Томас Рифмач

Томас Рифмач

Шотландская баллада

Над быстрой речкой верный Том
Прилег с дороги отдохнуть.
Глядит: красавица верхом
К воде по склону держит путь.

Зеленый шелк — ее наряд,
А сверху плащ красней огня,
И колокольчики звенят
На прядках гривы у коня.

Ее чудесной красотой,
Как солнцем, Том был ослеплен.
— Хвала Марии Пресвятой! —
Склоняясь ниц, воскликнул он.

— Твои хвалы мне не нужны,
Меня Марией не зовут.
Я — королева той страны,
Где эльфы вольные живут. Читать далее

Глупый тигренок

Глупый тигренок

Сказка бирманского народа нага

Давным-давно жил в лесу тигр. Он был большой и сильный, и звери избрали его своим царем. Этот тигр был справедливым государем и управлял лесным царством по закону. Ни сам царь, ни прочие тигры, его приближенные, никогда не трогали других зверей. По царскому указу никто в его владениях не смел убивать живое существо. И если кто-нибудь не выполнял царского повеления, его карали смертной казнью.
По всему лесу шла молва о справедливом царе зверей — тигре. Поэтому что ни день в его царстве прибавлялось подданных: сюда приходили жить все новые звери. Здесь они не знали лишений и горя, а жили счастливо и беззаботно.
Шло время. Жителей во владениях доброго тигра было все больше, а места для них становилось все меньше. К тому же и в самом царстве звери плодились. Поэтому царь тигр приказал расширять границы своего государства.
У тигра было трое сыновей. Когда они подросли, то пожелали осмотреть владения своего отца и отправились в путь. Долго бродили в лесу сыновья тигра. А как увидели ручей, улеглись около него отдохнуть.
— Царство нашего отца очень велико, и зверей в нем много, — рассуждали тигрята. — На свете нет никого, кто бы мог победить нашего отца.
— Это правда, что наш царь силен и могуч. Но есть на свете существо, которое способно одолеть даже мудрого тигра, — это человек, — возразили другие звери.
Не поняли тигрята, о ком это говорят звери.
— А в нашем царстве нет человека? — спросили они.
— Нет, — ответили звери.
Но не поверили тигрята тому, что сказали им звери, и решили:
— Если и впрямь есть существо, которое может победить нашего отца, то уж мы-то втроем с ним справимся. — И они пошли к отцу.
Стали они спрашивать у отца, правда ли, что ость на свете человек и так ли он умен, что никому его не одолеть.
— Да, мои сыновья, — ответил царь зверей, — человек хитроумен, зверям не победить его. Читать далее

Гелиос

Гелиос

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Гелиос, которому волоокая Эврифаесса, или Тейя, родила титана Гипериона, является братом Селены и Эос. Он встает с криком петуха, который считается его священной птицей и, приветствуемый Эос, правит свою запряженную четверкой лошадей колесницу к небесам, ежедневно проделывая путь от прекрасного дворца на востоке, недалеко от Колхиды, до не менее великолепного дворца на западе, где он распрягает своих лошадей и отпускает их пастись на Островах Блаженных. Он плывет домой по потоку Океана, который омывает весь мир, погрузив колесницу и лошадей на золоченый паром, сделанный для него Гефестом, и всю ночь спит в уютном чертоге.
Гелиос видит все, что происходит на земле, однако он не очень внимателен и однажды даже не заметил, как спутники Одиссея украли у него священный скот. У Гелиоса во владении несколько таких стад, причем в каждом насчитывается по триста пятьдесят голов. На Сицилии за стадом присматривают его дочери Фаэтуса и Лампетия. Но самое лучшее стадо он держит на острове Эритея. Ему во владение отдан Родос. Случилось так, что когда Зевс распределял города и острова между различными богами, то забыл о Гелиосе. «Какая жалость, — сказал Зевс, — теперь мне придется все начинать сначала». «Не стоит, — вежливо ответил Гелиос, — сегодня я заметил, что к югу от Малой Азии в море появляется новый остров. Мне его вполне хватит». Читать далее

Как барыня полицейского пристава на кулебяку звала

Как барыня полицейского пристава на кулебяку звала

А. М. Пазухин, «Купленная невеста»

Такой разговор случился между полицейским приставом Лихотиным с помещиком Скосыревым по поводу беглой крепостной девки, от оного Скосырева сбежавшей:
«— Да-с, случаи побегов не редки. Мы стараемся всеми силами ловить; у меня, например, в части более суток ни одна каналья такая не проживет, непременно сцапаю и к помещику, а дабы неповадно было, второй раз попадется — деру.
— И мою драли?
— Никак нет, уважаемый Павел Борисович. Не было на сей предмета вашего полномочия, но если угодно, я с особым удовольствием, хотя жительство ваше и не во вверенной мне части.
— Нет, спасибо, зачем же? У меня это домашним образом делается, и девушек своих я наказаниям через полицейских солдат не срамлю, бабы этим заведуют.
— Весьма, сударь, похвально и сим вы обнаруживаете отеческое попечение о своих рабах. У меня вот в части дама одна живет, вдова полковница Пронова, так та ежедневно своих горничных к нам посылает, так уж и знаем. Одиножды даже такой случай был: присылает оная Пронова горничную позвать меня на именинную к себе кулебяку, ну и входит квартальный и говорит, что от полковницы де Проновой девка пришла к вашему высокоблагородию. Я пишу какую-то бумагу. «Дать, — говорю, — девке двадцать пять лозанов немедленно и отпустить, ибо знаю уж привычки госпожи Проновой».
Павел Борисович захохотал.
— И всыпали?
— И всыпали-с. После экзекуции девка входит ко мне и говорит, что барыня ее послала не за сим, а лишь звать на кулебяку. Посмеялся и сказал посланной, что это-де зачтется на будущее время. Препотешный случай-с!»

Рассказ о шестом брате цирюльника

Рассказ о шестом брате цирюльника

Тысяча и одна ночь

А что касается моего шестого брата, о повелитель правоверных, то у него отрезаны губы. Он обеднел и вышел однажды поискать чего-нибудь, чтобы удержать в теле жизнь; и вот, когда он шёл какой-то дорогой, он вдруг видит прекрасный дом с широким, высоким портиком, а возле ворот — слуги и люди, приказывающие и запрещающие. И он спросил кого-то из стоявших там, и тот сказал: «Это дом одного из семьи Бармакидов». И тогда мой брат подошёл к привратникам и попросил у них чего нибудь, и они сказали: «Войди в ворота дома — найдёшь то, что любишь, у нашего господина». И мой брат вошёл под портик и прошёл под ним и достиг дома, красивого до предела красоты и изящества, и посреди него был сад, подобного которому он не видел, а пол в нем был выложен мрамором, и повешены были там занавеси.
И брат мой остался в недоумении, не зная, куда направиться, и пошёл к возвышенной части покоя, и увидел человека с красивым лицом и бородой; и тот, увидев моего брата, поднялся к нему и приветствовал его и спросил его о его положении, и брат сообщил ему, что он нуждается.
И, услышав слова моего брата, этот человек проявил сильное огорчение и, взявшись рукою за свою одежду, разорвал её и воскликнул: «Я живу в этом городе, а ты в нем голодаешь! Мне не вынести этого!»
И он обещал ему всякие блага и сказал: «Ты непременно должен разделить со мной соль». И мой брат ответил: «О господин, у меня нет терпения, и я сильно голоден!» И хозяин крикнул: «Эй, мальчик, подай таз и кувшин! — и сказал: Подойди и вымой руки». И мой брат поднялся, чтобы помыть руки, но не увидел ни таза, ни кувшина. А хозяин стал делать движения, точно он моет руки, и потом крикнул: «Подайте столик!» Но мой брат ничего не увидал. И тот человек сказал ему: «Пожалуйста, поешь этого кушанья, не стыдись!» — и стал делать движения, как будто он ест, и говорил моему брату: «Удивительно, как ты мало ешь! Не ограничивай себя в еде, я знаю, как ты голоден!» И мой брат стал делать вид, что ест, а хозяин говорил ему: «Ешь и смотри, как хорош и как бел этот хлеб». Но брат ничего не видел и думал про себя: «Этот человек любит издеваться над людьми». «О господин мой, — сказал ему мой брат, — я в жизни не видал хлеба белее и вкуснее этого». И он отвечал: «Его испекла невольница, которую я купил за шестьсот динаров». Потом хозяин дома крикнул: «Эй, мальчик, подай мясной пирог, первое кушанье, и прибавь в него жиру!» И спросил моего брата: «О гость, заклинаю тебя Аллахом, видел ли ты пирог лучше этого? Ради моей жизни, ешь, не стыдись! Эй, мальчик, — крикнул он затем, — подай нам мясо в уксусе и жирных куропаток!» И сказал моему брату: «Ешь, гость, ты голоден и нуждаешься в этом». И мой брат стал ворочать челюстями и жевать, а гот человек требовал кушанье за кушаньем, но ничего не приносили, и он только приказывал моему брату есть. Читать далее

Вдовец и привидение

Вдовец и привидение

Английская легенда

Один труженик вскоре после смерти своей жены, а жил он в то время в небольшом порту, послал за служанкой и попросил ее прийти к нему в гостиницу. Девушка пришла и «за кружкой эля» согласилась выйти за него замуж.
Некоторое время все шло хорошо. Однажды вечером мужчина встретился с этой девушкой, помолчал и в конце концов горестно сообщил, что его жена вернулась.
– Что это значит? – спросила девушка. – Ты ее видел?
– Нет, не видел.
– Тогда с чего ты взял, что это она?
Бедняга объяснил, что ночами, когда он лежит в постели, она подходит и награждает его оплеухой, а уж ее оплеуху он ни с какой другой не спутает.
– Значит, ты узнал ее оплеуху?
– Ну да, ее невозможно спутать.
– Если она действительно преследует тебя, – сказала девушка, – она будет преследовать и меня. Если ты получаешь от нее оплеухи, она и меня ударит. Так что мы должны расстаться.
К сожалению, оплеуха покойной жены помешала мужчине жениться во второй раз.

Лиса и кувшин

Лиса и кувшин

Латышская сказка

Паслось однажды на поле много гусей. Проходила мимо лиса, увидела гусей, и захотелось ей гусятинки отведать. Подкралась она к гусаку и только собралась его схватить, как тут — чтоб ему пусто было! — кто-то свистнул. Посмотрела лиса по сторонам, что за музыкант такой выискался, и увидела кувшин. Дует в кувшин ветер, он и свистит.
— Ах, вот он, великий музыкант, — воскликнула лиса, — ну, погоди ты, негодный, век свистеть больше не будешь! Подскочила лиса к кувшину, продела голову в ручку и побежала к реке кувшин топить. Забралась на мостки и опустила кувшин в воду. Зачерпнул кувшин воду и потянул лису с мостков в реку. Видит лиса, что дело плохо, стала кувшин просить-молить:
— Кувшинчик, кувшинчик, я же пошутила! Что ты, шуток не понимаешь? Но не помогли лисе мольбы: наполнился кувшин водой, и лиса утонула.

Притча о морских звездах

Притча о морских звездах

Еврейская притча

Человек шел по берегу и вдруг увидел мальчика, который поднимал что-то с песка и бросал в море. Человек подошел ближе и увидел, что мальчик поднимает с песка морские звезды. Они окружали его со всех сторон. Казалось, на песке – миллионы морских звезд, берег был буквально усеян ими.
– Зачем ты бросаешь эти морские звезды в воду? – спросил человек, подходя ближе.
– Если они останутся на берегу до завтрашнего утра, когда начнется отлив, то погибнут, – ответил мальчик, не прекращая своего занятия.
– Но это просто глупо! – закричал человек. – Оглянись! Здесь миллионы морских звезд, берег просто усеян ими. Твои попытки ничего не изменят!
Мальчик поднял следующую морскую звезду, на мгновение задумался, бросил ее в море и сказал:
– Нет, мои попытки изменят очень многое… именно для этой звезды.

Крестьянин и семь кинто

Крестьянин и семь кинто

Грузинская сказка

Жил мужик, скудный и многосемейный. Один только бык – все его достояние, больше ничего нет. Однажды жена сказала мужику:
– Поди-ка на базар, отведи быка, продай, на вырученные деньги кукурузы купи. Даст бог, дети не перемрут с голоду!
Жена у мужика умная-разумная, наказывает ему:
– Меньше чем за двадцать пять рублей не отдавай. Не дадут, обратно веди!
Мужик привязал быку к рогу веревку, держится за нее, гонит быка на базар.
А семь кинто заранее столковались: приведет кто-нибудь на базар быка, будем торговать каждый в отдельности и купим задешево.
Идет мужик, ведет быка, навстречу ему первый кинто:
– Здравствуй!
– Будь здоров!
– Куда ведешь быка?
– На базар, продавать!
– А что за него взять хочешь?
– Двадцать пять рублей!
– Хм… Ты, если хочешь хорошую цену за быка взять, хвост ему отруби! – советует кинто. Старик дивится, что это, мол, кинто говорит? Отрубил все же хвост и дальше повел быка. Много уже прошел, навстречу ему второй кинто движется. Тоже спрашивает важно:
– Куда ведешь быка?
– На базар, продавать! Читать далее

Голос Насреддина

Голос Насреддина

Турецкая сказка

Однажды Ходжа отправился в баню. В бане случайно никого не было, и Ходжа начал напевать мотив 
кая-баши (пастушьей песни). Очень ему понравился собственный голос, 
и он подумал: «Раз у меня такой сильный и прекрасный
 голос, отчего бы мне не дать мусульманам возможности 
послушать себя?» Он вышел из бани и поднялся на 
минарет. Был уже полдень, но Ходжа запел темджид (венчальная молитва, да ещё и читаемая утром).
 Кто-то снизу крикнул ему: «Эй ты, дурья голова! Ну
 чего это ты не вовремя выкрикиваешь темджид, да еще
таким отвратительным голосом?» Ходжа, наклонившись 
с минарета, ответил: «Вот если бы какой-нибудь бла
годетель построил здесь баню, тогда бы ты узнал, ка
кой у меня красивый голос!»