О том, как враждовали муж и жена

Сказка амхара (Эфиопия)

Один человек женился и, живя вместе с женой, нажил большое состояние. Но, хотя в семье был достаток и покой, его жена стала изменять ему. Он очень печалился и горевал. Его гнев был так велик, что он перестал заботиться о доме и думал лишь о том, как избавиться от жены.
Он долго думал, как это лучше сделать, и наконец придумал. Он сказал, что у него болят глаза, и слег. Долго он лежал в постели и всем говорил:
— Горе мне! Я тяжело болен. Отпустите меня, я пойду и брошусь в пропасть!
Тогда люди спросили:
— Достать для тебя лекарство?
Чтобы окружающие не догадались, что у него хорошие глаза и что он притворяется, человек растер зеленый перец и, приложив его к глазам, сказал:
— Смотрите! Наверно, теперь мои глаза исцелятся.
Так, обманывая всех, он пролежал много времени. Когда же встал с постели, то стал всем говорить:
— Вот видите, я совсем ослеп и ничего не вижу.
Люди решили, что он говорит правду, и продолжали навещать его дома.
С тех пор как он притворился слепым, прошло много времени, и наконец для него нашли работу: он стал охранять рассыпанное для просушки зерно. Он сидел у дверей дома с длинной тростниковой палкой и отгонял от зерна кур и птиц. Когда его жена входила в дом или выходила из дома, он начинал особенно усердно орудовать палкой.
И вот однажды он увидел, как к дому идет один из дружков его жены. Тогда он стал жалобно напевать:

Я бедный слепец!
Я не вижу людей.
Придет мой враг,
И погибнет моя жена.

Тот человек подумал, что он действительно никого не видит, прошел мимо него и, проскочив в дом, спрятался за ган [большой кувшин].
Тогда мнимый слепой встал со своего места и вошел в дом. Он на ощупь снял с крючка ружье и возвратился на свое место.
А в это время с пастбища пришел домой пообедать его сын.
Отец и говорит ему:
— Сын мой! Мне очень жаль, что я так и не обучил тебя военному искусству. Знаешь что? Вынь-ка из моего патронташа патрон и принеси мне. Хотя я и слепой, я покажу тебе, как стреляют, а потом мне можно будет умереть. Кстати, принеси и подставку для ружья.
Сын, как ему и велели, вошел в дом, достал патрон и принес отцу. А потом он принес зернотерку, и отец, положив на нее ружье, стал учить сына стрелять.
— Когда ты наведешь ружье, ты должен потянуть за курок и выстрелить, — учил он сына.
И вот, когда сын навел ружье на ган, отец положил свой палец на палец сына и, нажав курок, убил того человека.
— Сын мой, ты во что попал? — спросил отец.
— В человека, отец, — ответил он.
— Откуда он здесь взялся? Ты лжешь! — сказал отец.
— Ну, подойди и пощупай его, — ответил сын.
— Перестань, я не верю тебе, — сказал отец.
— Клянусь, отец! Провалиться мне сквозь землю, если я говорю неправду! Человек умер, — ответил сын.
Отец, подобно слепому, подошел к мертвому и, ощупав его, сказал сыну:
— Что такое! Кто это, ты знаешь его?
— Да, это наш сосед, — ответил сын.
Тем временем домой вернулась жена мнимого слепца. Когда женщина увидела труп своего дружка, она стала звать людей на помощь. А муж ей сердито говорит:
— Перестань! Не разобралась, в чем дело, и кричишь! Он сам виноват. Зачем он сюда пришел?! Хочешь узнать, как все было? Твой сын учился стрелять. Он выстрелил и убил его. А ты собираешься звать на помощь! Ну кто ж, по-твоему, будет за это отвечать?
— Ну, что было, то было, — сказала жена. — А что теперь делать? Что я скажу его родственникам?
— Давай скажем его родственникам, что он то ли чистил, то ли проверял ружье, а в нем был патрон. Вдруг мы услышали выстрел и нашли его мертвым, — сказал ей муж.
Жена согласилась, пошла к родственникам покойного и рассказала им, как он умер.
— Видно, такова была воля божья, — решили родственники. Они забрали тело и устроили похороны.
А мать, отец и брат жены слепого, услышав о случившемся несчастье, пошли в дом пострадавшего. Когда они пришли, оказалось, что его тело давно уже отвезли в церковь и похоронили.
Тогда они пошли навестить своего зятя. Он был дома один и лежал в постели. Они поздоровались и стали разговаривать с ним.
А еще до их прихода жена мнимого слепца, решив избавиться от мужа, положила в кукурузную кашу яд. Уходя из дома, она сказала ему:
— Я приготовила тебе каши, так что, когда проголодаешься, съешь ее.
Он понял, что она собирается отравить его, и, чтобы отплатить ей, сказал ее родственникам:
— Жена оставила мне обед и ушла. Так что, пожалуйста, принесите его из гуады [кладовой] и поешьте.
Они были голодны, поэтому достали кашу и съели. Прошло немного времени, и они один за другим упали мертвыми. Хозяин дома, увидев, что все получилось так, как он задумал, очень обрадовался.
Когда же его жена пришла домой, она увидела, что ее родственники лежат на полу мертвые.
Тут она опять стала звать людей на помощь. Тогда муж спросил ее:
— Что случилось? Почему ты кричишь?
— Это ты всех погубил! — крикнула она.
— Да что случилось? — снова спросил он.
— Разве ты не знаешь, что отец, мать и мой брат умерли?
— В таком случае дай-ка мне веревку, я повешусь. Зачем теперь мне жить на белом свете?!
Его жена обрадовалась, достала веревку и дала ему.
— Я не вижу. Пожалуйста, сама подготовь все для меня, — попросил он ее.
И она вышла за дом, встала на ступу и привязала веревку к дереву.
— А ну-ка, попробуй, всунь свою голову в петлю и посмотри, подойдет ли она для меня, — говорит ей муж.
Жена всунула голову в петлю, а он тем временем быстро выбил ступу у нее из-под ног. Так он разделался со своей неверной женой.
После этого он попросил своего сына отвести его к целебному источнику. Он пробыл там неделю, а потом сказал сыну:
— Сын мой, радуйся: мои глаза опять видят! Вон там стоит навьюченный осел. Ведь правда?
— Да, конечно, — отвечает ему сын.
— Радуйся сынок! Мои глаза опять видят! — воскликнул он, и они отправились домой.
Когда он возвратился домой, то нашел себе другую жену и стал жить в мире и покое. Так рассказывают.
У хорошей жены суровый муж становится мягким, у плохой жены хороший муж становится злым и крикливым. Недаром говорят: «Хорошая жена украшает мужа».

Для кого поет кукушка?

Португальская сказка

Довелось двум соседям пение кукушки услышать. Ну, думают, быть кому-то из нас с рогами.
— Слышь, сосед, кукушка привет тебе посылает.
— Не бывать тому: тебе она пела.
Упираются, уступить один другому не желают. Делать нечего, решили обратиться к грамотею. Тот их выслушал, в затылке почесал, помолчал немного для порядку, а потом сказал:
— Ну-ка, мужички, выкладывайте каждый по два пинто.
Отдали соседи грамотею деньги — до того охота им было судьбу свою узнать. Грамотей их денежки в карманы спрятал, на себя печаль для виду напустил.
— Подите, — говорит, — с миром: кукушка пела для меня.

О глупых крестьянах

Шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Недалеко от моего родного города есть селение по названию Мундинген. Говоря, что там живут особенно глупые крестьяне. Однажды один из них отправился на базар в Эхинген. Когда он шел обратно, то услыхал, как поблизости перекликаются две кукушки. Одна — Мундингенская, а другая — из соседнего леса. Ему показалось, что соседняя кукушка кричит звонче. Тогда он слез с лошади, на которой ехал, взобрался на дерево и, неумело щелкая, стал помогать своей кукушке. Тем временем волк сожрал его лошадь. Вернувшись домой, крестьянин пожаловался своим односельчанам, что он понес такую большую потерю, радея о всеобщей чести и славе — ведь он помогал их кукушке.
Тогда они с общего согласия и за общий счет возместили его потерю: они считали несправедливым, чтобы тот, кто потрудился во славу общества, потерпел урон.

Немного о сотворении человека и о мире

Еврейские притчи

Сотворен был только один человек.
Это должно служить указанием, что: тот, кто губит хотя одну человеческую душу, разрушает целый мир, и кто спасает одну душу, спасает целый мир; не может один человек возгордиться перед другим человеком, говоря: мой род знатнее твоего рода; каждому человеку следует помнить, что для него и под его ответственность сотворен мир.

***

Создав человека, Господь повел его по садам Эдема, говоря:
— Гляди, как прекрасен этот мир, созданный Мною для тебя. Береги его и помни, что поврежденного тобою некому будет исправить

Пань Бань и наваждение

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Пань Бань: из Цанчжоу был искусен в каллиграфии и живописи. Сам он называл себя «Даос Хуан-е». Как-то раз он заночевал в кабинете у своего приятеля. Вдруг слышит, как за стеной кто-то тихонько проговорил:
— Раз господин не оставил никого ночевать с собой сегодняшней ночью, я к нему выйду.
Испуганный Пань Бань убежал из комнаты.
— Да тут давно уже водится это диво, — сказал ему приятель, — это прелестная девушка, никому не причиняющая вреда.
Потом приятель по секрету говорил близким людям:
— Разве господин Пань так всю жизнь и будет оставаться бедным ученым? Ведь это диво не бес, не лиса, я, правда, не доискивался, что оно такое, но только знаю, что к простым людям оно не выходит и к богачам не выходит; только если человек окажется очень талантливым, тогда оно выйдет, чтобы разделить с ним ложе.
Впоследствии Пань Бань потерпел неудачу. Лет через десять, а может, и больше ночью в кабинете вдруг послышался чей-то плач. На следующий день порывом ветра сломало старое абрикосовое дерево. На этом чудеса кончились.
Дед мой со стороны матери, господин Чжан Сюэ-фэн, как-то пошутил:
— Какое прекрасное наваждение! А он-то — все его помыслы и были лишь о красавицах!

Правдивое, весьма назидательное и исполненное сладости повествование Григория о видении, которое некогда было одному сарацину, и он, обратившись после этого, приял мученичество за господа нашего Иисуса Христа

Византийская легенда

Стратиг Николай Иула рассказал мне, что в родной его город, который сарацины на своем наречии называют Ампелон, амерумн [халиф] Сирии послал своего родича для устроения каких-то дел в упомянутом городе.
А там есть большой древний и пречудный храм великомученика Георгия. Когда сарацин издали заметил храм этот, он приказал своим слугам перенести туда его поклажу, а также поставить верблюдов числом двенадцать, чтобы он мог видеть их, когда они кормятся.
Иерей святого того храма просили его, говоря: «Господин, не делай так, потому что это храм божий, не оскверняй его и не вводи верблюдов туда, где стоит святой престол». Сарацин же как человек бесстыдный и своенравный не пожелал внять просьбам пресвитеров и сказал по-арабски рабам своим: «Почему вы не исполняете мое повеление?». Тотчас рабы его сделали, как он приказал. И вот введенные в храм верблюды по воле божией внезапно все рухнули на землю и испустили дух. Увидев несказанное чудо, сарацин удивился и приказал слугам своим вытащить павших верблюдов и бросить подальше от храма. Так они и сделали.
День тот был праздничный, и подходило время божественной литургии, и священник готовился совершить святую проскомидию, но весьма опасался, как в присутствии сарацина он прикоснется к бескровной жертве. Другой иерей, сослуживший ему, сказал, заметив что он медлит приступить к священнодействию: «Будь спокоен. Разве ты не знаешь, что удивительное чудо свершится. Чего же ты боишься?». Тогда упомянутый иерей бесстрашно приступил к святой проскомидии. А сарацину, глядевшему на это, хотелось узнать, что будет дальше. Когда же иерей, приступив к свершению святой проскомидии и взяв хлеб, собирался принести бескровную жертву, сарацину почудилось, будто тот руками своими заклал младенца, налил кровь его в потир, а тело разъял на куски и положил на дискос. Увидев такое, сарацин пришел в изумление и, исполнившись на иерея гнева и ярости, хотел убить его. Когда же пришло время выхода, сарацин снова еще явственнее увидел на дискосе младенца, разъятого начетверо, и кровь его в потире. И снова пришел в изумление и гнев. А божественная литургия близилась к скончанию, и некоторые христиане подошли, чтобы причаститься святых тайн, а иерей произнес: «Со страхом божиим и верою приступайте», и все в церкви набожно склонили головы, а иные подошли причаститься, сарацину в третий раз почудилось, точно иерей из лжицы причащает их кровью и плотью младенца.
А так как, покаявшись во грехах, прихожане причастились плоти и крови младенца, сарацин и на них исполнился гнева и ярости. После скончания божественной литургии иерей снял с себя священное облачение и, разделив между всеми христианами антидор, дал от лучшего хлеба, который остался, также и сарацину. А тот спросил по-арабски: «Что это?». Иерей ответил ему: «Господин, это остаток хлеба». Сарацин с гневом сказал: «Разве хлебы брал ты, грязный пес, нечестивец и убийца?! Неужто я не видел, как заклал ты младенца, кровь его вылил в потир, а тело разъял и часть за частью положил на дискос? Что ли не видел я всего этого, убийца? Не видел, как ты ел от плоти и пил от крови младенца и давал вкушать окружающим? Теперь во рту их кровавое мясо». Иерей, услышав эти слова, в изумлении сказал: «Господин, я — грешник и не могу зреть подобных таинств. А раз твоя милость узрела, бог свидетель, ты — великий муж». Сарацин сказал: «Того, что я видел, значит, нет?». И иерей ответил: «Есть, господин мой, но я — грешник, и потому не дано мне зреть подобное, но только хлеб и вино, и мы, христиане, веруем во хлеб этот и вино, и почитаем их, и жертвуем как плоть и кровь господа нашего Иисуса Христа. Великие и пречудные отцы, светочи и учителя церкви, каков был святой и великий Василий, преславный Златоуст и Григорий богослов, не видели страшного этого и ужасного таинства. Как же могло оно открыться мне?».
Сарацин, услышав это, изумился и приказал рабам своим и всем стоявшим покинуть храм; он взял иерея за руку и сказал: «Как я вижу и убеждаюсь, вера христианская имеет великую силу. Если будет на то воля твоя, отец, окрести меня». Иерей говорит ему: «Господин, мы веруем и исповедуем господа нашего Иисуса Христа, сына божия, пришедшего в мир ради спасения нашего. Веруем во святую, единосущную и нераздельную троицу, отца, сына и святого духа, единое божество, веруем в приснодеву Марию, Матерь света, родившую плод жизни, предреченного господа нашего Иисуса Христа, деву до чадородия, в чадородии и после чадородия деву. Веруем во всех святых апостолов, пророков, мучеников, святых и праведников, ибо они — слуги божии. Знаешь ли ты, господин мой, что нет веры истиннее, чем вера православных христиан?». Снова сарацин говорит: «Прошу тебя, отец, окрести меня». Иерей говорит: «Да не будет так, ибо я не могу сделать этого. Если сделаю, а родич твой, амерумн, о том прослышит, он убьет меня и разрушит храм. Но если ты задумал креститься, ступай на гору Синайскую, и тамошний архиерей тебя окрестит».
Сарацин поклонился пресвитеру и вышел из храма. После первого часа ночи он снова пришел к иерею, и, сняв золотые царские одежды, надел грубое вретище, и бежал, и скрылся без вести. Придя на гору Синай, он восприял там от архиерея крещение. Через три года сарацин этот на память знал Псалтырь и каждодневно говорил стихи ее. Однажды он сказал архиерею: «Скажи, владыка, что мне сделать, чтобы узреть Христа?». А архиерей сказал: «Молись с истинной верой и в один из дней по желанию своему узришь Христа». Вновь бывший некогда сарацином сказал: «Дозволь мне, владыка, пойти к иерею, наставившему меня, когда было мне страшное видение в храме преславного мученика Георгия». Архиерей сказал: «Иди с миром». С его согласия сарацин пошел к иерею, пал в ноги ему, поклонился и сказал: «Узнаешь, отец, кто я?». Иерей сказал: «Как могу я узнать человека, которого никогда не видел». Снова бывший некогда сарацином говорит: «Разве я не тот сарацин, родич амерумна, введший во храм верблюдов, которые все пали, не тот, кому во время божественной литургии было страшное видение?». Иерей взглянул на него, поразился и восславил бога, увидев, что араб, прежде лютый волк, стал кроткой овцой в стаде Христовом, и приветствовал его с любовью, и пригласил в келию свою подкрепиться хлебом. Некогда бывший сарацином сказал: «Прости, отец, я желаю и жажду зреть Христа». Иерей сказал: «Ступай к своему родичу, объяви ему веру Христову, хули и проклинай сарацинскую веру, лжепророка сарацинского Магомета и бесстрашно возвещай истинную христианскую веру — тогда узришь Христа».
Сарацин, услышав это, с радостью отправился во дворец и ночью громко постучал в дверь родича своего сарацина. А стражи ворот и дома амерумна спросили: «Кто кричит и бьет в двери?». Тот сказал: «Это я, родич амерумна, некогда бежавший и скрывшийся без вести. Теперь я хочу увидеть моего родича и поговорить с ним». Стражи ворот этих тотчас сказали амерумну: «Господин, пришел родич твой, некогда бежавший и скрывшийся без вести». Амерумн стал стенать, говоря: «Где он?». Они сказали: «У дверей дворца». Амерумн велел слугам своим с факелами и светильниками выйти ему навстречу. И все они сделали по велению его, и взяли за руку монаха, бывшего некогда сарацином, и привели к амерумну, его родичу. А амерумн, увидев его, весьма возликовал и, обняв родича со слезами, говорит: «Что случилось? Где жил ты до сих пор? Нет, ты не мой родич?». Монах сказал: «Ты не узнаешь своего родича? Ведь теперь, как видишь, я — христианин и милостью всевышнего бога монах, и жил в пустынном месте, чтобы унаследовать царствие небесное, и, уповая на несказанное милосердие воздержителя бога, унаследую царство его. Зачем ты медлишь — прими святое крещение православных христиан, дабы унаследовать жизнь вечную». А амерумн, засмеявшись и покачав головой, сказал: «Что ты болтаешь, несчастный, что болтаешь? Что приключилось с тобой, несчастный, что с тобой приключилось? Увы тебе, увы тебе, жалкий! Как мог ты оставить прежнюю жизнь свою, и отказаться от власти, и ходить, подобно нищему, в зловонной овчине!». Монах возразил, говоря: «Милостью божией все, что я имел, когда был сарацином, — закон и наследие диавола, а то, во что облачен ныне, — слава, гордость и залог грядущей и вечной жизни. Я предаю проклятию веру сарацин и лжепророка их». Тогда амерумн сказал: «Выведите его отсюда, ибо я не знаю, что он говорит». Его вывели, и поместили где-то во дворце, и дали ему еду и питье, и там он пробыл три дня. Он не ел и не пил, но от души и с верой молился богу и, преклонив колена, говорил: «На тебя, господи, уповаю, да не постыжусь вовек, да не восторжествуют надо мною враги моп». И еще: «Помилуй меня, боже, по великой милости твоей и по множеству щедрот твоих изгладь беззакония мои». И еще: «Просвети очи мои, Христос, боже мой, да не усну я сном смертным, да не скажет враг мой: „Я одолел его». Господи, укрепи сердце мое, чтобы я восстал на заблуждение сарацинское, чтобы не растоптал меня диавол, и я не устрашился умереть во святое имя твое». И, сотворив крестное знамение, он сказал: «Господь свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться?». И снова возвысил голос, говоря к амерумну: «Амерумн, прими святое крещение и обретешь вечное и славное царствие небесное». А амерумн снова велел ему предстать перед собой, приготовил для него весьма красивые одеяния и сказал: «Радуйся, несчастный, радуйся и ликуй на царство свое и не губи своей жизни и цветущей молодости, по безумию своему не ходи в рубище, как последний нищий. Увы тебе, несчастный, каковы мысли твои?». Монах рассмеялся и говорит амерумну: «Не печалься об этом. Ибо я думаю о том, как свершить дело Христа моего и пославшего меня отца, того иерея, который наставил меня. Одежды же, что ты приготовил мне, продай на подаяние нищим, откажись от бренного скипетра бренной своей власти, чтобы получить скипетр жизни вечной, оставь упования на нынешнее ради упования на грядущее, отрекись лжепророка Магомета, нечистого и презренного исчадия погибели, уверуй в распятого назарянина Иисуса Христа, уверуй в отца и сына и святого духа, единосущную и нераздельную троицу, единое божество». Амерумн опять рассмеялся и говорит собравшимся во дворце вельможам: «Он безумен, как нам с ним поступить? Выведите его и прогоните отсюда!». Восседавшие с амерумном сказали: «Намерение его — оскорбить и попрать сарацинскую веру. Разве ты не слышишь, как он хулит и проклинает великого пророка нашего?». А монах, бывший некогда сарацином, громко вскричал: «Я скорблю о тебе, амерумн, ибо ты, несчастный, отвергаешь спасение. Уверуй в распятого господа нашего Иисуса Христа и отвергнись, подобно мне, сарацинской веры и ее лжепророка». Амерумн сказал: «Выведите его, как я вам приказал, ибо он безумен и не ведает, каковы речи его». Восседавшие с амерумном сказали: «Он бесчестит веру сарацинскую и хулит великого пророка, а ты говоришь: «Он не ведает, каковы речи его». Если ты не предашь его казни, мы тоже станем христианами». Амерумн говорит им: «Я не могу казнить его, потому что он мой родич, и мне жаль его. Сами сделайте с ним, что желаете». В сильном гневе схватив монаха, вельможи повлекли его из дворца и подвергли всяческим пыткам, чтобы обратился к прежней своей сарацинской вере. Он же не соглашался и поучал всех во имя назарянина Иисуса Христа, чтобы они уверовали и спаслись.
Тогда сарацины повлекли его за город и там каменовали этого святого монаха, нареченного Пахомием. В ту ночь звезда с небес пала ко стопам святого мученика, и все видели ее сорок дней лежащей перед ним, и многие обратились. По заступничеству святого мученика и пречистой богоматери приснодевы Марии и всех святых да отпустятся нам грехи наши. Аминь.

Девушка, отказавшаяся от замужества

Чукотская сказка

Одна девушка отказывалась замуж выходить. Выстроил ей отец ярангу, чтобы там с мужем жила, а она все равно никакого мужчину к себе не пускает.
И вот однажды дочь сказала отцу:
— Сделай мне, пожалуйста, из дерева глубокое корыто!
Отец сразу же выполнил просьбу дочери.
Как-то два дня не было дома девушки. И еще раз целый день ее не видели. А вечер наступил, услышали вдруг из ее яранги крик маленького моржонка.
Сказал отец:
— Да где же это моржонок кричит! А ну-ка, пойду посмотрю!
Пошел к дочериной яранге, а моржонок, оказывается, в пологе кричит. Заглянул туда. Видит — в корыте, которое он сделал, плавает в воде новорожденный моржонок и кричит.
Схватил он моржонка и убил. Домой принес. Говорит жене:
— Вот моржа убил. Свари-ка мясо, с удовольствием молоденькой моржатины поем!
Обрадовалась жена, стала еду готовить. Сварилось мясо, стали есть. А тут дочь вошла. Говорят ей:
— Поешь и ты с нами!
Подошла было, да узнала мясо моржонка. Сказала, отстраняясь:
— Не буду я своего ребенка есть, — заплакала и ушла домой.
Пришла домой, тут же на берег моря отправилась. И стала на берегу горько плакать.
Вдруг видит — в море четыре больших моржа прямо к ней плывут.
Вылез один на берег и спросил девушку:
— Что ты плачешь?
Отвечает девушка:
— Ох, прихожу я домой, а нашего ребеночка мои родителя уже доедают. Возьми меня к себе навсегда. Давай к тебе отправимся, буду я с вами жить. Ведь жена я тебе.
Морж сказал:
— Только вот отец ругать меня будет.
А девушка настаивает:
— Давай скорее уйдем отсюда, ведь родители съели ребенка моего!
— Ну что ж, пожалуй, отправимся, — сказал морж.
Стали четыре моржа рядышком, девушка на спину своего мужа села.
Отправились прямо в открытое море. Несколько суток плыли. Очень долго плыли. Наконец показалось вдали что-то вроде тумана. Шум послышался, крик. Оказывается, в страну моржей приплыли.
Сказал муж-морж девушке:
— Вон уже. наша страна видна. Скоро дома будем!
И вот огромная суша появилась, вся моржами заполнена.
Приплыли к берегу, вылезли, долго среди моржей шли. Когда до середины суши дошли, большое стадо моржей увидели.
Муж-морж сказал:
— Вот наконец домой пришли.
А дома-то никакого и нет. Только вплотную друг к другу на большом пространстве моржи лежат.
Старик морж и старушка моржиха сказали сыну:
— Значит, ты сюда чужую девушку привез? А ведь мы тебе велели в своей стране жениться. Не послушался ты, на чужой девушке женился. Вот теперь заботься о ней, чтобы она голодная не была. Охраняй ее, а то наши родичи по неосторожности и задавить ее могут.
Так и стала девушка в стране моржей жить. Муж каждый день ей моллюсков приносил. И хотя девушка ела их, однако вскоре сильно похудела.
И вот говорит старик морж сыну:
— Умрет тут с голоду чужая девушка. Ты ведь и сам знаешь, какая пища ей по вкусу. Но все равно я тебе напомню: оленина, нерпятина, тюленина, китятииа, моржатина — вот ее пища. Но ты ведь не можешь все это добывать. Пожалуй, только моржонка можешь добыть. Но тогда твой народ от тебя отвернется.
А сын только молчит и вниз смотрит. Отец опять ему говорит:
— Лучше увези ее обратно домой! Жалко ее! Так ведь и умрет здесь чужая дочь. Видишь, совсем исхудала!
Сын согласился:
— Да, надо отвезти, а то жалко, умрет!
Сказал своим трем товарищам:
— Еще раз проводите меня! Отвезем мою жену обратно!
Опять вчетвером отправились. В пути сказала девушка своему мужу:
— Не везите меня домой! Не хочу я своих родителей видеть! Не могу с ними жить! Ведь они нашего с тобой сына съели! В любое другое место отвезите меня.
Ответил муж-морж:
— Ладно, можно и так! Отвезу я тебя в другое селение. Я до тебя еще одну девушку в жены брал. Отец тоже велел отвезти ее домой. Ее родину я хорошо знаю. Вот туда мы тебя и отвезем.
— Да, правильно, — отвечает девушка. — Мы с соперницей будем дружно жить, тебя, своего мужа, вспоминать.
Вот уже земля показалась. Когда подплыли ближе, муж-морж сказал:
— Пусть мои товарищи еды принесут сначала. Как придешь, угости мою первую жену своей пищей и поешьте вместе.
Нырнули два моржа и вскоре с моллюсками вернулись.
Вышла девушка на берег, взвалила на спину запас пищи. А четверо моржей обратно поплыли. Пошла девушка по берегу. Видит — большая яранга. Зашла в нее, а там никого нет.
Сказала девушка:
— Ну, кажется, я погибла! Придет кто-нибудь и убьет меня!
А в яранге много мяса дикого оленя вялилось. Девушка говорит:
— Если уж умирать, то хоть поем как следует перед смертью!
Стала есть, а свой запас пока отложила. Вдруг слышит — чьи-то шаги снаружи и голос Говорил кто-то:
— Ого, кто же это в мою ярангу зашел? И запах какой плохой! Ну и задам же я незваному гостю.
Смотрит девушка, а в ярангу бурая медведица заходит, двух диких оленей тащит. Увидела девушку, спрашивает ее:
— Зачем ты в мой дом пришла? Ведь ты человек!
Девушка отвечает:
— Меня привезли сюда из страны моржей. Никакой другой яранги поблизости нет, вот я сюда и зашла. Ах, если бы ты захотела стать моей подругой!
Медведица сказала:
— А ведь и меня морж замуж брал!
Девушка ей ответила:
— Ага! Твой бывший муж потом на мне женился. Вот это мои дорожный припас. Он сказал мне: «Вы все это с моей первой женой съешьте».
Медведица сказала:
— Ну, так давай есть, а потом еще оленины поедим! Оставайся у меня навсегда, моей подругой будешь!
— Ладно, — ответила девушка. — Всегда буду с тобой жить.
Медведица предупредила:
— Только, пока я буду охотиться, ты не ленись, в ловкости и силе упражняйся. Так, чтобы не могли победить нас. А то врагов у меня много. Опять по осени нападут. Каждый год они нападают на меня. А я уже стара стала, боюсь, что не смогу их одолеть. Их много, а я одна.
Девушка сказала:
— Хорошо, буду силу развивать, пока ты охотишься!
Стала девушка упражняться в силе. Через каждые два дня проверяла ее медведица. Вот однажды не смогла девушку побороть. И все равно сказала:
— Продолжай упражняться! И учись быстро бегать!
И вот наконец очень сильная стала девушка. Медведицу, как перышко, вверх подбросила. И бегать стала быстро, не догонишь.
Сказала тогда медведица:
— Ну довольно, сильная уже стала! Можешь больше не упражняться! Теперь, наверное, одолеешь моих врагов.
Так и было. Осенью напала на них ватага вооруженных копьями мужчин.
Медведица сказала:
— Ты пока спрячься в густой траве! Но на меня поглядывай! Со всех сторон враги набросятся. Как устану и скажу: «Ох, устала!» — тогда выходи. Китовую кость возьми, ею будешь врагов бить.
Долго трое мужчин с медведицей сражались. И вот, наконец сказала медведица:
— Ох, устала!
Тут девушка выскочила. Китовой костью всех врагов перебила. Так девушка медведицу спасла.
И стали вместе жить медведица и девушка. Конец.

Порономинаре

Сказка араваков

Как-то раз, рассказывают, старый Кауарá пошел ловить рыбу к водопаду Бубуре и дома никому не сказал, куда идет.
День уже клонился, а старика все не было, и тогда его дочь стала тревожиться и сказала:
— Где-то сейчас мой миленький отец? Никто не знает, куда он ушел. Пойду-ка поищу его на берегу реки.
И тотчас же, рассказывают, она отправилась и тоже никому ничего не сказала.
Когда она подошла к берегу реки, месяц встал такой нарядный на небе. Холодный, ясный, как день. И светился бледным светом.
Тут она присела, задрала голову и прямо глянула на месяц. Видит — словно что-то большое отделилось от него.
Отделилось и стало падать вниз, на землю.
Тут, говорят, ее одолел такой сон, что она сомкнула глаза и повалилась на траву.
Когда ранним утром она проснулась, Месяц плыл по ту сторону неба, далеко-далеко, и светился уже не бледным, а багряным светом.
Ей почему-то сделалось грустно, даже захотелось плакать.
А между тем Кауара вернулся домой в полночь и стал искать дочку. Не нашел, и сердце у него защемило больно-больно.
Но он был паже — чародей и мог в табачном дыму увидеть то, что происходит в другом месте.
И вот он стал нюхать душистый порошок из сухих плодов парикá, и курить табак, и смотреть на дым.
Сначала увидел он только толпу каких-то смутных теней, которые обгоняли и толкали друг друга.
Но когда он снова принялся ворожить, то перед глазами его промелькнула тень мужчины, что подымалась на небо.
Он хотел поймать тень, но тут же, говорят, закрыл глаза и погрузился в дрему.
Проснувшись, он не сразу пришел в себя и долго смотрел по сторонам, всё еще в дурмане. Потом промолвил:
— Куда могла запропаститься моя дочка? Я смотрю, смотрю на дым и вижу только тени да тени, совсем опутали они меня. Ладно, я ее все-таки найду, если не на земле, так на небе.
И с этого дня Кауара стал каждый день ворожить, чтоб узнать, где его дочь.
А дочь его, рассказывают, после того утра пошла по берегу реки вслед за течением.
В полдень поднялась она на гору и просидела там до вечера, до той поры, пока не вышел к ней месяц, еще светлей и нарядней, чем вчера. Она задрала голову, и села, и стала глядеть на него, и свет его плясал в ее глазах.
Но она так устала за день, что скоро, говорят, уснула.
В полночь увидела она сон, и снилось ей, будто родила она сына-богатыря и стал ее сын властвовать над всем в природе.
И тело его было прозрачно, и дневные тени проходили сквозь него.
Когда она проснулась, то день стоял уже ясный, румяный, и река шумела где-то совсем рядом с нею.
Глянула кругом себя и видит, что река-то и впрямь почти у ее ног, и всё прибывает да прибывает, так что еще немного — и покроет ее холодной волной, и утащит на холодное дно.
Взглянула вниз по течению, видит — островок; бросилась вплавь и поплыла к нему.
Когда она уже подплывала, какая-то рыба впилась ей в живот и словно бы что-то вытащила у нее изнутри.
Вышла она на берег, видит — живот у нее и впрямь разорван, опустила руку внутрь, пощупала — ничего нет.
А река всё прибывала да прибывала, вот-вот проглотит островок, куда ж тогда деваться? Хотела она взобраться на дерево, да не смогла — сил не хватило.
Тут, рассказывают, сел неподалеку на ветку ястреб, она ему и говорит:
— Ястреб, погляди на мое горе, помоги мне! Унеси меня с собой на дерево.
Ястреб отвечал:
— Хорошо, помогу. Я тебе дам волшебный сок; ты им натри себе тело, а что останется — выпей.
Так она, говорят, и поступила, — натерла тело соком, который дал ястреб, а остаток выпила! И как только проглотила, сразу превратилась в обезьяну-алуата и стала взбираться вверх по веткам.
А тем временем старый Кауара всё ворожил и смотрел на табачный дым. И всё постился, потому что среди индейцев племени Ваура, да и среди других племен, считается, что когда человек постится, то он обладает волшебной силой.
Как-то раз старик увидал во сне, что сын его дочери уже ходит по земле.
И тогда тень его покинула на время сна его тело и пошла бродить далеко, далеко, в поисках внука.
И повстречалось тени в ее странствиях одно существо: тело у него было человечье, а голова — птичья, и перья на ней белые, словно хлопок.
Когда Кауара проснулся, то вспомнил свой сон и свою ворожбу, и сердце ему подсказало, что надо в тот же день идти в лес разыскивать внука.
Так он, рассказывают, и поступил. День стоял уже ясный, погожий, когда Кауара взял свои стрелы и направился в лес.
Какого бы зверя он ни встретил на своем пути, про всякого думал: уж не внук ли?
Шел он долго и наконец на берегу узкого рукава, который река образовала между лесом и островом, увидал то существо с человечьим телом и птичьей головой.
Существо пело, и голос у него был точь-в-точь как у прекрасной птицы анамбе.
Старик подошел поближе, опустил лук и стрелы и сказал:
— Милый внук, я голоден, вот тебе мой лук и мои стрелы, пойди поохоться, чтоб нам с тобой было чем насытиться.
Больше он ничего не сказал и пошел назад тою же дорогой, какою пришел.
Отойдя уже довольно далеко, он сказал себе: «Кто знает, правда ли это мой внук? Испытаю-ка его!»
И тут же, рассказывают, старый Кауара оборотился большим ящером тейю и быстро побежал на то место, где оставил существо с птичьей головой.
Когда существо с птичьей головой увидало, что приближается тейю, оно вмиг превратилось в настоящего человека, и человек этот нацелил лук и пустил стрелу прямо в голову ящеру.
Стрела задела тейю и отскочила прочь, а тейю убежал. Когда он был уже далеко, то снова принял облик старого Кауара и сказал себе:
— Это правда мой внук, и он чуть не убил меня.
А тем временем внук старика пошел, рассказывают, бродить по лесу, подстреливая всех животных, какие встречались ему по пути.
Уже под вечер пришел он к старику, принес множество всякой дичи и сказал:
— Дедушка, вот сколько дичи я убил твоими стрелами, они очень хороши, бьют метко. Только один ящер тейю убежал от меня, потому что стрела сама отскочила от него.
Потом, рассказывают, старик приготовил трапезу и сказал:
— Милый внук, давай поедим, я устал и хочу спать.
Они начали есть, но вдруг юноша заметил на голове старика большую рану и спросил:
— Кто это так поранил тебя?
Старик отвечал:
— Это большая цикада ударилась о мою голову. Солнце выжгло ей глаза, и теперь она ослепла и летит неведомо куда.
Когда кончили есть, юноша снова пошел со двора — учиться стрелять из лука, а старик остался дома ворожить.
Он закурил и стал смотреть на дым, и в эту ночь всё представлялось ясно его взору.
Он увидел свою дочь, превратившуюся в алуата, на, острове, умирающую с голоду.
Уже на рассвете он сказал своему внуку:
— Милый внук, давай спасем тех животных, которые тонут.
И тут же, рассказывают, они сели в лодку и поплыли вниз по реке.
Когда они подплыли к острову, река уже так поднялась, что достигла до половины самого высокого дерева.
На дереве, цепляясь за самые верхние ветки, сидела обезьяна алуат, дочь Кауара. Она была худая-худая — кожа да кости.
Они хотели ее поймать, но она стала прыгать с одного дерева на другое. Тогда старик сказал юноше:
— Эта обезьяна не дается нам в руки, я брошу в нее камнем, а ты лови ее, чтоб не ударилась о лодку.
Так, рассказывают, они и поступили.
Юноша встал в лодке и раскинул руки, чтоб поймать обезьяну, а старик бросил в нее камнем.
Когда она падала, то живот ее раскрылся словно корзина, и когда упала, юноша исчез в ее теле. И тут же она превратилась в женщину, дочь Кауары. А когда старик сел в лодку, дочь его была уже там, и живот у нее был большой-большой, как перед родами.
Старик стал грести к дому и, когда подплывали к берегу, сказал дочери:
— Дочка, пойдем домой, там есть еда, чтоб тебя накормить.
Когда молодая женщина поела, то сразу же ее одолел такой сон, что она проснулась только на следующий день, когда солнце уже встало.
И она сказала отцу:
— Милый отец, мне снился такой чудесный сон, ну до чего ж чудесный! Послушай, я расскажу тебе. Мне снилось, что ребенок, который у меня внутри, уже родился и что я родила его на вершине высокой горы. Тело его было прозрачно, как воздух, волосы у него были черные, и он говорил таким нежным голосом. Когда я его родила, все звери пришли меня поздравить. Настала ночь, мой сын был голоден, а груди у меня были сухие — ни капли молока. Мой сын плакал, и тогда прилетела стая колибри и стая бабочек — они принесли медовый сок цветов и напитали моего сына. И он перестал плакать, и лицо его стало радостным, и звери тоже обрадовались и стали его лизать. Я очень устала и потому положила сына возле себя на траву и уснула. Когда я утром проснулась, то увидала, что сын далеко от меня — на расстоянии полета стрелы. Хочу к нему — звери его обступили и не дают мне подойти. Я кричу ему: «Сын, сын!» Вижу, стая бабочек подымает его в воздух и несет ко мне. Когда они приблизились, я схватила сына и прижала к себе, а бабочки, чувствую, садятся мне на плечи, на руки — всю меня облепили. И тут, вижу, звери меня окружили со всех сторон, встали рядом, опираются на меня своими телами. Я испугалась за моего сына, подняла его над головою, но звери опирались на меня так тяжело, что я упала, и сын повис в воздухе, на крыльях бабочек. Тут я проснулась, но всё мне казалось, что мой сын и правда со мною; я глянула во все стороны, ищу сына, а его нет. После уж я почувствовала, как он у меня внутри шевельнулся, и тогда вспомнила всё, что со мной было.
Старик выслушал сон дочери в глубоком молчании и промолвил:
— И верно, ты видела красивый сон, дочка. Не помнишь ли ты случайно, где находится та гора, на которой ты была?
Она отвечала:
— Нет, милый отец, одно я только знаю: что подножье той горы начинается на берегу реки.
Старик, услышав сон дочери, решил, что сейчас самое время ворожить.
И он вышел из дому и стал нюхать парика, и курить табак, и смотреть на клубы дыма. И открылось ему, что внук его, который пока еще в утробе матери, будет владыкой земли и что эта ночь дана, чтоб родить его.
Окончив ворожбу, старик вернулся домой. Ночь уже укрыла землю. Дрема одолела старика, он уснул.
В полночь, рассказывают, все звери на земле проснулись радостные и весело запели на разные голоса.
С неба слышался шум, ровно ветер веял.
То птицы шелестели крылами, летая по небу в поисках того, кто должен был родиться этой ночью.
Уж под утро, говорят, старика разбудили голоса разных зверей. Он проснулся испуганный и спросил:
— Что происходит между вами, звери?
Все звери ответили хором:
— Сегодня ночью родился Порономинаре, владыка земли и владыка неба.
— Где же он родился?
— На горе, которой имя, как большой птице, — Агами.
Старик сразу же отправился на гору Агами. Когда он пришел к ее подножью, то не мог взобраться наверх, потому что по склонам тоже скопилось множество зверей.
Тут же, говорят, старик превратился в ящера варана, прополз между зверями и вполз на гору.
Порономинаре сидел на вершине горы, держа в руке сарбакан — бамбуковую трубку, из которой охотники выдувают маленькие отравленные стрелы.
Весь день Порономинаре разделял землю на разные местности и указывал каждому зверю место, где ему жить.
Так, рассказывают, длилось до ночи.
А когда пришла ночь, а за нею и новый день, то на горе Агами было уже совсем тихо и пустынно и только старый ящер одиноко сидел на камне.
А далеко, далеко, в той стороне, где садится солнце, слышалась песня матери Порономинаре.
Это она пела, говорят, в то время, как бабочки уносили ее на небо.

Крестьянин и его сыновья

Басня Эзопа

Сыновья у крестьянина вечно ссорились. Много раз уговаривал он их жить по-хорошему, но никакие слова на них не действовали; и тогда он решил убедить их на примере. Он велел им принести пучок прутьев; и когда они это сделали, дал он им эти прутья все разом и предложил переломить. Как они ни силились, ничего не получилось. Тогда отец развязал пучок и стал им давать прутья по одному; и они без труда их ломали. Тогда сказал крестьянин: «Так и вы, дети мои: если будете жить дружно меж собою, то никакие недруги вас не одолеют; если же начнете ссориться, то осилить вас будет всякому легко».
Басня показывает, что насколько непобедимо согласие, настолько бессилен раздор.

Как Христос явился брату Иоанну из Алверно

«Цветочки святого Франциска»

Меж ученых и праведных братьев и сынов Святого Франциска, которые, по словам Соломона, составили славу своего Отца, был почтенный и праведный брат Иоанн из Фермо, что в Анконской провинции, который жил в наши дни. Проведя большую часть своей жизни в святой обители Алверно, он там же и скончался и был известен под именем брата Иоанна из Алверно. Был он человеком великой праведности и великой святости.
Сей брат Иоанн, будучи еще ребенком, весьма возлюбил епитимью, которая охраняет чистоту как тела, так и духа. И в самом раннем возрасте стал он носить железные вериги, усердно поститься и соблюдать воздержание. Особенно усердно он умерщвлял плоть свою, когда пребывал у Каноника из Сан-Пьетро-ди-Фермо, который жил в великой роскоши. Брат Иоанн избегал всех удовольствий и изнурял тело свое с чрезвычайной суровостью.
Товарищи брата Иоанна, будучи противниками столь суровой епитимьи, всеми силами старались отвратить его от нее, отнимая у него орудия умерщвления плоти и мешая соблюдать пост. Однако праведное дитя, вдохновляемое Богом, решило оставить мир и его почитателей и предать себя в руки своего распятого Господа, приняв обычаи распятого Святого Франциска. Так он и сделал.
Будучи принятым в Орден в весьма юном возрасте, доверился он заботам наставника новообращенных, и столь возрос духовно и стал столь благочестивым, что, когда бы он не слышал слова наставника, говорившего о Боге, ощущал, как сердце его пылает внутри него, будто бы объятое пламенем, так что он не мог сносить этого спокойно и бежал в сад, в лес и даже в церковь и возвращался обратно, ибо чувствовал он такую сладость, что казалось ему, будто сердце тает, как воск от лица огня. Шло некоторое время, юный сей праведник продвигался от добродетели к добродетели, и душа его украшалась и обогащалась дарами духовными. Он часто пребывал в экстазе, так что разум его воспарял к сиянию херувимов, к пыланию серафимов, и к радости блаженных.
Однажды сей экстаз божественной любви, который, казалось, воспламенял его сердце огнем, продолжался три года, и было это на святой горе Алверно. Но, поскольку Бог особо печется о чадах своих, в разное время посылая им утешения или тяготы, бедствия или процветание, по нуждам их, дабы оберечь в них добродетель смирения или дабы пробудить в их сердцах еще большую жажду духовную, было угодно Ему, по божественной щедрости Его, когда три года прошли, отъять у Брата Иоанна сие пламя небесной любви и лишить его утешения духовного.
И был брат Иоанн безутешен и полон печали, и великое сие испытание соделало его столь несчастным, что он бродил по лесу, вздыхая и обливаясь слезами о возлюбленном Супруге души своей, ибо без Него душа его не могла обрести мира и покоя. Нигде не мог найти он своего Возлюбленного или вернуть вновь ту сладость духовную, к которой привык. Испытание продолжалось несколько дней, в кои он усердно молился, рыдая и стеная, умоляя Господа пощадить душу его и вернуть ей ее Возлюбленного.
Наконец его терпение было в достаточной мере испытано. Когда он, сокрушенно блуждая в лесу, присел, утомившись, и взирал на небеса глазами, полными слез, Иисус Христос Благословенный, явился ему, стоящим в молчании на тропинке, которой брат Иоанн шел. Тот узнал Христа и бросился к Его ногам, заливаясь слезами, и так сказал Ему: «Помоги мне, О Господь мой! Ибо без Тебя, мой сладчайший Спаситель, я пребываю в тоске и тьме. Без Тебя, Агнец кроткий, я в муках и страхе. Без Тебя, Сын Высочайшего Бога, я в смятении и бесславии. Без Тебя я лишен всякого блага, ибо Ты — Иисус Христос — свет истинный души моей. Без Тебя я потерян и проклят, ибо Ты — жизнь души, жизнь жизни. Без Тебя я бесплоден и бесполезен, ибо Ты — основание всякой милости. Без Тебя я не могу обрести утешения, ибо Ты, О Иисус — Спаситель наш, любовь наша, желание наше, хлеб утешения, вино, веселящее сердца ангелов и святых. Просвети меня, О милостивый Пастырь, ибо я агнец твой, хотя и весьма недостойный».
Когда Господь медлит вознаградить желания праведников, их любовь к Нему еще более возрастает. Посему Христос Благословенный оставил брата Иоанна и пошел от него, не исполнив просьбы его и ничего не сказав.
Тогда брат Иоанн поднялся и побежал за Ним, бросился к Его ногам, умоляя не оставлять его и рыдая: «O Иисус Христос, сладчайший Спаситель, пощади меня в моей печали. Ради правды спасения Твоего и по множеству милостей Твоих, верни мне радость милости Твоей, воззри на меня благосклонно. Ибо земля полнится милосердием Твоим». Но Господь Иисус пошел прочь от него, не сказав ни слова и не утешив его.
Тогда брат Иоанн последовал за ним с великим пылом, и когда догнал, Христос Благословенный повернулся и, взглянув на него нежно, раскрыл свои святые и милостивые руки и обнял его. И когда раскрыл Он объятия свои, узрел брат Иоанн свет, исходивший из Его святой груди, который осветил весь лес также, как его душу и тело. И брат Иоанн пал на колени к ногам Христа Благословенного, Который, как некогда дозволил Марии Магдалине лобызать ноги свои, также дозволил теперь брату Иоанну. Брат Иоанн с великим благоговением омыл Его ноги слезами, как и Магдалина, говоря с благочестивой преданностью: «Молю Тебя, Господь мой, не призри на грехи мои, но, ради Твоих Святых Страстей и драгоценной Крови, которую Ты пролил, пробуди душу мою благодатью любви Твоей. Ибо Ты повелел нам любить Тебя всем сердцем и всеми силами нашими. И повеление Твое никто не может исполнить без помощи Твоей. Помоги мне, Возлюбленый Сын Божий, дабы мог я возлюбить Тебя всем сердцем своим и всеми силами своими». И когда брат Иоанн молился так у ног Христа, его мольбы были вознаграждены, и пламя божественной любви, которое он утратил, было возвращено ему, и испытал он великое утешение.
И поняв, что благодать божественной милости возвращена ему, он стал благодарить Христа Благословенного и благоговейно целовать Его ноги. И поднявшись, взглянул он в лицо Спасителя, и Иисус Христос позволил ему целовать свои святые руки. И лобзая их, брат Иоанн преклонился ко груди Христа и обнял Его. Христос Благословенный принял его в Свои объятия. И когда брат Иоанн обнял Спасителя и Тот обнял его, воздух вокруг наполнился сладчайшим благоуханием, столь нежным, что ни один аромат в мире не мог бы сравниться с ним.
Так брат Иоанн был утешен, просветлен и исторгнут в экстаз, и сладостное сие благоухание оставалось в душе его многие месяцы. И с того времени с его губ, испивших от источника божественной мудрости на священной груди Спасителя, сходили чудесные неземные слова, которые преображали сердца тех, кто слушал его, производя великие плоды в душах. И долгое время, когда бы брат Иоанн не следовал тропинкой в лесу, где ступали благословенные ноги Христа, он видел чудесный свет и вдыхал тот самый нежный аромат.
Когда брат Иоанн пришел в себя после того видения, хотя телесно Христос исчез, дух брата Иоанна был столь просветлен и столь насыщен божественной мудростью, что, не будучи человеком ученым или сведущим в человеческих науках, он истолковывал весьма удивительно сложнейшие вопросы о Святой Троице и глубочайшие тайны Святого Писания. И когда говорил пред Папой, кардиналами, королем, баронами, владыками и докторами, те были удивлены его совершенными рассуждениями и словами мудрости, которые он изрекал.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!