О чудесном видении, что было юноше

О чудесном видении, что было юноше, который до того возненавидел правила Святого Франциска, что даже замышлял оставить Орден

«Цветочки Святого Франциска»

Один юноша, благородный, с утонченными манерами, вступив в Орден Святого Франциска уже через несколько дней, по дьявольскому внушению обуян был сожалением о своем поступке, ибо правила ордена жестоко отличались от его привычек: он ненавидел форму рукавов у рясы, капюшон вызывал в нем ужас, длина одеяния и грубость ткани раздражали его. Облачение, которое он носил, казалось невыносимо тяжелым. Орден не нравился ему все больше и больше, и он решился покинуть его и вернуться в мир.
В его правиле было, в какой бы час он не бывал перед алтарем в монастыре, где хранились Святые Дары, с великим почтением преклонять колени и, покрыв главу капюшоном и сложа руки крестом на груди, простираться ниц, как научил его наставник новообращенных.
Случилось так, что ночью, когда юноша вновь мечтал о том, чтобы покинуть монастырь, он оказался пред алтарем и, пав на колени, как должно было сделать, простерся на полу. Тут дух его был исторгнут, и Господь послал ему чудесное видение.
Увидел он пред собой великое множество святых, шедших в процессии по двое, одетых в ризы из драгоценных тканей. Их лица и руки сияли, подобно солнцу. Они пели, шествуя, под звуки небесной музыки. Двое из них были возвышены более остальных и одеты богаче остальных, и окружены они были столь ярким сиянием света, что никто не смог бы смотреть на них, не ослепнув.
Шествие замыкал некто, столь украшенный славой, что был он подобен рыцарю новому, более отличенному, чем остальные.
Юноша, созерцавший сие великолепное шествие, был поражен. Но хотя он не мог понять смысл этого шествия, не осмеливался он спросить, и будто бы онемел от изумления.
Когда процессия почти удалилась, он набрался смелости и, обращаясь к тем, кто шел последними, сказал: «О возлюбленные, молю вас, скажите, кто все сии чудесные люди, идущие в сем почтенном шествии».
Они отвечали: «Знай, сыне, что мы все — Братья Минориты, грядущие в Райской славе. И те двое, что сияют превыше прочих, суть Святой Франциск и Святой Антоний. А последний, коего ты видел особо отличенным — святой брат, недавно умерший, отважно сражавшийся с искушением и соблюдший себя до конца. Мы следуем триумфом к славе Рая. И прекрасные ризы сии, украшающие нас, даны нам Богом в обмен на грубые рясы, которые мы носили со смирением в вере. И свет славы, сияющий вокруг нас, дан нам в награду за смирение, святую бедность, послушание и целомудрие, которые соблюдали мы до конца жизни. Посему, сыне, не считай одеяние веры слишком грубым, ибо, если одетый во власяницу Святого Франциска, с любовью ко Христу, ты отвергнешь мир, умерщвляя плоть, отважно сражаясь с диаволом, то ты также получишь сии прекрасные ризы и воссияешь светом славы».
Услыхав сии слова, юноша очнулся и почувствовал себя весьма укрепленным. Он отбросил все соблазнительные мысли о том, чтобы оставить Орден, исповедался в своем грехе Гвардиану (Настоятелю) и братьям и с той поры горячо возлюбил грубое одеяние Святого Франциска и прочие епитимьи и закончил свою долгую жизнь в Ордене в великой святости.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.