Ляпы французских литераторов

Ляпы французских литераторов XIX века

Эдмон Абу (1828-1885)

«Викторина закрыла глаза и продолжала читать»

«Конечно, вы немец. Англичанин на вашем месте умер бы за нас, а я вознаградила бы его рукой моей дочери!»

Бальзак (1799-1850)

«Я не вижу этого ясно, — сказал старый слепец»

«Одному из участников игры завязывают глаза, чтобы он не видел, куда его ведут, провожатый предупреждает его:»Будьте осторожны! Не упускайте из виду ни одного из моих знаков!»

«Азалии взбегали по стене и покрывали ковром все здание».

Бернарден де Сент-Пьер (1737-1814)

«Собаки обычно пестры, и пятна на них отличаются друг от друга: одно светлое, другое темное. Это потому так, чтобы их можно было хорошо различать в квартире, на какую мебель бы они ни садились, в противоположном случае они сливались бы с цветом мебели»

«На дыне природа проложила борозды затем, чтобы на семейном столе ее было проще разделить»

«Блохи, как правило, прыгают на белое. Этим инстинктом природа наградила их для того, чтобы нам легче их было ловить»

Аббат Гом (1802-1896) 

«Что касается рыб, непонятно, как они умудряются жить и размножаться в соленой воде, и уж настоящее чудо, что их порода давно не вымерла»

Банвиль ( 1823-1891)

Германия в танце ведет наверху, на холме мертвых, неистовее, чем конь без удил или чем урна, у которой нет ручек

Коппе (1842-1898)

«Женщина села меж дочерей. Они были близнецы, одной и другой было по 18 лет».

Шатобриан ( 1768-1848)

«Военная слава Наполеона? Эх! О ней уже и слуха не осталось. Действительно, он побеждал в больших битвах, но несмотря на это, самый маленький генерал профессиональнее его»

Доде (1840-1897)

«Четыре тысячи босых и размахивающих руками арабов бежало за верблюдом, как дураки, сверкая на солнце шестьюстами тысяч зубов» (похоже, что у каждого отдельного араба было по 150 зубов).

Дюма-отец (1803-1870).

В своих воспоминаниях он упорно приписывает Шатобриану такую странную фразу:
«Я шел, шел противу моего желания, как скала, несомая потоком, и что же теперь? Я к вам ближе, чем вы ко мне».

«Ах! Ах! — сказал Дон Маноэль по-португальски»

Флобер (1821-1880).

«Они остановились и, повернув спины буре, припали друг к другу, глаза в глаза, четырьмя руками удерживая зонтик»

Готье (1811-1873).

«Надобно, чтобы камень-брусчатка был в животе вместо сердца»

В одном из стихотворений («Серенада») влюбленный рыцарь стоит перед балконом, а дама на балконе. Надо бы к ней взобраться, но как?

Ты поток своих чудных волос
Мне волною с балкона спусти,
Я по этим волнам поднимусь,
В твою тихую пристань войду…

Ответ дамы поэт не сообщает.

Лябиш (1815-1888).

«Я познакомился с ним в омнибусе. Первым его словом был хороший пинок».

«У меня даже стула нет, на который моя жена могла бы преклонить голову».

«Там такой обычай: если молодая актриса понравится, то не интересуются ни ее именем, ни происхождением, ни полом».

«Что это? Наш корреспондент глух? Видимо, он из-за этого не отвечает на наши письма».

«Брак есть договор о взаимных обязательствах… Брачующиеся должны быть французами, свободными и разного пола».

«Раскаленное железо хотел бы я воткнуть ей в сердце, раскаленное железо, имя которому угрызения совести… раскаленное железо, которое следовало б за ней повсюду и разрушило бы ее печень, подобно стервятнику… и чье непрощающее зеркало показало бы ее грех, крикнув ей: «Несчастная, ты изменила своему другу!»

Мюссе (1810-1857).

«Жильом был добрый юноша, но ему никогда не приходило в голову, что сердце нужно и для другого, а не только, чтобы дышать».

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.