Купец

Купец

Грузинская сказка

Был один богатый купец, был он так богат, что равного ему трудно найти на всей земле.
Ходил он из деревни в деревню и торговал с прибылью.
Однажды купец подумал: давай-ка пойду я куда-нибудь подальше.
Взвалил он на своего осла целый вьюк золота и серебра, взял запас еды и питья и пошел.
Шел он, шел и очутился в непроходимом лесу. Смеркалось. Что было делать? Сам он мог подняться на дерево, но как быть с ослом? Через некоторое время так стемнело, что хоть глаз выколи! Хлестнул купец осла плетью и погнал его дальше. Долго шли они и наконец выбрались из чащи на тропинку, которая вывела их к одной хижине. На голос купца из хижины вышел старик в лохмотьях.
– Что ты хочешь? – спросил старик купца.
– Сделай доброе дело, приюти меня на ночь, – взмолился купец.
– Мы вдвоем едва помещаемся в этой избе, – ответил старик. – Жена у меня недужная, я не могу ее беспокоить.
Что было делать купцу? Идти некуда – вблизи ни села, ни деревни. Долго упрашивал он хозяина, наконец посулил ему пять золотых и уговорил. Только старик поставил ему условие: «Только переночуешь на балконе, а в комнату я тебя не пущу».
– Ты дозволь мне в дом войти, а там хоть на чердаке положи!
Купец снял с осла поклажу, задал ему соломы и последовал за стариком. Оказалось, что жена старика беременна. Когда наступил вечер, муж с женой сначала помолились, а потом к ужину приступили.
В полночь купец вышел из хижины, снял с осла попону и улегся на балконе. На рассвете из комнаты выскочил старик и разбудил постояльца:
– Моя жена родила, дай мне твое ружье!
Купец достал из-под головы карабин и выстрелил, оглушив всю окрестность. Только после этого он спросил:
– Мальчик или девочка?
– Мальчик, – ответил старик и тоже выстрелил. Покончив с делом, они снова легли и заснули. Только купец смежил веки, прилетели два ангела и заспорили. Оказывается, эти ангелы должны были предрешить судьбу новорожденного. Один говорил: «Когда мальчику стукнет двенадцать, он или с дерева упадет или в реке утонет». А второй другое твердит: «Все богатство этого купца перейдет в руки этому мальчику».
Долго спорили они и наконец решили: да будет так – все имущество купца перейдет младенцу.
Ангелы улетели: купец, который все это слышал, загрустил. Старик, как полагается, оказывал гостю почести, но тот слова не мог произнести от огорчения. Наконец, собираясь уходить, купец сказал хозяину:
– У меня есть просьба к тебе, если ты выполнишь ее, половину всего золота и серебра, которое у меня есть, я отдам тебе.
– Что я могу дать тебе за такое богатство! – удивился старик.
– Продай мне младенца.
После долгих уговоров родители согласились. Купец отдал им половину своего золота и серебра, завернул ребенка в бурку и пошел.
Шел купец, шел и очутился в дремучем лесу. Вершины сосен и елей небо подпирали. Посадил он младенца в мешок, поднялся на самую высокую верхушку, привязал к ветке и спустился: заклюют его орлы и всякие птицы.
Купец в последний раз глянул на дерево и пошел своей дорогой.
День прошел или два, в тот лес явился на охоту царь со свитой. Один из охотников заметил на верхушке ели мешок и доложил царю:
– Великий государь, там-то и там-то на высоком дереве что-то висит, и оттуда доносится детский плач.
Царь послал слуг, а те сняли мешок с дерева. Развязали мешок и достали оттуда плачущего ребенка. Царь призвал своего конюшего и отправил с ним ребенка во дворец. Царь вырастил найденыша и назвал его Надзвией.
Прошло время. Ребенок вырос и стал таким разумным, что стал правой рукой царя.
Однажды довелось тому купцу попасть в царский дворец. Визири приняли его с большими почестями. Заметил купец, что одного юношу все окликают Надзвией. Спросил, почему у него такое имя странное.
На его вопрос один визирь засмеялся и рассказал:
– Однажды наш царь был на охоте. Когда мы оцепили лес, заметили на верхушке ели мешок, там оказался ребенок, царь вырастил его и назвал потому Надзвией.
Понял купец, что это тот самый младенец, которого он оставил в лесу. Пошел он на хитрость: давай, я пошлю с ним письмо домой, чтоб его там убили.
Попросил купец визиря:
– Позвольте мне через этого юношу послать домой письмо.
Визирь согласился. Купец написал: «Когда этот парень придет к вам, убейте его». С этим письмом он отпустил юношу.
Надзвия отправился тотчас в путь. На полдороге повстречался ему некий путник.
– Здравствуй, отрок, куда ты идешь? – спросил путник.
– Иду я по поручению такого-то купца, несу от него письмо, – ответил юноша.
Путник взял у него письмо и прочел его.
– Что это, что видят глаза мои! – воскликнул он. После долгих раздумий он обратился к юноше:
– Я напишу другое письмо, и ты передай его жене купца.
Написал путник следующее: «Когда придет этот юноша, жените его на моей единственной дочери».
Пошел Надзвия с новым письмом. Добрался до места, вышла ему навстречу жена купца, юноша передал ей письмо, и она тотчас женила его на своей дочери. Молодожены крепко полюбили друг друга, все время были вместе, никогда не расставались.
Прошло много времени, купец решил, что юношу уже обезглавили, и поехал домой. Видит – во дворе Надзвия с его дочерью гуляет. Обомлел купец, но сдержался, ласково встретил обоих, приласкал и дочь свою, и зятя. Жена обрадовала его:
– Я твой приказ тотчас выполнила!
Что делать купцу, от злости он зубами скрипит, дотерпел до вечера. А вечером пошел к яме, где рабочие известь обжигали, и сказал им:
– Этой ночью придет сюда один человек, сбросьте его в яму.
Сам купец вернулся домой и жену предупредил:
– Сегодня чтоб никто туда не ходил, иначе сбросят в яму. Пошлем туда Надзвию.
Этот разговор подслушала жена Надзвии и сказала мужу:
– Сегодня ночью мой отец пошлет тебя за известью, но ты не ходи туда, погуляй где-нибудь и возвращайся.
Прошел час. Купец говорит Надзвии:
– Ступай, скажи рабочим, пусть к завтрему двадцать пудов извести обожгут.
Оделся Надзвия, пошел, погулял, как жена ему велела.
А купец подождал немного, думает: небось сожгли уже моего зятя, пойду погляжу. Рабочие решили, что пришел тот самый человек, которого купец велел погубить, схватили его и сбросили в яму. Наш купец сгорел со всем мясом и костями.
А Надзвия остался цел да невредим и унаследовал все его имущество.

Пусть враги печалятся,
Мы же будем радоваться!

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.