Три желания

Три желания

Английская сказка

Один лесоруб отправился валить лес. В тот момент, как он примеривался топором к стволу огромного старого дуба, оттуда выскочил эльф и выразительнейшими жестами стал умолять пощадить дерево. Более от испуга и удивления, чем от чего-либо другого, мужчина согласился, и в награду ему было обещано исполнение трех последующих желаний. Мы не знаем, по природной ли забывчивости или из-за эльфийской магии, но точно известно, что еще до сумерек все воспоминания об эльфе вылетели из его головы. Вечером, когда они с женой дремали перед горящим очагом, мужчина почувствовал голод и вслух пожелал свиной колбасы. Не успел он вымолвить эти слова, как из дымохода послышалось шуршанье и к ногам изумленного лесоруба вывалилась связка вожделенного лакомства. Тут он и вспомнил об утреннем посетителе и начал рассказывать о случившемся жене. «Ну и дурак же ты, Джон, – сказала жена, разгневанная беспечностью мужа, пренебрегшего нежданной удачей. – Хоть бы они прилипли к твоему носу!» После чего, как гласит легенда, колбасы тут же прилипли к вышеупомянутому органу, да так крепко, что у лесоруба не хватило сил снять уродливые отростки со своего длинного носа, и он был вынужден пожелать избавления от них. Так пропало и третье желание, положив конец его радужным ожиданиям.

Охотник и царь

Охотник и царь

Грузинская сказка-притча

У одного царя был отменный охотник. Никакому зверю не доводилось уходить от него живым. Однажды охотник отправился в лес. Там он увидел оленя, метнул в него стрелу и уложил на месте. Когда он подошел к добыче ближе, глянул и увидел, что он убил ручного оленя – царского любимца. Испугался охотник: теперь царь непременно меня повесит! Вернулся он домой ни жив ни мертв, ножом ему рта не откроешь. Пристала к нему жена: хочешь не хочешь, а скажи, почему ты нос повесил? Огорченный охотник долго не хотел открывать ей причину своей печали, но жена не отступалась, и тогда он сказал ей:
– Посуди сама, если я поделюсь с тобой своим горем, ты раззвонишь о том по всему миру, поэтому я и не доверяю тебе.
Женщина поклялась, что никому ничего не скажет. Тогда решил охотник: давай-ка расскажу я ей обо всем, ведь жена она мне, а не враг! Взял и признался жене: на таком-то месте сегодня я случайно убил царского оленя.
Женщина не раззвонила по миру, но шепотком оповестила всех о случившемся. Разве могла она удержаться!
Весть о поступке охотника так распространилась, что вскоре дошла до ушей царя. Рассвирепел царь и приказал визирям: связать этого негодника и привести ко мне!
Послали людей, связали охотника по рукам и ногам и повели к царю.
Когда несчастного выводили за ворота, жена крикнула ему:
– Если ты не принесешь мне нового шелкового платья с украшениями, я тебя в дом не впущу! Читать далее

Как кормили короля?

Как кормили короля?

«История человеческой глупости», Иштван Рат-Вег

Речь идет о Людовике XIV, известном под именем «Король-Солнце».
«Еще более парадно проходил обеденный акт. По мере приближения обеденного часа мажордом, сотрясая дверь комнаты лейб-гвардейцев своим жезлом, трубным голосом объявлял:
— Господа, сервировку для короля!
Каждый из гвардейских офицеров забирал ту часть сервировки, которая была поручена его заботам, и шествие направлялось в столовую. Впереди мажордом со скатертью, за ним офицеры, по обеим сторонам лейб-гвардейцы. Они складывали предметы сервировки на сервировочный стол, и на том их миссия пока заканчивалась. Сервирование стола было делом других царедворцев. Они накрывали стол, затем дежурный камергер нарезал хлеб и производил смотр, все ли в порядке, мажордом снова стучал лейб-гвардейцам:
— Господа, жаркое для короля! Читать далее

Волшебная мазь

Волшебная мазь

Английская сказка

Тетка Гуди была няней. Она ухаживала за больными и нянчила маленьких детей. Однажды ее разбудили в полночь. Она спустилась из спальни в прихожую и увидела странного косоглазого старичка. Он попросил тетку Гуди поехать к его жене — та была слишком слаба, как он объяснил, и не могла сама нянчить своего грудного ребенка.
Тетке Гуди не понравился странный посетитель, но дело есть дело. И вот она наскоро оделась и вышла с ним из дома. Он тут же усадил ее на черного как смоль скакуна с горящими глазами, и они понеслись куда-то с невиданной быстротой. Боясь упасть, тетка Гуди изо всех сил вцепилась в косоглазого старичка.
Они мчались и мчались, пока не остановились, наконец, у дверей небольшого домика. Тут они слезли с коня и вошли в дом. Хозяйка лежала в постели, а младенец — чудесный, здоровый малыш — рядом с ней. Вокруг играли дети.
Тетка Гуди взяла ребенка на руки, а мать протянула ей баночку с мазью и велела намазать ребенку глазки, как только он их откроет.
Через некоторое время ребенок приоткрыл глазки, и тетка Гуди заметила, что он тоже косит, как и отец. Она взяла баночку с мазью и намазала ребенку веки.
«Для чего бы это?» — ломала себе голову тетка Гуди. В жизни она не видывала, чтобы младенцам мазали веки. И вот она улучила минутку, когда никто на нее не смотрел, и легонько помазала свое правое веко. Читать далее

Поездка на ярмарку

Поездка на ярмарку

Английская народная песня

— Не дашь ли лошадку нам, дядюшка Том? —
В гору да под гору,
Рысью и вскачь,—
На ярмарку завтра мы едем верхом:
Билл Брюэр,
Джек Стюэр,
Боб Симпл,
Дик Пимпл,
Сэм Хопкинс,
Джон Хок
И старый Джим Коббли и я!

— А когда вы вернете коня моего? —
В гору да под гору,
Рысью и вскачь,—
— Вернем его в среду, во вторник к обеду —
Билл Брюэр,
Джек Стюэр,
Боб Симпл,
Дик Пимпл,
Сэм Хопкинс,
Джон Хок
И старый Джим Коббли и я.
Читать далее

Долголетие Гиллеля

Долголетие Гиллеля

Еврейская сказка

Двое заспорили о том, возможно ли рассердить Гиллеля.
– Уж я-то выведу его из терпения! – говорил один.
Побились об заклад в четыреста зуз (деньги).
Было это в канун субботы. Гиллель в то время собирался купаться. Пошёл тот человек и, проходя мимо дверей Гиллеля, стал выкрикивать:
– Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?
Оделся Гиллель и вышел к нему:
– Что угодно тебе, сын мой?
– Хочу задать тебе один вопрос.
– Спрашивай, сын мой, спрашивай.
– Отчего у вавилонян головы неправильной формы?
– Сын мой, – сказал Гиллель, – важный вопрос ты задал мне – оттого, что у вавилонян нет хороших повивальных бабок.
Ушел тот человек. Но через некоторое время вернулся и вновь принялся выкрикивать:
– Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?
Оделся Гиллель и, выйдя к нему, спросил:
– Что угодно тебе, сын мой?
– Хочу задать тебе один вопрос.
– Спрашивай, сын мой, спрашивай.
– Отчего у тармудян глаза больные? Читать далее

Дама с фонарем

Дама с фонарем

Английская сказка

Была темная ночь, дул шквалистый ветер. Высокие волны врывались в залив Сент-Ив со всей мощью Атлантики. Все говорило о шторме необычайной силы. В заливе не было ни одного судна, ни одной рыбачьей лодки. Несколько маленьких торговых кораблей в поисках пристанища вошли в гавань Хейла или прижались к пирсу Сент-Ива. Все рыбаки вытащили свои лодки на песчаный берег.
На скалах, выдающихся в море с восточной стороны Айленда, мелькал огонек. Он легко скользил над горными хребтами, образованными каменными глыбами Гринстоуна, и над острыми краями вздыбленных сланцевых пластов. Туда-обратно, вдоль и поперек блуждал тот огонек.
– Ха! – со вздохом сказал старый моряк, глядя на море. – Унылая ночь! Унылая ночь! Вышла Дама с фонарем.
– Дама с фонарем, – повторил я. – Что вы имеете в виду?
– Свет вон там…
– От фонаря рыбака, который ищет то, что потерял, – прервал я.
– Ни один рыбак, ни один морской волк не отважится пойти туда в такую ночь, – сказал моряк.
– Так что же это? – полюбопытствовал я.
– Никогда не слышали о Даме с фонарем? – спросила стоявшая рядышком женщина.
– Никогда.
Без всяких предисловий она сразу же принялась просвещать меня. Однако я был вынужден прервать ее сбивчивый, затянувшийся рассказ и попытался вытянуть из нее суть. Читать далее

Ион — предок ионийцев

Ион — предок ионийцев

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Аполлон тайно возлег на ложе с дочерью Эрехтея Креусой, женой Ксуфа. Случилось это в пещере под афинскими Пропилеями. Когда у нее родился сын, Аполлон перенес его в Дельфы, где он стал храмовым слугой и жрецы назвали его Ионом. Ксуф, не имея наследника, после долгих раздумий отправился к дельфийскому оракулу, чтобы узнать, как обрести сына. К своему удивлению, он узнал, что первый, кого он встретит, выйдя из святилища, и есть его сын. Ему повстречался Ион, Ксуф подумал, что это сын одной из менад, зачавшей от него во время дионисийских оргий много лет назад. Иону нечего было возразить, и он признал в Ксуфе своего отца. Однако Креуса была раздосадована тем, что у Ксуфа появился сын, а у нее сына не было, и попыталась умертвить Иона, предложив ему чашу с отравленным вином. Но Ион сначала совершил жертвенное возлияние богам, и прилетевший голубь испил пролитого вина. Голубь упал мертвым, а Креуса бросилась искать спасения у алтаря Аполлона. Когда жаждущий отомстить ей Ион попытался вытащить Креусу из святилища, вмешалась жрица и объяснила ему, что он — сын Креусы и Аполлона и что не следует разубеждать Ксуфа в том, что Иона родила ему одна из менад. За это Ксуфу было обещано, что Креуса родит ему Дора и Ахея.
После этих событий Ион женился на Гелике, дочери Селина, царя эгиалеев, от которого он унаследовал трон, а когда умер Эрехфей, он был избран царем Афин. Четыре сословия афинян — земледельцы, ремесленники, жрецы и солдаты — получили свои названия от имен сыновей, которых Иону родила Гелика.

Мудрые дураки из Готэма

Мудрые дураки из Готэма

Английская легенда

Как гласит легенда, жители Готэма посадили Куст кукушки в память о шутке, которую они сыграли с королем Иоанном. Рассказывают эту историю так. Король Иоанн направлялся в Ноттингем. Оказавшись в этих местах, он собрался проехать по пастбищам, но путь ему преградили сельчане, ибо опасались, что дорога, по которой проехал король, навсегда станет общественной. Оскорбленный король послал нескольких придворных, чтобы выяснить причину их грубости и пригрозить наказанием в виде штрафа или чего-либо, что он сочтет соответствующим столь вопиющему неуважению. Сельчане, заслышав о приближении королевских слуг, сочли разумным отвести от себя гнев его величества. Прибывшие в Готэм посланцы обнаружили жителей за странными занятиями. Кто-то пытался утопить угря в луже, кто-то – втаскивал тележки на крышу большого амбара, дабы защитить лес от солнца, другие скатывали головки сыра с холма, чтобы те нашли дорогу в Ноттингем для продажи, а кто-то пытался возвести изгородь вокруг кукушки, усевшейся на старом кусте, росшем там, где стоит нынешний. Короче говоря, все занимались разными глупостями, и королевские слуги убедились, что в деревне живут одни дураки (безумцы). Отсюда и пошла старинная поговорка «мудрецы, или дураки, из Готэма».

Рассказ о Ганиме ибн Айюбе

Рассказ о Ганиме ибн Айюбе

Тысяча и одна ночь

Но рассказ о двух везирях и Анисаль-Джалис не удивительнее повести о купце и его детях», — продолжала Шахразада.
«А как это было?» — спросил Шахрияр.
И Шахразада сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что был в древние времена и минувшие века и столетия один купец, у которого водились деньги. Ещё был у него сын, подобный луне в ночь полнолуния, красноречивый языком, по имени Ганим ибн Айюб, порабощённый, похищенный любовью. А у Ганима была сестра по имени Фитна, единственная по красоте и прелести. И их отец скончался и оставил им денег…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.
Когда же настала тридцать девятая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что тог купец оставил им большое состояние и, между прочим, сто тюков шелка, парчи и мешочков мускуса, и на этих тюках было написано: «Это из того, что приготовлено для Багдада», — у купца было намерение отправиться в Багдад. А когда его взял к себе Аллах великий и прошло некоторое время, его сын забрал эти тюки и поехал в Багдад. Это было во времена халифа Харуна ар-Рашида. И сын простился со своей матерью, близкими и согражданами перед тем, как уехать, и выехал, полагаясь на Аллаха великого, и Аллах начертал ему благополучие, пока он не достиг Багдада, и с ним было множество купцов. И он нанял себе красивый дом и устлал его коврами и подушками и повесил в нем занавески и поместил в доме эти тюки и мулов и верблюдов и сидел, пока не отдохнул, а купцы и вельможи Багдада приветствовали его. А потом он взял узел, где было десять отрезов дорогой материи, на которых была написана их цена, и отправился на рынок. И купцы встретили его словами: «Добро пожаловать!» и приветствовали его и оказали почёт и помогли ему спешиться и посадили рядом со старостою рынка. Потом Ганим подал старосте узел, и тот развязал его и вынул куски материи, и староста рынка продал для него эти отрезы. И Ганим нажил на каждый динар два таких же динара. Он обрадовался и стал продавать материи и обрезы, один за другим, и занимался этим целый год.
А в начале следующего года он подошёл к галерее, бывшей на рынке, и увидел, что ворота её заперты, и когда он спросил о причине этого, ему сказали: «Один из купцов умер, и все купцы ушли, чтобы быть на его похоронах. Не хочешь ли ты получить небесную награду, отправившись с ними?» И Ганим отвечал: «Хорошо!» — и спросил о месте погребения. И ему указали это место, и он совершил омовение и шёл с купцами, пока они не достигли места молитвы и не помолились об умершем, а потом все купцы пошли перед носилками на кладбище, и Ганим последовал за ними в смущении.
А они вышли с носилками из города и, пройдя меж гробниц, дошли до могилы и увидели, что родные умершего уже разбили над могилой палатку, принесли свечи и светильники. И затем мёртвого закопали, и чтецы сели читать Коран над его могилой, и купцы тоже сели, и Ганим ибн Айюб сел с ними, и смущение одолело его, и он говорил про себя: «Я не могу оставить их и уйду вместе с ними». Читать далее