Окончание сказки о рыбаке

Окончание сказки о рыбаке

Тысяча и одна ночь

После этого царь сел, и они с юношей беседовали до наступления ночи и легли спать; а на заре царь поднялся и снял с себя одежду и, обнажив меч, направился в помещение, где был раб. Он увидел свечи, светильники, курильницы и сосуды для масла и подходил к рабу, пока не дошёл, и тогда он ударил его один раз и убил и, взвалив его на спину, бросил в колодец, бывший во дворце. А потом он вернулся и, закутавшись в одежды раба, лёг в гробницу, и его меч был с ним, вынутый из ножен на всю длину.
И через минуту явилась проклятая колдунья и, как только пришла, сняла одежду с сына своего дяди и, взяв бич, стала бить его. И юноша закричал: «Ах, довольно с меня того, что со мною, о дочь моего дяди! Пожалей меня, о дочь моего дяди!» Но она воскликнула: «А ты пожалел меня и оставил мне моего возлюбленного?» И она била его, пока не устала, и кровь потекла с боков юноши, а потом она надела на него волосяную рубашку, а поверх неё его одежду и после этого спустилась к рабу с кубком вина и чашкой отвара. Читать далее

Кузнец и фейри

Кузнец и фейри

Шотландская легенда

Много лет тому назад в Кроссбриге жил-был кузнец по имени Макэхерн. У него был единственный ребенок – сын лет четырнадцати – пятнадцати, веселый, крепкий и здоровый мальчик. Неожиданно ребенок заболел и слег. Целыми днями он лежал в постели, вялый и ко всему безразличный. Никто не мог сказать, что с ним случилось. Да и сам мальчик не мог или не хотел говорить, что он чувствует и что у него болит. Он сильно похудел – стал похож на скелет, его кожа сморщилась, словно у старика, и пожелтела. И отец, и все друзья мальчика боялись, что он умрет.
Мальчик долго лежал в постели, ему не становилось ни лучше, ни хуже, лишь аппетит, и без того огромный, постоянно усиливался. Однажды кузнец, стоя в своей кузнице, бездумно перекладывая железки и не имея никакого желания работать, увидел приближающегося к нему старика. Кузнец был рад гостю, поскольку знал, что тот очень много знает о всевозможных непонятных явлениях. Старик вошел в кузницу. Хозяин поведал гостю свою печальную историю.
Старик слушал молча, только с каждой минутой становился все мрачнее. Потом он долго сидел, о чем-то размышляя, и наконец сказал:
– В доме сейчас находится не твой сын. Мальчика унесли сидхи Даоин, а вместо него оставили подменыша.
– Горе мне! – воскликнул кузнец. – Что же мне делать? Как вернуть сына?
– Я скажу тебе, что надо делать, – сообщил старик. – Только прежде всего необходимо убедиться, что это действительно не твой сын. Возьми пустые яичные скорлупки – чем больше, тем лучше, войди в комнату и разложи так, чтобы он мог видеть. Потом начинай носить в скорлупках воду, держа по две штуки в каждой руке, как будто они очень тяжелые, и расставь полные скорлупки, соблюдая максимальную серьезность, у очага.
Кузнец так и сделал. Он набрал, сколько мог, яичных скорлупок, вошел в комнату и стал в точности выполнять данные ему инструкции. Реакция последовала довольно быстро.
Больной приподнялся на кровати, расхохотался и сообщил:
– Я уже восемьсот лет живу на свете, но ни разу не видел ничего подобного.
Кузнец возвратился и рассказал все старику.
– Ну что ж, – ответил ему мудрец, – не говорил ли я тебе, что это подменыш; а твой сын находится в Брорра-Хейл, в самой глубине, – это круглый зеленый холм, облюбованный сидхами. Избавься как можно скорее от этого втируши, и я помогу тебе вернуть твоего сына.
Ты должен разжечь перед постелью, в которой лежит этот чужак, большой и яркий огонь. Он спросит тебя: «На что нужен такой огонь?» Сразу отвечай ему: «Ты сейчас увидишь!» – а потом хватай его и бросай в самое пламя. Если тот, кого ты получил, – твой собственный сын, он взмолится о помощи, но если – нет, он вылетит сквозь крышу.
Кузнец вновь последовал совету старика: разжег большой огонь, ответил на заданный вопрос, как его научили, и, схватив ребенка, без колебаний швырнул его в огонь. Подменыш издал ужасный вопль и выскочил сквозь крышу в дыру для дыма.
Старик сообщил ему, что в такую-то ночь зеленый круглый холм, где сидхи держали мальчика, будет открыт. И в эту ночь кузнецу, имея при себе Библию, нож и горластого петуха, следует приступить к холму. Он услышит звуки пения, танцев и всякого веселья, что происходит там, но он должен смело идти вперед. Библия, которую он понесет, будет ему верным оберегом против любой опасности от сидхов. Входя в холм, ему следует воткнуть нож в порог, чтобы помешать холму закрыться за ним.
– И потом, – продолжал старик, – ты попадешь в просторное помещение, красивое и чистое, и там увидишь своего сына, стоящего поодаль и работающего у горна. Когда тебя спросят, скажи, что пришел, чтобы найти сына, и не уйдешь без него.
Время прошло быстро, и кузнец отправился в путь, подготовленный так, как его научили. Действительно, когда он приблизился к холму, там был свет – как изредка бывал виден и прежде. Вскоре после этого до встревоженного отца донеслись с ночным ветром звуки волынки, плясок и радостного веселья. Преодолевая страх, кузнец мужественно приблизился к порогу, воткнул в него нож, как было указано, и вошел. Защищенного Библией, которую он нес на груди, сидхи не могли его тронуть; однако они спросили его с изрядной долей неудовольствия, что ему тут надобно. Кузнец отвечал:
– Мне надобен мой сын, которого я вижу вон там в глубине, и я не уйду без него!
Услышав это, вся ватага издала громкий смех, который разбудил петуха, дремавшего в его руках. Тот мигом вскочил ему на плечи, бодро захлопал крыльями и загорланил – громко и протяжно. Раздраженные сидхи схватили кузнеца с его сыном, вытолкали из холма и вслед за ними вышвырнули нож; в одно мгновение все стало темно.
В течение одного года и одного дня мальчик ни разу не шевельнул пальцем и едва ли произнес хоть слово. Но вот однажды, сидя рядом с отцом и наблюдая, как тот довершает меч, который делал для одного вождя и над которым особенно корпел, мальчик вдруг воскликнул:
– Это нужно делать не так, – и, взяв оружие из рук отца, сам стал работать вместо него и вскоре отделал меч так, что подобного ему в тех местах никогда еще не видели.
С того дня юноша постоянно работал вместе с отцом и стал изобретателем исключительного, прекрасно закаленного оружия. Слава о них распространилась вдаль и вширь, и теперь они могли жить так, как загадывали раньше, – в ладу со всем миром и очень счастливо друг с другом.

Замухрышка

Замухрышка

Шведская народная сказка

Жил-был бедный крестьянин, и было у него три сына. Старшие двое были прилежные да проворные, а младший лентяй и грязнуля, каких мало. Целыми днями он сидел у печки и копался в золе. Ногти у него выросли длиннющие, словно когти, волосы он отродясь не расчесывал, и прозвали его поэтому Замухрышка.
Однажды дал ему отец немного еды на дорогу и сказал:
— Довольно тебе есть родительский хлеб. Иди-ка ты сам попытай счастья, Замухрышка!
Шел он, шел, пришел в большой лес и заблудился. Еда у него вся кончилась, и он не знал, что ему делать. Загрустил он, сел на пенек и горько заплакал. Вот тогда он пожалел, что так ленился дома.
Стемнело, и стал Замухрышка думать, где бы ему устроиться на ночлег, И увидал он, что вдалеке огонек горит, и пошел на огонек. Долго он шел и увидел большую реку, а на другом берегу той реки замок, а вокруг замка железные стены. И в одном окошке замка горел тот огонек. Разделся он догола, одежду на спину привязал и пошел вброд по реке. Но скоро так глубоко стало, что он чуть не утонул, насилу выбрался. Читать далее

Попова жена

Попова жена

Грузинская народная новелла

Быль то или небылица, был один поп, у которого была пригожая жена. Завела себе попадья любовников – тоже попов и однажды, когда супруг ее пошел в соседнюю деревню, назначила им свидание: одному – в восемь часов вечера, другому – в девять, а третьему – в десять. А муж ее должен был возвратиться в одиннадцать часов.
Ровно в восемь часов явился первый поп, принес он с собой закуски и вина. За трапезой, в сладкой беседе незаметно прошел час. В дверь постучался второй поп. Женщина сделала вид, что испугалась: «Ой, ой, мой муж вернулся. Куда же мне тебя спрятать!» Был у них огромный кувшин, она сняла крышку, посадила в него попа и открыла дверь второму попу. И этот, нагруженный закусками и выпивкой, вошел в комнату. За трапезой и в сладкой беседе снова прошел час. В дверь постучался третий поп. Женщина опять притворилась испуганной: мой муж вернулся, куда же мне тебя спрятать! Открыла она крышку того же кувшина и посадила в него второго попа. С третьим попом, когда постучался наконец муж, она проделала то же самое.
Муж ничего не заметил, плотно поужинал и спокойно уснул. Поутру поп отправился в ту же деревню, что и накануне. Отправив мужа, попадья открыла крышку, взглянула в кувшин и увидела, что все три попа захлебнулись в вине. Она решила: чтобы муж не узнал о моих проделках, надо их куда-нибудь выкинуть. Выволокла она одного попа и тут же бросила его. Наняла одного работника и договорилась с ним, чтобы за десять рублей он выбросил попа куда-нибудь подальше.
– Этот поп, – сказала она, – напился вина из этого кувшина. Нечего ему здесь делать, выброси его на свалку.
Бедняк взвалил попа на плечи, понес и выбросил в овраг на краю деревни. Когда он вернулся за обещанными деньгами, увидел, что у кувшина лежит второй поп. Взвалил он и этого попа на плечи, понес и сбросил его с высокой горы. Когда он снова вернулся за деньгами, увидел, что у кувшина опять валяется поп. Взвалил он и этого на плечи, понес и выбросил его в тот же овраг в конце деревни.
Снова возвратился за деньгами, но по дороге увидел попа, ехавшего верхом на лошади. Это муж хитрой попадьи возвращался из деревни домой. Бедняк подумал: поп едет верхом на лошади, я его не смогу пешком опередить и потеряю обещанные десять рублей. Налетел он на него, сбросил с лошади, сначала крепко избил его, а потом размозжил голову камнем и выбросил в тот же овраг. Сам сел на лошадь и поехал за получением денег.
Что было делать попадье? Отдала она бедняку-простаку обещанный червонец…

Как философ Диоген готовился к осаде Коринфа

Как философ Диоген готовился к осаде Коринфа

Из предисловия автора, мэтра Франсуа Рабле, к третьей книге героических деяний и речений доброго Пантагрюэля

Добрые люди, достославные пьяницы и вы, досточтимые подагрики! Вы когда-нибудь видели Диогена, философа-циника? Если видели, то виденья, надеюсь, не утратили, или я лишился рассудка и способности логически мыслить. Это же такое счастье – видеть, как искрится на солнце вино… то есть я хотел сказать: как сверкают на солнце груды золота… опять не то: как сияет само солнце! Сошлюсь в том на слепорожденного, о котором так много говорится в Священном писании: когда велением Всевышнего, свое обещание мгновенно исполнившего, слепорожденному было дано право испросить себе все, чего он хочет, он пожелал только одного: видеть.

Притом вы уже не молоды, а это как раз и есть необходимое условие для того, чтобы под хмельком не зря болтать языком, а на сверхфизические философствовать темы, служить Бахусу, все до крошки подъедать и рассуждать о живительности, цвете, букете, прельстительности, восхитительности, целебных, волшебных и великолепных свойствах благословенного и вожделенного хмельного. Читать далее

Притча о собаке и зеркальной комнате

Притча о собаке и зеркальной комнате

Еврейская народная сказка

Во доме одного очень богатого человека была зеркальная комната. Все стены, пол и потолок в ней были из зеркал.
Однажды в этот зал попала собака и застыла, как вкопанная. Со всех сторон ее окружали собаки. Она оскалилась.
Зеркала многократно отразили ее оскал, и собаки вокруг тоже показали клыки. Собака в ужасе залаяла, и эхо вновь многократно отразило ее лай. Всю ночь собака металась по залу, лаяла и кидалась на мнимых зеркальных врагов.
Утром ее нашли мертвой.
А все могло сложиться иначе, будь она хоть немного дружелюбнее и протяни лапу и повиляй приветливо хвостом, вместо злобного оскала.
Мораль: мир – большое зеркало, которое отражает твой внутренний мир и возвращает тебе твое отношение к жизни. Хочешь, чтобы тебя окружали теплые и светлые люди и события, – сам стань теплым и светлым. Улыбнись – и весь мир вокруг улыбнется тебе в ответ!

Честный и послушный слуга

Честный и послушный слуга

Шведская народная сказка

Жил на свете помещик. Человек он был пустой и никчемный и все свое имение на ветер пустил. Но зато без меры чванился он своим знатным родом и считал, что хоть и обеднел он, а жить без слуги ему не пристало. И принялся он подыскивать себе слугу. Много всякого люда к нему приходило, только никто ему угодить не мог. Вот однажды пришел к нему наниматься один паренек. Помещик ему и говорит:
— Мне нужен слуга честный и послушный. Чтобы всегда правду говорил и чтобы все мои приказания в точности исполнял.
— Не сомневайтесь, господин,- отвечает ему паренек.- Честнее и послушнее слуги, чем я, вам вовек не сыскать.
Как-то явились к помещику знатные гости. Привел он их в горницу, усадил за стол и кричит слуге:
— Эй, ты! Принеси-ка нам скатерть тонкого голландского полотна стол накрыть!
— Так ведь у нас их и в заводе нет,- отвечает слуга. Помнил он, что хозяин велел ему всегда правду говорить. Отозвал помещик слугу в сторонку и шепчет ему:
— Дурень ты! Надо было сказать: «Она в лохани с бельем мокнет».
— Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Решил помещик себя хлебосольным хозяином перед гостями показать. Позвал он слугу и говорит ему:
— Эй, ты! Подай нам сыру! А тот отвечает:
— Он в лохани с бельем мокнет.
Помнил он, что помещик велел ему все его приказания в точности исполнять. Разозлился помещик и зашептал на ухо слуге:
— Олух ты! Надо было сказать: «Его крысы съели».
— Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Тут решил помещик показать гостям, что у него в погребах и вино водится. Позвал он слугу и говорит:
— Эй, ты! Принеси нам бутылку вина!
А тот отвечает:
— Ее крысы съели.
Помещик от злости чуть не лопнул. Выволок он слугу на кухню, влепил ему затрещину да как закричит:
— Дубина! Надо было сказать: «Я ее с полки уронил, и она на мелкие кусочки разбилась».
— Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Тут захотел помещик показать гостям, что у него полон дом прислуги. Позвал он слугу и говорит:
— Эй, ты! Приведи-ка сюда стряпуху.
А тот отвечает:
— Я ее с полки уронил, и она на мелкие кусочки разбилась.
Поняли гости, что помещик только пыль в глаза пускает. Высмеяли они его и отправились по домам.
А помещик того парня вон со двора прогнал и с той поры закаялся себе честных и послушных слуг искать.

Те Нгарара-хуарау

Те Нгарара-хуарау

Сказка народа маори

Слух о необычайной красоте и скромности Роронгиа-рахиа дошел до соседних племен. О молодой женщине говорили даже в отдаленной каинге, где жили Руру-теина и его братья. Руру был младшим в семье, и старшие братья, как это часто случается, поручали ему самую неприятную работу и относились к нему почти как к рабу. Молодые люди слышали столько похвал Те Роронгиа, что решили пойти к ней в деревню и завоевать ее сердце. Они заранее ревновали Роронгиа друг к другу, но Руру, конечно, не считали своим соперником. Они взяли его с собой только затем, чтобы он готовил им пищу в пути.
Братья плыли по реке. Добравшись до деревни, где жила Те Роронгиа, они поспешно вышли на берег и велели Руру отнести подарки и другие вещи в дом для гостей, где собирались остановиться. Руру взялся за работу, а братья пошли в фаре-тапере и расположились в ожидании вечерних развлечений. Они не знали, кто из девушек — прославленная Те Роронгиа, а те, кого они спрашивали, искусно уклонялись от ответа. Каждый из братьев выбрал поэтому одну из красивых девушек в надежде, что она-то и есть Те Роронгиа. Весь вечер братья не отходили от девушек, и каждый поторопился узнать имя своей новой знакомой. Читать далее

Похождения Афродиты

Похождения Афродиты

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Афродита с большой неохотой давала богиням свой волшебный пояс, который делал любого влюбленным в его хозяйку, и вела себя так потому, что слишком дорожила своим особым положением. Зевс отдал ее в жены хромому богу-кузнецу Гефесту, однако истинным отцом троих детей, которых она ему родила, — Фобоса, Деймоса и Гармонии — был Арес, стройный, неистовый, вечно пьяный и драчливый бог войны. Гефест ничего не знал об измене до тех пор, пока влюбленные однажды не задержались в постели слишком долго во дворце Ареса во Фракии, и поднявшийся Гелиос, застав их за приятным занятием, не рассказал обо всем Гефесту.
Рассерженный Гефест, уединившись в своей кузнице, выковал тонкую, как паутина, но удивительно прочную бронзовую сеть, которую незаметно прикрепил к подножью кровати, опустив с потолка тонкой паутиной. Читать далее

Рассказ заколдованного юноши

Рассказ заколдованного юноши

Тысяча и одна ночь

Господин мой, — сказал юноша, — знай, что мой отец был царём этого города, и звали его Мухмуд, владыка чёрных островов. Он жил на этих четырех горах и царствовал семьдесят лет; а потом мой отец скончался, и я стал султаном после него. И я взял в жены дочь моего дяди, и она полюбила меня великой любовью, так что, когда я отлучался от неё, она не ела и не пила, пока не увидит меня подле себя. Она прожила со мною пять лет, и однажды, в какой-то день, она пошла в баню, и тогда я велел повару поскорее приготовить нам что-нибудь поесть на ужин; а потом я вошёл в этот покой и лёг там, где мы спали, приказав двум девушкам сесть около меня: одной в головах, другой в ногах. Я расстроился из-за отсутствия жены, и сон не брал меня, — хотя глаза у меня были закрыты, душа моя бодрствовала. И я услышал, как девушка, сидевшая в головах, сказала той, что была в ногах: «О Масуда, бедный наш господин, бедная его молодость! Горе ему с нашей госпожой, этой проклятой шлюхой!» — «Да, — отвечала другая, — прокляни Аллах обманщиц и развратниц! Такой молодой, как наш господин, не годится для этой шлюхи, что каждую ночь ночует вне дома». А та, что была в головах, сказала: «Наш господин глупец, он опоён и не спрашивает о ней!» Но другая девушка воскликнула: «Горе тебе, разве же наш господин знает или она оставляет его с его согласия? Нет, она делает что-то с кубком питья, который он выпивает каждый вечер перед сном, и кладёт туда бандж, и он засыпает и не ведает, что происходит, и не знает, куда она уходит и отправляется. А она, напоив его питьём, надевает свои одежды, умащается и уходит от него и пропадает до зари. А потом приходит и курит чем-то под носом у нашего господина, и он пробуждается от сна». Читать далее