Лягушки

Басня Эзопа

Две лягушки, когда пересохло их болото, пустились искать, где бы поселиться. Пришли они к колодцу, и одна из них предложила, недолго думая, туда и прыгнуть. Но другая сказала: «А если и здесь вода пересохнет, как нам оттуда выбраться?»
Басня учит нас не браться за дело, не подумав.

Как Святому Франциску открылось, что брат Илья осужден и умрет вне Ордена; и как по желанию братьев Святой Франциск молил Христа о брате Илье, и как молитва сия была вознаграждена

«Цветочки святого Франциска»

Когда Святой Франциск и Брат Илья жили вместе в монастыре, было открыто Богом Святому Франциску, что брат Илья осужден, ибо почти готов был к отступничеству, и что ему предстоит умереть вне Ордена. В следствие сего откровения Святой был так нерасположен к брату Илье, что с тех пор не обращался к нему и не беседовал с ним. И когда брат Илья направлялся в его сторону, Святой разворачивался и шел прочь, дабы не встречаться с ним.
И вот брат Илья, видя, что Святой Франциск невзлюбил его, захотел узнать причину сего. Однажды приступил он к Святому, дабы поговорить с ним. Святой, как обычно, хотел избежать встречи с ним, но брат Илья учтиво задержал его и просил объяснить, почему тот избегает его общества и не желает с ним разговаривать. Святой Франциск отвечал: «Причина такова: было открыто мне Господом, что ты желаешь отступиться, и что умрешь ты вне Ордена. Также узнал я, что за грехи твои осужден ты».
Услыхав сие Брат Илья сказал: «Честной отче, заклинаю тебя любовью ко Христу Иисусу, не отвергать меня и не отсылать меня от себя. Но, как добрый пастырь, следуя примеру твоего Господина, отыщи и спаси агнца, который погибнет без твоей помощи. Молись Богу обо мне, дабы, ежели возможно сие, избавил Он меня от осуждения. Ибо написано, что Господь простит грешника, если раскается тот в грехах своих. Я так верю в молитвы твои, что, если даже буду в аду, и ты станешь молиться обо мне, буду я утешен. Умоляю тебя, заступись за меня пред Господом, пришедшим в мир, дабы спасти грешников, чтобы помиловал он меня».
Брат Илья просил с таким пылом и с великими слезами, что Святой Франциск исполнился сочувствия и пообещал молиться о нем, что и сделал. И когда молился он с великим благочестием, Господь открыл ему, что молитвы его были вознаграждены, что избавлен брат Илья от осуждения, возвещенное о нем, что душа его будет в конце концов спасена, но Орден он все же покинет и умрет вне его.
Так и случилось. Ибо Фредерик, Король Сицилии, восстал против Церкви и был отлучен Папой вместе со всеми, кто помогал ему или был советчиком. Поскольку брат Илья был известен, как один из ученейших мужей в мире, Король Фредерик послал за ним, желая увидеть знаменитого монаха. Тот повиновался приглашению Короля и так восстал против Церкви. За это он был отлучен Папой и был удален от Святого Франциска.
Вскоре после отлучения брат Илья опасно заболел, и некий брат-мирянин, принадлежавший к Ордену, человек весьма праведной жизни, прослышав о его болезни, пришел навестить его, и, помимо прочего, сказал: «Мой дорогой Брат. Весьма тяжко мне видеть, что ты отлучен от Ордена и возможно умрешь в состоянии сем. Ежели существует способ, которым я мог бы вызволить тебя из сих бедствий, я бы охотно перенес любые тяготы и лишения, чтобы помочь тебе».
Брат Илья отвечал: «Брат мой, я не вижу никакого иного пути, кроме как идти к Папе и умолять его, ради любви к Богу и Святому Франциску, Его слуге, по чьему наставлению я оставил мир, снять с меня отлучение и вернуть меня в лоно Церкви».
И Брат-мирянин сказал, что он охотно предпримет путешествие сие ради спасения брата Ильи, оставив его, отправился к Папе, и смиренно преклонив колени пред ним умолял его пощадить брата Илью ради любви ко Христу и Святому Франциску, Его слуге.
И было угодно Богу, чтобы Святой Отец удовлетворил просьбу брата-мирянина, велев ему вернуться к брату Илье, и, ежели найдет того еще живым, передать от имени Папы, что снято с него отлучение и возвращен он в лоно Церкви.
Брат-мирянин поспешил к Брату Илье с сей радостной вестью и, найдя его на пороге смерти, передал ему послание Папы, сказав, что снято с него отлучение и возвращен он в лоно Церкви.
С этим брат Илья и оставил мир сей, его душа была спасена по заслугам и молитвам Святого Франциска, на которого брать Илья возлагал столь великую надежду.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Учёный егерь

Немецкая сказка из «Домашних сказок» братьев Гримм

Некогда жил на свете молодой парень, и обучился он слесарному мастерству, а затем сказал отцу, что хочет пойти побродить по белу свету и попытать свои силы. «Что же, — сказал отец, — я против этого ничего не имею», — и даже дал ему немного денег на дорогу.
Пошел он всюду бродить и стал искать себе работы. Немного спустя разонравилось ему Слесарное мастерство, и задумал он поступить в егеря.
Вот и попался ему навстречу егерь в зеленом платье, и спросил его, откуда он и куда направляется. «Да вот, был в подмастерьях у слесаря,  — отвечал молодец, — а теперь разонравилось мне это мастерство, захотелось в егеря поступить; так не возьмешь ли ты меня к себе в ученики?»  — «О да, охотно! — сказал тот. — Если только ты захочешь за мною следовать».
Вот и пошел с ним молодец, нанялся к нему на многие годы и выучился егерскому делу.
Затем ему захотелось опять-таки повидать света белого и самостоятельно попытать свои силы, и старый егерь за все годы службы дал ему в вознаграждение только духовое ружье, но такое, что он мог из него стрелять без промаха.
Пошел молодец далее и пришел в очень большой лес, шел по нему целый день, а конца лесу все не было видно. Когда завечерело, он вскарабкался на высокое дерево, чтобы обезопасить себя от диких зверей.
Около полуночи ему показалось, что вдали мерцает маленький огонек, и он высмотрел его сквозь ветви деревьев и запомнил, как к нему пройти. Снял он с себя шляпу и швырнул ее с дерева по направлению к свету, чтобы по ней и направиться, как слезет с дерева. Слез с дерева, направился к шляпе, надел ее опять на голову и прямехонько пошел вперед. Чем далее он шел, тем ярче становился этот свет, а когда он к нему приблизился, то увидел громадный костер и около него трех великанов, которые жарили на вертеле целого вола.
Один из них и сказал: «Попробую, можно ли уже есть мясо?»  — отодрал кусок мяса и хотел было его в рот сунуть, но егерь выстрелом вышиб у него кусок мяса из руки. «Ну, вот еще, — сказал великан, — ветром у меня кусок из рук вырвало!» — и взял себе другой.
Чуть только он хотел его положить на зубы, егерь опять у него кусок изо рта выстрелом выбил; тогда этот великан, рассердившись, дал оплеуху другому великану, сидевшему с ним рядом, и проговорил: «Зачем ты у меня кусок изо рта вырвал?» — «И не думал вырывать, — отозвался тот, — это у тебя какой-нибудь меткий стрелок выстрелом изо рта его вышиб». Великан попытался было взять третий кусок, да и тот егерь у него из руки вышиб.
Тут стали говорить великаны между собою, что, верно, хорош должен быть этот стрелок, который чуть не изо рта кусок вышибать может… «Такой-то стрелок и нам бы мог быть полезен! — решили они и стали громко его кликать: — Эй, ты, меткий стрелок! Выходи к нам, садись к нашему огню и наедайся досыта, мы тебе никакого зла не сделаем; а коли не выйдешь, мы вытащим тебя силою из леса, и тогда ты погиб».
Услышав это, молодец выступил из леса и сказал им, что он ученый егерь и уж если на что нацелит ружье свое, в то попадет верно и без промаха.
А они ему на это сказали, что если он с ними решится пойти, то ему хорошо будет, да притом же и рассказали: «Там, за лесом — большая река, а за рекой стоит башня, и в той башне сидит красавица-королевна, которую бы нам очень хотелось похитить». — «Да, — сказал парень, — эту королевну я скорехонько добуду».
А великаны добавили: «Тут еще кое-что запомнить надо — есть там собачонка маленькая, которая тотчас начинает лаять, чуть только кто-нибудь к той башне приблизится, а как она залает, все на королевском дворе и поднимется; вот почему мы туда и не можем проникнуть… Так вот, не возьмешься ли ты пристрелить ту собачку?» — «Да это для меня сущий пустяк».
Затем сел он в лодку и переправился на тот берег; подплывая к берегу, он увидел собачонку, которая к реке бежала и собиралась уже залаять, но он выхватил ружье и застрелил ее.
Когда великаны это увидели, то обрадовались и решили, что королевна уже у них в руках; однако же егерь хотел сначала сам попытаться в башню пройти и сказал великанам, чтобы они обождали за воротами, пока он их кликнет. Потом сам вошел в замок, в котором царствовала полнейшая тишина и все спало мертвым сном.
Когда он отпер первую комнату, то увидел на стене саблю из чистого серебра, и на той сабле была насажена золотая звезда и, начертано имя самого короля; рядом с саблей лежало на столе запечатанное письмо, которое он вскрыл, и в том письме было написано: «Кто тою саблею владеет, тот всех порубить может, кто бы против него ни выступил». Тогда он взял саблю со стены, привесил к поясу и пошел далее; и вот пришел в комнату, где спала королевна…
Она была так прекрасна, что он приостановился и залюбовался ею, притаив дыхание. При этом он про себя подумал: «Могу ли я эту невинную девушку отдать во власть дикарей-великанов, у которых что-то недоброе на уме?»
Он стал осматриваться и увидел под кроватью пару туфель: на правой стояло имя короля со звездочкой, на левой — имя королевны со звездочкой. На шее у королевны был большой платок, вытканный из шелка с золотом, на правой стороне платка было вышито имя короля, а на левой — ее собственное, и все это — золотыми буквами.
Вот и взял егерь ножницы, отрезал у платка правый угол и сунул его в свою котомку; да туда же сунул и правую туфлю королевны с именем ее отца.
А девица-красавица все спала да спала, окутанная своею сорочкою; наш молодец и из ее сорочки ухитрился вырезать кусок и припрятал его в котомку, и все это сделал, не коснувшись даже спящей королевны.
Затем он ушел и оставил ее спящей, и когда вновь пришел к воротам, то увидел, что великаны все еще стоят за воротами и ждут его, вообразив себе, что он уж прямо вынесет им королевну на руках. Он крикнул им, чтобы они входили, что девица-красавица уже в его руках; но так как он не может им отворить двери, то указал им дыру в стене, через которую они могли пролезть.
Первого, сунувшегося в дыру, он ухватил за волосы, одним взмахом сабли отрубил ему голову и затем уже втащил в дыру все его тело. Подозвав к дыре второго великана, он точно так же отрубил и ему голову, а за ним и третьему, и от души порадовался, что он избавил девицу-красавицу от ее врагов; на память об этом он обрезал троим великанам языки и сунул их в свою котомку.
Тут и подумал он: «Пойду-ка я к отцу своему да покажу ему, что я успел сделать, а потом опять отправлюсь странствовать по белу свету; коли мне от Бога назначена счастливая доля, так она меня везде сама отыщет».
Когда же король проснулся в замке, то увидел там троих мертвых великанов. Затем направился он в опочивальню своей дочери, разбудил ее и спросил, кто убил троих великанов. Та отвечала: «Дорогой батюшка, не знаю — я спала».
Когда же она поднялась с постели и хотела обуться, то заметила, что правой туфли нет, а когда взглянула на свой шейный платок, то увидела, что он перерезан и не хватает у него правого угла; точно так же и у сорочки не хватало кусочка.
Приказал король созвать весь свой двор, всех солдат и всех людей, бывших в замке, и стал у них спрашивать, кто убил великанов и тем избавил его дочь от них?
Был у него в ту пору капитан, на один глаз кривой и очень дурной человек. Тот и сказал, будто он расправился с великанами. Тогда король сказал ему: «Ты это совершил, ты и должен быть моей дочери мужем».
Но девица-красавица сказала отцу: «Чем за этого замуж выходить, я лучше уйду на край света белого! ». Король в гневе ответил ей, что если она не хочет выйти замуж за капитана, то должна скинуть с себя королевское платье, надеть крестьянское и немедленно покинуть дворец; при этом он приказал ей идти к горшечнику и приняться за торговлю горшечным товаром.
Тогда она сняла свою королевскую одежду, пошла к горшечнику и взяла у него в долг горшечного товара; при этом она ему обещала, что если распродаст товар к вечеру, то за него и уплатит. А король сказал ей, что она должна сесть со своим товаром на таком-то перекрестке улиц, да сам же заказал нескольким крестьянским телегам, чтобы они через тот самый товар переехали и разбили бы его на тысячи черепков.
И точно: чуть только королевна расставила свой товар на перекрестке, наехали эти телеги и искрошили весь горшечный товар в мелкие дребезги. Стала она плакать и сказала: «Ах, Боже мой, как я теперь уплачу горшечнику?» Король же хотел ее именно таким образом вынудить к тому, чтобы она вышла замуж за капитана; а она вместо этого пошла к горшечнику и спросила его, не пожелает ли он еще раз ссудить ее товаром. Он отвечал ей: «Нет, заплати сначала за тот, который ты уже взяла».
Тогда направилась она к своему отцу, кричала и плакала, и приговаривала, что она пойдет искать своей доли по белу свету. Отец сказал ей на это: «Я тебе выстрою в лесу домик, в нем ты весь век живи, вари кушанья для каждого встречного и поперечного и ни с кого не смей платы брать».
Когда дом был построен, над дверью его была повешена вывеска с надписью: «Сегодня даром, завтра за деньги». Там и сидела она долгое время, и все кругом говорили, что вот посажена в этот домик девица-красавица, которая на всех варит кушанье даром, — так, мол, оно и на вывеске над дверью обозначено.
Прослышал об этом и егерь и подумал: «Это мне на руку, ведь я же беден, и денег у меня ни гроша». Взял он с собою ружье и котомку, в которой сложено было все, прихваченное из замка на память, пошел в лес и разыскал домик с надписью: «Сегодня даром, завтра за деньги».
Опоясанный саблею, которою он отрубил головы трем великанам, егерь вошел в домик и приказал дать себе чего-нибудь поесть. При этом он налюбоваться не мог на девицу-красавицу!
Она спросила его, откуда он пришел и куда направляется, и он отвечал: «Странствую по белу свету». А она еще его спросила: «Где добыл ты эту саблю, на которой начертано имя моего отца?» Он тут же спросил, не королевская ли она дочь. «Да», — отвечала она. «Этою саблею, — сказал он,  — я отрубил головы трем великанам». И в доказательство вытащил их языки из котомки, а затем показал ей также ее туфлю, угол платка и кусок сорочки. Она этому очень обрадовалась и признала, что он и есть ее избавитель.
Затем они вместе пошли к королю и вызвали его; она повела короля в свою комнату и сказала ему, что егерь и есть ее настоящий избавитель от великанов. Увидев все доказательства, король уже не мог более сомневаться и попросил егеря рассказать в подробности, как все это произошло, обещая свою дочь выдать за него замуж, чему, конечно, красавица была очень рада.
Выслушав рассказ егеря, король велел одеть его иноземцем и приказал устроить пиршество.
Когда они подошли к столу, капитану пришлось сесть по левую руку от королевны, а егерю — по правую руку. Капитан так и подумал, что это какой-то чужеземец, который приехал к королю в гости.
Когда они попили и поели, король сказал, обращаясь к капитану, что он хочет ему загадку загадать. «Вот, если кто-нибудь станет говорить, что он трех великанов убил, а его станут спрашивать, куда он языки их девал, и он сам, осматривая их головы, убедился бы, что языков там нет,  — то как бы ты это объяснил?» — «Да, верно, у них совсем и не было языков», — сказал капитан. «Едва ли так, — сказал король, — у каждой твари есть язык». И задал последний вопрос: чего достоин тот, кто его, короля, обманет? Капитан отвечал: «Его следует разорвать на части». — «Ты произнес свой собственный приговор!» — сказал король и приказал сначала посадить капитана в темницу, а потом — четвертовать. Королевна же была выдана замуж за егеря.
Егерь привез к себе и отца и мать, и они зажили у сына в полном довольстве; а по смерти старого короля егерь наследовал его королевство.

Ходжа Насреддин находит место для уборной

Турецкий анекдот

Чтобы построить дом, позвал Ходжа Насреддин плотника. «Вот здесь будет комната, здесь — софа, здесь — погреб», — говорил плотник. Когда они ходили так взад и вперед, плотник пустил ветры. «А вот здесь,— заметил Ходжа, — нужно будет устроить уборную».

Два мудреца

Бирманская сказка

В стародавние времена было принято устраивать состязания мудрецов разных стран.
Однажды король Бирмы получил известие, что в скором времени к его двору прибудет мудрец, посланный самим китайским императором, и что китайский мудрец задаст бирманскому мудрецу несколько очень трудных вопросов.
Бирманский король тотчас же ответил, что он согласен принять гостя, но потом крепко задумался:
«Что за вопросы будет задавать китайский мудрец? И найдется ли у меня при дворе кто-нибудь, кто сможет достойно на них ответить?»
Король очень обеспокоился и помрачнел. Придворные заметили это и рады были бы ему помочь, да никто не чувствовал в себе решимости соперничать в мудрости с гостем. Они только посоветовали королю разослать по всей стране гонцов: ведь где-нибудь обязательно найдется человек, способный ответить на вопросы китайского мудреца.
Гонцы разъехались по всей стране, стали бить в гонги и кричать:
— В нашу страну приезжает мудрец из Китая! Тот, кто сможет ответить на все его вопросы, получит тысячу монет, королевскую одежду и станет героем!
Так кричали они несколько дней и ночей, однако храбрец все не объявлялся. Совсем опечалился король.
И вот наконец явился ко двору какой-то пьянчужка и громко заявил, что он готов состязаться с китайским мудрецом. Король и придворные удивились, обрадовались и сказали пьянчужке, что его обязательно позовут, как только приедет мудрец, но что пока пусть идет восвояси.
И вот китайский гость прибыл, его встретили с большими почестями. На лужайке перед дворцом собралось множество зевак; когда же стало известно, что китайский мудрец станет задавать вопросы жестами, а его бирманский соперник будет отвечать также с помощью жестов, желающие поглазеть повалили толпой.
Наконец соперники сели друг против друга, и гость задал первый вопрос:
— Соблюдает ли ваш народ пять главных заповедей?
И удивительно: он не произнес при этом ни единого слова только поднял руку и показал пять пальцев.
Сидящий напротив пьянчужка подумал:
«Похоже, что он знает о моем пристрастии к вину и спрашивает, могу ли я выпить в один день пять бутылок. О, я не только пять, я все десять бутылок вина могу выпить в один день». И пьянчужка поднял две руки и показал десять пальцев.
«Подумать только, — поразился китаец, — бирманцы соблюдают не пять, а все десять заповедей праведного поведения!» И он одобрительно закивал головой, а потом задал свой второй вопрос:
— Как относится король Бирмы к своим подданным — жалеет ли он их?
И опять мудрец не произнес ни слова, а только приложил руку к сердцу.
«Кажется, он спрашивает меня, не жжет ли мне грудь после десяти бутылок, — подумал пьянчужка, — а мне не только жжет грудь, но и всю спину ломит от такой изрядной выпивки».
И пьянчужка приложил одну руку к груди, а другую — к спине.
«О-о-о! Сколь мудр король Бирмы, — восхитился китайский мудрец, — он не только сердцем, но и душой и телом со своим народом!»
Подумав так, он выразил свое глубокое почтение бирманскому королю, а также его придворному мудрецу, который так исчерпывающе и точно ответил на вопросы.
А довольный и счастливый король приказал выдать пьянчужке тысячу монет, королевскую одежду и провозгласил его героем.

О принцессе, которая верила в судьбу

Бирманская сказка

Когда-то одной страной правил добрый и справедливый король. Однажды он созвал своих сыновей и дочерей и спросил, кому они обязаны своим богатством и благополучием.
— Мы живем так благодаря тебе, отец, — в один голос ответили дети.
И только самая младшая дочь сказала, что всему причиной карма. Рассердился король на свою дочь.
— Раз уж ты так веришь в карму, бросай все и уходи, — приказал он дочери.
Принцесса собрала вещи в узелок и ушла из дворца. Она прошла через весь город и на самой окраине встретила бедного юношу. Юноша нес из леса дрова.
Каждое утро он уходил в лес собирать хворост, а вечером приносил в город, чтобы обменять на еду. Юноша был очень беден. Всю его одежду составляла набедренная повязка длиною в пол-локтя. Поэтому юношу так и прозвали Маун Пол-локтя. У этого юноши были старые и бедные родители, и он о них нежно заботился.
— Возьми меня в свой дом, — попросила принцесса юношу.
— Подумай хорошенько, — сказал Маун Пол-локтя, — мой дом очень беден. Да и девушек твоего возраста в нем нет, тебе будет скучно.
— Разреши мне идти с тобой, — просила принцесса, и юноша привел ее в свой дом.
Маун Пол-локтя стал заботиться о принцессе. А когда он уходил в лес, принцесса выполняла всю домашнюю работу.
Однажды, вернувшись из леса, Маун Пол-локтя позвал принцессу.
— Сестрица, — сказал он, — чтобы тебе не было скучно, я принес красивые камешки. Ты можешь играть с ними.
Взглянула принцесса на камни и очень удивилась.
— Где ты нашел их? — спросила она.
— Их очень много в лесу, где я собираю хворост. Если они тебе нравятся, я принесу еще, — сказал Маун Пол-локтя.
Принцесса выросла во дворце и знала толк в камнях. Она сразу поняла, что это драгоценные камни, и приказала Мауну Пол-локтя собрать их. На следующий день принцесса и юноша вместе пошли в лес. Маун Пол-локтя уже не искал хворост. Они собрали камней столько, сколько могли унести, и вернулись в город. Половину того, что собрали, они продали и стали богатыми людьми. А принцесса раздала много денег жителям страны, с тем чтобы они вернули ей деньги обратно только после смерти ее отца — короля. Поэтому люди каждый день молились о том, чтобы король подольше жил.
Однажды король совершал вечернюю прогулку и, проходя мимо пагоды, услыхал, что люди молятся о его долголетии. Это удивило короля, и он захотел узнать, отчего это люди хотят, чтобы он долго жил. Тут-то ему и сказали, что принцесса дала народу в долг деньги, которые нужно вернуть ей только после смерти короля. Узнав об этом, король вспомнил о своей младшей дочери и велел позвать ее.
— То, что ты говорила когда-то, верно, — сказал король дочери, — ты встретилась с бедным человеком, но благодаря счастливой судьбе стала богатой.
Король позвал принцессу и ее мужа во дворец. А после его смерти Маун Пол-локтя стал королем. Добрую принцессу люди стали называть «Принцесса, которая верит в судьбу».

Кочет и курица

Русская сказка

Жили курочка с кочетком, и пошли они в лес по орехи. Пришли к орешне; кочеток залез на орешню рвать орехи, а курочку оставил на земле подбирать орехи: кочеток кидает, а курочка подбирает. Вот кинул кочеток орешек, и попал курочке в глазок, и вышиб глазок. Курочка пошла — плачет. Вот едут бояре и спрашивают: «Курочка, курочка! Что ты плачешь?» — «Мне кочеток вышиб глазок». — «Кочеток, кочеток! На что ты курочке вышиб глазок?» — «Мне орешня портки раздрала». — «Орешня, орешня! На что ты кочетку портки раздрала?» — «Меня козы подглодали». — «Козы, козы! На что вы орешню подглодали?» — «Нас пастухи не берегут». — «Пастухи, пастухи! Что вы коз не берегете?» — «Нас хозяйка блинами не кормит». — «Хозяйка, хозяйка! Что ты пастухов блинами не кормишь?» — «У меня свинья опару пролила». — «Свинья, свинья! На что ты у хозяйки опару пролила?» — «У меня волк поросенчика унес». — «Волк, волк! На что ты у свиньи поросенчика унес?» — «Я есть захотел, мне бог повелел».

Гора в Сирии

Арабская легенда из «Чудес мира»

В пределах Сирии есть огромная гора. Во время уборки ячменя на той горе появляется яркий свет и вновь исчезает до следующего года. Говорят, что чудо это сотворил Муканна. Бу-Али Хазин направился туда, дабы посмотреть, что это за свет и как его сделали. И вот Хазин ушел туда, испытал трудности, увидел свет, но понять истину не смог. Он сказал: «Быть может, на гору падает солнечный свет, а под горой вода, которая отражает его подобно луне» .

Юн Ремарссон

Норвежская баллада

Лежит на земле ладья,
Под ней растет трава.
О храбром Юне Ремарссоне
Идет далеко молва.
Море сгубило немало душ.

Отважен был Юн Ремарссон,
И славен был его род,
Однажды спросил он у матери,
Какой он смертью умрет.

«Не от недуга злого,
Не стиснув меча рукоять,
Средь синих волн океана
Будешь ты погибать.

Не от недуга злого
И не от вражеских стрел
Средь синих волн океана
Погибнуть— твой удел».

Спиной повернулся Ремарссон,
Разгневанный ответом.
«Долго теперь тебе ждать,
Когда приду за советом».

«Сегодня мы пируем,
Пьем брагу и сладкий мед,
А завтра с попутным ветром
Корабль помчится вперед».

Старый шкипер Хокен
Угрюмо глядит на закат:
«Кто завтра парус поднимет,
Тот не вернется назад».

Сказал бесстрашный Юн,
Не выпустив кубка из рук:
«Кто в море со мной не выйдет,
Тот мне больше не друг!»

Рукой опершись о меч,
Сказал бесстрашный Юн:
«Кто в море со мной не выйдет,
Тот предатель и лгун!»

По волнам мчится корабль,
Гонимый бурей и роком,
Но путь к земле проложить
Не может старый Хокен.

«А ну, выходи, смельчак,
Ты нас за трусость ругал.
Поломаны брашпиль и мачта,
И ветер парус сорвал».

Старый шкипер Хокен
Отдает матросам приказ:
«Несите игральную доску,
Кости рассудят нас!»

Вон они бросили кости,
И вышел дурной расклад —
Юну выпала гибель,
Он не вернется назад.

«Священника нет у нас, Хокен,
Ты мне грехи отпусти.
Исповедь возле мачты
Грешника может спасти.

Лишал я чести девиц,
Позорил вдов и жен,
Не думал я, что буду
В пучине морской погребен.

Я грабил монастыри
И церкви палил огнем,
Не думал я, что буду
Лежать на дне морском.

Дома ждет меня мать.
Если вернетесь домой,
Скажите, что Юн при дворе
И парень, как прежде, лихой.

Дома невеста ждет.
Если вернетесь домой,
Скажите ей все, как есть,
Пусть будет другому женой».

Их было семью двадцать,
Тех, кто отправился с Юном,
Лишь пятеро вернулись,
Меж ними — слуга его юный.
Море сгубило немало душ.

Черная-пречерная история

Советская сказка-страшилка

В одном черном-пречерном городе стоит черный-пречерный дом. Возле этого черного-пречерного дома стоит черное-пречерное дерево. На этом черном-пречерном дереве сидят два черных-пречерных человека. Один черный человек говорит другому: — Эх, Василий Иванович, зря мы с тобой резину жгли!