Судьба Титиа-и-те-Ранги

Судьба Титиа-и-те-Ранги

Легенда народа маори

Тот, кто кончал школу тохунг-колдунов — фаре-маире, должен был доказать, что способен убить человека мыслью. После этого он получал звание тохунга фаифаиа. Чтобы получить более низкое звание, достаточно было убить мыслью собаку или птицу. Только тохунга фаифаиа, полностью овладевший всеми тайнами магии, обычно умел так искусно управлять своим разумом, что мог убивать мужчин и женщин.
Кохуру полюбил Титиа-и-те-Ранги, дочь Тафаки, тохунги из Уреверы, до того как выдержал это последнее испытание. Тафаки был знатоком магии, и люди боялись этого жестокого мстительного человека, потому что все знали, что Тафаки — тохунга фаифаиа. Кохуру сказал Тафаки, что хочет жениться на Титиа. Но старый тохунга с насмешкой заявил, что малолетний Кохуру не достоин его дочери и что он никогда не отдаст ему Титиа-и-те-Ранги. Читать далее

Происхождение и деяния Деметры

Происхождение и деяния Деметры

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Хотя жрицы богини плодородия Деметры посвящали жениха и невесту в тайны брачной ночи, у самой богини мужа не было. В пору молодости и веселья она вне брака родила от своего брата Зевса Кору и могучего Иакха. Плутоса она родила от Иасия, или Иасиона, потомка титана, в которого влюбилась на свадьбе Кадма и Гармонии. Разгоряченные выпитым нектаром, лившимся на свадьбе рекой, влюбленные незаметно выскользнули из дома и, не стесняясь, предались любви на трижды вспаханном поле. Когда они вернулись, Зевс по их поведению и грязи на руках и ногах догадался о том, что между ними было, и возмущенный тем, что Иасион осмелился прикоснуться к Деметре, убил его перуном. Однако некоторые утверждают, что Иасиона убил его собственный брат Дардан или что его разорвали на части собственные лошади.
Деметра была очень добродушна, но сын Триопа Эрисихтон стал одним из немногих, с кем она обошлась сурово. Во главе двадцати сотоварищей Эрисихтон осмелился войти в рощу, посаженную пеласгами в честь Деметры в Дотии, и стал там валить священные деревья, чтобы возвести новое помещение для пиров. В образе жрицы рощи Нисиппы Деметра вежливо попросила Эрисихтона удалиться. И лишь когда вместо ответа он замахнулся на нее топором, богиня явила себя во всем величии и обрекла его на вечные муки голода, сколько бы он ни ел. Вернувшись к обеду домой, он стал жадно поглощать все, что ставили перед ним родители, и не мог остановиться. Но чем больше он ел, тем голоднее становился и все больше худел. Наконец, когда дома не осталось уже ни крошки, он стал уличным попрошайкой и ел даже отбросы. Критянина Пандарея, укравшего у Зевса золотого пса и тем самым отомстившего за убийство Иасиона, Деметра наградила по-царски, навсегда избавив его от болей в животе. Читать далее

Легенда о Таданори

Легенда о Таданори

Японская легенда из «Повести о доме Тайра»

Таданори, правитель Сацумы, повернул коня вспять — никто не видел, когда и как, — и возвратился в столицу. Семеро всадников — Таданори, пятеро его самураев-вассалов и отрок-паж — подъехали к усадьбе вельможи Сюндзэя на Пятой дороге, но ворота оказались закрыты, и никто не вышел навстречу.
— Это князь Таданори! — крикнули его провожатые, и в усадьбе поднялся переполох: «Беглецы возвратились!»
Тогда сошел с коня Таданори, правитель Сацумы, и сам громким голосом возгласил:
— Не бойтесь, мы не причиним вам вреда! Я вернулся, потому что надобно молвить слово господину Сюндзэю. Не открывайте, но пусть господин подойдет к воротам!
— Это похоже на правду, — услышав речь Таданори, промолвил Сюндзэй. — Таданори можно не опасаться… Впустите его в усадьбу! — И, приказав отворить ворота, он вышел к гостю. В печальный час довелось им вновь увидеть друг друга!
И сказал тут правитель Сацумы: Читать далее

Сказка о завистнике и внушившем зависть

Сказка о завистнике и внушившем зависть

Тысяча и одна ночь

Говорят, о ифрит, — сказал я, — что в одном городе было два человека, жившие в двух смежных домах с общим простенком, и один из них завидовал другому и поражал его глазом и силился повредить ему. И он все время ему завидовал, и его зависть так усилилась, что он стал вкушать мало пищи и сладости сна, а у того, кому он завидовал, только прибавлялось добра, и всякий раз» как сосед старался ему повредить, его благосостояние увеличивалось, росло и процветало. Но внушивший зависть узнал, что сосед завидует ему и вредит, и уехал от соседства с ним и удалился от его земли и сказал: «Клянусь Аллахом, я покину из-за него мир!» И он поселился в другом городе и купил себе там землю (а на этой улице был старый оросительный колодец), и построил для себя у колодца келью и, купив себе все, что ему было нужно, стал поклоняться Аллаху великому, предаваясь молитве с чистым сердцем. Читать далее

Шотландский брауни

Шотландский брауни

Шотландское поверье

Шотландский брауни принадлежит к классу существ, отличных по привычкам и характеру от непостоянных и вредных эльфов. Он худ, космат и выглядит диким.
День он проводит в уединении, вдали от старых домов, которые любит посещать, а ночью усердно исполняет любую трудную работу, которую считает желательной для семьи, служению которой он себя посвятил. Но брауни трудится не в надежде на вознаграждение. Наоборот, он деликатно держится в стороне, и предложение награды, в первую очередь еды, обычно служит поводом для его исчезновения навсегда. Рассказывают, что когда-то брауни часто посещал семью, жившую в приграничье, – никого из ее членов уже не осталось в живых. И когда у женщины начались роды, а слуга, посланный в Джедборо за акушеркой, не проявил необходимой расторопности, семейный дух натянул пальто медлительного слуги, поскакал на лучшей лошади хозяина в город и привез акушерку.
За время его отсутствия Твид, который они никак не могли миновать, поднялся до опасной отметки, но торопившегося брауни такое препятствие остановить не могло. Он бросился в воду вместе с перепуганной пожилой дамой и благополучно переправил ее на другой берег, где ее помощи очень ждали. Поставив лошадь в стойло (где ее позже и обнаружили в весьма прискорбном состоянии), брауни прошел в комнату слуги, обязанность которого выполнил, и, увидев, что он только натягивает сапоги, как следует отхлестал нерадивого малого его же собственным хлыстом. Такая преданная служба не могла не вызвать глубокой признательности лэрда. Он слышал, что брауни выражал желание иметь зеленую куртку. Поэтому он приказал сшить ее и оставить там, куда часто приходил дух. Тот взял подарок, но больше его никто и никогда не видел. Можно предположить, что он, устав от тяжелой домашней работы, отправился в своем новом облачении к феям.

Брауни из Бодсбека

Брауни из фермерского дома в Бодсбеке, что близ Моффата, оставил свою службу около ста лет назад по аналогичной причине. Он так старательно трудился, выполняя работу и дома, и в поле, что Бодсбек стал самой процветающей фермой в районе. Он всегда выбирал еду, которая ему нравилась, но скромно и в умеренных количествах. Когда работа была особенно тяжела, например в период сбора урожая, хозяин счел возможным подумать о несколько большем вознаграждении и оставил брауни отдельную миску хлеба и молока. Он решил, что, когда положение улучшается и все слуги получают лучшее вознаграждение – и по качеству, и по количеству, очень полезный брауни тоже получит больше. Но хозяин очень быстро убедился в своей ошибке. Брауни покинул дом навсегда, сообщив:

Зови брауни, зови,
Удача из Бодсбека пошла в Лейтенхолл.

Вместе с брауни из Бодсбека ушла удача, обосновавшись на соседней ферме Лейтенхолл, которой брауни отдал свою дружбу и службу.

Я-сам

Я-сам

Шотландская сказка

Жил на свете мальчик по имени Перси. И как все мальчики и девочки, он ни за что не хотел вовремя ложиться спать.
Хижина, где он жил с матерью, была небольшая, из грубого камня, какого много в тех местах, и стояла как раз на границе между Англией и Шотландией. И хотя они были люди бедные, по вечерам, когда в очаге ярко горел торф и приветливо мигала свеча, их дом казался на редкость уютным.
Перси очень любил греться у огня и слушать старинные сказки, какие ему рассказывала мама, или же просто дремать, любуясь причудливыми тенями от пылающего очага. Наконец мать говорила:
— Ну, Перси, пора спать!
Но Перси всегда казалось, что еще слишком рано, и он спорил с ней и препирался, прежде чем уйти, а стоило ему лечь в свою деревянную кроватку и положить голову на подушку, как он тут же засыпал крепким сном.
И вот как-то вечером Перси так долго спорил с мамой, что у нее лопнуло терпение, и, взяв свечу, она ушла спать, оставив его одного возле пылающего очага.
— Сиди, сиди тут один у огня! — уходя, сказала она Перси. — Вот придет старая злая фея и утащит тебя за то, что мать не слушаешься!
«Подумаешь! Не боюсь я злых старых фей!» — подумал Перси и остался греться у огня.
А в те далекие времена в каждой фермерской усадьбе, в каждой хижине водился свой малютка брауни, который каждую ночь спускался по каминной трубе и наводил в доме порядок, начищал все и отмывал. Мама Перси оставляла ему у двери целый кувшинчик козьих сливок — в благодарность за его работу, — и утром кувшинчик всегда оказывался пустым.
Эти малютки брауни были добродушными и приветливыми домовыми, только уж очень легко они обижались чуть что. И горе той хозяйке, которая забывала оставить им кувшинчик со сливками! На другое утро все в ее доме бывало перевернуто вверх дном, мало того, обидевшись, брауни больше и носу к ней не казали.
А вот брауни, который приходил помогать маме Перси, всегда-всегда находил кувшинчик со сливками и потому ни разу не ушел из их дома, не прибрав все хорошенько, пока Перси и его мама крепко спали. Но у него была очень злая и сердитая мать.
Эта старая злая фея терпеть не могла людей. О ней-то и вспомнила мама Перси, уходя спать.
Сначала Перси был очень доволен, что настоял на своем и остался греться у огня. Но когда огонь начал постепенно угасать, ему сделалось как-то не по себе и захотелось скорей в теплую постель. Он уж собрался было встать и уйти, как вдруг услышал шорох и шуршание в каминной трубе, и тут же в комнату спрыгнул маленький брауни.
Перси от неожиданности вздрогнул, а брауни очень удивился, застав Перси еще не в постели. Уставившись на длинноногого брауни с острыми ушками, Перси спросил:
— Как тебя зовут?
— Сам! — ответил брауни, скорчив смешную рожицу. — А тебя?
Перси решил, что брауни пошутил, и захотел его перехитрить.
— Я-сам! — ответил он.
— Лови меня, Я-сам! — крикнул брауни и отскочил в сторону.
Перси и брауни принялись играть у огня. Брауни был очень проворный и шустрый бесенок: он так ловко перепрыгивал с деревянного буфета на стол — ну точно кошка, и скакал, и кувыркался по комнате. Перси глаз не мог от него оторвать.
Но вот огонь в очаге почти совсем погас, и Перси взял кочергу, чтобы помешать торф, да на беду один горящий уголек упал прямо на ногу малютке брауни. И бедняжка брауни так громко завопил, что старая фея услышала его и крикнула в каминную трубу:
— Кто тебя обидел? Вот я сейчас спущусь вниз, тогда ему не поздоровится!
Испугавшись, Перси шмыгнул за дверь в соседнюю комнату, где стояла его деревянная кровать, и забрался с головой под одеяло.
— Это Я-сам! — ответил брауни.
— Тогда чего же ты вопишь и мешаешь мне спать? — рассердилась старая злая фея. — Сам себя и ругай!
И следом за этим из трубы высунулась длинная, костлявая рука с острыми когтями, схватила за шиворот малютку брауни и подняла его вверх.
Наутро мама Перси нашла кувшинчик со сливками на том же месте у двери, где она оставила его накануне. И больше малютка брауни в ее доме не появлялся. Но хоть она и огорчилась, что потеряла своего маленького помощника, зато была очень довольна, что с этого вечера ей больше не приходилось дважды напоминать Перси, что пора идти спать.

И это пройдет тоже

И это пройдет тоже

Еврейская притча

Однажды к раввину пришел посетитель и начал жаловаться:
– Ребе, у меня все так плохо, так плохо! Я потерял работу, моя жена болеет, дочка никак не может выйти замуж, мой сын не хочет учиться. Ребе, подскажите, может, вы знаете, что мне делать?
– Да-да, есть одно старинное средство, – ответил раввин. – Нужно взять много бумажек, написать на них: «И это все пройдет», и разложить во всех комнатах.
Озадаченный человек поблагодарил и ушел.
Через пару лет возвращается тот же человек и благодарит:
– Ребе, как я вам благодарен, как благодарен, просто нет слов! Я нашел отличную работу, жена выздоровела, дочка вышла замуж, сын закончил учебу и устроился на фирме. Все просто отлично! Спасибо вам большое! Да, только еще хотел спросить – те бумажки, которые я в квартире разложил, их можно уже убирать?
– Зачем убирать? – удивился раввин. – Пусть пока полежат.

Поп-греховодник

Поп-греховодник

Грузинская народная сказка

В одной деревне жил поп-греховодник. Напротив его дома жил один крестьянин, у которого была прехорошенькая жена. Каждое утро, выходя со своего двора, поп кричал молодухе: кукареку, красавица!
Но женщина из этого ничего не понимала. Однажды она рассказала мужу, что поп ей каждое утро кричит «кукареку». Муж приготовил два коди кукурузы, ручную мельницу, большую палку и сказал жене:
– Завтра утром, когда поп крикнет тебе «кукареку», ты ему в ответ – «куд-кудах». Он придет к тебе, а я спрячусь дома, выйду и проучу его.
Наутро поп вышел из дому и крикнул соседке по обыкновению:
– Кукареку!
А та ему в ответ:
– Куд-кудах!
Поп перекрестился, обрадованный ее ответом, и, решив, что дело пошло на лад, с улыбкой направился к красотке. Когда он открывал дверь, в комнате его встретил крестьянин:
– Что тебе здесь надо, батюшка?
– Я пришел просто так, как сосед к соседу, – забормотал растерянный греховодник.
Мужик велел жене принести ручную мельницу, приготовить кукурузу для помола, а сам огрел попа хворостиной и велел:
– Если до вечера ты не перемелешь всю эту кукурузу, я тебе голову разобью!
Мучась голодом и жаждой, поп до самого вечера крутил ручную мельницу. Вечером явился крестьянин, избил его палкой до крови и сказал:
– Теперь ступай, и если где будешь собой похваляться, не забудь похвалить и меня.
Голодный и избитый поп поплелся к себе домой. Дома спросила его попадья:
– Отец, что с тобой приключилось, где это тебя так отделали?
– Что могло приключиться со мной? С утра я справил двенадцать крестин и всюду был тамадой, сильно опьянел, по дороге упал и разбился.
Так и заснул поп, избитый и искалеченный. Три дня не поднимался он с постели. На четвертый день, когда он проходил мимо того крестьянина, молодуха крикнула ему:
– Поп, кукареку!
– Ну, нет, дорогая, – ответил ей поп. – А у вас, видно, еще осталась кукуруза для помола!..
С того дня поп ни разу не глянул на ворота своего соседа.

Ходжа Насреддин в детстве и юности

Ходжа Насреддин в детстве и юности

Персидские анекдоты

Пророк Юнус

Отец Насреддина прпнес домой три жареные рыбы. Насреддина не было дома, и мать сказала:
— Хорошо бы поесть рыбки, пока не вернулся Насреддин, а то ведь он не даст нам спокойно куска съесть.
Как раз в этот момент Насреддии постучался в дверь, и мать спрятала под тахтой две большие рыбины, а самую маленькую оставила на виду. Но Насреддин подглядывал в щелочку и видел
все. Потом он вошел и сел.
— Ты слышал рассказ о пророке Юнусе*? — спросил Насреддина отец.
— Я спрошу у рыбы,— ответил Насреддии. Он приложил ухо к рыбьему рту и сказал:
— Эта рыба говорит, что во времена Юнуса она была маленькая и пусть его историю расскажут две большие рыбы, что под тахтой.

* - мы его знаем, как Иону, проглоченного китом

Ответ чревоугодника

Отец дал Насреддину денег и велел купить баранью голову на обед. Насреддин купил вареную баранью голову и по дороге попробовал немного. Ему так понравилось, что он съел голову целиком, а отцу принес голый череп.
— Это ведь одни кости! — воскликнул отец.— Где же уши?
— Он был глухой,— отвечал Насреддин.
— А язык? — не унимался отец.
— Он был немой.
— А глаза? — не отставал отец.
— Он был слепой.
— А мясо на самой голове?
— Бедняга к тому же был и плешив,— отвечал Насреддин.— Вот зубы только у него были добротные, ни один еще не выпал.

Как на убитом выросли рога

Когда Насреддин был еще мальчиком, он вышел рано утром из дому и видит: перед воротами их дома лежит убитый. Он поднял его и бросил в колодец, а сам пошел по делам. Отец же знал болтливость своего сына и, как только услышал о трупе, зарезал козла и бросил в колодец, а труп вытащил и схоронил. Насреддин по пути рассказывал всем, как он подобрал труп. Прослышали об этом родственники убитого, они давно искали его, и стали спрашивать Насреддина:
— Куда ты девал покойника?
— Я бросил его в наш колодец,— отвечал Насреддпн. Оп привел их туда, а сам спустился в колодец, чтобы вытащить покойника.
Присмотрелся и видит: на трупе рога. Он крикнул снизу:
— А у вашего покойника были рога?
Люди рассмеялись над его глупостью и разошлись.

Лисичка-сестричка

Лисичка-сестричка

Русская народная сказка

Жил себе дед да баба. Дед говорит бабе: «Ты, баба, пеки пироги, а я поеду за рыбой». Наловил рыбы и везет домой целый воз. Вот едет он и видит: лисичка свернулась калачиком и лежит на дороге. Дед слез с воза, подошел к лисичке, а она не ворохнется, лежит себе как мертвая. «Вот будет подарок жене», — сказал дед, взял лисичку и положил на воз, а сам пошел впереди. А лисичка улучила время и стала выбрасывать полегоньку из воза все по рыбке да по рыбке, все по рыбке да по рыбке. Повыбросала всю рыбу, и сама ушла.
«Ну, старуха, — говорит дед, — какой воротник привез я тебе на шубу». — «Где?» — «Там, на возу, — и рыба и воротник». Подошла баба к возу: ни воротника, ни рыбы, и начала ругать мужа: «Ах ты, старый хрен! Такой-сякой! Ты еще вздумал обманывать!» Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мертвая; погоревал, погоревал, да делать-то нечего. Читать далее