Мудрый осел

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Шли ослы по важному делу и был среди них один мудрее и старше других. И все они почитали его как отца и вождя своего. И вот шли они в гору, и заорал он очень громко, и издал сзади сильнейший грохот. «О, почтенный отец, твоим передним голосом все мы обладаем, но что же был тот сильнейший звук, который издал ты сзади? Умоляем тебя, скажи нам.» И он сказал: «О дети мои, не буду я лгать вам и поведаю истину, что от мощи переднего звука, не могу я слышать вовсе, какой еще грохот издаю я сзади».

Хорошие советы

Латышская сказка

Нанял однажды хозяин батрака за хорошее жалованье, но со строгим уговором — всегда и во всем слушаться хозяина. А батрак обещал хозяину, коли понадобится, советы добрые давать. Поначалу все у них шло гладко, и ладили они друг с другом. Но вот пришла пора сенокоса. Луга у хозяина были в четырех верстах от дома. И у соседей луга были там же. Как-то вечером говорит хозяин батраку:
— Завтра спозаранку пойдем на дальние луга сено косить. Соседи тоже завтра на луга собираются. А мы их опередим. Но назавтра, как назло, хозяин проспал, а когда встал, увидел, что соседи уже уходят. Он быстро собрался и крикнул батраку:
— Скажи мне, Микелис, как нам побыстрее до луга добраться? А Микелис, глаза протирая, отвечает:
— Могу дать хороший совет. Ты, хозяин, будь вроде бы зайцем, а я — собакой. Ты удирай, а я за тобой вдогонку припущу, так мы быстро и добежим. Схватил хозяин косу и побежал, а батрак затявкал и за ним кинулся. И впрямь, прибежали они на луг прежде соседей. На лугу хозяин остановился и говорит Микелису:
— И правда, хороший был совет. И тут только хозяин заметил, что у батрака нет косы.
— А где же твоя коса? — удивился он. А батрак отвечает:
— Разве собаке нужна коса? Не стал хозяин на него сердиться и сказал:
— Ступай за своей косой, а я, пока ты ходишь, один покошу. Батрак, не торопясь, домой за косой пошел, а хозяин косит и все думает, как бы ему батрака проучить. Тут пришло время завтрака, соседи сели и завтракают, а Микелису с хозяином есть нечего.
— Сядем и мы завтракать, — говорит хозяин.
— А что же мы есть-то будем? — спрашивает Микелис. Поднял хозяин оселок, поднес его ко рту, будто хлеб, и говорит Микелису:
— Пусть соседи думают, что и мы едим. И Микелис сделал так же. Когда соседи поели и отдохнули, хозяин тоже встал, и все снова принялись косить. А пока хозяин отдыхал, Микелис снял косу с косовища. Стал Микелис на прокос хозяина и крикнул:
— А теперь, хозяин, коси поживей, назад не оглядывайся! Обрадовался хозяин и давай косить что есть мочи, а батрак размахивает косовищем у него за спиной, будто вот-вот подрежет. Притомился, наконец, хозяин и говорит:
— Микелис, не коси ты так быстро, умаемся!
— Ничего, — отвечает Микелис, — зато быстрее закончим.
Кончили они прокос, обернулся хозяин и видит, что у батрака в руках косовище без косы.
— Как же ты косишь без косы? — спрашивает хозяин.
— А ничего, — отвечает Микелис, — зато соседи думают, что я кошу. На другой день они опять пришли на луг и усердно косили до завтрака. Принесла хозяйка на завтрак кашу, а в каше ямка была большая, и в ней — растопленное масло. Только начали они есть, как хозяин и говорит хозяйке:
— Знаешь, хозяюшка, как первый прокос прошли, похоже стало, будто на лугу вот такая канава пролегла. И проделал канавку от ямки с маслом до своего края миски, чтобы все масло к его краю стекло, а батраку постная каша досталась. Увидев это, батрак вздохнул и сказал:
— А вот что про Вавилонскую башню рассказывают. Задумали в старину люди построить башню до самого неба, а бог рассердился на них за это и заставил их говорить на разных языках, так что перестали они понимать друг друга. На том затея с башней и закончилась. А языки бог смешал вот так. Взял батрак ложку и хорошенько перемешал кашу с маслом. Досадно стало хозяину, отдал он батраку жалованье и отпустил его со словами:
— А ты умнее меня.

Хитрый двоеженец

Курдская сказка

Один человек, у которого было две жены, решил сделать так, чтобы обе жены его очень любили.
Пошел он на базар, купил два красных яблока и дал каждой жене по яблоку тайком от другой.
А вечером, вернувшись домой, сел на постель и говорит:
— Мне та из жен милее, у которой красное яблоко припрятано!
Каждая из жен от радости в душе так и млеет. Ни одна из них не знает, что муж их двуличен, как лепешка.

Рассказ о мыши и ласке (ночь 150)

«Тысяча и одна ночь»

Рассказывают, что мышь и ласка жили в жилище одного крестьянина, а этот крестьянин был беден. И случилось так, что один из друзей крестьянина заболел, и врач прописал ему очищенный кунжут. Он попросил у одного из своих приятелей кунжута. И приятель дал немного кунжута этому бедному крестьянину, чтобы тот очистил его для больного. И крестьянин пришёл к своей жене и велел ей приготовить кунжут, и она вымочила его, разбросала и высушила и приготовила.
Когда ласка увидела этот кунжут, она подошла к нему и весь день таскала его в свою нору, пока не перенесла большую часть.
И женщина пришла и увидела, что кунжута явно убавилось, и стояла, дивясь этому, а потом она села, чтобы выследить, кто придёт к кунжуту, и узнать, почему его не хватает. И ласка пришла и, увидев сидящую женщину, поняла, что та выслеживает её, и сказала в душе: «Поистине, этот поступок будет иметь дурные последствия! Я боюсь, что эта женщина за мной следит, а кто не думает о последствиях, тому судьба не друг. Я обязательно сделаю хорошее дело, которым проявлю свою невиновность и смою все скверное, что я сделала».
И она стала выносить кунжут из своей норки и приходила и клала его к остальному кунжуту. И женщина застала её и, увидав, что ласка так делает, сказала: «Не она виновница пропажи кунжута, так как она приносит его из норки того, кто его утащил, и кладёт его на другой кунжут. Она сделала нам добро, возвратив кунжут, а тому, кто сделал добро, воздаётся только добром. Но я буду следить за вором, пока он не попадётся, и я узнаю, кто он».
А ласка поняла, что было в мыслях этой женщины, и отправилась к мыши и сказала ей: «О сестрица, нет добра в том, кто не блюдёт соседства и не твёрд в любви». И мышь отвечала: «Да, мой друг. Благо тебе и соседству с тобой! По какова причина этих слов?» — «Хозяин дома, — отвечала ласка, — принёс кунжут, и они с семьёй поели его и насытились, и осталось его ещё много. И все, кто имеет душу, взяли от него. А если ты тоже возьмёшь кунжута, ты будешь иметь на него больше права, чем те, кто его уже взяли».
И это понравилось мышке, и она запищала и заплясала и заиграла ушами и хвостом, и ей захотелось отведать кунжута. И она тотчас же вышла из норки и увидала, что кунжут высушен и очищен и сияет белизной, а женщина сидит и наблюдает за ним, но мышь не подумала о последствиях этого дела. И женщина приготовила дубинку, а мышь не могла сдержать себя, и забралась в кунжут и стала есть его, наслаждаясь. А женщина ударила её дубинкой и разбила ей голову, и причиной её смерти была её жадность и пренебрежение к последствиям своего дела».
И царь сказал: «О Шахразада, клянусь Аллахом, это хороший рассказ! Знаешь ли ты рассказ о прекрасной дружбе и соблюдении её, когда трудно избавиться от гибели?» И Шахразада ответила: «Да!»

Три героя

Абхазская сказка

Жили три героя. Много они слыхали друг о друге — у всех трех была большая слава, но один другого пока не встречал.

Первый герой был родом из Дагестана, и звали его Осман, другой был черкес по имени Омар, а третий — абхаз, его имя было Пулымса.

­Что ни день эти три героя слышали о подвигах друг друга.

­Вот однажды Осман оседлал своего коня и отправился в путь. Так ехал он без отдыха с самого утра до полудня, наконец, подъезжает к одному дубу с большой тенью и думает: «Здесь отдохну!»

­Осман спешился, ослабил подпруги, привязал коня, потом развернул бурку и сел.

­Прошло немного времени. К тому же дереву подъехал какой-то человек и сказал: «Добрый день!» — и тоже слез с лошади.

Это был Омар.

­— Рад тебя видеть! — ответил Осман и приподнялся навстречу.

­Они поздоровались, усадили друг друга и, достав табак, закурили.

­Еще через некоторое время подъехал третий всадник, слез с коня, сказал: «День добрый!» — и пожал им руки. После этого они усадили друг друга и начали беседовать. Вот когда наконец герои познакомились друг с другом.

Они сговорились в эту ночь показать один другому своё геройство. Условились, вскочили нa коней и отправились в набег на какое—то село.

­Ночью они втроем ‚напали на то село, о котором говорили, захватили богатую добычу и пленных и вернулись туда, где повстречались днем. Стали делить добычу и пленных. Разделили все, только одну девушку-пленницу не смогли поделить.

­Осман сказал: и

­— Я старше вас, дайте её мне!

­Но другие двое не согласились, и начался спор.

Из ближних сел собрался народ. Целый месяц люди просидели возле спорщиков, но никто из них не хотел уступать пленницу другому. Не найдя выхода, три героя вырыли друг против друга окопы и приготовились к сражению. Надоело это одному из крестьян, и он пошел домой. По дороге ему встретился пастух.

­— Спрос не беда! — сказал пастух.— Скажи-ка, что делают те люди, которые собрались там? Вот уже месяц, как они сидят на одном месте.

­— Ha что тебе знать? — ответил человек. — Лучше за скотом присматривай как следует! — и прошел мимо.

­Но пастух остановил его:

­— Ничего, о стаде не беспокойся! А все-таки нельзя ли мне узнать, что там происходит, может я помогу своим советом.

­Тогда человек рассказал пастуху в чем дело, что там происходит.

­Услышав это, пастух удивился:

­— Неужто только из-за этого они сидят здесь столько времени? Такие герои, а не могут разделить одну девушку!

­— Да вот не смогли же! — ответил прохожий.

­— A нельзя ли тебе дать совет? Я думаю, он поможет разрешить их спор‚ — сказал пастух.

­— Говори, говори! — ответил прохожий.

­И пастух посоветовал, как можно уладить спор и разделить девушку:

­— Вот что надо сделать: пусть каждый из трех героев по очереди расскажет о своих подвигах. Кто большее геройство совершил, тому и отдайте пленницу!

­Крестьянину понравился совет пастуха, он вернулся туда, откуда ушел, стал среди собравшегося народа и крикнул:

­— Хочу сказать о том, из-за чего мы сюда пришли и сидим до сих пор!

­Тут весь народ застонал:

­— Говори, говори!

­Омар, Осман и Пулымса тоже отозвались со своих мест:

­— Хорошо, говори!

­Тогда крестьянин сказал свое слово:

­— До сегодняшнего дня мы сидим здесь потому, что не можем поделить девушку между тремя героями. Мое сердце говорит мне, что надо сделать так: поставить всех трех героев, и пусть они расскажут по очереди о своих подвигах. Кто большее геройство совершил, тому и отдадим пленницу.

­— Хорошо, — согласился народ, и все расселись. Наступила тишина. Первому дали слово Осману, как самому старшему, и Осман начал свой рассказ так:

­«Я расскажу вам о том геройстве, которое совершил, когда приводил в свой дом жену. Я просватал девушку и назначил срок свадьбы через неделю. Прошла неделя, я собрал сто человек дружков и послал за невестой. Родственники моей невесты устроили им пиршество. Всю ночь они пировали, а на рассвете взяли невесту и поехали обратно. Невесту сопровождали еще двадцать пять человек. Семья моей невесты жила недалеко от моря, у самой дороги. Путники должны были целую версту проехать вдоль моря, другая дорога была хуже этой. Вот едут они по берегу, немного проехали, смотрят в море, недалеко от берега, лежит большая голодная рыба. Вдруг эта рыба как потянет в себя воздух, так и проглотила всех сто двадцать пять человек! А мы у себя дома уже все приготовили к встрече невесты. Весь скот, который нужно было резать, зарезали. Вот уже и вечер наступает, а невесту все не везут и не везут. Тут я не стерпел, вскочил на коня п поехал навстречу. Заехал в один дом, недалеко от дома тестя, и спрашиваю:

­— Сегодня увозили девушку отсюда?

­— Да-да,— ответили мне. — Этой ночью был пир, а утром сели на лошадей и увезли невесту.

­Когда я это услышал, в меня как будто огонь вошел. Попрощавшись: „Ваш день да будет хорош!“ — я уехал.

­Как ехал я по дороге, заметил следы коней. Поехал по этим следам. На пути мне попадались вытоптанные поля, где спутники невесты занимались джигитовкой. Но вдруг, в то время как я так ехал верхом, что-то невидимое вдохнуло воздух и втянуло меня внутрь. Там, внутри, я оглянулся по сторонам, смотрю и вижу: кругом стоят рядом с лошадьми мои дружки. Они уже обессилели от голода.

­Я воскликнул: „Ах вы гнилые!“ — выхватил шашку, ударил вниз, ударил вверх, все сделал, чтобы уничтожить рыбу. Я прорезал ее изнутри, вывел всех наружу, и мы поехали дальше. В ту ночь устроили свадьбу, и с тех пор я живу с моей женой. У нас уже есть трое детей». Так закончил свой рассказ Осман и сел на место. Народу рассказ очень поправился, и все стали бить в ладоши.

­После Османа говорил Омар. Он так начал свой рассказ:

­«В нашем селе я был самым лучшим охотником. Бывало, уйду на охоту и не возвращаюсь целую неделю. Вот однажды я взял свое ружье и пошел на охоту. Целый день я бродил, но до самого вечера не встречал ничего хорошего. Только вечером, идя по склону, я заметил дикого козла, вскинул ружье, прицелился, сказал: „Одна пуля, равная ста!“ — и выстрелил. Козел покатился вниз по склону, и, когда упал на равнину, я подбежал к нему. Там я вынул свой нож, сказал: „Да будет моя удача еще больше в следующий раз“, перерезал козлу шею, содрал с него шкуру, расчленил тушу, а мясо повесил на дерево. После этого я развел огонь и только приготовился жарить мясо, как вдруг услышал чей-то голос:

­— Человек, сидящий там, не двигайся!

­Но я быстро вскинул свое ружье, навел туда, откуда слышался голос, и спустил курок. После этого я больше не слыхал никакого голоса.

­Так я просидел до рассвета. А утром пошел в ту сторону, куда стрелял, и увидел кровавые следы. Я быстро пошел по этим следам, дошел до сложенных камней и там тоже заметил кровь. Я разобрал камни и пошел под землей в темноте. Возвращаться назад не хотелось — могли бы подумать, что я испугался‚ и я шел и шел, пока не вышел из темноты в какой-то очень светлый двор.

­Оказывается, я выстрелил в брата Ажвейпшаа. Раненый, он лежал под дубом, накрытый простыней. Вокруг сидела его семья, и все пели „Песню раненого“. Родственники оглянулись и сразу догадались, что это я его ранил. Тогда сестра раненого с плетью в руке пошла ко мне навстречу. Я подумал, что она просто встречает меня, и подошел к ней, но девушка сказала:

­— Пусть бог обратит тебя в собаку! Живи в нашем дворе, пока брат не поправится, а когда поправится, будешь ходить с ним на охоту! — и ударила меня плетью.

­Как девушка сказала, так и случилось: я превратился в собаку и с лаем побежал по двору.

­Прошло шесть месяцев. Раненый выздоровел. Он стал ходить на охоту и брал меня с собой. Я ловил зайцев и лисиц. Как-то раз утром пошли мы с ним на охоту. В этот день мы сильно устали. По дороге я увидел зайца и погнался за ним, но не смог поймать. Когда мне все это надоело, я вернулся домой. Смотрю, а девушка, превратившая меня в собаку, спит в тени, подложив свою плеть под голову. Я был собакой, но разум во мне оставался человечий. Потихоньку я вытащил зубами плеть у нее из-под головы и пожелал то, что подсказало мне сердце: „Пусть ты превратишься в кобылицу, а я опять стану человеком и вернусь верхом на тебе в свой дом. Аминь!“

­Как только я пожелал это и хлестнул девушку плетью, она мгновенно превратилась в небылицу и стала передо мной, а я снова стал человеком. После этого я отыскал уздечку, сел на лошадь и поехал по дороге. Выбравшись из темноты, я направился домой.

­На другую ночь я слегка ударил кобылицу своей плетью и сказал при этом:

— Обратись в девушку, да не вздумай бежать домой! — И кобылица превратилась в девушку.

­Дома, когда увидели меня, столько времени пропадавшего, окружили и стали обнимать. А я рассказал им все, что со мной случилось, сказал, что эта девушка— моя невеста. На другой день мы собрали всех родственников и устроили свадьбу. С тех пор та девушка стала моей женой, и у нас уже четверо детей», — закончил свое слово Омар.

­После Омара слово дали Пулымсе. Он встал и начал: «Нет таких пакостей и преступлений, каких бы я не совершил в своем селе. И вот однажды меня арестовали за налет и присудили к пяти годам ссылки в Россию. А в то время я уже засватал одну девушку. Меня выслали, и невеста все время писала мне письма, а я отвечал ей. Но какой-то человек, питавший ко мне зло, написал моей невесте, будто меня убили. Как только до нее дошла эта весть, она покончила с собой, но я об этом ничего не знал.

Так прошло три года. Я бежал из ссылки и вернулся в свое село. Вошел в село. Куда ни погляжу, во всех домах двери на запоре. Шел я, шел и пришел к одной старухе.

­— Добрый день! — поздоровался я с ней и сел.

­Потом спрашиваю ее:

­— Что здесь случилось? Почему во всех домах двери заперты, почему здесь никто не живет?

­Старуха ответила:

­— Здесь одна невеста, узнав, что ее жениха убили, наложила на себя руки.

­Как услышал я такое слово, огонь по мне прошел. Я попрощался со старухой: „Твой день да будет хорош!“ — и ушел от неё.

По пути я зашел в одно место, где жили мои знакомые, и попросил их продать мне содержимое одного улья.

­— Хорошо‚ — ответили мне и продали улей.

­Тогда я отделил воск от меда и отдал его, чтобы мне сделали свечу. А когда настал вечер, я пошел на кладбище устраивать поминки по невесте.

­Вот совсем стемнело, я зажег на могиле свечу и сел сторожить, чтобы никто не откопал мою невесту. Вдруг вижу: могила зашевелилась, и земля раздвинулась до самого дна. Гляжу, из могилы выползает черная змея. Я быстро ударил ее и убил.

­Прошло немного времени. Смотрю, другая змея лезет из могилы, держа что-то во рту. Я схватил камень и быстро ударил змею, но голове, но убить не смог: она уползла, выронив то, что держала во рту. Платком я поднял это с земли, но не успел рассмотреть, что это такое, как мгновенно уснул. То, что я держал, выпало у меня из рук прямо на лицо мертвой.

­Как только это случилось, она встала на ноги и говорит:

­— Как спокойно я спала!

­Потом глянула девушка на меня, узнала сразу и воскликнула:

­— Пусть все мои грехи падут на голову того, кто написал мне, что ты убит!

­Невеста обняла меня, обошла вокруг, и мы пошли к ней в дом. А в это время вся семья девушки, плача и рыдая, сидела возле ее одежды, сложенной на постели. Когда мы вошли, все люди испугались, но, догадавшись, что мы живы, мать моей невесты обошла вокруг нас и устроила нам пир.

На другой день дали нам провожатых, и я вместе со своей невестой приехал к себе домой. Дома устроили свадьбу. До сих пор я живу с этой женщиной, и мы уже троих детей имеем» — так закончил свое слово Пулымса.

­Народ стал судить, кто из героев совершил больший подвиг.

Подвиги всех трех были необыкновенны, но все же подвиг Пулымсы не был похож на другие. Если спросите почему, то вот почему: он вложил в мертвого душу, он оживил мертвеца. Народ присудил девушку Пулымсе, и после того все люди разошлись по домам, а я вернулся сюда.

Призрак епископа Уилберфорса

Английская легенда

Покойный епископ Винчестерский (доктор Уилберфорс) часто высказывал желание посетить Бутон, поместье мистера Эвелина, расположенное неподалеку от Гилфорда. Его особенно интересовал портрет миссис Годольфин, чью биографию он написал в молодости. Обстоятельства складывались гак, что ему никак не удавалось побывать там. Однако в день своей смерти он с лордом Гранвилдом проезжал в двух милях от Вутона. Мистер Эвелин, доктор, мистер Харви и брат мистера Эвелина сидели в гостиной в Бутоне, когда один из собравшихся воскликнул: «Смотрите, да это же епископ заглядывает в окно!» Они все посмотрели в окно и увидели фигуру, которая тут же исчезла. Они вышли, чтобы посмотреть, там ли епископ, но никого не обнаружили. Через полчаса пришел слуга с вестями о смерти доктора Уилберфорса. Он убился, упав с лошади по дороге в Холмбери, где жил лорд Гранвилл.

О том, как враждовали муж и жена

Сказка амхара (Эфиопия)

Один человек женился и, живя вместе с женой, нажил большое состояние. Но, хотя в семье был достаток и покой, его жена стала изменять ему. Он очень печалился и горевал. Его гнев был так велик, что он перестал заботиться о доме и думал лишь о том, как избавиться от жены.
Он долго думал, как это лучше сделать, и наконец придумал. Он сказал, что у него болят глаза, и слег. Долго он лежал в постели и всем говорил:
— Горе мне! Я тяжело болен. Отпустите меня, я пойду и брошусь в пропасть!
Тогда люди спросили:
— Достать для тебя лекарство?
Чтобы окружающие не догадались, что у него хорошие глаза и что он притворяется, человек растер зеленый перец и, приложив его к глазам, сказал:
— Смотрите! Наверно, теперь мои глаза исцелятся.
Так, обманывая всех, он пролежал много времени. Когда же встал с постели, то стал всем говорить:
— Вот видите, я совсем ослеп и ничего не вижу.
Люди решили, что он говорит правду, и продолжали навещать его дома.
С тех пор как он притворился слепым, прошло много времени, и наконец для него нашли работу: он стал охранять рассыпанное для просушки зерно. Он сидел у дверей дома с длинной тростниковой палкой и отгонял от зерна кур и птиц. Когда его жена входила в дом или выходила из дома, он начинал особенно усердно орудовать палкой.
И вот однажды он увидел, как к дому идет один из дружков его жены. Тогда он стал жалобно напевать:

Я бедный слепец!
Я не вижу людей.
Придет мой враг,
И погибнет моя жена.

Тот человек подумал, что он действительно никого не видит, прошел мимо него и, проскочив в дом, спрятался за ган [большой кувшин].
Тогда мнимый слепой встал со своего места и вошел в дом. Он на ощупь снял с крючка ружье и возвратился на свое место.
А в это время с пастбища пришел домой пообедать его сын.
Отец и говорит ему:
— Сын мой! Мне очень жаль, что я так и не обучил тебя военному искусству. Знаешь что? Вынь-ка из моего патронташа патрон и принеси мне. Хотя я и слепой, я покажу тебе, как стреляют, а потом мне можно будет умереть. Кстати, принеси и подставку для ружья.
Сын, как ему и велели, вошел в дом, достал патрон и принес отцу. А потом он принес зернотерку, и отец, положив на нее ружье, стал учить сына стрелять.
— Когда ты наведешь ружье, ты должен потянуть за курок и выстрелить, — учил он сына.
И вот, когда сын навел ружье на ган, отец положил свой палец на палец сына и, нажав курок, убил того человека.
— Сын мой, ты во что попал? — спросил отец.
— В человека, отец, — ответил он.
— Откуда он здесь взялся? Ты лжешь! — сказал отец.
— Ну, подойди и пощупай его, — ответил сын.
— Перестань, я не верю тебе, — сказал отец.
— Клянусь, отец! Провалиться мне сквозь землю, если я говорю неправду! Человек умер, — ответил сын.
Отец, подобно слепому, подошел к мертвому и, ощупав его, сказал сыну:
— Что такое! Кто это, ты знаешь его?
— Да, это наш сосед, — ответил сын.
Тем временем домой вернулась жена мнимого слепца. Когда женщина увидела труп своего дружка, она стала звать людей на помощь. А муж ей сердито говорит:
— Перестань! Не разобралась, в чем дело, и кричишь! Он сам виноват. Зачем он сюда пришел?! Хочешь узнать, как все было? Твой сын учился стрелять. Он выстрелил и убил его. А ты собираешься звать на помощь! Ну кто ж, по-твоему, будет за это отвечать?
— Ну, что было, то было, — сказала жена. — А что теперь делать? Что я скажу его родственникам?
— Давай скажем его родственникам, что он то ли чистил, то ли проверял ружье, а в нем был патрон. Вдруг мы услышали выстрел и нашли его мертвым, — сказал ей муж.
Жена согласилась, пошла к родственникам покойного и рассказала им, как он умер.
— Видно, такова была воля божья, — решили родственники. Они забрали тело и устроили похороны.
А мать, отец и брат жены слепого, услышав о случившемся несчастье, пошли в дом пострадавшего. Когда они пришли, оказалось, что его тело давно уже отвезли в церковь и похоронили.
Тогда они пошли навестить своего зятя. Он был дома один и лежал в постели. Они поздоровались и стали разговаривать с ним.
А еще до их прихода жена мнимого слепца, решив избавиться от мужа, положила в кукурузную кашу яд. Уходя из дома, она сказала ему:
— Я приготовила тебе каши, так что, когда проголодаешься, съешь ее.
Он понял, что она собирается отравить его, и, чтобы отплатить ей, сказал ее родственникам:
— Жена оставила мне обед и ушла. Так что, пожалуйста, принесите его из гуады [кладовой] и поешьте.
Они были голодны, поэтому достали кашу и съели. Прошло немного времени, и они один за другим упали мертвыми. Хозяин дома, увидев, что все получилось так, как он задумал, очень обрадовался.
Когда же его жена пришла домой, она увидела, что ее родственники лежат на полу мертвые.
Тут она опять стала звать людей на помощь. Тогда муж спросил ее:
— Что случилось? Почему ты кричишь?
— Это ты всех погубил! — крикнула она.
— Да что случилось? — снова спросил он.
— Разве ты не знаешь, что отец, мать и мой брат умерли?
— В таком случае дай-ка мне веревку, я повешусь. Зачем теперь мне жить на белом свете?!
Его жена обрадовалась, достала веревку и дала ему.
— Я не вижу. Пожалуйста, сама подготовь все для меня, — попросил он ее.
И она вышла за дом, встала на ступу и привязала веревку к дереву.
— А ну-ка, попробуй, всунь свою голову в петлю и посмотри, подойдет ли она для меня, — говорит ей муж.
Жена всунула голову в петлю, а он тем временем быстро выбил ступу у нее из-под ног. Так он разделался со своей неверной женой.
После этого он попросил своего сына отвести его к целебному источнику. Он пробыл там неделю, а потом сказал сыну:
— Сын мой, радуйся: мои глаза опять видят! Вон там стоит навьюченный осел. Ведь правда?
— Да, конечно, — отвечает ему сын.
— Радуйся сынок! Мои глаза опять видят! — воскликнул он, и они отправились домой.
Когда он возвратился домой, то нашел себе другую жену и стал жить в мире и покое. Так рассказывают.
У хорошей жены суровый муж становится мягким, у плохой жены хороший муж становится злым и крикливым. Недаром говорят: «Хорошая жена украшает мужа».

Для кого поет кукушка?

Португальская сказка

Довелось двум соседям пение кукушки услышать. Ну, думают, быть кому-то из нас с рогами.
— Слышь, сосед, кукушка привет тебе посылает.
— Не бывать тому: тебе она пела.
Упираются, уступить один другому не желают. Делать нечего, решили обратиться к грамотею. Тот их выслушал, в затылке почесал, помолчал немного для порядку, а потом сказал:
— Ну-ка, мужички, выкладывайте каждый по два пинто.
Отдали соседи грамотею деньги — до того охота им было судьбу свою узнать. Грамотей их денежки в карманы спрятал, на себя печаль для виду напустил.
— Подите, — говорит, — с миром: кукушка пела для меня.

О глупых крестьянах

Шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Недалеко от моего родного города есть селение по названию Мундинген. Говоря, что там живут особенно глупые крестьяне. Однажды один из них отправился на базар в Эхинген. Когда он шел обратно, то услыхал, как поблизости перекликаются две кукушки. Одна — Мундингенская, а другая — из соседнего леса. Ему показалось, что соседняя кукушка кричит звонче. Тогда он слез с лошади, на которой ехал, взобрался на дерево и, неумело щелкая, стал помогать своей кукушке. Тем временем волк сожрал его лошадь. Вернувшись домой, крестьянин пожаловался своим односельчанам, что он понес такую большую потерю, радея о всеобщей чести и славе — ведь он помогал их кукушке.
Тогда они с общего согласия и за общий счет возместили его потерю: они считали несправедливым, чтобы тот, кто потрудился во славу общества, потерпел урон.

Немного о сотворении человека и о мире

Еврейские притчи

Сотворен был только один человек.
Это должно служить указанием, что: тот, кто губит хотя одну человеческую душу, разрушает целый мир, и кто спасает одну душу, спасает целый мир; не может один человек возгордиться перед другим человеком, говоря: мой род знатнее твоего рода; каждому человеку следует помнить, что для него и под его ответственность сотворен мир.

***

Создав человека, Господь повел его по садам Эдема, говоря:
— Гляди, как прекрасен этот мир, созданный Мною для тебя. Береги его и помни, что поврежденного тобою некому будет исправить