Сказка для маленьких радиослушателей

Сказка для маленьких радиослушателей

Советская детская страшилка

Жил один человек. Однажды он включил радио и услышал: «По городу едет гроб на колесиках и ищет тебя!» Через несколько секунд: «Гроб на колесиках нашел твой дом!» Еще через несколько секунд: «Гроб на колесиках нашел твой подъезд!» Человек открыл окно и слышит: «Гроб на колесиках нашел твою квартиру!» Человек забрался на окно: «Гроб на колесиках въезжает в твою дверь!» Человек выпрыгнул с третьего этажа.
Человек потерял сознание. Через несколько минут он очнулся и услышал: «Мы передавали сказку для наших маленьких радиослушателей!»

Слепец

Слепец

«Басни» Эзопа

Один человек незрячий умел про каждое животное, которое ему давали в руки, наощупь угадать, что это такое. И вот однажды ему подложили волчонка; он его ощупал и сказал, раздумывая: «Не знаю, чей это детеныш — волка, лисицы или еще какого подобного животного, — и одно только знаю: в овечье стадо его лучше не пускать».
Так свойства дурных людей часто бывают видны и по их наружности.

Лучшая молитва

Лучшая молитва

Еврейская сказка

Однажды вечером, возвращаясь с базара, бедный фермер не обнаружил у себя молитвенника. Случилось так, что колесо его телеги сломалось прямо посреди леса, и он очень огорчился, что этот день придется прожить без молитвы.
Поэтому он придумал новую молитву:
– Господи, сегодня я совершил глупейший поступок. Утром я вышел из дому без своего молитвенника, а память у меня такая плохая, что я ничего не могу вспомнить. Поэтому я решил сделать так: я пять раз очень медленно прочту алфавит. Я прочту его тому, кто знает все известные молитвы, кто способен сложить буквы так, чтобы получилась молитва.
И сказал Господь ангелам:
– Из всех молитв, что я слышал от фермера, эта, несомненно, самая лучшая. Ибо в этот раз она шла из самого его сердца – искреннего и открытого.

Как Святой Людовик, Король Франции, приезжал посетить праведного Брата Жиля

Как Святой Людовик, Король Франции, приезжал в одеянии пилигрима, чтобы посетить праведного Брата Жиля

«Цветочки Святого Франциска»

Святой Людовик, Король Франции, отправился в паломничество, дабы посетить святыни мира. И прослышав о славе святого брата Жиля, одного из первых спутников Святого Франциска, решил он в сердце своем идти и посетить его лично. Для этого он отправился в Перуджу, где жил сей брат. Придя к воротам обители как простой бедный пилигрим, Король весьма настойчиво просил позвать брата Жиля, не говоря привратнику, кто он, желающий видеть сего брата.
И привратник пошел к брату Жилю и сказал ему, что у ворот стоит пилигрим, спрашивающий его. Но Господь открыл брату Жилю, что пилигрим был на самом деле Королем Франции. Он поспешно вышел из своей хижины и побежал к воротам, не задавая вопросов. Оба они встали на колени, обнялись с великой почтительностью и оказывали друг другу разные знаки любви и милости, как будто бы между ними существовала давняя дружба, хотя они никогда не встречались ранее.
Они не говорили ни слова и некоторое время стояли, обнявшись, а затем разошлись в молчании. Святой Людовик продолжил странствие, а брат Жиль вернулся в свою хижину. Когда Король ушел, некий брат осведомился у одного из товарищей своих, кто был тот человек, что обнимал брата Жиля, и тот отвечал, что это был Людовик, Король Франции.
И когда другие братья услышали об этом, они весьма огорчились, что брат Жиль ничего не сказал. И с горестью говорили они: «O брат Жиль, как мог ты быть столь неучтивым, что не сказал даже слова столь праведному Королю, который приехал из Франции, чтобы увидеть тебя и услышать от тебя несколько добрых слов?»
Брат Жиль отвечал: «Возлюбленные братья, не удивляйтесь тому, что ни я, ни он не сказали друг другу ни слова. Ибо, едва мы обнялись, свет божественной мудрости открыл мне его сердце, а мое — ему. И по божественному соизволению мы читали в сердцах друг друга и лучше узнали, что хотели сказать, чем если бы изъясняли словами то, что чувствовали в сердцах. Ибо столь несовершенно язык человеческий открывает сокрытые тайны Божьи, что слова скорее воздвигли бы между нами преграду, нежели дали утешение. Узнайте же, что Король ушел от меня довольным и весьма утешенным в душе».
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Канагахсиляк

Канагахсиляк

Эскимосская сказка

Давно это было. Жил один сирота по имени Канагахсиляк. Жил он у дяди-воспитателя. Вышел однажды из жилища прогуляться. А тут сильная пурга поднялась. Пригнулся Канагахсиляк и пошел в северную сторону против ветра. Смотрит — впереди около холма старик с длинной бородой. Сидит на корточках и каюгуном снег долбит. Снег в разные стороны разлетается, а пурга от этого еще сильнее расходится. Канагахсиляк думает: «Оказывается, это длиннобородый старик пургу каюгуном делает».
Устал старик долбить. Положил каюгун в сторону, отдыхает. Подкрался Канагахсиляк, схватил каюгун и убежал. Дома в дождевик завернул, спрятал, а сам засунул ноги в кухлянку и греется. Вдруг в отдушину землянки старик с бородой просунулся и сказал:
— Канагахсиляк, отдай мой каюгун!
Канагахсиляк молчит. Старик снова сказал:
— Канагахсиляк, отдай мой каюгун!
И снова Канагахсиляк не ответил. Тут его дядя-воспитатель сказал ему:
— Вот ведь пристал старик! Отдай ему каюгун!
Взял Канагахсиляк каюгун и начал долбить острием по камню. Совсем затупил.
После этого отдал каюгун старику. Тот взял каюгун, пошел к холму и снова стал снег долбить. Но снег едва разлетался. Подошел старик к землянке, просунул в отдушину голову и сказал:
— Канагахсиляк, совсем ты мой каюгун затупил!
Ушел после этого старик, а большой пурги больше не было. Все.

Могилы на берегу Евфрата

Могилы на берегу Евфрата

Арабская сказка, «Чудеса мира»

Рассказывают, что в Сиффине, там, где повелитель верующих Али, да пребудет над ним благословение Аллаха, вел сражение, вблизи от Евфрата, если встать по эту сторону и посмотреть, то увидишь все могилы, одну за другой, так что их можно даже сосчитать. Если ты будешь на той стороне реки, то увидишь ровную землю. Могилы там незаметны. Причина этого никому не известна.

Друзья по несчастью

Друзья по несчастью

Албанская сказка

Жил на свете осел. Его хозяин был человеком жадным и жестоким. Настрадался осел от него. Отправятся они, бывало, в лес за дровами. Всю дорогу хозяин едет верхом на осле, а там нагрузит на него такие охапки дров, какие поднять не под силу даже двум ослам, не то что одному, да еще по дороге поднимет и положит на спину бедняге несколько палок, которые увидит на обочине, или какую-нибудь корягу, упавшую в воду, а то и просто кирпич или камень.
— Тащи, тащи, бездельник, работай, хватит баклуши бить, — говорил хозяин ослу. Ему будто и невдомек, что у осла спина раскалывается от тяжести. А то погонит хозяин осла на мельницу с мешками зерна, а обратно, кроме своих мешков, кинет ему на спину еще два-три мешка своих соседей и друзей, чтобы угодить им.
— У меня осел крепкий, — хвалился он своим знакомым и приятелям. — На него сколько ни грузи, он все поднимет и потянет!
И так зимой и летом, из года в год. Когда надо было покормить осла, хозяин считал каждую охапку сена, зато на побои никогда не скупился. Терпел осел, терпел, наконец и его терпению пришел конец, и решил он уйти от хозяина. Что решено, то сделано: однажды на рассвете, когда хозяин еще спал, вышел осел из хлева и отправился по дороге, ведущей в горы. Шел он налегке, и на душе у него тоже становилось все легче, потому что не было у него больше ни злого хозяина, ни тяжелой поклажи.
У ограды небольшого домика увидел он здорового барана, который блеял и верещал так, словно ему к горлу приставили острый нож.
— Что ты так раскричался, братец? — спросил его осел. — Что за несчастье с тобою случилось? Мне кажется, ты здоров и хорошо накормлен, мяса и жира на тебе достаточно, а рога у тебя острые, как копья.
— Как же мне, несчастному, не блеять и не вопить от горя? — ответил ему баран. — Мой хозяин сейчас точит нож, чтобы меня зарезать. Что мне делать?
— Что делать? Пошли со мной.
— А куда?
— На горное пастбище. Там найдется много хорошего корма. Я тоже ушел от своего хозяина, который замучил меня работой.
— Пошли, — сказал баран.
Отправились они в путь вдвоем, осел впереди, баран за ним. По дороге встретили кошку, которая сидела на обочине и отчаянно мяукала.
— Что ты так размяукалась, подруга? — спросил ее осел.
— Как же мне, несчастной, не мяукать? — ответила кошка. — Когда я была молода и проворна, я ловила мышей в доме моих хозяев, тем и питалась. Теперь я состарилась, мышей ловить не могу, а хозяева мне есть не дают. Все домашние осыпают меня насмешками, пинками и затрещинами. Что мне делать?
— Пошли с нами!
— Куда?
— В горы. Там еды на всех хватит.
— Пошли, — сказала кошка.
Так и отправились они все вместе дальше: впереди осел, за ослом баран, а за бараном кошка. Идут и видят петуха, который сидит на огороде и кукарекает во все горло.
— Что ты так раскукарекался, приятель? — спросил его осел.
— Как же мне, несчастному, не кукарекать? — ответил петух. — Сегодня хозяйка зарежет меня и сварит на ужин. Она уже и казан с водой на очаг поставила, и нож наточила. Что мне делать?
— Пошли с нами!
— Куда?
— В горы. Там и для тебя пища найдется.
— Пошли, — ответил петух.
Отправились они дальше вчетвером. Идут друг за другом: впереди осел, за ним баран, за бараном кошка, а замыкает шествие петух. Немного они так прошли, и повстречался им в ущелье волк. Завидев издали четверых друзей, волк потянул носом воздух и со всех ног помчался им навстречу. «Вот удача, — подумал он. — Я тут бегаю, ищу, чем бы поживиться, а добыча сама идет мне в рот». Больше остальных понравился ему жирный баран, при виде его у волка даже слюнки потекли. Он хотел прямо с ходу наброситься на барана и съесть его, но вовремя разглядел, что у того очень уж длинные и острые рога. Тогда он решил схитрить и обмануть четверых приятелей.
— Добрый день, друзья! — обратился к ним волк. — Куда путь держите?
— В-в г-горы, — ответил, запинаясь, осел, и нижняя губа у него задрожала от страха.
— В горы? — с интересом переспросил волк. — А меня с собой не возьмете? Давайте пойдем вместе и будем жить на горном пастбище в дружбе и согласии, как братья. Я знаю несколько пастбищ с очень хорошей травой. Вы будете на них пастись, а я буду сторожить, чтобы какой-нибудь дикий зверь на вас не напал.
Теперь уже у осла затряслись от страха ноги. Он понял замысел волка. Баран тоже понял, что на уме у волка, но не испугался. Бараны вообще не боятся волков, если встречаются с ними нос к носу, они боятся их только тогда, когда те нападают на них сбоку или сзади. Поэтому баран сказал волку:
— Послушай, волк, хочешь, я подам тебе прекрасную мысль?
— Ну, говори, — согласился волк.
— Ты выглядишь очень голодным, а мне не хотелось бы испытывать твое терпение. Одна старуха в деревне сказала мне, что рано или поздно я все равно закончу свои дни у тебя в желудке. Поэтому давай не откладывать это дело в долгий ящик. Ты иди, садись возле пня и приготовься: глаза закрой, а рот открой. Я разбегусь и сам вскочу тебе прямо в пасть.
— Хорошо, — сказал, обрадовавшись, волк, — так и сделаем, тем более, что это совпадает и с моим желанием.
Волк подошел к пню, уселся возле него, открыл пошире пасть, закрыл глаза и стал ждать, когда баран впрыгнет ему прямо в рот. Баран отошел на несколько шагов назад, пригнул голову и, разбежавшись, проткнул волка острыми рогами. У волка искры посыпались из глаз, он повалился и завыл от боли, корчась на земле. Тут подскочил осел и несколько раз лягнул хищника копытом. Волк испустил дух, а приятели содрали с него шкуру, набили ее листьями, взвалили на осла и пошли своей дорогой.
Вскоре стало смеркаться. Куда идти дальше, они не знали.
— Петух, взберись-ка ты на этот высокий дуб и посмотри, что в округе делается, — сказал осел.
Петух взлетел на ветку дуба и осмотрелся.
— Там вдали я вижу огонек, — прокукарекал он.
— Пошли туда, — решил осел.
Четверо приятелей прибавили шагу и вскоре приблизились к небольшому домику. Заглянули в окно и видят: там устроили свое логовище волки. Тогда осел сбросил возле порога шкуру убитого волка, постучал копытом в дверь и прокричал:
— А ну, выходите все из дома на свою погибель!
После этого приятели начали горланить кто как мог: осел затрубил, баран заблеял, кошка замяукала, петух запел. Волки всполошились, не понимая, кто кричит таким голосом, а их вожак выскочил на крыльцо и впотьмах натолкнулся на шкуру убитого волка.
— Бежим, а то они нас съедят! — крикнул он своим сородичам и пустился прочь со всех ног. А за ним кинулась и вся волчья стая. Не прошло и минуты, как они скрылись в темноте. Когда волки убежали, приятели вошли в дом. Они увидели приготовленный ужин, хорошо поели, задули очаг, и каждый выбрал себе удобное место для сна: петух высоко под потолком на балке, кошка у теплого очага, баран возле двери, а осел снаружи, во дворе.
А волки бежали, бежали, совсем выдохлись и наконец остановились. Собравшись все вместе и дрожа от страха, они стали обсуждать случившееся.
— Кто же это все-таки мог быть? — спросил вожак стаи. — Надо бы выяснить.
— Может, мне сходить посмотреть? — предложил самый молодой волк.
— Сходи, — сказал ему вожак, — но будь осторожен, а то как бы они и тебя не съели.
Молодой волк со всех ног помчался к домику, но, прибежав, не рискнул войти в дверь, так как у самого порога лежала шкура убитого волка. Тогда он по лестнице взобрался на крышу и проник на чердак, а оттуда решил спрыгнуть в комнату. Только он приготовился прыгать, как проснулся задремавший было петух и, рассердившись, что его разбудили не вовремя, клюнул волка раза два-три что было силы прямо в голову. Волк, ошеломленный внезапным нападением, не удержался на потолочной балке, свалился в комнату и отшиб себе все бока. Придя в чувство и осмотревшись, он увидел в кромешной тьме у очага две светящиеся искры и пополз в ту сторону. Но это оказались не искры, а глаза кошки. Изловчившись, она прыгнула прямо на волка, изодрала ему в кровь морду и чуть не выцарапала глаза. В ужасе волк бросился к двери, но там баран, вскочив на ноги, пригвоздил его к стене рогами. Волк с трудом отбился от него и выскочил во двор, где осел дал ему два таких пинка копытом, что тот кубарем покатился по земле.
Завывая от боли, молодой волк с трудом дотащился до того места, где его ждала вся стая.
— Ну, что ты видел? — спросил вожак.
— Наш дом захватили разбойники, — убежденно ответил молодой волк, едва переводя дух и зализывая царапины и раны. — Когда я забрался на чердак, чтобы спрыгнуть в комнату, один из них несколько раз ударил меня молотком по голове. Я свалился вниз и подполз к очагу, но там кто-то кинулся на меня с ножом, чуть глаза не выколол. Тогда я бросился бежать, но у двери стоял третий разбойник, он стукнул меня булавой с острыми шипами. А во дворе ждал еще один разбойник и два раза ударил по спине поленом. А как страшно они кричали! Какой шум подняли! «Хватай его, хватай!» — вопили они на все голоса. Не пойдем туда больше, братья волки, там ждет нас гибель!
Поджав хвосты от страха, волки скрылись в горах и больше никогда не подходили близко к тому домику, где поселились осел, баран, кошка и петух.

Глупец и арбуз

Глупец и арбуз

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Был у одного и наивного человека один дахекан (золотая монета) и, взяв дахекан, отправился он в город осла покупать, покружил по городу и по базару и не нашел осла за дахекан, потом снова пошел на базар и увидел большой арбуз и с восхищением спросил: «Что это?» И торговцы смекнули, что глупец он, и сказали, что яйцо индийского осла это, и вылупится из него большой индийский осел. И, обрадовавшись, человек отдал дахекан и купил яйцо индийского осла. И торговцы наказали, чтоб нес он в руках яйцо осторожно, не то разобьется оно, и убежит ослик. И стал человек с арбузом в руках спускаться по крутой дороге, и споткнулся он, арбуз выскользнул у него из рук и покатился в дремучий лес, и из леса выскочил заяц и пустился бежать, а человек подумал, что это яйцо разбилось, и ослик выскочил из него и бросился он за ним и звал зайца: «Эй, ослик индийский, горе мне, не убегай, пожалей ты меня, вернись!»

Белое пианино

Белое пианино

Советская детская страшилка

Одной девочке купили белое пианино. Однажды она села за пианино и начала играть. Вдруг из пианино появилась черная рука и говорит:
— Девочка, девочка, дай деньги! Девочка, девочка, давай деньги!
Девочка испугалась и отдала деньги, которые мама ей дала па продукты. Черная рука исчезла.
Вечером девочка обо всем рассказала маме. Но мама ей не поверила, она решила, что дочь истратила деньги на что- нибудь другое и не хочет сознаваться. Мама решила проверить, и села за белое пианино. Но только она начала играть, как из пианино снова высунулась черная рука и говорит:
— Женщина, женщина, отдай деньги! Женщина, женщина, отдай деньги!
Мама девочки не на шутку испугалась и отдала деньги.
Вечером к ним пришла бабушка, ей обо всем рассказали. Бабушка не поверила и села за пианино, но только она начала играть, как из пианино вылезла черная рука:
— Бабушка, бабушка, дай деньги! Бабушка, бабушка, дай деньги!
Бабушка перепугалась и дала.
А потом они позвонили в милицию и обо всем рассказали. Пришли в их квартиру милиционеры, открыли крышку, а там сидит Карлсон и считает деньги:
— На варенье хватит, на конфеты хватит, на плюшки… не хватит!

Маркеля

Маркеля

Хорватская сказка

Однажды парень, по имени Маркеля, попал к туркам в плен. Там он провел много лет. А был он ловкий, на все руки мастер, весельчак и певец. Все его полюбили.
Полюбил его и турецкий визирь, задумал его потурчить и приблизить к себе.
Стал он его обхаживать, заманивать, врать и льстить, лишь бы парень принял турецкую веру. Но Маркеля не поддавался, увертывался и, как угорь, выскальзывал из рук.
Время шло, а Маркеля все отказывался потурчиться и стать приближенным визиря. Тому это надоело, и он приказал мулле отвести Маркелю в мечеть и там силой его потурчить. А парню сказал:
— Слушай, язва ты этакая, через три дня тебя отведут в мечеть и потурчат. Не хочешь добром, так силой заставим, а не то — голову долой.
Турки всячески уговаривали и уламывали Маркелю, но тщетно. На третий день приходит Маркеля к визирю и говорит:
— Благородный визирь! Нынче ночью я видел во сне пророка Магомета и разговаривал с ним.
— Да что ты! — говорит визирь. — Вот видишь, неверный, я тебе желаю добра, хочу тебя потурчить, а ты, дурак, отказываешься.
— Благородный визирь, — говорит Маркеля, — дозволь рассказать тебе все по порядку, что я видел во сне как наяву. Вижу большое, широкое поле, такое огромное, что и глазом не окинешь. Посреди поля высокое, ветвистое грушевое дерево, под ним густая тень. В тени сидит Магомет на золотом ковре, весь в золоте и драгоценных каменьях, сидит себе отдыхает и трубочку покуривает. Прислуживают ему двое слуг в богатых одеждах. Стали мне издалека махать руками, чтобы я поскорее подошел к их господину. Я поспешил подойти к Магомету; стою перед ним как приговоренный. Ни слова не говорю, и он меня ничего не спрашивает. Немного погодя в поле показалась большая толпа, словно церковная процессия. Люди шли по двое в ряд и несли хоругви. Сначала двигались люди в белых как снег одеждах с белыми знаменами, потом в золотых одеждах — с золотыми знаменами, в серебряных одеждах — с серебряными знаменами, в красных — с красными, в голубых — с голубыми, в желтых — с желтыми, в черных — с черными, в бурых — с бурыми, в серых — с серыми и, наконец, в зеленых одеждах с зелеными знаменами, бесчисленное множество народа! А в самом конце шагали люди в заплатанных одеждах. И заплаты всех цветов. Словно шутами вырядились, и знамена-то у них пестрые, как дятлы: тут — немного белого, там — золотого, а там серебряное, и красное, и черное, и голубое, и бурое, и серое!.. Вся эта толпа прошла мимо грушевого дерева, потом дальше через поле и исчезла вдали.
Я таращил глаза — не понимаю, что все это значит, смотрю на Магомета, хочу спросить, что это за толпа такая, да не смею и рта раскрыть. Просто остолбенел. Пророк вздрогнул и говорит:
— Люди в золотых одеждах и с золотыми знаменами — это мои турки. В белых и в цветных одеждах — христиане; тут и католики, и лютеране, и кальвинисты, и ариане, и богомилы и прочие.
— А кто это в пестром заплатанном рубище? — спросил я Магомета.
— Да те, что перешли из одной веры в другую, — ответил он.
— Вот видишь, благородный господин! — сказал Маркеля визирю. — Если я, по твоему желанию, потурчусь, значит, на том свете буду среди пестрых людей. Скажи по совести, могу ли я хотеть потурчиться?
— А правда ли, неверный, что ты такой сон видел и слышал слова Магомета?
— Правда, благородный визирь! Дай тебе бог здоровья и счастья, не загоняй ты меня в толпу пестрых.
— Слушай, неверный! — говорит визирь. — Велик аллах! Ты лицезрел пророка. Ступай себе домой, ты больше не раб, ты свободен.
Маркеля, не долго думая, взвалил на плечи мешок, взял в руки палку и давай бог ноги из турецкой неволи. Пришел он благополучно домой и стал рассказывать, как обманул визиря.