Счастье царя Соломона

Счастье царя Соломона

Еврейская притча

Однажды некий уважаемый горожанин пришел к Соломону, наслаждавшемуся зрелищем рыб, плескавшихся в пруду, и поведал:
– Царь, я в замешательстве! Каждый день моей жизни похож на предыдущий, я не отличаю рассвет от заката, и больше не ведаю счастья.
Соломон задумался и сказал:
– Многие мечтали бы оказаться на твоем месте, обладать твоим домом, твоими садами и твоими богатствами. А о чём мечтаешь ты?
Ответил проситель:
– Сначала я мечтал освободиться из рабства. Потом я мечтал, чтобы моя торговля приносила доход. А теперь я не знаю, о чем мечтать.
Тогда Соломон изрек:
– Человек, не имеющий мечты, подобен рыбам, что плавают в этом пруду. Каждый день их жизни похож на предыдущий, они не отличают рассвет от заката и не ведают счастья. Только в отличие от рыб ты сам запер себя в своем пруду. Если в твоей жизни нет благой цели, ты будешь бесцельно слоняться по своему дому и, умирая, поймешь, что прожил зря. Если цель есть, всякий раз, делая шаг, ты будешь знать, приблизил он тебя к твоей цели или отдалил, и это будет наполнять тебя азартом и страстью к жизни.
Проситель наморщил лоб и произнес:
– Значит ли это, что всякий раз, достигая одной цели, я должен искать следующую, всякий раз, когда исполняется одна моя мечта, я должен загадывать другую, и только в поиске я обрету счастье?
И ответил царь:
– Да.

Этакий и хуже этакого

Этакий и хуже этакого

Грузинская сказка

Жил один бедный крестьянин, ни земли у него не было, ни в доме крошки. Стоял лишь один ветхий домишко, который по бокам подпирали и поддерживали бревна, чтоб его ветер не унес. И делать-то крестьянину нечего, так целыми днями и слоняется взад-вперед. Еле-еле собрался жениться.
Привел жену из дальней деревни. А она попалась дельная, работящая. Увидела жена, что муж целыми днями без дела ходит, стала его грызть:
– Двинь руками, пойди куда, поработай, достань денег – так с голоду умрем!
Не хочется ему работать, отвык. Да и вставать утром с нагретой постели неохота. Пока не схватит его жена за ноги да не стащит с постели, он и не встанет.
Вот однажды жена говорит мужу:
– Пойди обработай какое-нибудь поле. Своего нет, так хоть казенную землю вспаши, что-нибудь достанется.
Побежала жена к соседям – заняла плуг, быков и привела мужу.
– Ты иди на работу, а я сварю обед и принесу тебе в поле.
Пошел мужик. Шел, шел – пришел к Кодарской горе. Там нашел казенные земли и стал пахать. Пашет и пашет мужик. Уж три раза все поле прошел.
Вдруг стали быки. Взмахнул мужик палкой.
– Э-гей! – кричит.
Потянули быки и опять стали. Зацепили, видно, что-то плугом. Ударил мужик палкой, потянули быки что было силы и выбросили наверх огромный, с небо и землю, сундук.
Испугался мужик, задрожал весь. «Погиб я, погубил и семью. В этих казенных землях, видно, что-то было зарыто, а я и отрыл. За это наш царь меня повесит».
Открыл сундук, и что же он видит? Весь сундук полон золотыми монетами. Разве две-три монетки серебра или меди, а то все золото.
Плачет мужик: «Донесут царю про это, убьют меня».
Сидит бедняк, плачет. Вдруг видит – идет поп. Поп в деревне отслужил службу, наполнил хурджин добром – курами да пирогами и сам нажрался – еле тащит его бедный мул. Пожалел поп бедняка.
– Сын мой, что за несчастье над тобой стряслось?
Рассказал ему обо всем бедняк.
– Это ничего, – утешил его поп, – я тебе помогу, ты только подсоби мне пересыпать все это золото в мой хурджин.
Обрадовался бедняк.
Очистил поп весь сундук. Все крупные золотые монеты в свой хурджин пересыпал, а бедняку дал немного мелких монет.
– Бери, ничего, я помолюсь господу, и царь тебя простит.
В этих хлопотах прошел и полдень. И поп, и бедняк порядком проголодались. Смотрит мужик – идет жена, несет обед и кувшин вина. Побежал мужик и обрадовал жену, что он от беды спасся!
– Так и так было дело, а вот поп, божий посол, спас меня.
Рассердилась жена:
– Я тебе задам за твою глупость!
Да что уж делать? Золото все у попа. Позвала жена крестьянина попа обедать, сама шепнула мужу:
– Спросит поп, как тебя зовут, скажи: «Этакий», а меня – «Хуже Этакого».
Сели обедать. Женщина все подливает попу вина, а мужу ничего не дает.
– Дай и мне немного этого замечательного напитка, – просит муж.
А жена и не смотрит на него.
– Дай же и мне вина, – просит муж.
Взглянула жена на мужа, да так, что бедняк о вине и думать перестал. А поп хлещет и хлещет чхаверское вино.
– Раз уж так меня уважили, Скажите хоть имена ваши, – говорит поп.
Толкнула жена мужа в бок, а тот и говорит:
– Я – «Этакий», а жена – «Хуже Этакого».
Нахлестался поп, да так, что и на ногах не стоит.
– Сестра моя, – просит поп, – уложи меня поспать.
Оттащила его жена, прислонила к дереву. Заснул поп.
– А ну, живей, – говорит жена мужу, – клади хурджин с золотом на мула, садись на него сам и скачи домой.
Так и сделали: взвалил мужик на попова мула хурджин, полный золота, сел сам, погнал вперед быков, поехал.
А поп знай себе храпит. Побежала жена к соседям, достала ножницы, подошла к попу. Спит поп – хоть из пушек стреляй. Остригла жена полбороды и половину усов у попа, отнесла хозяевам ножницы и побежала за мужем.
Проснулся поп к сумеркам. Смотрит – ни крестьянина. ни его жены, ни мула, ни хурджина с золотом. Что делать? Вскочил поп и понесся вдогонку за мужем и женой. Бежит и видит – крестьяне в поле работают.
– Здравствуйте! – говорит поп.
– Здорово! – отвечают крестьяне.
– Не видали ли вы «Этакого», не проходил здесь?
Рассмеялись крестьяне.
– Нет, этакого нигде не видали, – говорят.
Побежал поп дальше. Опять крестьяне в поле работают.
– Здравствуйте! – кричит, сам еле дышит.
– Здорово! – отвечают те.
– «Хуже Этакого» не видали ли где? – говорит поп.
– Хуже этакого трудно увидеть, – смеются люди. – Выстриг себе полбороды и бегает.
Схватился поп за бороду и понял все.
– Ах, это они, чертовы слуги, муж с женой, со мной сделали!
Так и остался поп в дураках. А муж с женой разбогатели от того золота. Поставили себе дом в два этажа, народили детей и зажили счастливо.
Мор там, пир здесь,
Отсев там, мука здесь.

Умирая, Ходжа всё шутит…

Умирая, Ходжа всё шутит…

Турецкая сказка

Лежа на смертном одре, Ходжа сказал своей жене: 
«Ну-ка, женушка! Надень самые пышные платья, приведи в порядок волосы и заулыбайся. Постарайся при
украситься, как только можно, и приходи ко мне». 
А жена и говорит: «Как могу я бросить тебя в тяжелое 
время? Где уж мне думать о нарядах? Я ни за что не
 стану этого делать. Да и для чего? Неужели ты считаешь меня такой бессовестной, неблагодарной?» —
«Нет, дорогая жена,— возразил Ходжа,— напрасно приходят тебе в голову такие мысли. Цель у меня совсем 
другая: я вижу, что подошел мой смертный час. Аз
раил, вестник смерти, все время вертится около меня. Если он увидит 
тебя в нарядном платье, похожую на ангела, раскачи
вающуюся, как павлин,— быть может, он возьмет тебя,
 а меня оставит в покое. Вот чего я желаю! Поняла те
перь весь секрет?» Жена, не зная, что ей и сказать и как отнестись к 
этому, недоумевающе смотрела на ходжу. А одна из
 женщин, бывших при этом, воскликнула: «Дай бог,
 чтобы так не было! Но видно, когда придет твой конец,
 ты и тогда не изменишь своему характеру».

Мухин терем

Мухин терем

Русская народная сказка

Ехал мужик с горшками, потерял большой кувшин. Залетела в кувшин муха и стала в нем жить-поживать. День живет, другой живет. Прилетел комар и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха; а ты кто?» — «А я комар-пискун». — «Иди ко мне жить». Вот и стали вдвоем жить. Прибежала к ним мышь и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун; а ты кто?» — «Я из-за угла хмыстень». — «Иди к нам жить». И стало их трое. Прискакала лягушка и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, да из-за угла хмыстень (от хмыстить — диал. «красть»); а ты кто?» — «Я на воде балагта (болтуха)». — «Иди к нам жить». Вот и стало их четверо.
Пришел заяц и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта; а ты кто?» — «Я на поле свертень». — «Иди к нам». Стало их теперь пятеро. Пришла ещё лисица и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень; а ты кто?» — «Я на поле краса». — «Ступай к нам». Прибрела собака и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень, да на поле краса; а ты кто?» — «А я гам-гам!» — «Иди к нам жить». Собака влезла.
Прибежал еще волк и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень, на поле краса, да гам-гам; а ты кто?» — «Я из-за кустов хап». — «Иди к нам жить». Вот живут себе все вместе. Спознал про эти хоромы медведь, приходит и стучится — чуть хоромы живы: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень, на поле краса, гам-гам, да из-за кустов хам: а ты кто?» — «А я лесной гнёт!» Сел на кувшин и всех раздавил.

Бронзовые башмаки, или Слишком много, чтобы жениться

Бронзовые башмаки, или Слишком много, чтобы жениться

Шотландская сказка

Странная компания собралась тем весенним вечером в доме молодого Джила Макдональда. Только что закончилась ярмарка в Инверари, после которой народ разъезжался по домам.
Вечер был ясный, но прохладный – дыхание зимы еще чувствовалось, поэтому никто не отказался погреться у очага, в котором весело потрескивало пламя.
Здесь был рыбак из Стратлахлана, перегонщик скота из Килмуна, два фермера откуда-то с юга – с Бьюта, купец из Ротсея и торговец, родиной которого вы можете считать любой район Шотландии, потому что он был всегда в дороге откуда-то куда-то еще.
Каждому было что рассказать о своей удаче или, наоборот, неудаче на ярмарке, и они с удовольствием слушали друг друга. Но самым хорошим рассказчиком, умевшим лучше всех поддерживать беседу и бывшим истинным кладезем новостей, несомненно, являлся торговец, сидевший на колченогом табурете в центре и имевший готовый ответ и совет для каждого.
Разговор шел, как и следовало ожидать (видите ли, все его участники или продавали что-то, или покупали), о том, как создаются и теряются состояния. Один сказал одно, другой – другое, у третьего было свое мнение по этому вопросу, и каждый точно знал, что надо делать, чтобы добиться успеха. Но Джил Макдональд запомнил только то, что сказал торговец, или посчитал его слова единственными достойными внимания.
Потому что на вопрос, что бы он сделал, чтобы заработать состояние, торговец сказал, что, если бы он был моложе, сильнее и здоровее, он бы отправился в то место (он знает, где оно находится), где состояние можно заработать, имея только лопату. Но, чтобы сделать попытку, необходимо твердое сердце и более авантюрный характер, чем у него. Поэтому он и продолжает тянуть свою лямку.
После того как кувшин обошел по кругу в последний раз, все стали готовиться ко сну. А Джил Макдональд тронул рукав маленького торговца и спросил его, не будет ли он любезен на минутку задержаться, когда остальные разойдутся, и ответить на один вопрос.
Торговец был счастлив услужить такому радушному хозяину, как Джил Макдональд, и, конечно, остался.
Когда кухня опустела, Джил Макдональд предложил торговцу придвинуться ближе к огню, до краев наполнил его стакан и попросил, если можно, рассказать, что именно он имел в виду, когда говорил, что знает место, где состояние можно заработать копанием, только нужно храброе сердце и сильный дух. Читать далее

Почему курица не летает?

Почему курица не летает?

Легенда народа нага

В незапамятные времена у живых существ, обитавших на земле, еще не было собственных правителей, вожаков. Всем живым управляли лишь духи-наты. Одни наты властвовали над людьми, другие — над обитателями вод, третьи — над дикими жителями лисов и гор. И птицами, и насекомыми тоже ведали наты. Каждый нат имел свой храм, куда собирались те существа, которыми он управлял.
Храм ната, властвовавшего над птицами, был высоко в небе, под самыми облаками. Из-за этого и птицам приходилось жить очень высоко, и им было трудно добывать себе пищу. Поэтому нат птиц разрешил им раз в неделю спускаться на землю за кормом. Все птицы были довольны решением ната. Им нравилось жить в вышине, где не угрожала никакая опасность, и только раз в неделю они спускались на землю за едой.
Всем птицам нравилась такая жизнь, кроме курицы. Она думала только о том, чтобы побольше добыть еды. И согласна была жить даже там, где ей угрожала опасность. Поэтому курица частенько убегала в запретные места. Нат бранил курицу, но она все равно не слушалась. Однажды нат птиц отправился по своим делам, а птицам разрешил слетать на землю за едой, но чтобы быстро вернулись в храм. Птицы выполнили приказ ната и скоро возвратились с земли, одна лишь курица не вернулась.
Когда нат птиц вернулся в храм, он проверил, все ли его подданные на месте. Курицы не было, и нат отправился на землю искать ее. А жадная курица ушла так далеко, что нат не смог ее найти. Очень рассердился нат и сказал:
— Хоть и есть у курицы крылья, в наказание за ее жадность пусть она теперь не сможет летать так далеко, как другие птицы; пусть живет только на земле.
С тех пор курица не может подняться в небо, а живет на земле.

Тюхе и Немесида

Тюхе и Немесида

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Тюхе — дочь Зевса, которой он предоставил право решать судьбу смертных. Одних она осыпает дарами из рога изобилия, других лишает даже того, что у них есть. В своих поступках она крайне безответственна и любит жонглировать шаром, который демонстрирует непредсказуемость случая: раз — вверх, раз — вниз. Но если случалось так, что она начинала выказывать свое расположение к кому-либо из людей и тот хвастался несметностью своих богатств, при этом не принося жертвы богам и не стараясь облегчить участь бедных, то появлялась древняя богиня Немесида и заставляла его испытать унижение. Немесида считала своим домом Рамнунт в Аттике и носила яблоневую ветвь в одной руке и колесо в другой; ее серебряную корону украшали олени, с пояса свешивалась плеть. Она была дочерью Океана и красотой чем-то походила на Афродиту.
Некоторые говорят, что Зевс однажды воспылал страстью к Немесиде и начал преследовать ее и на земле, и на море. И хотя она постоянно меняла обличье, ему все-таки удалось удовлетворить свою страсть, приняв образ лебедя; из яйца, снесенного Немесидой, родилась Елена, из-за которой началась Троянская война.

Убийство президента: странные совпадения.

Убийство президента: странные совпадения.

Авраам Линкольн был (и остаётся) одним из самых популярных президентов Соединённых Штатов. Так же, как и Джон Кеннеди. Оба президента были убиты в результате покушения. Но это не единственное совпадение…
Оба президента были убиты в пятницу выстрелом в голову. Оба стали известны, благодаря защите гражданских прав. Убийца как одного, так и второго, был выходцем из южных штатов. Обоих на посту президента сменил человек с фамилией Джонсон. И оба Джонсона так же были родом с Юга.Причем Эндрю Джонсон, сменивший Линкольна, родился в 1808 году, а Линдон Джонсон, сменивший Кеннеди — в 1908.
Убийцы обоих президентов тоже родились с разницей в 100 лет: Джон Уилкс Бут — в 1839 году, а Ли Харви Освальд — в 1939. Причем после покушения Бут выбежал из театра и впоследствии был пойман на территории склада, а Освальд — сбежал со склада и был арестован в театре. Кроме того, оба не дожили до судебного процесса.
Вот ещё несколько совпадений: Читать далее

Рассказ христианина

Рассказ христианина

Тысяча и одна ночь

О, царь времени, — начал христианин, — когда я вступил в эти земли, я пришёл с товарами, и предопределение привело меня к вам, но место моего рождения — Каир. Я из тамошних коптов и воспитывался там, и мой отец был маклером; и когда я достиг возраста мужей, мой отец скончался и я сделался маклером вместо него. И вот в один из дней я сижу и вдруг вижу едет на осле юноша, которого нет прекрасней, одетый в роскошнейшие одежды. И, увидав меня, он пожелал мне мира, а я встал из уважения к нему; и он вынул платок, в котором было немного кунжута, и спросил:
«Сколько стоит ардебб вот этого?» — «Сто дирхемов», — отвечал я; и юноша сказал: «Возьми грузчиков и мерильщиков и отправляйся к Воротам Победы, в хан аль-Джавали — ты найдёшь меня там». И он оставил меня и уехал и отдал мне кунжут с платком, где был образчик; и я обошёл покупателей, и каждый ардебб принёс мне сто двадцать дирхемов. И я взял с собою четырех грузчиков и отправился к юноше, которого нашёл ожидающим; и, увидев меня, он поднялся и открыл кладовую, и из неё взяли зерно; и когда мы его перемерили, то его оказалось пятьдесят ардеббов, на пять тысяч дирхемов. И юноша сказал: «Тебе за посредничество десять дирхемов за ардебб; получи деньги и оставь у себя четыре тысячи и пятьсот дирхемов для меня: когда я кончу продавать свои запасы, я приеду и возьму у тебя деньги». И я сказал «Хорошо!» — и поцеловал ему руки и ушёл от него, и мне досталась в этот день тысяча дирхемов. Читать далее

Фэтлипс — Толстые Губы

Фэтлипс — Толстые Губы

Шотландская легенда

Лет пятьдесят назад одна несчастная женщина поселилась в темном подвале среди руин Драйбергского аббатства. Никогда она не покидала свой подвал днем. Когда же наступала ночь, она выходила из своего жалкого жилища и направлялась к дому мистера Хелиберна из Ньюмейнса или мистера Эрскина из Шилфилда. Эти два джентльмена жили по соседству. Именно их доброте она была обязана тем, что имела самое необходимое для жизни. Ровно в полночь она зажигала свечу и возвращалась в свой подвал, заверив своих добрых соседей, что в ее отсутствие в жилище наводит порядок добрый дух, которому она дала странное имя Фэтлипс.
По заверениям женщины, это был маленький человечек в тяжелых железных башмаках, которыми он утаптывал глиняный пол в подвале, чтобы разогнать скопившуюся влагу. Из-за этого обстоятельства хорошо информированные соседи относились к ней с сочувствием, считая, что она не в своем уме, а остальные – с неприязнью и страхом. Женщина никогда и никому не объясняла, почему она ведет такой образ жизни. Ходили слухи, что она дала клятву в отсутствие человека, к которому была сильно привязана, никогда не видеть солнца. Но ее возлюбленный не вернулся к ней. Он погиб на гражданской войне 1745–1746 годов, и она была вынуждена всю оставшуюся жизнь прятаться от дневного света. Подвал или, скорее, донжон, в котором эта несчастная жила и умерла, до сих пор называют по имени сверхъестественного существа, которого поселило в нем больное воображение женщины. Лишь немногие из живущих по соседству крестьян рискуют входить туда ночью.