рассвет от заката и не ведают счастья. Только в отличие от рыб ты сам запер себя в своем пруду. Если в твоей жизни нет благой цели, ты будешь бесцельно слоняться по своему дому и, умирая, поймешь, что прожил зря. Если цель есть, всякий раз, делая шаг, ты будешь знать, приблизил он тебя к твоей цели или отдалил, и это будет наполнять тебя азартом и страстью к жизни.
Проситель наморщил лоб и произнес:
– Значит ли это, что всякий раз, достигая одной цели, я должен искать следующую, всякий раз, когда исполняется одна моя мечта, я должен загадывать другую, и только в поиске я обрету счастье?
И ответил царь:
– Да.

Этакий и хуже этакого

Этакий и хуже этакого

Грузинская сказка

Жил один бедный крестьянин, ни земли у него не было, ни в доме крошки. Стоял лишь один ветхий домишко, который по бокам подпирали и поддерживали бревна, чтоб его ветер не унес. И делать-то крестьянину нечего, так целыми днями и слоняется взад-вперед. Еле-еле собрался жениться.
Привел жену из дальней деревни. А она попалась дельная, работящая. Увидела жена, что муж целыми днями без дела ходит, стала его грызть:
– Двинь руками, пойди куда, поработай, достань денег – так с голоду умрем!
Не хочется ему работать, отвык. Да и вставать утром с нагретой постели неохота. Пока не схватит его жена за ноги да не стащит с постели, он и не встанет.
Вот однажды жена говорит мужу:
– Пойди обработай какое-нибудь поле. Своего нет, так хоть казенную землю вспаши, что-нибудь достанется.
Побежала жена к соседям – заняла плуг, быков и привела мужу.
– Ты иди на работу, а я сварю обед и принесу тебе в поле.
Пошел мужик. Шел, шел – пришел к Кодарской горе. Там нашел казенные земли и стал пахать. Пашет и пашет мужик. Уж три раза все поле прошел.
Вдруг стали быки. Взмахнул мужик палкой.
– Э-гей! – кричит.
Потянули быки и опять стали. Зацепили, видно, что-то плугом. Ударил мужик палкой, потянули быки что было силы и выбросили наверх огромный, с небо и землю, сундук.
Испугался мужик, задрожал весь. «Погиб я, погубил и семью. В этих казенных землях, видно, что-то было зарыто, а я и отрыл. За это наш царь меня повесит».
Открыл сундук, и что же он видит? Весь сундук полон золотыми монетами. Разве две-три монетки серебра или меди, а то все золото.
Плачет мужик: «Донесут царю про это, убьют меня».
Сидит бедняк, плачет. Вдруг видит – идет поп. Поп в деревне отслужил службу, наполнил хурджин добром – курами да пирогами и сам нажрался – еле тащит его бедный мул. Пожалел поп бедняка.
– Сын мой, что за несчастье над тобой стряслось?
Рассказал ему обо всем бедняк.
– Это ничего, – утешил его поп, – я тебе помогу, ты только подсоби мне пересыпать все это золото в мой хурджин.
Обрадовался бедняк.
Очистил поп весь сундук. Все крупные золотые монеты в свой хурджин пересыпал, а бедняку дал немного мелких монет.
– Бери, ничего, я помолюсь господу, и царь тебя простит.
В этих хлопотах прошел и полдень. И поп, и бедняк порядком проголодались. Смотрит мужик – идет жена, несет обед и кувшин вина. Побежал мужик и обрадовал жену, что он от беды спасся!
– Так и так было дело, а вот поп, божий посол, спас меня.
Рассердилась жена:
– Я тебе задам за твою глупость!
Да что уж делать? Золото все у попа. Позвала жена крестьянина попа обедать, сама шепнула мужу:
– Спросит поп, как тебя зовут, скажи: «Этакий», а меня – «Хуже Этакого».
Сели обедать. Женщина все подливает попу вина, а мужу ничего не дает.
– Дай и мне немного этого замечательного напитка, – просит муж.
А жена и не смотрит на него.
– Дай же и мне вина, – просит муж.
Взглянула жена на мужа, да так, что бедняк о вине и думать перестал. А поп хлещет и хлещет чхаверское вино.
– Раз уж так меня уважили, Скажите хоть имена ваши, – говорит поп.
Толкнула жена мужа в бок, а тот и говорит:
– Я – «Этакий», а жена – «Хуже Этакого».
Нахлестался поп, да так, что и на ногах не стоит.
– Сестра моя, – просит поп, – уложи меня поспать.
Оттащила его жена, прислонила к дереву. Заснул поп.
– А ну, живей, – говорит жена мужу, – клади хурджин с золотом на мула, садись на него сам и скачи домой.
Так и сделали: взвалил мужик на попова мула хурджин, полный золота, сел сам, погнал вперед быков, поехал.
А поп знай себе храпит. Побежала жена к соседям, достала ножницы, подошла к попу. Спит поп – хоть из пушек стреляй. Остригла жена полбороды и половину усов у попа, отнесла хозяевам ножницы и побежала за мужем.
Проснулся поп к сумеркам. Смотрит – ни крестьянина. ни его жены, ни мула, ни хурджина с золотом. Что делать? Вскочил поп и понесся вдогонку за мужем и женой. Бежит и видит – крестьяне в поле работают.
– Здравствуйте! – говорит поп.
– Здорово! – отвечают крестьяне.
– Не видали ли вы «Этакого», не проходил здесь?
Рассмеялись крестьяне.
– Нет, этакого нигде не видали, – говорят.
Побежал поп дальше. Опять крестьяне в поле работают.
– Здравствуйте! – кричит, сам еле дышит.
– Здорово! – отвечают те.
– «Хуже Этакого» не видали ли где? – говорит поп.
– Хуже этакого трудно увидеть, – смеются люди. – Выстриг себе полбороды и бегает.
Схватился поп за бороду и понял все.
– Ах, это они, чертовы слуги, муж с женой, со мной сделали!
Так и остался поп в дураках. А муж с женой разбогатели от того золота. Поставили себе дом в два этажа, народили детей и зажили счастливо.
Мор там, пир здесь,
Отсев там, мука здесь.