Как волк лишился своего хвоста

Как волк лишился своего хвоста

Шотландская народная сказка

Однажды волк и лиса отправились на промысел вместе. Им удалось украсть большой котел каши. Волк был намного крупнее лисы, имел длинный хвост и очень большие зубы.
Лиса его очень боялась и не осмелилась возразить, когда он съел большую часть каши, оставив ей лишь немножко на самом донышке. Но она затаила обиду и решила его наказать. На следующий вечер, когда они снова вышли на охоту, лиса сказала:
– Я чувствую запах свежего сыра, – после чего, показав на круглую луну, отразившуюся на льду, покрывшем озеро, добавила: – А вот и он.
– А как мы его возьмем? – спросил волк.
– Останься здесь, а я посмотрю, уснул ли фермер, а если ты прикроешь его своим хвостом, никто и не узнает, что он здесь лежит. Только не убирай хвост, а то кто-нибудь заметит. Я скоро вернусь.
Волк лег и накрыл хвостом лунное отражение на льду. Он не шевелился целый час, и хвост прочно примерз. После этого лиса, которая все это время издалека наблюдала за волком, подбежала к дому фермера и прокричала:
– Скорее, скорее! Там волк! Он съест ваших детей! Фермер и его жена выскочили на улицу, чтобы убить серого хищника, но волк успел убежать, оставив значительную часть своего хвоста на льду. Вот почему у волка по сей день короткий хвост, а у лисы – длинный и пушистый.

Джордж Бьюкенен и спор о пловцах

Джордж Бьюкенен и спор о пловцах

Шотландская народная сказка

Как-то раз шотландский погонщик скота засиделся за стаканом вина с английским морским капитаном. Оба уже были изрядно навеселе и даже предложили своим слугам присоединиться к застолью. Слуга погонщика выглядел сущим дикарем. Он был без бриджей, носков и башмаков, зато в шляпе и с длинным прутом в руке. Капитан спросил погонщика, давно ли он поймал это существо. Тот ответил:
– Примерно два года назад я вытащил его сетью из воды, потом он убежал в горы, где я поймал его с помощью своры собак.
Глядя на слугу погонщика, капитан легко поверил, что так оно и было.
– Зато мой слуга, – похвастался он, – лучший пловец в мире.
– Что вы, – усмехнулся погонщик, – с моим ему все равно не сравниться.
– Этого просто не может быть, друг мой, – упорствовал капитан. – Ставлю двести крон на своего.
– Принято, – согласился погонщик и поставил такую же сумму. После этого был назначен день соревнований.
Придя домой, погонщик крепко задумался. Честно говоря, он вообще не знал, что делать. Он слишком хорошо знал, что его слуга совсем не умеет плавать. Услышав, что в город приехал Джордж, никогда не отказывавшийся оказать услугу или дать совет шотландцам, он отправился к нему и рассказал всю историю, добавив, что будет полностью разорен и не сможет вернуться домой, поскольку наверняка проиграет. Подумав, Джордж подробно проинструктировал погонщика и его слугу, как себя вести, чтобы выиграть.
Встреча произошла в назначенное время и в назначенном месте. Слуга капитана разделся, вошел в воду и остановился, подождать соперника. А погонщику потребовалось время, чтобы экипировать своего человека должным образом. После того как тот разделся, хозяин взял плед, завернул в него головку сыра, буханку хлеба и большую бутыль джина, после чего закрепил узел на плечах слуги. Потом он громко попросил слугу передать привет его жене и детям и приказал вернуться с весточкой от них еще до вечера. Слуга вошел в воду, но остановился и оглянулся на хозяина.
– А что он теперь хочет? – спросил слуга капитана.
– Он хочет свой меч.
– Меч? – удивился пловец. – Но зачем?
– Как «зачем»? А если он встретит кита или какое-нибудь другое морское чудовище? Должен же он иметь возможность защитить свою жизнь? А ему, чтобы попасть в Лохабер, придется проплыть через северные моря, а там всяческих чудищ очень много – кишмя кишат.
– Тогда, – воскликнул слуга капитана, – я с ним не поплыву. Ни за что не стану соревноваться с человеком, у которого в руках меч.
– Придется, – сказал его хозяин, – или мы потеряем деньги. В конце концов, ты можешь тоже взять с собой меч.
– Нет, – наотрез отказался пловец. – Я не поплыву с мечом и никогда не слышал, чтобы нормальные люди брали с собой в море меч. Наверное, он просто хочет убить меня, когда мы отплывем подальше от берега. Я не стану с ним соревноваться.
Капитан, видя, что его человек исполнен решимости, и понимая, что если он его заставит подчиниться, то, вероятнее всего, никогда больше не увидит живым, предложил погонщику пойти на соглашение. В результате погонщик получил половину суммы. Так ему помог совет Джорджа.

Притча о жеребце и осле

Притча о жеребце и осле

Из пятой, и последней, книги героических деяний и речений доброго Пантагрюэля, сочинения доктора медицины мэтра Франсуа Рабле.

Дозвольте рассказать вам забавный случай, происшедший в Шательро назад тому двадцать три луны. Конюх одного дворянина апрельским утром выезжал на выгоне его боевых коней. И вот повстречалась ему там веселая пастушка: она

Одна в тени кустов густых
Овечек стерегла своих,

а также осла и коз. Слово за слово, он уговорил ее сесть на круп его коня, посетить его конюшню и отведать деревенского его угощения. Пока они переговаривались, конь обратился к ослу и сказал ему на ухо (должно заметить, что весь тот год животные всюду разговаривали друг с дружкой):

– Бедный, горемычный ослик! Я испытываю к тебе жалость и сострадание, день-деньской ты трудишься без устали, – это видно по тому, как потерся твой подхвостник. И так тому и быть надлежит, – ведь ты создан Богом для того, чтобы служить человеку. Ты славный ослик. Но я замечаю, что тебя плохо чистят, скребут, снаряжают и кормят, – мне это, откровенно говоря, представляется жестоким и несправедливым. Ты весь взъерошен, загнан, заморен, питаешься ты одним тростником, терновником да репейником. Так вот, ослик, потруси-ка ты следом за мной и погляди, как обходятся с нами, коих природа произвела на свет для войны, и как нас кормят. Ты, верно уж, позавидуешь моим порциям. Читать далее

Жадный монах

Жадный монах

Тайская народная сказка

Во дворе одного монастыря росло большое дерево. Плоды на дереве созрели и начали уже подгнивать, но настоятель монастыря никому не разрешал срывать их. Он был очень жадным и заботился только о себе.
Тогда двое крестьян решили обмануть жадного монаха. Один из них пришёл к настоятелю и попросил разрешения сорвать несколько плодов.
— Нет,- грубо ответил монах,- плоды нужны мне самому.
— Вы меня не так поняли,- сказал крестьянин, — я пришёл пригласить вас отведать моего кэнга из оленины. А плоды нужны мне для соуса.
— Что ж ты не сказал об этом раньше!- воскликнул настоятель.- Бери сколько хочешь.
Крестьянин наполнил спелыми плодами мешок и ушёл, пообещав прийти за монахом вечером.
Вскоре в монастырь пришёл второй крестьянин и также попросил разрешения сорвать несколько плодов. Получив отказ, он пригласил настоятеля отведать вечером кэнга из курицы. Обрадованный настоятель разрешил и ему нарвать сколько угодно спелых плодов. Крестьянин наполнил плодами большую корзину и ушёл.
Вечером оба крестьянина позвали настоятеля. Он вышел из монастыря и пошел с ними по тропинке к деревне. У перекрестка один из крестьян сказал:
— Пойдёмте сначала ко мне, мой дом находится правее этой дороги.
— Нет,- возразил другой,- сначала пойдёмте ко мне! Моя семья уже села ужинать.
Начали они спорить, а затем схватили настоятеля за руки и стали тянуть в разные стороны. Крестьяне ругались и дёргали жадного монаха до тех пор, пока он не взмолился:
— Оставьте меня в покое! Я не хочу ни кэнга из оленины, ни кэнга из курицы. Только отпустите меня!
Крестьяне вернулись в деревню и долго смеялись над жадным монахом: ни один из них не готовил никакого кэнга.

Крестьянин и помещик

Крестьянин и помещик

Шведская народная сказка

Купил однажды крестьянин Халвор жеребенка на ярмарке и привел к себе на конюшню. Растил он его, холил и выхаживал, точно сына родного, и вырос из жеребенка такой конь, что любо-дорого поглядеть. Далеко пошла молва о красавце коне. Дошел слух и до помещика, и вздумал он всеми правдами и неправдами этого коня у Халвора отобрать.
Вот однажды посылает он к Халвору нарочного и велит ему тотчас же верхом на коне в поместье явиться. Прослышал, дескать, помещик про красавца коня и хочет одним глазком на него взглянуть. Смекнул Халвор, какое помещик дело затеял, однако виду не подал; сел верхом и прискакал на барский двор.
А у помещика как раз в этот день пир горой был — созвал он в свой дом дворян и помещиков со всей округи. Увидели гости, что Халвор верхом к крыльцу подъезжает, и кинулись они к окнам на диковинного коня налюбоваться. Видят — и впрямь, не конь, а загляденье! Стали тут все помещику в один голос твердить, что он этого коня непременно у Халвора откупить должен. Куда, дескать, мужику чумазому такой конь! На нем только дворянину ездить пристало. Зазывает помещик Халвора в свои покои, сажает за стол меж самых знатных гостей и усердно вином потчует. А как выпил Халвор не один кубок вина, помещик его спрашивает:
— Не продашь ли мне своего коня?
— Нет, господин,- отвечает Халвор.- Такого красивого коня у меня сроду не бывало. Корму в конюшне хватает, и продавать мне коня ни к чему.
Ничего не сказал на это помещик, только принялся еще усерднее крестьянину вина подливать. А Халвор хоть и пьет вволю, да разума не теряет. Немного погодя опять помещик о том же речь заводит.
— Нет, господин,-отвечает Халвор.-Знаете ведь, как в народе говорят: «Деньгами коня не купишь, а удачей добудешь». Продать я вам коня не продам, а об заклад на него побьемся, коли хотите. Кто лучше небылицу выдумает — тому и конем владеть, да еще тремя сотнями далеров в придачу.
— Согласен! — говорит помещик.- Стало быть, уговор такой: кого в неправде уличат -тот выиграл. Ну, начинай ты.
— Э, нет, ваша милость,-отвечает Халвор. — Издавна так повелось, что мы, люди простого звания, вашему дворянскому сословию всегда дорогу уступаем. Так что вам и начинать.
— Ну ладно, слушай! Был у моего покойного батюшки бык, да такой громадный, что если птица поутру на один его рог сядет, а потом на другой вздумает перелететь, то раньше вечера до него не доберется.
— Что ж, бывает и такое,- говорит Халвор.- Вот толь ко хотел бы я на тот хлев поглядеть, что такого быка вместить может.
— А теперь ты свою небылицу выкладывай,- приказывает помещик.
— Посадил я однажды лен, и вырос он до самого неба, так что и верхушки не видать было. Взял я лестницу, приставил ко льну и полез вверх. Лез, лез и добрался до того света. И верьте, не верьте, а только на том свете все не так, как на земле. Крестьяне там в богатстве да почете живут, а все ваше дворянское сословие у них в услужении состоит. Видел я там и батюшку вашего. Он и землю пашет, и за лошадьми ходит, и навоз убирает!..
— Врешь, голь перекатная! — в сердцах закричал помещик.- Никогда мой батюшка себя работой утруждать не станет!
— А коли я вру, то, стало быть, и конь мой, и три сотни далеров мои. Уговор-то помните? Кого в неправде уличат- тот и выиграл.
Высыпал Халвор все выигранные деньги в шапку, вышел во двор, вскочил на своего доброго коня и ускакал домой.
А помещик и все его знатные гости из окон вслед ему глядят и на чем свет стоит ругают Халвора.
— Ишь, бесстыдный мужик! Какую небылицу про дворянское сословие выдумал! Где ж это видано, чтобы дворянин работать умел?

Завороженный пудинг

Завороженный пудинг

Ирландская народная сказка

Молли Роу Раферти была отпрыском — я имею в виду дочерью — того самого старика Джека Раферти, который прославился тем, что всегда носил шляпу только на голове. Да и вся семейка его была со странностями, что уж верно, то верно. Так все считали, кто знал их хорошенько. Говорили даже — хотя ручаться, что это истинная правда, я не стану, чтоб не соврать вам, — будто если они не надевали башмаков или там сапог, то ходили разутые. Правда, впоследствии я слышал, что, может, это и не совсем так, а потому, чтобы зря не оговаривать их, лучше не будем даже вспоминать об этом.
Да, так, значит, у Джека Раферти было два отпрыска, Пэдди и Молли. Ну, чего вы все смеетесь? Я имею в виду сына и дочь. Все соседи так всегда и считали, что они брат с сестрой, а правда это или нет, кто их знает, сами уж понимаете; так что с Божьей помощью и говорить нам тут не о чем.
Мало ли какие еще безобразия про них рассказывали, даже и повторять тошно. Вот будто и старый Джек и Пэдди, когда ходят, сначала одной ногой шагают вперед, а потом уж только другой, все не как у людей. Читать далее

Мойры

Мойры

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Существуют три одетых в белое неразлучных мойры, которых Эребу родила Ночь. Звали их Лахесис, Клото и Атропос — самая младшая по чину и самая ужасная из трех (Клото — «прядущая», Лахесис — «отмеряющая жребий», а Атропос — «та, которую нельзя избежать или отвратить». Мойра означает «часть» или «доля»). Читать далее

Сказка о купце и духе

Сказка о купце и духе

Тысяча и одна ночь

Шахразада сказала: «Рассказывают, о счастливый царь, что был один купец среди купцов, и был он очень богат и вёл большие дела в разных землях. Однажды он отправился в какую-то страну взыскивать долги, и жара одолела его, и тогда он присел под дерево и, сунув руку в седельный мешок, вынул ломоть хлеба и финики и стал есть финики с хлебом. И, съев финик, он кинул косточку — и вдруг видит: перед ним ифрит высокого роста, и в руках у него обнажённый меч. Ифрит приблизился к купцу и сказал ему: «Вставай, я убью тебя, как ты убил моего сына!» Читать далее

Водяные фейри

Водяные фейри

Шотландская легенда

Водяные фейри, драки – это духи воды, которые заманивают женщин и детей в укромные уголки, расположенные по большей части под реками и озерами. Они проплывают по поверхности, принимая форму золотых колец или чашек. Захваченных такой хитростью женщин духи используют в качестве нянь и через семь лет разрешают посетить землю. Джерваз из Тилбери упоминает об одной женщине, которая была привлечена видом деревянной миски или чашки, проплывшей мимо нее, когда она стирала белье в реке. Она попыталась ее достать, но, как только оказалась на глубине, ее схватили и увлекли в одно из подземных жилищ, которое она описывала как роскошное. Женщина стала нянчить отпрыска заманившей ее ведьмы. Пребывая в подводном жилище, нянька случайно коснулась своего глаза рукой, смазанной мазью из змеиного сала.
Вернувшись домой, она обнаружила, что обрела способности видеть драк, когда они, незримые, находятся среди людей. Правда, женщина мгновенно лишилась этой способности, когда к ней прикоснулась ее призрачная хозяйка, к которой она по неосторожности обратилась. Представляется чрезвычайно любопытным тот факт, что эту историю с точностью до мельчайших деталей рассказывают и в горных районах, и на равнинах Шотландии, только драки заменяются феями, а подземные жилища – пещерами в холмах. В действительности многие представители простонародья считают в высшей степени опасным прикасаться к любым случайным находкам без соответствующего благословения. Молва о подстроенных хитростях и ловушках распространена очень широко. Однажды бедная женщина из Тевиотдейла посчитала, что ей здорово повезло – она нашла на дороге деревянный пестик, который как раз был ей очень необходим. Она схватила его, не произнеся молитву, принесла домой и положила на полку, чтобы использовать утром. А ночью окно ее домика неожиданно само по себе распахнулось и послышался громкий голос, звавший кого-то внутрь. Испуганная обитательница домика поспешно произнесла молитву, которая должна была защитить ее, и заколдованный предмет домашнего обихода вылетел в окно с шумом и большой поспешностью.

Лиса и петух

Лиса и петух

Шотландская народная сказка

Однажды лиса встретила петуха, и они завели беседу. Лиса спросила:
– Сколько хитростей есть у тебя в запасе?
– Три, – ответил петух, – ровно три, а у тебя?
– Трижды три и еще тринадцать, – ответила лиса.
– А какие именно? – заинтересовался петух.
– Ну, например, мой дедушка имел обыкновение закрывать один глаз и громко кричать.
– Это и я могу, – заявил петух.
– Попробуй! – предложила лиса.
Петух закрыл один глаз и громко завопил. Но он закрыл тот глаз, который был обращен к лисе, и на несколько секунд перестал ее видеть. Она схватила птицу за шею и припустилась бежать. Но женщина, которой принадлежал петух, заметила это и закричала:
– Отпусти петуха! Он мой!
– Скажи ей, что теперь я твой петух, – предложил петух лисе.
Рыжая воровка открыла рот, чтобы так и сделать, но при этом выронила петуха, которого держала в зубах. Тот сразу взлетел на конек крыши, закрыл один глаз и издал громкий крик. Вот и сказке конец.